1
СЕКС ВИДЕО
Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

ХОРОР ЛОГИН ЧОЙБОЛСАН ВИОНОРА МЕРИТУКОВА

  1. Читай
  2. Креативы
Кончание

Истоки тута

http://udaff.com/read/creo/132164/

http://udaff.com/read/creo/132188/

http://udaff.com/read/creo/132212/

Те, кто говорит, что души у человека нет, а машина может думать и чувствовать, как мы, – это люди без души, кяфиры, которых не существует даже для самих себя. Они есть только для внешнего наблюдателя, и такова вся аль-Америкия, посланная нам в испытание Аллахом: ее фальшивого фасада нет нигде, кроме как в наших глазах в то время, когда мы смотрим телевизор. Сколь же велика будет наша награда, когда мы прорвемся сквозь этот мираж и победим. Аллаху Акбар!

Виктор Пелевин «Зенитные кодексы аль Эфесби»



Сила размышления и воображения подвержена ошибкам; но привычка двигать рукой или ногой не зависит ни от силы ума, ни от глубины воображения. Поэтому мануфактуры лучше всего процветают там, где наиболее подавлена духовная жизнь, так что мастерская может рассматриваться как машина, части которой составляют люди.

Карл Маркс. «Капитал»



Вам эпистола моя, наверное, не нравится – много про наркотики, мало про Америку. Ну, извините. Наркотики и фармакопея такая же неотъемлемая часть Америки, как макдонас и Мики Маус. Колумб, когда плыл открывать Америку – тоже составлял карту. Он не мог ее не составлять – не имел права. Может быть, карты Америго Веспуччи или Васко да Гамы – гораздо лучше, чем колумбовы. Но если бы Колумб совсем не составлял карт – всё в жизни потеряло бы смысл.

Судьба каждого из нас – это путешествие Колумба в неведомую землю. Описание путешествия и составление детальных карт, пусть даже для узкого круга настоящих друзей – это и есть наше собственное открытие Америки.

На том, последнем шоу в моей жизни, я вдруг понял почему русский математик Перельман, доказавший гипотезу Пуанкаре — одну из задач тысячелетия - отказался от премии в миллион долларов. Должен сразу предупредить - в эту реку можно войти по колено, можно по пояс, а можно вообще перемахнуть на другой берег. Соблюдайте осторожность.

***

Здание фирма сняла на другой стороне необъятного мегаполиса. Там раньше одни болота были с крокодилами. Потом понаехали на плотах кубинские лишенцы, продавшие дело революции за джинсы и жувачку Педро. К моему и Гевариному ужасу ни одна революция не дала именно тот результат, который декларировался на баррикадах. Я думаю, что главное в революции — это сам путь, а не точка прибытия.

Утомленные Кастром, мигранты быстро осушили болота и разогнали крокодилов к чертям собачьим. Кубинцы построили целые кварталы серой интерзоны, куда ночью боится совать нос полиция Маями. Охрану покоя осуществляют частные фирмы принадлежащие паре таинственных крепких рук. Примечательна роль подобных полувоенных формирований в Пуэрто-Рико, в Колумбии, в Сальвадоре, Никарагуа, на юге от Маями.

В путеводителях для туристов про серые территории пишут так:

«Ни оставляйте ценности внутри, если вынуждены припарковать машину! Не ходите из магазина – в магазин. За вами проследят и влезут в машину, пока вы глазеете на витрины. Ежели не владеете разговорным испанским, мы настоятельно рекомендуем взять с собой переводчика»

Разумеется, фирма выбрала неспокойный райончик по двум причинам – аренда здания для шоу в местах, где на ночь на окна в магазинах задраивают стальными решетками, стоит сущие копейки. А испано-говорящая публика, из которой девяносто процентов кубинцы, а остальные десять колумбийцы, никарагуанцы, боливийцы и гаитяне – это самые лучшие клиенты. Продвинутые белые дяди с тетями пусть прививаются от потребительской зависимости в Сакс на Пятой Авеню. Наша больничка для бедных. Богатому не дано испытать восторга, поистратившись до последней копейки на новый телефон за неделю до зарплаты.

Из Чикагского гохрана фирмы привезли столько золота Глобуса, что даже привычный к работе автопогрузчиком падре Даниэль пошел в отказ.

Тарас выбился из сил, стараясь снять гостиницу в цивильном месте подальше от шоу. Но стояли весенние каникулы - «Спринг Брейк», когда большинство старшеклассников страны, раскрутив родителей или отложив, работая в макдонасе, прёт сплошным косяком в Маями, как лососи на нерест. Пришло время половой любви, марихуаны и головной боли от выпитых на солнце коктейлей.

Рулетка судьбы забросила нас в мотель Шесть. Мотыль особого режима. Тарас совсем закручинился. До пляжа , где Игорь Николаев водил по русским кабакам дельфинов с русалкой, езды минут тридцать - если без пробок. До меня стоны Тарасовы не доходили. Очутиться в районе, куда полиция боится лишний раз совать нос это скорее дополнительное удобство, а вовсе не проблема.

В соответствии с набором директив «Второй Сан Хуан не пройдет!» - на шоу постоянно дежурят два охранника серого кубинского агентства. Блятино и французский гаитянин, но из той породы, кому говорить по-английски гораздо комфортнее.

Андриан Кано стоял недалеко от нашего стенда и был похож на отфотошопленное изображение для глянцевого журнала мод. Зеркальные очки и стан версии терминатора, где вместо киборга текучая девушка.

Взяв у Пенелопы баночку спрайта, я пошел наводить мосты со смазливым охранником. Добравшись до места, где он тянулся навытяжку, как часовой у Мавзолея, я уперся взглядом на блестящую табличку на его груди, которая как раз и была на уровне моих глаз – «Кано».

-Угощайся, мучачо!

- Данке. Я – Андриан. Охранник ваш. Андриан Кано. Американо Колумбиано.

- Да я понял. Понял. Знаешь, будут вопросы или проблемы какие – ты не молчи, я тут давно работаю -всех знаю. Помогу, чем смогу. Я такого как ты человечка давненько приглядываю.

- Спасибо, спасибо! Ты сразу видно – хороший дюд. Рэп любишь?

- Да не… староват я, уже никуда не рэпаюсь. Кроме Эминема никого не знаю. Коксу хош?

- А можно? Прямо здесь?

- Не здесь. В туалете. Иди – чиркнись, а я пока присмотрю тут. На посту.

- Присмотришь? Вот спасибо! Я – мигом.

Он умчался принимать лечение, а я задумался о том, как бы побыстрее приобщить коррумпированного охранника к моей маленькой схеме.

Второго стражника звали – Валоис. Полная противоположность Кано. Толстый, низкорослый гаитянин, он больше годился в пекари кубинской панерии или уличные торговцы пиньей коладкой.

«Меня вообще-то зовут Валуа, но американцы произносят, как написано - «Валоис», не понимают французской орфографии.

Я получил привилегию передвигаться по всей доске, и весело порхал от кассы к кассе. Прибавка к жалованию, а так же глобальное открытие, что данные в кассовой системе и физическое наличие товара на складе – оказались совершенно разными, космически отдаленными друг от друга цифрами, придали чрезвычайно мощный заряд вдохновения. Неограниченные количества порошкообразного счастья также сыграли роль в подъеме душевных сил.

Бодрый и довольный собой, я немедленно приступил к мягким, но настойчивым попыткам вербовки кассиров. Не корысти ради, а в первую очередь, с целью упорядочения процесса экспроприации у классовых врагов. Воспитанный преподавателем научного коммунизма ташкентской партийной школы, я не мог согласится с фактом, что Глобусы отгребают по двести пятьдесят — триста тысяч за неделю шоу в Маями, а я радуюсь и искрюсь от целой тысячи. Стоимость рабочей силы определяется стоимостью привычно необходимых жизненных средств среднего рабочего(Карл Маркс). А у меня из необходимых жизненных средств тогда в основном был колумбийский кокаин.

Процесс вербовки агентуры – это песня, а не катехизис. Сначала нужно действовать стандартно по книге, но если это не работает – необходим креативный подход. Первыми ласточками, конечно же, пошла группа риска – Черный Тони, Леонардо Нгома и Рэндал Портленд. Их сгубила слабость к нелегальной фармакологии. Уверен, они поворовывали и до меня, но я познакомил их с тем, что мой папа называл «научная организация труда».

- Ты стал как настоящий Гремлин – похвалил меня черный Тони. Оказывается гремлин – это оперативный псевдонимом Дрю Колтона, человека первого находившего священные источники в новом городе, куда прибывало шоу. Убедить кассиров-фармацевтов, что желание рабочих сейчас поразительно совпадает с их возможностями, труда не составило. Зюганов мог бы мною гордится. Средства производства перешли в трясущиеся с утра руки пролетариата.

Оставалось найти оригинальный подход к мистеру Ли (китайцы очень несговорчивый народ), Анжело (итальянец может просто согласится по широте южной души) и диабетику Ричи (тут скорее подмешать сахару в инсулин), которые не питали бурной страсти к субстанциям. Время у меня было – шоу показывало стабильную цифирь – и мы застряли в Маями лет на сто пятьдесят.

Исключительно из спортивного интереса я продолжал обдумывать комбинации достижения стопроцентного контроля над кассовой системой. А такого контроля, если исходить из полной чехарды с данными не было даже у самого господина Эмильфарба. Он, похоже, тоже был заинтересован в некоторый путанице – думаю, из налоговых соображений. Акулы капитала, в добавок к мега-прибылям еще и всячески стараются избежать налогов. Они же умные, а мы дураки. Классовоя борьба это реальность. И потоки наркотиков в США, крышуемые на самых высоких правительственных уровнях это часть программы. Такие как я должны сдохнуть, не дожив до пенсии. Большинство тюрем в аль Америкие, кстати — частные. Все тут снимают кино про гения Стива Джобса. Никто не снимет про изобретателя лоботомии и частной тюрьмы — а они тоже по своему великие американцы. Первый положил основу современной телепропоганде, второй узаконил отмененное Линкольном рабство.

Мутные воды финансовой отчетности, двойная бухгалтерия и активно тикающий под стимулом мозг натолкнули меня на возможность серьёзной экспроприации.

Имея набор паролей и карт-бланш, я легко мог накопать компромату не только на Нгому, но и на самих голубчиков Глобуса и Эмильфарба. Я вздохнул, что живу не в России, где с таким материалом оставалось бы только найти продажного оборотня из налоговой и блюдечко с голубой каёмкой.

Есть еще вариант – урвать разовую выручку трехдневного шоу и пустится в бега, а глобусов мягко, на солидном расстоянии, отговорить не обращаться к властям. Но бегать с женой, сыном и тремя собаками – не бох есть какая романтика. Бегать, друзья, надо в молодости — налегке. Значит думать. Думать. А походу решать мелкие задачки менеджмента и маркетинга.

***

Заботится о насущных нуждах моих карманных кассиров, теперь стал Андриан Кано. Для меня это было настоящим облегчением – регулярные встречи с барыжками и тянущими на «распространение» количествами продукта, стали приобретать чёткий привкус паранойи.

Кокс Андриана был не такой зверский на приходе, а мягкий и нежный, но настойчивый как языки семидесяти семи райских гурий. Если его сравнивать с музыкой – это был танец Феи Драже из балета Щелкунчик. Мягкий и таинственный. Ласковый, как шампунь джонсон-бэйби.

Андриан отсыпал мне бесплатно. Каждый день. За это я попросил Фреда Орешкина позвонить в контору охранного агентства и убедить не чередовать охранников, а держать до конца сезона маямских шоу одну и ту же смену – Андриана Кано и Валуа.

Я продал Тарасу идею Кано о том, что, не смотря на неземной дар и способности продавца, отсутствие робких начатков испанского при работе со стопроцентной аудиторией блятинос – сильно подрезает его комиссионные. В качестве наглядной демонстрации я засёк время и показал ему, как за двадцать две минуты мекс Павло спихнул четыре ноутбука. Наблюдая, я с интересом отметил, что мексиканский выговор Пабло и, видимо еще какие факторы различий между мексами и кубинцами, заставляли последних снисходительно улыбаться. Но все же покупать только у Павла, а не у Тараса.

Тарасу же оставались кубинцы, которые когда-то учились в СССР и до сих пор смутно понимали по-русски. За это Тарас давал им с бесплатную мышку, и глаза кубинцев лучились искренним теплом:

- Спасиба, товарищ!

Товарищей было меньшинство, поэтому на следующий день у Тараса уже была помощница – грудастая беженка из Никарагуа, Лора Аламейда. Раньше Лора работала в сигарной лавке, и сытые клиенты пялились на ее сиськи, пожаловался Андриан Кано.

- Дык и здесь все с ее груди маммограммы рисовать начнут - сразу же возразил я.

- Здесь только МЫ станем маммограммы рисовать – ревнивый колумбиец больно двинул меня локтем в ребра.

Лора была не то чтобы красива, но я, друзья, видимо совсем состарился. В последнее время одинаково нравятся женщины в любой комплектации при условии, если они лет на пятнадцать младше меня .

Ловко и, похоже, привычно - юный комбинатор Андриан Кано запустил свои щупальца везде, где только мог. Меня это устраивало. Мои обязанности на стенде выполняла теперь сеньорита Аламейда. Так что вмешиваться приходилось редко, только в исключительных случаях потребительского идиотизма.

Все остальное время я пудрил кассирам мозги, пудрил себе нос, и вожделением живописал с Лоры бесконечную маммограмму. У сеньориты Аламейды не было ни одного наряда, центром которого не стал бы угнетающий дух декольте размером с бухту Пёрл Харбор.

От Кендала до Катлер бэй не осталось ни одного стрипушника, где у Кано не было бы знакомых охранников. Фирма их больше напоминала военизированную сицилийскую мафию, а не ЧОП.

Тарасу очень доставляло ужинать в бандитских клубах большого Маями. Я ел тогда один раз в день – на завтрак, как и предписано мудростью. Но у нас с Тарасом была одна машина на двоих, и я вынужденно волочился по вертепам. Лора тоже всегда сопровождала нас, повторяя, что необходимо присматривать, как бы красавчик Андриан не засунул в чью-нибудь выгребную яму свой драгоценный штуцер.

Когда кокса маловато, действительно хочется идти в стриптиз или деловито потрошить неопытный по молодости женский кадавер. Если вам приходилось практиковать дефлорацию юных пери – то отсутствие видимых жизненных реакций, мумифицированная неопытность и резкий запах с их стороны, относят всю процедуру в разряд легальных форм некрофилии.

Но кокса у меня теперь много, слишком много – хочется просто полулежать эдаким кадавером в кресле самому. Ноу секс. Медитейшн колумбиано.

Чтобы разгоряченные танцами потные девицы не бухались мне со всей дури на колени, делая агрессивную попытку заработать и выводя из приятного оцепенения от внутренних переливов Петра Ильича Чайковского, я просил Лору садится рядом и выдавать себя за мою жену.

- Понимаешь, ласточка, я человек семейный. Каждый раз, когда пятерку этим лярвам в трусы сую, я как бы у жены с ребенком деньги ворую.

Лора ничего не знала о нашей теневой кокаиновой деятельности и обычно с презрением повторяла:

- Ты просто латентный гомик, Висенте. И наверняка уже положил глаз на моего бой-френда. В ваши байки о крепкой мужской дружбе я не верю.

Это фраза повергла меня в холодный пот – и правда, почему я вдруг стал слышать от кокса музыку голубого гения Петра Ильича, вместо обычного Сухово-Кобылина, ой прости господи – Римского-Корсакого?

Плохой знак. Кокаин и старика Зигги однажды подвел – весь психоанализ упоротый Фрёйд свел к достоевскому вопросу Гамлета – «пидор ли я или право имею»

Мозг устает от кокаинового овердрайва, начинается плавный отрыв от реальности. А как тут сбавить обороты – в следующие пять дней придется махнуть в домой и обратно за рулем. Двадцать два часа в один конец.

Я прошу Лору рассказать мне о жизни в Никарагуа. Лора училась на медсестру в универе Манагуа. В серой части Маями – среди выходцев из Латинских Америк – сотни медсестер, фельдшеров и ветеринаров. Некоторые – с советскими дипломами (на титульной странице — Знак Качества). А Валуа учится в городском колледже на провизора. Проблема одна – найти в Маями постоянную хорошую работу крайне сложно. Если бы в Маями было много работы – туда давно бы вся Америка и переехала.

Мне нравилось смотреть на тяжелые тити Лоры, представлять возможную форму ее сосков и слушать рассказы об экзотических городах с почти русскими названиями – Гранада, Манагуа, Берег Москитов. Она показывала мне никарагуанские карбованцы – кордобы. На кордобах были изображены снятые в разные моменты карьеры певцы из поп-группы «Отпетые мошенники». Именно отпетым мошенником и нужно заделаться, чтобы твой портрет при жизни напечатали на кордобах.

***

Каждое утро по пути на шоу Тарас заруливает в кофеюшник Старбак. Он уже знает, что кофе я пить не стану, – ну какой, к черту, тут кофе. Я прошу его поставить машину в дальний угол парковки – лицом к большой урне. Не эстетично, но зато можно тут же опустить козырек, на обратной стороне которого есть зеркало, и внести в нос первые ранние горки утреннего продукта. Гутен морген, Маями, их либе в дых. И еще разок – дых.

Тарасу проснуться сложнее – надо постоять в очереди, а потом объяснять какой навороченный кофе включит в рабочий режим и его. Алмон Лечо Ванила Латте Пор Фавор. Так что я еще минут десять таращусь на урну, слушая, нежные переливы порошковой версии Чайковского. Урна – это декорация на сцене ежедневной пантомимы.

К урне подкатывает на велике седой негр лет шестидесяти в старинном синем камзоле и прической лицеиста Дельвига. Как можно носить тёплый камзол в Маями? Если на него шаловливо пришлепнуть медвежий логотип Москва-80, то он вполне сошел бы за нормального питерского или московского бомжуа, у которого от лесной воды и раннего цирроза слегка потемнели кожные покровы.

Дельвиг ловко подтягивает правый рукав камзола и начинает сосредоточенно шурудить в гигантской урне.

Я уже изучил его вкус – он ищет большой стакан, который в старбаке называют «венти». Как опытный лаборант с предосторожностью несущий взрывоопасную смесь, старец вытягивает стакан и ставит его на скамью. Потом, взглядом главрежа на генеральной репетиции, нигар сравнивает огрызки от найденных бутербродов и пончиков, и не спеша, как английский лорд приступает к завтраку.

Разные мысли посещают меня во время утреннего ритуала. Я представляю, как старик покатит после завтрака на пляж и просидит там, вместе с чайками до обеда, слушая бриз и сканируя линию горизонта выцветшими, слезящимися глазами.

Иногда я воображаю, как он покрикивает срывающимся голосом на других бомжей, посягающих на его персональную урну изобилия у старбака. А сегодня вдруг представил, как проделывал бы процедуру поиска в потребительской корзине я сам – оставшись в одиночестве на старости лет и не заслуживший пенсии ни от одного государства мира. В конце концов для спортивного бомжевания – Флорида, где как ты не набухайся все равно невозможно замерзнуть в сугробе, подходит исключительно. Главное преодолеть комплекс «а что скажут про меня другие». Я подозреваю, другим давно уже на меня насрать.

Старому олимпийцу – вон похоже, тоже наплевать на меня, глазеющего обдолбаным сычом из машины напротив. И мне наплевать на него. Взаимно наплевательским уже стало всё человечество. Технический прогресс и всеобъемлющий эгоизм превратили нас в галактику по-трупному душистой паюсной икры. Мы жмёмся друг к дружке слипнувшись в кучу, но если приглядеться – каждый сидит в тонком, но прочном прозрачном пузырьке. Икринки, наполненные одиночеством.

***

Три недели в Маями пролетели как один час. И хотя дома мы пробудем чуть больше суток и тут же рванем обратно, ехать необходимо. Из-за бурной деятельности, я ограничивался одним коротким звонком домой в день, а уж с сыном вообще не говорил целую вечность. К угрызениям совести по поводу злоупотребления стимулятором теперь добавляется еще целый букет семейных угрызений.

Когда кокса у вас как стирального порошку – очень легко совсем обходится без сна и пищи. Это ловушка, в которую попадаются наивные дилетанты. Таким макаром через месяц вы окажитесь в Кащенко с сильнейшим истощением и беличьими галлюцинациями. Поэтому – нужно спать не меньше шести часов и хотя бы один раз в день заставлять себя покушать. Это бессмысленное занятие, когда в кармане столько коко. Но надо, надо покушать, говорю вам как практикующий естествоиспытатель.

Сегодня я специально не нюхаю целый день, чтобы к вечеру нагулять подобие аппетита. Тарас в паре с Лорой обувают несметные количества покупателей, так что стейк сегодня вечером – за счет подотдела продаж.

Чтобы не выглядеть дешевкой, а это профессиональная фобия большинства идолопоклонников духа цифирей – Тарас заказывает мне самый дорогой стейк – портер хаус. Это когда к косточке в форме буквы Т, с трех сторон примыкают три разных типа вырезки.

Но когда у вас в кармане целебный порошок, а воображение вдобавок рисует развороты учебника по коровьей анатомии, где расписано функциональное предназначение блока «портер хаус» в организме парнокопытного, аппетит исчезает.

Едем в ночь. Назад домой. Жадному Тарасу требуется лично отобрать товар на следующие три недели. Когда себестоимость минимум — тогда и комиссия больше — если не читали Маркса, то хоть Маркеса почитайте.

***

Я сразу ее приметил, эту комнатку, с первых минут в здании бывшего книжного магазина, где мы строили баррикады нового шоу. Скорее всего, глухая комнатка с одной дверью содержала когда-то помещение кассы. Теперь я складирую здесь ноутбуки и могу спокойно, закрыв дверь на замок изнутри, вдыхать кокошт.

Здесь мне предстоит закопать Валоиса. В коробках с товаром. Оперативное погребение. Андриан Кано в свою очередь, должен ничего ни заметить, совершая последний обход с менеджером шоу, потом поставить здание на сигнализацию и с миром отчалить.

В два часа ночи по восточному стандартному времени, Валоис воскреснет, выползет из моей комнатенки, который я в этот раз должен оставить открытой. Он обесточит здание и выведет, таким образом, из строя дешевую сигнализацию, которую покупал два года назад на ебае – самый продвинутый специалист по безопасности в нашей фирме – Эрик Майнар.

Потом охранник бодро направится к грузовым докам здания шоу, где и откроет все двери настежь. К этому времени за дверью должен дежурить средних размеров грузовик для перевозки мебели и мы с Кано.

Под занавес устроим маленький пожар в грузовом доке. Ментов быстрее привлечь. Так чтоб не Андриан, с утра «обнаружил» кражу, а пожарники еще ночью.

Тогда теоретически у компании останутся только три заботы – сорвать страховку за украденный товар, сорвать страховку за пожар и срочно снабдить шоу новой партией говна – ежедневная реклама по Маями работает стабильно - как крематорий в Треблинке. Снова придут толпы зомби жаждующих избавиться от лишних денег. Так что, по идее Глобусам должно быть не до полиции. «Гроши полюбляют тишу» - как говорит после хорошего шоу Тарас.

Операцию решено назвать «Уроки Армадилло». Хитрый всеядный армадилло любит закопаться, ожидая подходящий момент для атаки. Мы преподадим Глобусам уроки армадилло. Один за другим, чтоб не успели опомниться.

Каждое воскресенье Фред Орешкин или Чинтука Ганди везут в аэропорт трехдневную выручку шоу. Чтобы не привлекать внимания, они едут в одиночку, на такси, свалив наличность в старенький рюкзак с флажком швейцарской армии. Остальное дело техники и самурайского духа.

***

– Волнуешься - спросил меня Валуа, заметив, что я мечу кокс прямо в машине, – Забей! Тебе хоть в бега сразу после первой части пускаться не придется. А я под стеклом микроскопа окажусь. Но я готов. Я готов.

Валоис вытащил новенькие пластиковые права. Под его фоткой значилось: «Геркулес Херейра, Республика Гондурас». Нормально?

Мы стали громко ржать над новой лошадиной фамилией Валуа, таксист сразу прижал к бочине левый локоть, намекая, что его не взять голыми руками.

- Слушай, Херкюль Херейра, а мне такие права можно сладить? А то мои протухли года два назад. Гондурас, Эквадор, хоть Гватемала?

В отличии от непонятной тихой тревоги, постоянно возникавший от общения с Андрианом Кано, Валуа был переполнен энергией легкой, радостной беззаботности. Он обещал найти грибы.

- А что там с грибным трипом то нашим теперь? Уедешь в бега и – тю-тю? Прокатишь дядюшку Висенте?

- Нет. Надо. Надо. Необходимо просто. Вот номер с новой мобилы. Гаитянин извлек из кармана маленькую предоплаченную трубочку. Уличное название такой аппаратуры - «burner phone»

– Сам не помню еще новый номер. Сейчас гляну – ты только запомни, не сохраняй на своей, лады?Давай–ка, знаешь, двинем сейчас на ферму, может сегодня и выйдем в открытый космос. Валуа наклонился к пуленепробиваемому щиту отделявшего нас от извозчика и произнес:

- Бульбуль – бульбуль – бубубль, пор фавор!

Такси легло на курс в гроу-хаус. Если стейк-хаус Тараса, где в застенках на крючьях висят трупы погибших насильственной смертью коров, это микромодель ада, то гроу хаус – выглядел и источал ароматы настоящего рая.

Пол второго этажа дома, крест на крест, как на шахматные клетки был поделен белыми пластиковыми трубами солидного диаметра. Из разрезов труб торчали ухоженные кусты син симильи класса «ВДНХ СССР».

Сквозь вырезанные в крыше окна на это великолепие лилось бессердечное маямское солнце. Если бы вы родились в южных колониях Российской империи, как ваш покорный слуга, вы знали бы какая внеземная энергия таится в солнечном свете.

Время с Валуа было настолько качественно отличным от потных животных ночных клубов и маммограмм Андриана Кано, что я забыл о коксе напрочь.

Оператор гроу-хауса развел руками и сказал, что грибов придется ждать еще недели две, но каких! Ожидалась партия очень богатых на содержание псилоцибина грибов сорта Пенис Энви.

Penis Envy - это зависть к пенису, женский комплекс шамана Зигмундо с его старческими заморочками. Психическая установка, отражающая неудовлетворенность девочек собственными гениталиями, ощущение своей ущербности и исполненное раздражения, агрессивное и страстное желание иметь пенис. По мнению Зигги, зависть к пенису является первичным организатором женственности, поэтому ей отводиться фундаментальная роль в формировании женской сексуальности.

А при чем тут грибы? Сорт Пенис Энви это грибы одного взгляда на которые достаточно чтобы заржать или покраснеть — это уже дело личной испорченности каждого индивидуума.

В помещение с грибами входить запрещалось из соображений стерильности. Комната, где росли пенисы, и правда напоминала хирургическую процедурную. Но я увидел ИХ сквозь малюсенькое окошко, вырезанное в двери. К потолочной балке было прикручено пять шаров тончайшего белого мицелия размером со школьный глобус. Там и тут из сетки мицелия торчали первые маленькие крепыши, которые стали бы неплохой иллюстрацией для статьи википедии о бар-мицве.

На стенке комнаты первого этажа гроу-хауса висел плюшевый Мики Маус. Однозначная поза Мики и вкрученные в его ладони шурупы-саморезы не оставляли сомнения о том, что перед нами распятие.

-Зачем же это кощунство? – спросил я

Валуа пробулькал что-то оператору гроу хауса и пояснил:

- Алехандро говорит, что это символ США – сначала дали индейцам Исуса, чтоб забрать землю, потом Исуса отобрали и дали играть с Мики Маусом, а в конце - концов пригвоздили и самого Мики. Мики Маус и все светлое американской мечты распято биржевыми котировками Уолл Стрита. При всякой спекуляции с акциями каждый знает, что гроза когда-нибудь да грянет, но каждый надеется, что она разразится над головой его ближнего уже после того, как ему самому удастся собрать золотой дождь и укрыть его в безопасном месте. Хотя у русских, я слышал, вообще культ мёртвых, как в Мексике. Правда что ли, что в Москве в центре города под стеклом засушенный Сталин лежит?
- Не Сталин, а Ленин, впрочем, не суть. Я как раз фильм документальный по дороге в Маями смотрел — про кремлевский некрополь…

- Ладно. Политика – для лохов. Ты лучше вон туда глянь!

Я посмотрел в направлении указанном Валоисом, и увидел не особо благообразный, худой как жердь кактус с редкими крупными волосками иголок.

- Ой, что, правда что ли? Это он и есть? Он? Кактус Паханой?

- Он самый есть. Мое почтение, сеньор Сан Педро!

- Ух ты. Ура! Ура! Ура! Снова свет передо мной, здравствуй, кактус Паханой! Беги, скажи Алехандру я дам двести баксов, пусть настругает дона педро в салатик ачук-чучук на нас троих! С аппетитом покушаем!

Валуа со смехом перевёл мою просьбу.

Алехандро — похожий на смуглого Захара Прилепина, обряженного в пончо, сразу рассвирепел, будто я испросил разрешения сделать его маме кунилингус. Он долго кричал, как Кастро на митинге в редакции газеты Гранма, потом плюнул мне под ноги, окинул почтительным взглядом паханой, будто убеждаясь в его неприкосновенности и ушел на второй этаж.

- Алехандро попросил тебя представить свою реакцию, если бы он заявился к тебе домой, и, протянув двести баксов, вежливо попросил прирезать одну из твоих собак. Кактус сам скажет, когда пришло время собирать урожай. Он же живой.

Зря я всё это перевел, Алехандро обычно на прощание травы насыпает кулёк, но сейчас можно свинца на посошок словить. Пойдем отсюда, Висенте. Ебучие венесуэльцы народец неуравновешенный.

- А он что, теперь и грибов не даст, когда поспеют?

- О! Наоборот, еще как даст, может и денег за них не возьмет – он же видит, какие мы тёмные.

***

Дома я побыл всего сутки.

Сын ни за что не хотел меня отпускать обратно на работу. Я отвез их с женой на детскую площадку, чтобы отвлечь и там бросил. Сбежал. Когда я отъезжал от площадки по моему лицу ползли злые как серная кислота капли.

Надо рвануть бабла с запасом у гадских эмильфарбов и бросать всё к черту. Выбить пенсию по психической профнепригодности. Только не так бездарно, как Дрю Колтон у Тэка Маун Мауна. Тут надо креативно.

Еду в Маями на последнюю большую гастроль.

***

Где-то недалеко от Орландо, позвонил Валоис, вернее, как он теперь звался – Геркулес Херейра:

- Есть хорошие новости от Алехандро!

В голосе Валуа звучал плохо скрываемый восторг.

- Отлично, Эркюль! Сегодня ночью. Слушай – ты же местный – ну найди пляжик тихий, куда ни люди, ни менты ночью нос не сунут. Четко я придумал? Ага! С видом на Атлантику.

- Буэно, друг, буэно! Ровно в девять у дома Алехандро. Сейчас адрес текстом скину. Готовься - вечером закинешь задницу на Марс.

Я искал грибы больше двух лет. В Сан-Хуане и Эль Пасо, в Канзас сити и Сикакусе, в Чикаго и Цинциннати. Я нашел их в Маями, практически став членом вооруженного банд формирования. Если бы вы пробовали грибы – то поняли бы меня сразу. Операция Уроки Армудило сразу померкла и потеряла смысл. Сегодня вечером будет псилоцибин. Он уже есть.

В свой первый трип, я увлекся внешней стороной дела – цветные фракталы в стиле Аватара, возможность бестелесного полета в любую точку вселенной – это, конечно, страшно весело, но сегодня буду преследовать иную цель. Шаманскую. Хочу увидеть болезни моего «Я» - со стороны как во время психоанализа, почистить духовную одежду. Спрыгнуть с кокса. Узнать будущее операции Уроки Армадилло. Грибы они покруче гороскопов и сводок гидрометцентра министерства обороны.

***

Сели в мою машину на заднее сидение с затемнёнными стеклами. Валуа вытащил пакет с кучей маленьких пенисов. Я настаивал, чтобы все приняли по пять граммов – как учил великий Теренс Маккена.

Валуа сказал: «Как знаешь. Пять – так пять»

Кано возразил: «НЕТ! Со времен Маккены прошло десять лет! Технология выращивания усовершенствовалась. И потом это пинис энви – сорт с повышенным содержание псилоцибина. Хватит и двух граммов на рыло»

Я не мог рисковать, обломав трип. Грибы штука такая – сегодня попутешествовали, получили откровения – минимум полгода можно не рыпаться – будет просто будто обкурились сильной травы, а то и напугают они так, что сами пожалеете, что поперлись туда без надобности. В мире нет ни одного человека который бы «подсел» на грибы. С другой стороны недостаточно сильная доза не позволит преодолеть гравитацию.

Пять грамм – твердо сказал я – каждому

Андриано достал электронные весы – он их пользует, когда торгует кокс. Пять граммов оказалось серьёзной кучей, но я с вожделением, как будто не ел нечего неделю, быстро заглотил свою порцию. Вкус у грибов, будь то сыроежки или плодоножки — всегда одинаковый.

Валуа ел медленно, внимательно разглядывая каждый гриб, в руках он их держал так, будто бриллианты высшей пробы. Кано стал швырять кучку за кучкой в рот, роняя крошки и давясь, как будто принимал отраву. Съев две трети своей порции, Андриан рванул дверцу машины, выскочил наружу и выблевался.

Все. Мне достаточно – Кано отодвинул недоеденные грибы обратно мне.

- Куда теперь? В стрипушник рванем?

- Пожалей нас, Андриан, какой же стрипушник после пяти грамм грибов. Мы увидим сокращения маток и блеск яичников. На океан. Главное сейчас – это выжить и не сойти с ума.

- Океан? Ночью? Ну ладно. Едем. Я всегда подозревал, что ты такой же унылый мудак, как и Валоис.

Сам Валоис, он же Геркулес Херейра, сел за штурвал Навуходоносора, и мы помчались навстречу соленному морскому бризу вечернего Маями.

***

Если такие примитивные вещества как героин (я превратился в елочную игрушку, лёгкую, пустую и блестящую) или кокаин (Римский-Корсаков, Чайковский в исполнении камерного оркестра Пилипа Бедроса Киркорова), описать можно одной строкой - то психоделики, которые русским словом «наркотик» и назвать-то глупо, требуют небольшого отклонения от курса.

Этноботаник, антрополог и психонавт Теренс Маккена утверждает, что когда планета проходила очередную фазу глобального изменения климата, голод заставил диких обезьян слезть на землю с веток для поиска плодов и съедобных кореньев. Тем-то обезьяны и отличаются от более примитивных форм жизни – своей всеядностью. Если бы обезьяны могли питаться только нектаром цветов хлебного дерева маги-маги, то их шансы на выживание были бы крайне ограничены.

Поэтому, собственно, и человечество в целом выжило до сих пор – не смотря на все глобальные катаклизмы. Поедаем все что ни попадя, как саранча, грызуны или плесневые грибы.

Итак, обезьяны Маккены – поползли с пальм и давай пробовать все подряд на вкус. Скорее всего, именно таким эмпирическим способом и были открыты миру псилоцибиновые грибы. В поворотный момент истории грибы привлекли внимание обезьян.

В малых дозах псилоцибин сразу же обострял зрение. Это очень помогло для улучшения меткости при охоте на мелких животных.

При дальнейшем увеличении дозы псилоцибин действовал как сильный афродизиак, что привело к существенному улучшению демографической ситуации древних обезьян. После трудового дня на охоте, приматы нежно размножались.

А так как влажный климат тех времен был очень благоприятен для грибного мицелия – обезьяны продолжали смелые эксперименты с увеличением дозы. И вот тут то они и столкнулись с тем, что навсегда изменило облик нашей планеты – психоделическим эффектом псилоцибина. Психоделики (от греч. «разум», «сознание» и «очевидный») — класс психоактивных веществ, действие которых в первую очередь заключается в изменении привычного мышления и восприятия. Говоря проще, от психоделиков у обезьян встают на место мозги.

Сначала приматы очень сильно испугались, осознав, что в природе есть непонятные, не подконтрольные обезьянам силы. Многочисленные виденья заставили экспериментаторов пережить, то, что Маккена называет «рилиджес экспириенс» - обезьяны вдруг уверовали в бога. Это был прорыв, хотя антропологи склонны называть подобные явления мутацией.

Кроме того во время психоделических трипов приматы научились издавать различные звуки из которых позже стал формироваться революционный коммуникационный медиум – человеческий язык.

Сначала это были отрывочные звуки, которыми обезьяны развлекали друг-дружку при сборе грибов, потом, сговорившись, обезьяны создали подобие сигнальной системы, которой мы и пользуемся до сих пор. Например, корова может сообщить товаркам, что на другом берегу реки трава сочнее. Но отправиться сейчас со мной в Маями и попробовать там грибы — без вреда здоровью — таким филологическим фокусам, коровы на свою беду пока не научились.

Так, благодаря возникновению языка межнационального общения произошел частичный отрыв обезьян от остального животного мира.

К сожалению, климат позже стал более сухим и грибы попрятались. Остались только избранные и посвященные – шаманы и колдуны, способные долгое время проводить в поисках психоделических растений, дававшим им огромное преимущество перед лишенным такой возможности остальным человечеством.

Необходимость изменить привычное мышление и восприятие постепенно отпала. Люди потеряли возможность время от времени ставить мозги «на место». Поэтому и кончился золотой век. Вместо прогресса и развития возникли войны, инквизиция, Хиросима, распродажа в черную пятницу, блогер Долбоёб и член парламентской ассамблеи Владимир Вольфович Жириновский.

Ну, уж нет – Дарвин не прав, возразят многие из вас. Не каждому приятно признавать, что его прадедушка был махновцем, а прапрадедушка – бабуином. Доказать или опровергнуть теорию Маккены довольно сложно, но есть и более поздние примеры психотропных революций.

В разгар холодной войны ЦРУ и КГБ вели тайные разработки так называемой «сыворотки правды». В США проводились беспрецедентные в истории эксперименты с тремя веществами — индоловыми триптаминами — псилоцибином, ЛСД и ДМТ. Этот период хорошо описан у британца Рона Джонсона в книге «Безумный спецназ» (Men Who Stare at the Goats).

Ученым тогда не крысы с макаками нужны были, а люди. Много людей. А роскошного материала, как у Менгеле в концлагере уже не было.

Сначала работали с психами в закрытых больницах. Потом переключились на зэков и солдат срочной службы. Но ученым не хватало массовости и диверсифицированности целевой аудитории. Тогда ЛСД стали горстями раздавать всем желающим в кварталах Сан Франциско. Идешь по улице, а тебе пачку марок с чистым лабораторным ЛСД – угощайтесь на здоровье!

Повторится ли что нибудь подобное? Вышла не «сыворотка правды», а «Лето любви» в Сан Франциско 1969 года, и началось глобальное движение хиппи. Это как из обезьяны в человека превратится. Американцы тогда в мировую культуру за несколько лет влили столько, сколько Европа веками по крупицам собирала. Сравняли счет. Кто же из вашингтонских чинуш мог знать, что любой полноценный психоделический опыт раскрывает людям глаза на полную бредовость и несостоятельность понятий «американский образ жизни» и «капитализм». Краеугольные камни Уолл стрита.

Для них страшней, когда человек на выборы не ходит, против любой войны выступает, и, самое страшное, вопросы им неудобные начинает задавать. Вместо того, чтобы втайне мечтать о новой версии андроида или отпуске в Акопулько. Мы с Тарасом едим через всю страну из Чикаго в Маями, чтобы продавать там людям компьютеры, которые они могли бы купить за углом в два раза дешевле. Адам Смит мог бы нами гордиться. Мы толкаем экономику вперед. Сжигаем при этом, правда, шесть баков бензина в один конец. Не страшно. Бензина в Америке – море. Кончится, напечатаем еще денег и скупим на корню ваш. Или обменяем на айпады, андроиды или блестящие стеклянные бусы.

***

Псилоцибин начинает себя проявлять через час-полтора после приёма гриба. Чтобы пройти на потаенный пляж Валуа, пришлось продираться через лесополосу джунглей. Еще не стемнело, но Валуа попросил прихватить из машины фонарик. На всякий. У меня был китайский жучек с динамкой, без батареек.

Мы прорвались через полосу сплошного дикого бамбука, среди которого, можно было найти следы от костров и выцветшие банки от пива, и я сел на еще не остывший песок пляжа. Кано свернул пахитоску с травой и воткнул в уши айпот. Валуа подошел к кромке, где останавливались вялые сегодня волны, и замер, глядя в сторону Кубы.

Я стал испуганно наблюдать за своим телом. Психоделики – вещества для расширения сознания. Чтобы расширить сознание – надо немного изменить настройки в биохимии тела. Наша плоть терпеть не может, когда изменяют настройки. Это цена за входной билет.

Серьёзный психоделический трип можно сравнить с тремя стадиями полёта Юрия Гагарина. Первая стадия – кошмар, который испытал Юрий Алексеевич, когда его задраили в узкий металлический шкаф 12 апреля 1961 года. Только представите, какая отсталая техника была у землян в шестидесятых годах прошлого века. Не было интернета, мобильных телефонов, сенсорных экранов, страну колбасило от перебоев с баночной ветчиной.

О чём думал первый человек, которым после барона Мюнхгаузена должны были выстрелить из пушки в неизвестность? Каким бы бесстрашным Гагарин не был – тело, с его инстинктами самосохранения – готово сделать все, чтобы себя обезопасить. Никакая подготовка тут не поможет. Разве что – освободить до полета кишечник, чтобы не оконфузиться прямо в скафандр.

Начало трипа – точно такое же. Боже, ну нахрена я столько съел? Пять граммов. Ведь пять граммов! Да, ЛД-50 у псилоцибина необычайно высок, нужно сожрать пару кило грибов, чтобы отравится, а все же. Что со мной теперь будет? Ёбнусь и останусь на всю жизнь слюнявым блаженным шизоидом, не пожелав или не найдя возможности вернуться с того берега. Спаси и сохрани меня боже. Больше в жизни этого делать не стану.

Эффекты между тем понемногу начали проявляться. Пионер наката псилоцибина – это обостряющийся, как у жителя джунглей слух. Необычайно увеличивается радиус охвата и четкость звучания. Будто привинтили к голове прибор военного акустика с подлодки или гигантские уши кенгуру. Добавляется какофония звуков, которые мы, может и слышим, но трезвый мозг отфильтровывает их за маловажностью. Я уловил, как щелкает остывающий мотор Навуходоносора метрах в двухстах. Обычно, чтобы это услышать, надо стоять рядом и даже наклониться над капотом. Мелькнула мысль, что этот звук намного грязнее, чем эротичное дыхание океана, жестяной шелест бамбука и грохот цикад. Кажется началось!

В качестве дара от грибов вдруг восстановилось зрение. Я неожиданно заметил, что очки на лице стали на несколько диоптрий сильнее. Странное открытие вызвало дискомфорт. Я снял очки, оглянулся по сторонам и удивился, от чего таскаю на лице несуразную штуку. Видимо, близорукость не в хрусталиках глаз, а в биохимии мозга. Очки легли в нагрудный карман.

Корабль с Гагариным на старте. Топливные системы запущены и двигатели набирают силу для толчка вверх, но мощные металлические конструкции держат его пока на Земле, до достижения апогея в силе яростных выбросов из сопла. Все вокруг начинает вибрировать скрипеть, щёлкать и подпрыгивать, напряжение достигает апогея. Кажется еще секунда и корабль рассыпется на мелкие винтики. Юрий Алексеевич сидит практически голой жопой на четвертом чернобыльском энергоблоке, знает сколько раз всё до этого момента пошло «не так» и сколько собак с обезьянками улетели «не туда», и все же находит мужество выдавить из себя: «Поехали!»

Поехали. Сначала появилась легкая тошнота и напряжение в мышцах ног. Я будто был снова в школе, а злая, сексуально озабоченная учительница физкультуры снова и снова гнала на жуткий кросс – тело немеет, дыхания давно не нет, но она гонит меня вперёд, а я мечтаю упасть на землю и сдохнуть.

Я уловил начала истинной психоделии. Курившим серьёзные канабисы знакомо это пограничье. Галлюцинаций еще не было, но я мысленно выделил прозрачный пузырек своего сознания и легко отделил его и от мозга и вообще - от тела. Должен вам сообщить, что сознание наше, это самое «я» это точно не наше тело и очень может быть даже и не наш мозг. Возможно, это то что принято называть словом «дух». Трудно твёрдо что-то утверждать после двух трипов. Нелегальность экспериментов в большинстве стран толкает эту отрасль на ту грань, где когда-то под властью мракобесов находились генетика и кибернетека. нейролингвистикой.

Между мозгом и телом шел презабавный диалог. Они пытались решить, как поступить с нарастающей волной термоядерной силы, которая вдруг попала ко мне вовнутрь.

Тело, как сварливая бабёнка, винила во всех своих неудобствах мозг. Его идиотское стремление к никому не нужным знаниям, доставляет всем теперь столько жутких неудобств. Мозг вяло отмахивался, говоря, что скоро должно стать получше, это временные неудобства на пути к великим открытиям. Тело злилось, что его забыли спросить, перед тем как засунули в него отраву, а дурацкий мозг и бестолковое сознание так фанатично поглощены саморазрушением. Из всего их трёпа я сделал вывод, что они живут вместе уже много лет – и бранятся без особого зла, как старые супруги. Я слышал в глубине, что они устали друг друга, но врозь не протянут и минуты.

Мозг сказал – раз уж тебе так плохо – давай, переводи страдание и удар в меня. Тело повиновалось. И еще мне вдруг четко и ясно стало, что они безумно, по-родительски любят это маленький прозрачный пузырек – которым в тот момент и был я.

Тут же тошнота и сердцебиение, и странная сонливость, постоянная зевота и мерзкий липкий пот прошли без остатка. Удар обрушился на мозг. Битва перешла в его плоскость.

Ко мне подкрался Кано и вдруг заорал в самое ухо, не вытаскивая белых наушников –

- Что, дебил, нравится? Этого ты жаждал? Пять грамм! Пять грамм! Вот тебе галлюциногенные грибы. Вот тебе пять грамм, придурок! Глянь-ка вон туда!

Гостеприимный и тёплый океан, секунду назад плескавшийся, как дитя где-то рядом, вдруг разозлился. В его середине мгновенно выросла волна высотой до неба. Цунами! Волна была чёрной, необъятной как Килиманджаро и двигалась на нас со скоростью света .У цунами был свой звук – высокочастотный гул с присвистом, в таком диапазоне, что в жизни не услышать на трезвую голову. Гул нарастал и сплошь состоял из моего панического страха.

Я тут же постиг, как важен для киношников звук за кадром. Музыка это прямой доступ в мозги зрителя. А кино – самая настоящая рукотворная галлюцинация. Я за день до трипа провел почти сутки в машине по дороге на шоу. Кокаина для такого мало — нужно еще смотреть киношку. Перед отъездом накачал из сети всякой дряни и прогнал эту канализацию через собственную голову. Как выяснялось — издевательство над мозгом не проходит бесследно. Фильмы о Ходорковском, Мавзолее Ленина, Звезде Путина, карьере выдающихся русских писателей — Сергея Минаева и Эдуарда Багирова(младшего) не прошли даром. Кадры въелось в кору мозга подобно отрядам короедов .

Теперь в пограничном состоянии звуки кинокадавров стали незваным образом проявляться в голове.

С надеждой подумал, что цунами – как и кино , тоже просто галлюцинация, но глянув на ужас написанный на лицах Валоиса и Кано сразу же поверил в ее реальность, и что самое ужасное - в неотвратимость.

- Бежиииим! Бежим факин перефакин быстреее отсюда!!!

Я заметил, что говорить по-английски стало очень неудобно и чуждо, как принимать ванну не снимая зимнего пальто. Я перещёлкнулся на русский, и тут же сделал открытие, что и Кано, и Валуа тоже прекрасно им владеют. Удивляться и теоретизировать по этому поводу совсем не оставалось времени, потому что волна уже поглотила кромку пляжа.

Мы соскочили и бегом рванули в бамбуковые заросли. Надо к машине прорваться, дать по газам, и может, если бог даст, нам еще удастся спастись. Шириной бамбуковая полоса была всего метров двадцать пять. Мы ворвались в нее и долго бежали напролом, как флоридские сайгаки, напуганные визитом аллигатора.

Кстати об аллигаторах, ведь тут реально могут быть аллигаторы! В Маями полно небольших заросших тростником прудов со знаками на берегу – осторожно, рыболовы херовы, смотрите, что самих никто не изловил бы за конечности.

- Здесь есть аллигаторы? - заорал я

И тут я понял, что мы способны общаться даже не производя звуков ртом. Валуа ответил в моей голове: «Нет. Тут не должно быть аллигаторов»

А Кано заверещал – «конечно есть, здесь уйма аллигаторов, они прямо кишат в этих джунглях!»

И действительно – это уже была не узкая полоска бамбуковых зарослей, а настоящие джунгли Амазонии. Деревья и бамбук меня возненавидели. Они хлестали по лицу, подворачивали ноги, обрушивались на мозг потоком пугающих звуков. Мы бежали сквозь бамбуковый бурелом минут сорок, но машины и дороги, рядом с которой она паслась, так и не нашли.

Псилоцибиновый трип похож на пограничное состояние в которое погружается мозг перед тем как мы уснём. Только длится это состояние часов шесть. Так же как и во сне — если со стороны прошло минут пять, то внутри сна за эти пять минут можно нагромоздить события нескольких лет. Время в трипе весьма относительно. И нам повезло, что показалось будто бежим минут сорок. Могло бы превратится и в сорок лет тьмы египетской.

В голове возник голос Валуа – «где фонарик, дай же мне фонарик, нужен СВЕТ»

Я дал ему жучка и к звукам ночных джунглей теперь добавился грохот китайской динамо-машины: «жжжжжжжжжжжжжжжж»

Это не добавило мне комфорта. А еще свет забрал комфорт у Кано. Я вдруг услышал его мысли обо мне.

«Ну и мудак. Ну и мудак. Нет чтобы сидеть под кондиционером, кушать стейк, смотреть на девочек – лазит тут по джунглям ночью, обожравшись каких-то поганок. Ну не идиот ли? А фонарик у него какой! Лузерский фонарик. И вообще он странный какой-то. На всю голову. Зачем мне это? Я хочу домой. Я хочу домой!»

За его последнюю мысль, насчёт «домой», я и ухватился. Скорее в мотель шесть. Там моей жизни ничего не будет угрожать, и я, расслабившись, может, даже получу приличный трип.

Я выхватил мобилу из кармана. Гамма цветов сенсорного экрана, который восхитительно смотрелся на трезвую голову, сейчас выглядела ужасно. Цвета стали неестественно яркими, размытыми. Сам телефон был чужд, как и звуки остывающего мёртвого двигателя Навуходоносора. Я снова одел очки – но в очках экран выглядел еще хуже. Он стал похож на оплывающий воск картин Сальвадора Дали.

«Телефон ужасная штука» - понял я, и быстро набрал Тараса.

- Тарасик, милый, приезжай, помоги мне! Пожалуйста! Мы обожрались тут какой-то дряни, и я кажется, скоро умру. Тут цунами было. Приезжай, пожалуйста, спаси меня!!

«Бубубубу – мамсик» - подумал Кано.

- Дык, как же я приеду – машина-то у тебя!

- Возьми такси! Ну, пожалуйста, спаси! Спаси меня, у меня жена и дети, сам знаешь! Приезжай!

- Хорошо, хорошо, успокойся. Куда ехать-то?

Куда ехать? Действительно куда? Где находиться этот окруженный джунглями пляж, который только что чудом миновал удара цунами. Валуа? Где мы находимся Валуа? Я хочу домой!

Валуа подошел ко мне и сказал:

-Успокойся. Всё в полном порядке. Весь мир и ты, и я и цунами и Тарас – все находится вот здесь – он коснулся пальцем середины моего лба и я вдруг стал совершенно трезвым.

Это тоже штучка псилоцибина. Говорят под ЛСД непрерывно прёт двенадцать часов. Псилоцибин это серия из сотен коротких снов-трипов, перемежающихся с кристальной трезвостью. Это как переменка между уроками. Главное заметит во время, что урок началася, а это не всегда удается.

-Слушай Тарас, прости, бро! Все нормально. Я тут веселюсь слегка. Не поднимай больше трубу, если позвоню. И ехать не надо никуда. Все ОК. Спокойной ночи.

Я глянул на часы мобильника и обомлел – мне казалось мы находимся на пляже минимум часа полтора, а то и два. Прошло всего лишь двадцать две минуты земного времени.

Здравствуйте, грибы, узнаю ваши штучки! Я впервые обратился к ним напрямую. Но грибы промолчали в ответ. Неожиданно джунгли кончились, и мы вышли прямо к Навуходоносору.

Андриан Кано предложил свалить отсюда назад – к цивилизованным людям. Мнения разделились. Я был против цивилизованных людей. Я был против управления автотранспортным средством в таком состоянии. Вернее в таких состояниях – потому что Навуходоносор решил измениться и стал переливаться как Терминатор -2, а потом вообще превратился в огромную ртутную каплю.

Это было фантастическое зрелище, и мы уставились на ртуть, сразу прекратив телепатическую перепалку. Я уже собирался рассказать пацанам как квартирующего в зиккурате на Красной площади Ульянова приложило так, что он решил, будто «в мире нет ничего кроме движущейся материи», но тут рядом со ртутной каплей возникла еще одна капля – ярко-жёлтая, как звезда. От звезды явственно несло бензиновой гарью.

В моей голове включался анализатор, о существовании которого я даже не подозревал. Он разбил запах бензина в многоцветный спектр и тут же выявил сорт нефти, из которой был выгнан петроль, а так же конкретное место добычи. В мозгу запустилось приложение Гугл Земля и на карте, где-то в районе Персидского залива замигала точка месторождения. Она увеличивалась до тех пор, пока я сам не оказался в полуденном зное где-то к югу от Объединённых Арабских Эмиратов.

От яркого солнца стало сильно резать глаза и тут же на лице синтезировались очки. Была возможность поиграть с настройками дизайна очков, но я никак не мог найти настройку цвета стекол. Мимо промчались бедуины верхом на верблюдах и что-то весело мне прокричали, подняв кучу пыли. Когда пыль рассеялась, возникла Лора Аламейда. Желтая капля оказалось такси марки тойота-камри.

- Вы чего обожрались, ребята? - пытливо спросила она, не так как сказал бы участковый пристав - ВЫ ЧЕГО ОБОЖРАЛИСЬ? А с легким девичьим любопытством – вы от чего так бесславно приторчали, ублюдки? Мне Тарас звонил два раза!

Я мгновенно протрезвел и спросил:

- Лора, ты узнаёшь это место? Ты мне главное скажи – менты не появятся тут до утра?

-Менты? Что ты! Тут даже аллигаторов, наверное, нет. А можно я моего бэйби украду от вас? Не обломаю мальчишничек?

- Забирай его ко всем чертям!

- Спасибо.

Она проводила Кано, который оживленно говорил сам собой, часто повторяя – «Любовь? Именно любовь! Конечно же любовь! Любовь, Любовь, Любовь!Я так тебя люблю!» Тут он, явно заметил Лору, подхватил ее на руки и с криками, «Бэйби, как же я соскучился», поволок подругу к такси.

Рядом материализовался Валуа:

- Ну что брат? Кажись выскочили на орбиту? А? Поздравляю! Сейчас помягче пойдет — как на горном плато.

Действительно, он был прав – мы миновали первый уровень, набор высоты когда все скрипит и вибрирует от стартового грохота. Психонавт Гагарин выскользнул на орбиту, в полную тишину, покой и вековое сияние звезд млечного пути. Самое главное для нашего Гагарина сейчас было поскорее прилечь.

«Давай на пляж вернемся» - предложил Валуа

Я вспомнил марш бросок сквозь джунгли Камбоджи, и сказал, что, пожалуй, лучше припухну прямо в машине.

«Гениально», сказал Валоис, именно там твое место и есть.

Он попёрся на пляж в одиночку, а я загасился на заднем сидении машины и закрыл на замок все двери. Тем из вас, кто читая, уже находится в поисках грибов – примечу тут - фраза «не повторяйте это дома» - совсем по отношению к психоделикам неуместна. Именно дома и повторяйте. Там где можно спокойно сбросить тело, ни как сбрасывают мусор, а как дорогую одежду, к которой предстоит еще вернуться. Сложить все аккуратненько и повесить на плечики в безопаснейшем месте. Тогда душа перестанет переживать и возрадуетесь.

В машине моей я понял, что имел в виду Валуа, говоря что «там твое место и есть». Каждая молекула машины была родной, как плацента матери. А сама машина расцвела от радости, когда я в нее сел. Теперь понимаю, от чего хиппи разрисовывали яркими цветами свои фольксвагены. Так машины в трипе и выглядят. Картина называется «Весна Навуходоносора». Из середины панели изошло четыре волнообразных потока ярких цветов. Один поток проецировался на потолок, второй нашел место между моих ног на полу, два остальных принялись расцвечивать стены.

Голова отяжелела, и я невольно глянул вниз на цветочный поток. Цветы не были копиями земных образчиков. Это были очень красивые, но холодные цветы, созданные компьютерной программой. Я стал пробовать анализировать код программы или хотя бы определить язык, на котором она была написана. Постепенно ноги стали сливаться с потоком цветов на полу, и совершенно неожиданно, поток втянул меня, и я сам стал этим волшебным переливающимся ярким потоком.

Я сказал «Я» ? А меня уже не было. То что было пузырьком сознания объединяющим реальность исчезло. А все остальное осталось, просто я в нем растворился без остатка. Стерся напрочь, остался только один сплошной яркий цветочный поток, который и был и машиной, и Маями, и мной, и моими собаками, валоисом, и даже бомжом-лицеистом в синем камзоле. Всем тем, к чему за всю жизнь я хоть раз прикасался, бросал взгляд или вступал в контакт. Мелькнула мысль — что я и есть созданная мною реальность, вернее сотворенная мной — потому что я Творец! И мир мой был бы прекрасен если бы я жил в любви и согласии со всеми и с собой и никогда в жизни не смотрел бы видео на ютупе и новости канала НТВ. Чем меньше мы обижаем окружающий мир и засоряем мозги выпусками новостей — тем легче потом в чистилище.



Весь наш мир это мысль. В начале было Слово и это Слово было с Богом и это слово было Бог! По гречески «Слово» - это логос. А по-китайски «Дао».

Давайте трезво рассудим. Бескрыло. Вот машина, в которой я сейчас сижу, вернее лежу – я невольно почувствовал жалость к странной позе своего измученного тела. Эта машина – материальна? Безусловно. Но до того как стать машиной – она кем была? Чертежом! А чертёж был изначально – мыслью в голове дизайнера! Так что эта мысль уже не материальна? Или материальна? Если учесть относительность времени – то мысль в голове, это одновременно и чертеж и готовый Навуходоносор. Ай да Ильич с его движущейся материей! Цветочный поток – который и есть, и машина, и мысль дизайнера, об этом Ленин ведь и твердил -движущаяся материя.

В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть.

Как только мы поймем что словами и мыслями можно создавать реальные объекты — Уолл Стрит наебнется окончательно и бесповоротно. Не Слово было у Бога в начале, а МЫСЛЬ. В середине лба. Он нас подумал. Да нет же, прошедшее время не подходит – он нас сейчас ДУМАЕТ. Время относительно. Часы на мобиле показывают не время – это секундомер вашего пребывания в теле. Время в теле, увы, не вечно, а довольно ограничено

«особенно если вот так коксом по печени молотить – еще более невечным станет» – в монолог вдруг вступил кто-то посторонний.

Грибы!Явились-таки голубчики – здравствуйте!

Грибов, судя по голосам, было трое – двое взрослых и совсем малыш. Один из взрослых грибов раздраженно вопросил:

- Ты зачем опять пришел? Что в прошлый раз мало было? Не все прочувствовал? Мультфильмы решил посмотреть? Поразвлечься?

Его перебил гриб-ребенок:

- Может он навсегда хочет остаться и играть тут с нами? Из него хороший гриб получится.

Я снова перепугался. Моя судьба, судьба моей семьи и моих мыслеформ принадлежат сейчас безраздельно одним из самых простейших по человеческой классификации существам в пищевой цепочке.

– Простите меня грибы! Помилуйте меня! Я честно – больше ни-ни! Зачем себя травить – жизнь так прекрасна, я хочу жить. Хочу домой к семье! Отпустите пожалуйста!

- Ты, друг, конечно, извини. Но я вот никогда не понимал вашу обезьянью логику. Твоя семья – в Чикаго. А ты с малознакомыми людьми ночью на безлюдном пляже в одном из самых криминальных городов вашего безумного мира пичкаешь себя психотропными веществами внеземного происхождения. Если что то и отделяет тебя, безграмотную и бестолковую обезьяну, воображающую себя то великим гангстером, то великим писателем - от твоей семьи – это ты самый и есть. Хочешь быть с семьей — будь с семьей, по буквам продиктовать?

- Ну простите, грибы, ну простите – я исправлюсь – не буду больше ни гангстером, ни писателем.

- Ну почему – будь кем хочешь. Хоть автомехаником – это ведь тоже у тебя в голове. Но будь счастливым. Это суть. Будешь счастливым и вокруг тебя все зацветет. И пространство и время прогибаться начнёт. А что надо, для счастья? Любовь надо иметь в сердце, вот и все. Любовь. Все ваши меланхолии — дело временное. Тоска на душе? Поспи часок или бокал вина выпей. Люби даже тоску — как же ночи узнать, что пришло утро? Вот смотри:

В следующую секунду я оказался муравейником в лесу в районе города Вышний Волочёк, московской губернии. Я был муравьями, маткой, яйцами, личинками и самим муравейником.Муравейник это одно целое. Живой и радостный организм. Каждый делает свое дело, никто ни кого к этому не принуждает, потому что это дело – любимое, и все муравьи просто прутся от гармонии. Не должен муравей-солдат собирать еду, а матка не должна строить защитную стену. От каждого — по способностям. Каждому — по потребностям. Когда один из муравьев падал и тонул в луже, или его давила нога прохожего на проселочной дороге – нам всем на секунду одновременно становилось больно. Мы муравьи, можем в раздражении куснуть друг-дружку иной раз, но дня отдельно не протянем. Я понял что нужно людям - дать всем заниматься тем , что они любят и для чего предназначены. Не заставлять учителя физики собирать в поле хлопок. Бродский был поэт, а не тракторист. А нужны муравейнику — оба.

На секунду у меня родилась мысль навсегда остаться муравейником в Вышнем Волочке. Радость откровений трипа портил накаченный из сети видео ряд, который теперь нагло меня засасывал отнимая время и силы.

«Во вторник днем писатели Сергей Минаев и выступивший доверенным лицом кандидата в президенты России Владимира Путина Эдуард Багиров избили в центре Москвы писателя Вионора Меритукова за то, что тот раскритиковал их литературный сайт»

Видимо страдания Меритукова не входили в планы моих гостеприимных хозяев – грибы снова выволокли меня обратно в ту субстанцию, которая могла стать всем, а потому безымянна, и мы продолжали диалог.

-Ну и как? Понял чего-нибудь?

- Да. Классно все-таки быть муравьем. Спасибо большое! А при чём тут Меритуков?

- Какой он идиот – серебристо засмеялся гриб-бэйби.

- Ты и есть муравей, примат несчастный, ты и есть Меритуков! А земля – это ваш муравейник. И литература его часть. Как только вы сообразите это – каждый получит возможность заниматься любимым делом. При этом никто не пострадает — все только выиграют. Эффективность и КПД увеличатся. Надо просто любить. Всё и всех. А не поливать друг дружку свинцом и напалмом. Писатели пишут книги, мушкетеры становятся доверенным лицами кардинала, а боксеры — боксируют. Гармония, понимаешь?

Вам не истина нужна, люди. Истина вот она – и я снова увидел пронизывающий все цветочный поток – знания вторичны. Первична только ЛЮБОВЬ. Вернете любовь в муравейник – заживете как люди. А знания и наши технологии сразу за любовью и придут. Это естественная эволюция. Знания уже в вас заложены. Осталось лицензию активировать.

Ладно, какие у тебя там вопросы – давай по-быстрому – у тебя время скоро выйдет.

- А вот скажите мне, грибы, я правильно живу?

- От же ведь какие дубовые вы человеки! Железобетон вместо мозгов. Мы кому тут уже битый час объясняем, как жить надо правильно? Ты правильно живешь? Нет? Так зачем ты у нас спрашиваешь, если сам знаешь, что неправильно. Маме своей позвони – если сомневаешься. Для таких вопросов не стоит псилоцибин принимать.

«Сергей Минтаев и Гастор Батыр(младший) написали два романа повлиявшие на интеллектуальную Россию 21 века, как в свое время повлияли Анна Каренина и Идиот. Во время очередных выборов царя, Государь призвал их в Грановитую палату древнего Кремлина.

- Мы посовещались — сказал Государь и капсулу решили отправить на Альфу Кентавру. Пусть знают зелёные человечки, что и мы не лаптем шиты. В капсулу будет заложен радиоприемник Попова, таблица Менделеева, ракетка Курниковой, канонизированная утренняя мощь математика Перельмана и подарочные издания ваших романов в супер-обложке. Чтобы не возникло давки с авторскими правами — сейчас же просите чего вашей душеньке угодно.

Гастор Батыр поклонился и сказал: «Не вели казнить, надёжа-государь, но вели дать нам силу великую на народом православным и иншим!

- Легко — ответил Надёжа-Государь. Порывшись в комоде древнего кремлина, монарх извлек на свет пару сухих корочек. Только это были корочки особые. На ментовских корках порожняк пишут типа — эфэсби, эмведи, ёпэрэсэтэ, а на эти корах было всего одно слово. И это Слово было с Богом и (на шестой части суши) это слово было «Володин».

- Поздравляю с внеочередным дворянским званием «многоцелевой володин»

Писатели приклонились на одно колено и восславили самодержца.

Позже они приняли на грудь духовный щит встали на защиту духовности в сети Интернет»

Ты тоже богом можешь быть, БОГОМ – понимаешь – а вместо этого юзаным барахлом на толкучке месиканской торгуешь. Правильно ли он живет! Ты наверное думаешь вечно тут будешь жить, раз время на маями и кокаины тратишь?

«Даром Слова обладал романист и обскурант Вионор Меритуков. Хотя его первый роман «Хоругви Мураками» - о становлении православия и казачества в Японии прошел незамеченным критикой, позже Меритуков, глубоким пониманием души средних размеров россиянина,навсегда изменил лицо современной литературы. В альтернативных кругах литературных меньшинств поговаривали,что учился своему страшному мастерству Вионор у самого Бера Элиевича Збарского.

Так как в трудовые книжки ответработников советских времен нельзя было просто записать, еудей, Старший жрец гробницы фараона, Бер Элиевич Збарский откликался на позывной «биохимик, директор лаборатории при мавзолее». Официальное описание магической деятельности сионистского жреца заключалось в следующем: «Вопросы температуры и влажности атмосферы саркофага и тела, состав пропитывающих растворов, цветность кожных покровов, фоторегистрация объёмов рельефа лица и кистей рук, исследование процессов разрушения тканей».Вот это, я вам скажу, у нас в сердце Родины и лаборатория. А вы приходите в ужас, узнав, что сосед по лестничной клетке тайком варит винт?

Товарищ Бер Элиевич, как и любой уважающий себя русский интеллегент писал большую литературу. Раскрывал тему сисек, дефекации и проявлений бытового патриотизма. Он мечтал воплотить свои чернокнижные знания в мега-шедевр, который прогнул бы галактику и пустил время вспять. Но в силу обстоятельств Збарский слыл невыездным и писать о совсекретных материях права не имел. Стареющий Бер Элиевич часто приклонялся у хрустального гроба в сердце зиккурата кремлевского некрополя и молил Космос об ученике.

В ночь 31 декабря, когда Збарский вышел из Мавзолея пробздеться и прослушать поздравительную речь Государя на Красной Площади (благо рукой подать) он и наткнулся на Вионора Меритукова - замерзшего по бухе в сугробе на Большом Москворецком мосту.

Нам известно только, что Вионор был сыном кухарки из макдонадса на Тверской»

Глянь – вот тебе, еще один пример.

Я оказался внутри семени какого-то растения. А то, может, и не растения – это уже мне предстояло решить, чего или кого.

Внутри семени все похоже на батискаф. А настройки расположены в виде цепочки молекул ДНК. Вы меняете настройку – и семечко становится помидорным или яблочным или конопляным, вьюнком «утреннее сияние» или струей изюбря.

Вы можете задать день, когда должен появиться первый лист, первый плод, сколько всего этих плодов будет, и какого они будут пола. Внутри семени – вы Властелин мира. А если вникнуть в настройки, вдруг понимаешь, что не обязательно ограничиваться этим семечком. Можно настроить и цвет облаков на небе, и температуру воды в океане, и формы береговых линий континентов, и крики женской особи при оргазме. Все что угодно – есть в настройках внутри семени. В ДНК. А потом все что вы настраиваете – проецируется в середину лба – мы это видим, осязаем и называем реальностью. Если хотите понять, как это, но без грибов — садитесь и сочиняйте рассказ. Создайте новую реальность.

Открытие меня немного опечалило – увы, вся эта красота окружающего мира – это просто сон увиденный за секунду до пробуждения. Жизнь души в земном теле – это трип. И этим сном легко управлять – делая его веселым и счастливым или жутким и суицидальным всего лишь выставив настройки в голове. Нельзя давать мозг себя мучить. Его надо упражнять. Но не выпусками новостей, а переводами с древнегреческого — например. Тогда ему будет не до меланколики почечной.

Есть и благая весть – смерти – того, чего мы все так боимся или ожидаем с готовностью – смерти-то нет совсем! Потому что и жизни – как таковой нет – просто луч проектора в темном кинозале, который ненадолго уперся на своем пути в белую простыню экрана. Убери экран — луч все равно останется, только не видно. Поэтому, чтобы на этой стороне что-то осталось — надо натягивать экраны — детей хорошо воспитать или написать книжку, что грела не только на растопку.

Все это понимаешь – находясь там – внутри семени, но объяснить земным языком – выходит пошло и банально.

«После скандального инцидента, ставшего достоянием твитора, Платон Ходорковский превратил свою яхту в настоящую крепость, куда допускались лишь особо преданные ему люди. Среди них оказались дочь маршала Берлусконева Сильвия и модные литераторы — г-н Минтаев и Гастор Батыр.

Юденьке, жене Платона Ходорковского, показалось странным, что Минтаев приехал без предупреждения, однако гостю из вежливости разрешили остаться на ланч. Отказавшись от приглашения, Минтаев попросил Ходорковского просмотреть статью о злоупотреблениях меню в карцерах, перцерах, шизо, бурах, епкт и вгтрк некоторых колоний, где томятся узники совести. Обнявшись, мужчины прошли в кабинет.

Едва Ходорковский углубился в чтение, Гастор Батыр извлек из-под плаща ледоруб и грубо всадил его в затылок жертвы. Посчитав удар недостаточно надежным, убийца размахнулся ледорубом еще раз, но чудом сохранивший сознание Ходорковский схватил его за руку, заставив выронить смертельное оружие»

- Понял, как весело быть семечком? А теперь пораскинь мозгами – насколько круто человеком быть. Просто все вот здесь – грибная сила коснулась лба и здесь – волна прошло сквозь то место, где должно было быть сердце, обладай я в тот момент телом.

Любовь, друг – все через нее и работает. Это запомни и соплеменникам передай. Там у вас многим может пригодиться. Каждому третьему.

После этого голоса грибов исчезли, а я открыл глаза на сидении Навуходоносора. На моем лице блуждала глупейшая счастливейшая улыба.

«Виктор Пелевин очень похож на Вильяма Шекспира. Ни Шекспира, ни Пелевина никто никогда не видел живьем . Поговаривали, что как и Вильям Шекспир — Пелевин, скорее всего женщина с простым еврейским именем — Сара. Некоторые литературоведы считают, что Пелевин это псевдоним знатного чеченского князька Сурка Зауровича Дудаева(для мужчин вайнакхского тейпа из Ахуй-Мартана писать романы считается «западло»).

Никто не подозревает, что проект «Пелевин» возник и развился в кулуарах мавзолейного зиккурата адской троицей графоманов — Бера Збарского, Вионора Меритукова и живущего в стеклянном гробу Владимира Ильича Призрака-Коммунизма»

Время на бортовых часах Навуходоносра было 4.30 утра по маямски. Солнце над океаном сказало мне гуд морнинг и превратилось в гигантский смайлик. Металлический пузырек с огромным парашютом и Гагариным внутри тихо опускался на зеленую цветочную планету Земля.

«30 августа группой в доку умареных лиц в подъезде собственного дома в Петрограде снасильничали госпожу Алёну Валенгу. Несмотря на полученные известия о зверствах половых командиров, в Москве не были предприняты дополнительные меры безопасности. Запланированные выступления геноссе партии Бедро на заводских дискотеках, не были отменены. Нарком Киркоров должен был выступить на дискотеке перед рабочими анилинового завода Вексельберга.

В короткой речи нарком призвал к оранжевой вакханалии:

Все власть в стране, комрады, переходит в руки самодержца, Филиппа Первого Бедросова! Партия ЕдРо переименовывается в Бедро. Едросы, соответственно – в бедросов. Россия в Бедроссию. Взвод кремлевской охраны – в филипповых киркоров. Слово перепелка теперь произносится «пыдпыдык». Слово килька теперь произносится «цаца».

Московский метрополитен будет именоваться Метрон Стоянова, Алина Кабаева – Стойкой Раковой. В бедроссийских судах должно вывесить портреты Филиппа и Бедроса, выполненные в стиле Кирилла и Мавродия.

Вася Обломов назначается начальником исполнения наказания в колонии Белый Лебедь в Томатном Соусе. В кремлевском зале съездов двадцать четыре часа в сутки пусть идет концерт «Песня гада» – на премию Мыколы Баскова. Юдашкин и Валентино пусть презентуют новую линию однополого демисезонного белья «Валюшка».Дени Байсаров пусть выходит замуж за Егора Бероева и становится президентом Ичкерии.

Рабочие вексельберга аплодировали и кричали «Даёшь».

Когда Киркоров уже садился на дельтаплан, к нему подошла слепая с жалобой на произвол тарифов жкх и сделала три выстрела с близкого расстояния. Рабочие Вексельберга бросились за неизвестной врассыпную, однако она через некоторое время остановилась сама, плохо ориентируясь среди морально устаревшего оборудования мануфактуры.

Бедросы установили, что неизвестная является монархисткой Индианой Гурцкой, до перестройки причастной к тротиловой революции роз и покушению на участкового милиционера в Ашгабате. Находясь в ссылке в Улан-удэ, Индиана приняла буддизм и исполнилась жгучей ненависти к бедросам.

«Филип к стулу прилип» - пояснила Индиана - «Из-за того, что он, сука, пидор, инновация твитора в России откладывается на десятилетия»

Из протокола баллистической экспертизы: все три пули выполнены из столового серебра и имеют характерный крестообразный надрез, применяемый в ритуальной охоте на оборотней в погонах. Выстрелы производились не с одной, а сразу с трёх точек и смертельными следует считать именно выстрелы неизвестных снайперов, а не слепой певички Индианы Гурцкой.

По непроверенным данным роковые выстрелы в Киркорова произвели скандально известные гвардейцы государевы — Любомир Минтаев и Гастор Батыр»

Зазвонил на мобиле скайп. Это была моя бабушка. Неужели я и ей звонил из трипа? Напугал, наверное, бедную. Вот придурок.

- Как ты сынок?

- Хорошо бабуль. Отлично просто. Я тебе очень, очень, очень, очень, сильно люблю, бабушка. И всех всех очень сильно люблю!

-Ну и молодец. И- слава богу! А то я что-то сон нехороший про тебя видела. Будто ты умер.

- Все хорошо бабуль. Уже воскрес. Я вот только это, баб, я брошу, наверное, эту работу. Без семьи и Маями - ни Маями. Я вообще сомневаюсь — есть ли такой город вообще или просто очередная утка клозетная.

- Вот и правильно. Я давно хотела тебе сказать. Всех денег не заработаешь. А состаришься – и они особо и нужны то не будут. А вот как сын взрослеет – упустишь. Любовь близких и время собственной жизни - ни купить ни за какие деньги.

Акцент, которым бабушка выделила слово «любовь» - заставил меня на секунду заподозрить, что это грибы звонят по скайпу, но я прогнал эту мысль.

«Литературному негру Вионору Меритукову надоело быть писателем-призраком коммунизма. В конце концов лучше романы тысячелетия «Чапаев и густота», «Кюшен в Тухлесс» и «Гастор Батыр» были написаны именно Меритуковым, а слава, деньги и капсулы в космос доставались наглым самозванцам с мутными связями на Дубянке.

На созданном гвардейцами сайте в режиме реального времени вырастали, жили, сношались и умирали писатели. Много хороших, кстати, писателей — даже тщеславный Меритуков это признавал. Но его коробило, что писатели, в основном, были карманные — прикормленные володиными. Рождение и смерть писателей происходило как у Джонатана Свифта — когда у него на рабочем столе поселились лилипуты и то ломали ноги о крошку хлеба, то тонули в стакане воды. Чтобы писателям не мешали защищать духовность и не загораживали солнце, чтобы у писателей был весь мир, а не рабочий стол Гастор Батора - Меритуков решил приступить к планированию гала-концепта «Каминг аут Вионора Меритукова». Пусть страна знает своих литературных негров в лицо. По плана это следовало сделать в месте наибольшего оскопления прессы — в ночном клубе Балдай сразу после послания монарха.

Разумеется, о его мечте стало известно и мушкетёрам володиным. Дальнейшее нам известно из твитор-акаунта Вионора Меритукова:

Сначала «писатели» схватили Вионора за руки, попытались швырнуть об стену, а когда это сделать не получилось, начали бить. По словам Меритукова, проходившие поблизости сотрудники РуБОПа сперва остановили драку, но Минтаев с Батыром показали им царёвы корки и полицейские удалились.

Рубопы сказали Батыру с Минтаевым: «Ну вы давайте во дворе хотя бы». И ушли», – жаловался Вионор в твиторе. По словам Меритукова, вскоре Минтаев и Гастор Батыр перестали его бить, сказав напоследок, что в следующий раз «будут бить до смерти».

Меритуков уточнил, что после драки у него осталось несколько синяков, которые он поедет фиксировать в больницу, а затем направится писать заявление об избиении в полицию. Заявление будет написано по трехактному драматическому принципу. «Позвонили, представились интерфаксом, попросили приехать на интервью и начали пиздить»

Разговор с бабушкой подтвердил, что я вполне адекватен, и могу смело сесть за руль. Хотя Навуходоносор больше не переливался всеми красками спектра, я был рад подняться на капитанский мостик и по-дружески пожать его штурвал. Я люблю тебя, Навуходоносор!

Хотя тут я вдруг вспомнил, что бабушка несколько лет назад умерла , а я даже не смог съездить на похороны. Все-таки время все еще относительно и ехать за рулем немного рановато. Я благодарен грибам за возможность «в живую» пообщаться с бабушкой.

«Гардемарины Минтаев и Гастор Р. Батыр предотвратили государственный переворот в России. Узурпатором должен был стать вещий Олег Галактионович Дериписка. Вротшильды мирового финансового закулисья полюбили Дериписку за выходки с фьючерсами на алюминиевые болванки. Кандидатуру Олега Галактионыча поддержали и быки, и торговый домъ медведей. Разворовать сокровища российского гохрана при узурпаторе Дериписке не составило бы особого труда. История русской приватизации провернутой нерусским духом укладывается в смысл названия компании Дериписки: ООО «Инвестиционно-погребальная контора». Своему воспитанию Дериписка обязан, главным образом матери, которая скептически относилась к институтам церкви и налоговой полиции, но верила в духов мавзолея, и сумела привить эту веру маленькому Олежику.

Во время службы в армии Дереписка уснул рядом с двигательным блоком ракеты стратегического назначения и хватанул такую дозу радиации, что у покойного Литвиненко волосы бы встали дыбом. Олег Дериписка пережил клиническую смерть, обрел вечность и прошел инициацию в орден малинового мамона и Российскую экономическую академию им. Плеханова.

Позже Дереписка стал во главе билибердинского клуба, в который входили все олигархи неба и земли, заключившие договор с детской промежностью в сатанинских ритуалах Бера Элиевича Збарского.

В роковой день Дериписка повторял перед зеркалом новый спич, готовясь блеснуть эрудицией на радио Ухо Москвы. А олигархия и плутократия уже вовсю слеталась на очередной шабаш в город Ханты-Мансийск. Ханты-Мансийск, это сами знаете – что-то вроде русского Баден-Бадена. По официальным источникам в Пентагоне - массовое убиение олигархов было произведено по приказу кадрового офицера ФСБ шевалье Гастор Батыра.

В этот же день в Ханты-Мансийск прибудут двое крепких белых мужчин не старше сорока пяти — Минтаев и Гастор Батыр. Крепкие туристы остановятся в шикарных ханты-мансийских отелях «Проклятые рудники» и «Неземная саркома», а также арендуют для своих целей подержанные нарты.18 декабря сенатор Маккейн, известный укрблогер Панайот Глотов и олигархия прибудут в международный терминал Югра-Ойнанай , где произойдет следующее:

Взлетную полосу перегородит геленваген писателя Минтаева и трактор с платформой. Тут и начнется стрельба. Спецгруппа Кремлина одним из первых убьет Олега Дериписку. Двумя часами позже с территории баптиской миссии для глухонемых чукчей «Резистенсия Ома» в Якутии объявят о предотвращении государственного переворота. Трупик Дериписки доставят в зиккурат для предполагаемого учебного бальзамирования»

Есть факты и совпадения из жизни и смерти Бера Элиевича Збарского, которые откровенно настораживают. Например, факт клинической смерти Збарского в 1954 году — Вионор всё не решался спросить, как гуру удалось обрести бессмертие. Но особенно волновал Меритукова факт, что еще до революции, работая в мануфактуре Славы Морозова, Збарский тайно пестовал молодого Бориса Пастернака. Зная о способностях гуру, Вионор взмолился:

-Учитель, научи написать роман класса Доктора Живага!

-Аминь — сказал Бер Элиевич Збарский — Ты хочешь писать как настоящий Живага? Хочешь, чтоб тебя вышвырнули и из Писатель-югенд и со всех сайтов с формулировкой «не асилил даже по диагонали» или «дахуя букаф — не читал но асуждаю»?

Вионор Меритуков смахнул слезинку(Пастернака жалко) и скромно прошептал:

-Хочу написать роман, за который дадут нобелевку и отправят в капсуле на Альфа Кентавра

-Ноу щит — пробормотал заклинание Бер Элиевич — Ты сам выбрал свой крест, о сын мой! Вставай в позу ботокса и конспектируй:

В 1944 году, когда мусора начали копать по делюге врачей-убийц, меня приняли. Хотя я, надо признать, скорее воскрешал людей, чем вбивал. Так или иначе — но в пограничном состоянии, в застенках Дубянки я сделал прорыв и победил смерть. Потом Сталин двинул конева и я откинулся — самого вождя нужно было замариновать. Отпала необходимость в евреях-немецких шпионах. Заказы на мой патентованный маринад так и посыпались.

Георгий Дымитров — болгарский вождь, попросил начать бальзамирование еще при жизни. Так то. Это сейчас президентик мелкой пошел, некондиционный. А раньше! Гиганты, титаники, фанатики, понимаешь! Но истинную тайну открыл я бальзамируя монгольского Чойболсана.

Чойбалсан родился в хошуне Ачиту-вана Сэцэн-ханского аймака во Внешней Монголии третьим из сыновей аратки Хорло. Отец доподлинно неизвестен, однако считается, что им был некий даур Жамц. Как незаконнорождённый, Чойбалсан вместо отчества стал известен по матрониму Хорологин. С 7 лет Логин стал изучать тибетский язык; в 13 лет был отдан родственниками матери в буддийский монастырь хошуна Сан-бэйсэ, где и получил религиозное имя «Чойбалсан» («чой» — дхарма, «балсан» — величие)

Структурно в тибетском слоге выделяют коренную букву («мингжи»), вокруг которой по часовой стрелке могут дополняться суффиксы («джеджуг» и «янгджуг»), подписная буква - «таг», приставка («нгёнджуг») и надставка - «го». С учётом всех закономерностей сочетаемости тибетских букв возможно образование около 15 тысяч комбинаций. Представь Вионор, слова к которым по часовой стрелке суффиксы прилипают — не слова, торнадо!

Вионор смотрел на гуру разинув рот. На его лице было написано смятение. Меритуков был уверен, что нихуя не понимает. Он так же подозревал, что Элиевич просто упорот. Старик подарил русской химической науке формулу хлороформа. Он заплатил за открытие страшную цену - пагубное пристрастие к парам последнего.

Именно на тибетском Пастернак и написал черновик своего Доктора Живага — романа способного оживать и материализоваться в форму симпатичного интеллигентного мужчины. Мужчина, в конце концов стал настоящим Франкенштейном и забил автора-отца статьями в Литературной газете. Поэтому и спрашиваю — готов ли понести крест сей, ты - Вионор Меритуков?

- Истинно готов! - прошептал Меритуков и глянув на поднявшегося на локте из гроба любопытного Ленина, добавил: «Всегда готов!»

- Ладно. Рецепт прост. Но обратной дороги у тебя уже не будет — в эту реку два раза не войдешь.

Короче. Пишешь роман. Похуй о чём — главное не забывай про запятые. И поменьше букаф — читатель нынче по большей части твиторной. Страниц шестьдесят шесть тринадцатым кеглем. На тибетском. Потом, проверь ошибки и переложи. Но не на российский, а на Си++

Когда писали язык Си было вынесено предложение использовать высокоуровневый портируемый язык, чтобы можно было легко переносить ОС с одного компьютера на другой. Си++ это язык будущего, Вионор. Именно на нем следует писать записки инопланетянам с Кентавра — потому что он легко «портируемый».

- А вы бы подсказали Государю-то?

- А зачем? Мне что с этого? Новый срок? Обвинят в шпионаже в пользу грибов или в половых связях с Саакашвили.

-И что с романом — сперва на тибетском, потом на Си и что — он оживать начнет?

Оживать? Да кого сейчас удивишь романами Живыми? Один Живой Журнал вот сколько спама принес в мировую литературу. Нет. Твой роман будет убивать. Убивать сайты и духовность в сети интернет напрочь. Стоит только вставить его в приемник сайтика — и свиш — он уже всплыл брюхом к верху, редактора даже пельменей поесть не успели. В принципе можно тупо копипакостить в приемник большие объёмы текста с нескольких компов одновременно, но ты же большой писатель Вионор, а не Эдвард Сноуден.

Предлагаю назвать роман «DdoS-гиперболоид инженера Меритукова»

- Ну нет. Давайте каждый своим делом займется. Я писатель, а вы — Учитель Белого Ботокса.

Роман назову «Хорор Логин Чойбалсан Вионора Меритукова»

Навуходоносор обрадовался мне , и мы помчались по полупустым трассам просыпающегося муравейника. Я уже знал, что кокс мне больше не нужен. Какой к черту кокс! Он умер вместе с той моей ипостасью «работника фирмы». Я вам больше не работник. У меня ключи от ворот добра и зла. Ваши бумаженции с президентами меня больше не обманут никогда в жизни. Пора играть в игры взрослых. Прогибать пространство и время искусством слов. Тот, кто принимает псилоцибин, не видит причины делать что-либо в частности и обнаруживает, что большинство причин, по которым он обычно готов был действовать и страдать, глубоко неинтересны.

«Сайты создавшие во время ельцинской оттепели новый русский язык и литературу превратились в очаги омерзения и наполнились пропогандонами и эго-пустышками в разных степенях вздутия.

Хорор логин Чойболсан Вионора Меритукова укладывал эти сайты один за другим, очищая и возвращая людей к реальной жизни. Именно Вионор Меритуков снова научил человеков радоваться простым сердечным словам и не искать между букв стволовые клетки бесовской пропаганды неолиберасов. Именно Вионор Меритуков и его Хорор Логин стали на страже духовности в межгалактической сети Интернет»

Кофейку горячего можно, а? Почти два месяца не радовался аромату кофе из-за этих порошков!

Кстати – запах старбака я почувствовал за полмили. Как собака.

Когда я парковался у кофеюшника, то увидел старого бомжа в синем олимпийском камзоле.

«Вионор Меритуков был убит из пистолета в 23:31 по московскому времени 27 февраля 2015 года в Москве на Большом Москворецком мосту, когда с подругой, удмурдской моделью Дурой Анюцкой прогуливался после ужина в сторону дома на Малой Ордынке. По версии следствия, за Меритуковым велась слежка, и злоумышленникам был известен маршрут. Убийцы произвёли несколько выстрелов в спину Вионора, после чего скрылись на подъехавшем легковом автомобиле белого цвета. От полученных ранений Вионор скончался на месте. Преступники скрылись на автомобиле, был объявлен план «Перехват».

Газета «КлонЪ» со ссылкой на экспертную оценку из собственных источников в правоохранительных органах отмечает, что убийцы скорее всего не были профессионалами, поскольку использовали патроны калибра 9 мм, которые были изготовлены в разное время и разными оружейными предприятиями. По данным издания, четыре патрона были сделаны в 1986 году на Юрюзанском механическом заводе, а другие два произведены в 1992 году на Тульском патронном.

Не смотря на громкую реакцию международных писательских организаций, убийцы Меритукова так и не были найдены. С целью закрытия следствия исполнителем была названа банда Анзора Завгарова и его шурина — Абубакара Прибабахова.

Судьба самого сильного и недооцененного человечеством романа — Хорорлогин Чойболсан Вионора Меритукова теряется на просторах сети Интернет. Нам известно, что спасая роман от ссученых из РуБоПа, произведение было вывезено на Запад известным российским иллюминатом Кирсаном Илюмджиновым. Как предводитель межгалактической федерации шахмат, Кирсан Николаевич обладает дипломатическим иммунитетом. За этот подвиг по решению высших иерархов Амарапура механикаи Шри-Ланки, Илюмжинов стал хранителем мощей основателя Буддизма Будды Шакьямуни. (Мощи были переданы Илюмжиновым на хранение в Центральный буддийский храм Калмыкии)

Последним, кому удалось насладится истинной красотой слова о полку меритукове был русский лингвист Абрам Наумович Хамский(Массачусетский Технологический Институт)

Хамский заметил, что в добавок к языковым изыскам и игре слов за гранью тибетского и Си++, Вионор подшил в каждое слово по гиперссылке на отдельный том Энциклопедия Британика. В самый неподходящий момент наебнулись серваки МИТ , а на Бостонской подстанции кончилось электричество. Роман Меритукова исчез.

В перепадах электричества и вайфай в Бостоне обвинили злосчастных братьев Завгаровых. 25 ноября 2015 года недовольный исчезновением Хорорлогина сенатор Маккейн ввел личные санкции против Кирсана Илюмжинова. Официально - за помощь сирийскому правительству в покупке нефти у ЕГил»

У старбака я подбежал к бомжу, обнял и прокричал:

– Доброе утро, сэр! Как прекрасно сегодня светит солнце!

Потом я вытащил из кошелька баксов двести – целую кучу ворованных у Глобуса двадцаток и протянул старику.

Бомш улыбнулся, покачал головой, взял только сорок баксов, и сказал:

- Отвези сынка в Диснейленд.

Потом он сел завтракать своими огрызками, хотя кафе только-только открылось, людей еще почти не было, и огрызки, наверное, были вчерашними и несвежими. Сорок долларов старик положил в нагрудный карман.

- Деньги сынок – это вода. Вода. Течёт между пальцев. А жизнь без воды бывает? А жизни без воды не бывает. И без денег жизни нет. Но вот запасать денег много не надо. Не надо. Ведь ты же не запасаешь воду? А воздух? Воздух тоже не запасаешь? Вот и деньги не запасай. Не надо деньги запасать. Поезжай, заждались тебя уже, наверное!

Я попрощался со старым грибом в синей куртке и поехал в мотель шесть.

Только тут и вспомнил, что позабыл на страшном пляже Валуа. Но какое то чувство тёплого покоя по отношению к его дальнейшей судьбе заставило меня не возвращаться.

В нумере мотеля, я потихоньку, стараясь не разбудить Тараса, кинул в сумку шмотье и отослал письмо Эмильфарбу, об уходе с работы. Не вижу логики жить в Чикаго, а на работу ездить – в Маями. Работаю я ради семьи, но нахуй такую работу — если я не вижу сына.

Дорога домой в одиночку без напарника и стимуляции будет очень-очень долгой. Но со стимуляциями я всё. Хотите верьте, хотите нет. Ознакомившись с работой семечка — я решил — помидоры и огурцы буду выращивать. Это честнее, чем продавать поломанные ноутбуки втридорога.

И книжку напишу - как бессмертный Меритуков. И пусть ее никогда не издадут — писать надо. Когда мы пишем, то создаём альтернативную реальность. Для близких друзей. Порадовать их в момент отчаянья. Чтобы тоже побыли немного «не от мира сего».

Нет счастья в издании миллионым тиражом. Благодарные граждане в основном не будут читать. Просто захотят автографа, как от Бедроса Киркорова и поставят пылится на полку — как Ленина в мавзолее.

А что напарник? Напарник! Навуходоносор – разве мне не напарник?

И потом, кто вам сказал, что я куда-то тороплюсь?

Я больше никогда и никуда в жизни не тороплюсь.

Извините уж. Выпал из обоймы. Сгорел на работе.



Есть ли жизнь в Майами?

Автор: Винсент Килпастор

Сopyright: Creative Commons

Publishers 2012 (c) 2012 by Vincent A. Killpastor

Издательство«Всероссийское ордена Трудового Красного знамени общество слепых»

По заказу Масонской ложи города Серпухова

Оригинальная идея – Шаня Помазов и Глеб Сабакин

Винсент Килпастор - копипастер и визионер, рассказывает в этой короткой проповеди - историю экспедиции по поиску таинственных шаманских галлюциногенных снадобий в Маями. Читатель узнает о фантастическом опыте автора и станет свидетелем рождения его удивительных прозрений и на фоне выпусков теленовостей.

Часть Первая. Отсосать в Сан Хуане

Часть Вторая. Битва за Бостон

Часть Третья. Твитор Надежды

Часть Четвертая. Хорорлогин Чойболсан Вионора Меритукова





КОНЕЦ

Винсент Килпастор , 09.12.2016

Печатать ! печатать / с каментами
Камрады, сайт очень нуждается в вашей помощи. Если можете, поддержите нас. Наши реквизиты вот здесь. Заранее большое вам спасибо.

Ваша помощь

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

Непальцев, 09-12-2016 11:38:22

Абгонрасц!

2

Абрам_Левензон, 09-12-2016 11:38:24

первый нах и ниипет

3

Непальцев, 09-12-2016 11:38:31

Ага!

4

sam_kayetti, 09-12-2016 11:38:41

О сколько!

5

кошкаМуся, 09-12-2016 12:22:55

фигасе простынь

6

RealGoodFriend, 09-12-2016 13:32:34

непонел, ограбили глобуса или нет?

7

RealGoodFriend, 09-12-2016 13:32:52

Пурга хуерги

8

Самасвал, 09-12-2016 13:56:31

и че?
вся бодяга ради описания гриботрипа? да ты йрбнулса, аффтар!

9

АндрэТошев, 09-12-2016 14:23:42

Отлично написано, Винценто, пейсатель ты крутой!

10

Фаранг, 10-12-2016 06:11:56

Осилил всю санта-барбару.
Неплохо. Пешы ищщо.

11

Кaпризкa, 10-12-2016 09:36:55

ответ на: кошкаМуся [5]

>фигасе простынь

щас щас всио асилим!!

* d3b0495a50c801c7794dcfc5730ea432 :: 623,8 kb - показать
12

Olson, 11-12-2016 12:41:11

Венс,ты мега крутой! Ты талантливый и я тебя очень люблю.
Пусть и не всегда могу догнать что то в тексте,ты слишком стремителен для меня тормозной,но ты гениален Венс!
Так, как ты пишешь,не напишет никто, такие обороты и словосочетания,заносы по смыслу и скорость. Ты комок энергии,Венс.
Спасибо за твой талант,
Люблю безмерно.

13

Ethyl, 12-12-2016 09:57:21

хуяссе букв

14

Донт Тыч, 17-12-2016 05:07:19

первые 20 сантиметров тегхда читаюцца. леххко. потом камменты. много.

15

Анархист&Пахуист, 03-02-2017 08:21:30

Блять, как я хочу к Винсенту в Малайзию, где море ганжубаса, грибов и кокса!!!
Как заебала скучная, корумпированная, серая, озлобленная, завистливая пукиния!!!
Аффтар, кстати, как всегда на высоте. Переключиться со злой синтетики на натуральные продукты было верным решением.
Грибной трипп написан ооочень атмосферно, прачувствовал приход вместе с аффтором.
Меня ганжа регулярно на философию пробивает, но чую грибы будут пакруче. Где бы их взять толька....
Винсент, мож через тебя можно??
Чего тебе терять? Можно и международным нарко-траффиком попромышлять слеганца для разнообразия...

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«НУ скажи мне если бы я тебе сразу сказал, что у меня дед С 45по 49 год в Швенченеляе служил в НКВД и ебошил ваших литовских националистов  Ты бы мне дала??»»

1
1

«Если в пизде у бабы склизко,
Она уже не феминистка.»

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2017 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg