1
Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

Кабан

  1. Читай
  2. Креативы
- Не дрейфь, Семен! – Кузьмич успокаивающе похлопал племянника по плечу. – На охоте главное – не бояться секача больше, чем он тебя. Иначе – кранты!

Старый охотник удовлетворенно хмыкнул, смахнул с двустволки опавший листок и прислушался к собачьему лаю, который становился всё громче и громче – охота приближалась.

Семен же, напротив, никак не мог успокоиться. Черт его дернул согласиться на уговоры младшего маминого брата сходить на кабана! Сейчас сидел бы на новеньком, удобном итальянском диванчике, купленном самому себе в подарок на тридцатипятилетие, смотрел бы Формулу 1… Так ведь нет, захотелось новых, острых ощущений! Почувствовать себя мужчиной, настоящим мужчиной, а не слабым его подобием в виде преуспевающего литературного редактора известного киевского издательства. И только тут, в лесу, сидя на опушке перед широкой солнечной поляной  и слушая приближающийся лай собак, Семен вдруг понял, что ему страшно. Он понял, что боится этого почти мифического  кабана, которого Кузьмич почему-то называет пугающим словом «секач», что торжественно врученное ему ружьё в нужный момент обязательно подведет, и что по-хорошему нужно всю эту затею немедленно бросить, пока не поздно, и дернуть домой, на диванчик, к телевизору.

Шум нарастал, загонщики были совсем близко, вот-вот покажутся среди деревьев, и вместе с этим росло волнение Семена. Он уже был готов бросить все, извиниться перед дядей, столько сил потратившего на подготовку этого экзотического приключения для столичного гостя, и дождаться окончания охоты в стареньком уазике, листая прошлогодние газеты, припасенные для костра.  Но в тот самый миг, когда он набрал в легкие побольше воздуха, чтобы выпалить «Прости, Кузьмич, не могу…» на поляну выскочил здоровенный кабан. Семен аж охнул, освобождая грудь. Секач замер, прислушиваясь, повернул морду в их сторону, сверля кусты взглядом крошечных глазок. 

- Давай, Семен, давай! – Выкрикнул Кузьмич, давя на курок, и в тот же миг кабан припустил прямо на них.

Выстрел немного оглушил Семена. Пуля прошла правее, оцарапав кабаний бок. Секач даже не вздрогнул, продолжая приближаться, и Кузьмич второй раз надавил на курок. Раздался сухой щелчок -  осечка!

- Стреляй, дьявол тебя дери!! Стреляй!! – Заорал, вскакивая, старый охотник.

И тут Семен не выдержал и, отшвырнув ружье, дал деру. Он несся, не слыша ни ругательств, ни топота бегущего следом Кузьмича, перескакивая через коряги и пни. Страх бился в висках, Семен то и дело прислушивался, пытаясь понять, не нагоняет ли секач, но разобрать ничего не мог, и от этого становилось еще страшнее. Лес неожиданно кончился, они выскочили на пустошь, обрывающуюся широким оврагом. 

- Ёб твою мать , - услышал Семен и увидел, как Кузьмич, немного обогнавший его, взлетел в воздух, перебирая ногами и руками.

«Не смогу, слишком далеко», - пронеслось у Семена в голове, прежде чем он оттолкнулся от земли, стараясь преодолеть яр. Он успел заметить, что Кузьмич не долетел совсем чуть-чуть, ухнул было вниз, но уцепился за корни и стал активно подтягиваться. А в следующий миг резко ушел куда-то вверх, и Семен понял, что падает. Последнее, что он видел, был обломок дерева, торчащий откуда-то из груди…


Скорая ехала долго. Кузьмич успел собрать друзей и подогнать уазик. Когда раздался вой сирен, он уже осторожно спускался на дно оврага, обвязанный веревками. Что делать, он не знал, но племяша нужно было вытаскивать.

Внизу было сыро и грязно. Семен упал неудачно, хотя удачно упасть на камни и обломки деревьев было крайне затруднительно. То и дело спотыкаясь, Кузьмич добрался до него. Один из обломков пробил грудь Семена, по счастью справа, его левая нога неестественно вывернулась. Сердце Кузьмича сжалось.

- Семен, Семен, как же ты… - бормотал он, лихорадочно нащупывая пульс – он едва слышно, но бился. 


Поднимали Семена долго, с осторожностью преодолевая каждый сантиметр.

Потом молнией, разгоняя другие машины, неслись в ближайшую больницу.  Короткий осмотр и несколько долгих операций. Врачи сказали «не жилец». Но Семен жил. То ли внимая уговорам и слезам матери, не выходившей из палаты, то ли ведомый какими-то своими причинами. Обвешанный датчиками и капельницами, с единственным целым легким, пусть и с помощью специального аппарата, но дышал. Перевезти в Киев не позволили – не выдержит. Советовали отключить, не мучить ни себя, ни его, не продлевать агонию. Даже если очнется, захочет ли жить?

«Захочет, - твердила мать. - Лишь бы очнулся».

Но Семен так и оставался где-то между мирами, будто не мог решить, что ему делать дальше. 


Приходить в себя не хотелось. Состояние больше всего походило на то ленивое оцепенение, которое охватывает, когда звонит будильник, когда очень не хочется открывать глаза, откидывать теплое и уютное одеяло, плестись на вялых ногах в ванную. Семену всегда очень трудно было бороться с этим состоянием полусна, хотелось повернуться на другой бок и не вставать – непозволительная для него роскошь. Вот и теперь Семен нехотя приоткрыл глаза.

Он плыл куда-то по темному коридору сквозь плотный туман, серые облака касались его лица и тела. Семен видел и двигался. Но вообще ничего не чувствовал, ни рук, ни ног, ни лица… Он был, но одновременно его не было.

Семен ничего не понимал. Он помнил, кто он, откуда, помнил всю свою жизнь, начиная детством и заканчивая автовокзалом, где он должен был сесть в автобус Киев-Житомир. Но сколько не напрягался, он так и не вспомнил, что произошло, и где он находится. В конце концов, он оставил попытки, и решил довериться времени. Так он и двигался вперед, в тумане, в полной темноте. 

Постепенно вокруг начало светлеть, туман становился все прозрачнее. Наконец, он рассеялся, и Семен оказался в самом обычном кабинете, каких перевидал немало: шкафчики со стеклянными дверцами, стол, несколько стульев, фикус на окошке. Человека он заметил не сразу – тот сидел в простом офисном кресле на колесиках в дальнем углу, возле одного из шкафов, листая какие-то бумаги.

- Что происходит, где я? – Произнес Семен и удивился собственному голосу.

Человек поднял голову, оглядел его, оттолкнулся ногой от стены и подъехал  к столу, жестом предложил присесть. Семен послушно опустился на один из стульев и повторил вопрос.

- Где вы… - Пробормотал незнакомец, вертя в руках карандаш. – Я бы сказал «на том свете», но это не совсем так. Вы попали в очень интересную историю, Семен Матвеевич.

Семен хотел поразиться услышанному, но у него ничего не получилось. Тогда он подумал, что это, должно быть такая шутка, но что-то во взгляде собеседника, сочувственно-ожидающем, подсказало, что это не так. Он посмотрел в окно, чтобы отвлечься пейзажем и собраться с мыслями, но солнце светило так ярко, что ничего нельзя было разглядеть, лишь ровный золотистый свет.  Незнакомец терпеливо ждал, забавляясь с карандашом и не сводя с Семена глаз, и тот стал понимать.

- Я… умер? – Проронил он, и ответ пришел сам собой.

Семен вспомнил. Как ехал в автобусе, как встречал его дядька, как угощал домашним окороком да самогоном, как учил стрелять из ружья. Семен вспомнил охоту, кабана, бегство и кол, торчащий из его груди. Воспоминания были такими отчетливыми, что у него перехватило дыхание, и он невольно схватился за грудь, готовый нащупать острый обломок… Но ничего не было, и Семен открыл рот, боясь произнести то, что вертелось на языке.

- Вы не умерли, Семен Матвеевич, - сказал вместо него мужчина.

И тогда Семен удивился. Точнее, понял, что теперь вообще ничего не понимает. И молча уставился на говорившего, ожидая дальнейших объяснений. 

- Вы не умерли, повторил он, - повторил тот и продолжил. - Но можете умереть в любой момент. Ваша душа уже готова к этому, иначе вы не оказались бы в междумирье.
- Но я… - Семен замялся, переваривая услышанное и осознавая, что не в состоянии смириться. – Я не хочу!
- Я так и думал, - закивал, соглашаясь, незнакомец. – И это вторая причина, по которой вы здесь. Я хочу кое-что вам предложить. Вам не обязательно идти дальше, тем более пока вы и не можете. Оставайтесь в междумирье. Для вас найдется работа. Чем при жизни занимались?

Семен помотал головой, с трудом понимая о чем речь и, скорее машинально, чем сознательно, произнес:
- Редактором. Отсеивал рукописи в издательстве.
- Отлично! – Обрадовался незнакомец. – У нас есть идеальная вакансия! Хотите поработать библиотекарем?
- Кем? – Переспросил Семен.

Что-то было не так. Что-то не давало поверить в то, что происходящее – реально.  В нем не было логики. В каждом движении, в каждой фразе собеседника чувствовалась что-то гротескное, абсурдное. И это его спокойствие, терпеливость, и то, что Семен так ровно на все реагировал, принимал весь этот бред, как должное. Ему захотелось встать и, подобно девочке Алисе, воскликнуть: «Вы все мне снитесь!».

- Я сплю… Я сплю… - Пробормотал он, в надежде на подтверждение своей догадки.
- Увы, Семен Матвеевич, - тут же откликнулся незнакомец. – Есть семнадцать способов убедиться, что это не так, и вы можете воспользоваться любым из них. Хотите, я вас ущипну?

Семен хотел было протянуть руку, но понял, что это ничего не даст. Он не проснется, потому что и так не спит. И, значит, он действительно умер. Или не до конца умер. Но дела это не меняло. И Семен решил и дальше покорно плыть по течению. Возможно, потом, когда он все осознает, когда его сознание перестанет походить на подтаявшее желе, он придумает, что делать. Но не сейчас.

- Я расскажу вам о работе, - кивнул незнакомец, как будто на лежащих перед ним листочках было записано все, что творилось в голове Семена. – Дело, в общем-то, нехитрое. Вам нужно будет собирать истории жизни наиболее выдающихся людей. Каждый из них – бог в своем деле. Это книги, которые напишут они сами, рассказывая о своей жизни. Вам же останется только слушать. Зато вы сможете жить в привычном вам мире, общаться с людьми…

Он говорил долго, рассказывал, объяснял, убеждал. Семен только пару раз спросил о чем-то несущественном. Понимал в этот момент он лишь одно – умирать не хотелось. Может быть в другое время, при других обстоятельствах, но не сейчас, в преддверии долгожданного повышения, когда в голове столько планов, и не так нелепо. Он не был готов идти дальше, в ад, в рай или что там будет. Даже подобие жизни стало казаться Семену куда лучше, чем смерть. Он впервые понял, как боится небытия, забвения, которые непременно последуют, не начни он барахтаться.

И Семен согласился. Согласился быть библиотекарем, собирать и хранить книги, лишь бы снова вернуться на Землю, лишь бы заниматься каким-то делом, тем более таким важным.


Возвращаться было тяжело. Семену приходилось продираться сквозь плотный туман, теперь больше походивший на колючий терновник, чем на мягкие облака. Сжав зубы, он шел вперед, назло себе, назло судьбе, назло всему. И столь незначительная преграда не могла помешать ему.

Медсестра, дежурившая в тот день в палате Семена, даже не обратила внимания, как робко дрогнули его пальцы. Лишь едва слышный стон, больше похожий на взмах крыла, заставил ее замереть и посмотреть на Семена. Учетная тетрадь выскользнула из рук медсестры и сочно шлепнулась на кафель, приветствуя слабое подрагивание его век.
С трудом преодолевая последние метры цепкой темноты, Семен разлепил слежавшиеся веки.

- Не может быть… - Были первые слова, которые он услышал.

Кабан , 07.04.2007

Печатать ! печатать / с каментами

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

Rt, 07-04-2007 15:58:40

5

2

я забыл подписацца, асёл, 07-04-2007 15:58:52

уно

3

Мутный филен, 07-04-2007 15:59:32

Ну 3 й хуле

4

Оператор топки, 07-04-2007 16:00:10

прочитал давно - песдато. буду 4 если никто не против

5

UEBAN, 07-04-2007 16:01:53

кабан, пачитаем...

6

UEBAN, 07-04-2007 16:14:26

нда, а причем здесь кабан?
хотя в общем ничего

7

Харпер, 07-04-2007 16:16:55

в нетленку!

8

Йохан Палыч, 07-04-2007 16:26:03

ни начала ни конца, ламца-дрица гоп-ца-ца.

9

Стъебель, 07-04-2007 16:44:15

Будит прадалженийе? Пачетайу...

10

йобнутый дурилко, 07-04-2007 17:03:07

Читаю...

11

Группа "В Ухо", 07-04-2007 17:15:18

многа букаф, блядь. осилил, заебись россказег.

12

Мырат Каззей, 07-04-2007 18:22:28

как назщёт прадалжения?
кабан как абычна радует креативами..

13

Мырат Каззей, 07-04-2007 18:23:07

дисятку праибал..

14

Чмопиздрокл, 07-04-2007 18:45:52

автобеографея походу

нечетал ибо похуй

15

Распиздяй в бежевой кепочке, 07-04-2007 18:54:21

Креатив: Кабан
Афтар: Кабан
Оценка: Кабан, тьфу, Зачод.

16

Распиздяй в бежевой кепочке, 07-04-2007 18:55:08

кк/ак - Креатив - Кабан/афтар - Кабан

17

Распиздяй в бежевой кепочке, 07-04-2007 18:55:35

хрю-хрю

18

Дунаевский , 07-04-2007 20:22:45

ну ОООООООООччень доххуя!
извини братец,читать небуду
ХУЙиПЕСДА

19

Билять,ахтунг!, 07-04-2007 21:24:17

Не четал, но асуждаю, ибо Кабан=еблан!

20

Самбайну Кампан, 07-04-2007 22:08:31

Хуита

21

Тиран Писиков, 08-04-2007 00:20:43

песдато написанное ниачом

или продолжение будет?

22

Евген, 08-04-2007 01:28:46

О жизни хуле.
я сам в коме лежал только не помню ниче...

23

Хуйтебевгрызло Посамыегланды, 08-04-2007 02:04:48

Прадалжения будит? а то канцоффка как та быстра кончилась ничем, апять жи тема йобли с мидсистрой нихуя не раскрыта.

24

Бабик, 08-04-2007 08:22:55

неплохо, хорошо бы продолжить

25

kozlopotam, 08-04-2007 13:38:40

про то каг пиздили афтора? щас прочтем

26

kozlopotam, 08-04-2007 13:43:02

кокаято недоговоренность присуцвует

27

Липа, 08-04-2007 16:13:26

Я понял так, что здесь два крео.
1- про охоту и кабана
2- про потустороннюю жизнь.

Если второе убрать ( баян заезженный!), а первый расширить, сделав образ Кабана центральным, то получится недурственно.

28

хуисос, 09-04-2007 02:12:40

А ты ибёсси в рот?

29

Рангарик (гибель богов б/п), 09-04-2007 09:38:39

Крео ниасилил. На кабанофф ахотиццо люблю.
Фф плане ахоты аффтар напесдел.

30

кузенька, 11-04-2007 17:25:22

Понравилось! Однажды видела кабана в метрах трех от себя. Писец!!! Никогда не думала, что умею так быстро на дерево залесть. Так он, гад, меня еще часа два караулил.

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«А если что, то за шкирку их сразу или с ноги по еблищщу. Чё? Воняет? Грязные носки? По роже тебе носками этими блядина ёбаная нахуй. Ты свои тампаксы нюхала когда-нибудь?! За волосы тебя и в помойку лицом, нюхай срань свою! Нюхай я сказал! Нравицца? То-то же блядь!»

«...слышны стоны. топор в одиночистве мнёца на сцене 1 минуту, стоны заканчиваются, выходит красный и потный какандокало, из расстегнутой ширинки торчат семейные трусы. топор поспешно бежит за кулисы. какан не успевает отдышатся, как через 40 секунд топор возвращается. из расстегнутой ширинки торчит что он сегодня без трусов. »

1

Я люблю иногда смотреть видео 18+ и нашел для себя лучший сайт, это http://inmassage.org/ там собранны реальные видео эротического массажа с привлекательными девушками, которые помнут вам спину или даже простату.

Отлично провести время и получить эротический массаж в спб поможет ЭроБодио!

проститутки нск

Реальные индивидуалки СПб

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2021 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg