СЕКС ВИДЕО
Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

Пофигист

  1. Читай
  2. Корзина хуятора

Медленно фокусируя левый глаз, я рассматривал фотографию своей жены, висевшую на двери сортира. Обычно это помогало просраться, но почему-то не сегодня. И вообще сегодня странный день - подумал я. И все сегодня происходит не как обычно. К примеру, взять…
Вдруг завыла сирена и у меня в мозгу загорелась лампочка неотложного вызова. Я дернул ручку смыва. Унитаз сразу завелся, выпустил шасси и повез меня в аппаратную. На экране моновизора появился отчаянно дрочащий шеф. От черезмерной натуги ослабла пружина в моем механическом глазе, и видимость стала отвратительной. Я вынул маленький заводной ключик и подкрутил им у виска. Изображение стабилизировалось. Обеспокоенный вид шефа предвещал что-то ужасное. Однажды я видел его таким, когда его в попу парили. Это было накануне четвертой мировой. Тогда на Землю напали космические педерасты. Секретность сообщения шефа не вызывала сомнений. Я в спешном порядке закрыл все форточки, задернул шторы, подмылся и включил секретный телеграф. Заслышав невообразимо трехэтажно-матерный набор точек и тире, я поспешил включить фильтры.
Отфильтрованное сообщение само по себе не представляло какой-либо полезной информации для неосведомленного человека. Гениальность секретного послания была очевидна, - поворот листка бумаги на 180 градусов предоставлял возможность для прочтения оного. Разве что для этого пришлось бы учиться читать подчерк шефа.
Послание гласило:
Совершенно секретно нах тчк ??? твою мать где ты был ??? ???? У нас чп
Юрий Гагарин умер от насморка ??? летишь ты незабудь посрать нах?? довстречи на космодроме.
Я положил в чемодан пару сменных портянок, лазерный наган, глобус галактики, трехлитровую банку кислорода, бутылку космического самогона, два аллюминевых презерватива (венерический геморрой очень заразен) и коробку фольгированных прокладок "Forever" для защиты от домогательств космических педерастов. Спустившись в гараж, я развел пары моего тарантаса, и резко тронулся с места, выезжая на улицу. Мой тарантас шестой модели имел атомный паровой двигатель и на гладкой дороге с попутным ветром мог развивать скорость аш до 34,56 км/ч, потребляя при этом всего 120 литров атомного бензина на каждые сто километров пути.
Я на предельной скорости мчался по булыжной мостовой. Водяной пар, разогретый мирным атомом, со свистом вырывался из дырявого котла. Отработанные атомы с грохотом вываливались на мостовую. Испуганные прохожие шарахались по сторонам, а те из них, кому здоровье или возраст не позволяли побыстрее унести ноги, громко орали, что то про мою маму, попадая под колеса.
Чтобы срезать крюк в пару километров пришлось проехать по кладбищу. Ехать было трудно: приходилось объезжать большие мраморные надгробия, а на небольших могильных холмиках меня подбрасывало так, что я стукался яйцами об руль. За мной гнались разгневанные мертвецы. Я прибавил ходу - мертвецы не отставали. Наконец на горизонте появился космодром "Бай-Конур". Мертвецы стали отрывать куски плоти и кидать в меня. Один попал мне в спину и вызвал кожный зуд. Я въехал на космодром, показав пропуск в окно, и отсосав у охраны. У мертвецов пропусков, да и сосать они не хотели не было и их на космодром не пустили.
Оставив машину на стоянке, я накинул на плечи спиновый чесатель, взял чемодан и направился к шефу.
- Капитан 3-го ранга Калов Аркадий по вашему приказанию прибыл - войдя к нему в кабинет, доложил я. Мой шеф, седой и жирный надполковник космической милиции Нехуев, как обычно сидел на своей любимой табуретке у окна, курил космический "Беломор" и пил чай с сахарином, и продолжал ананировать. Жестом он предложил мне … Я взял.
- Вам интересно знать, что на самом деле случилось с Юрием Гагариным? - спросил он и смачно отхлебнул из железной кружки, - как показал чорный ящик из его головы, Гагарину стало трудно дышать носом и он начал ковырять пальцем в ноздре. Нащупав там пальцем что-то твердое, он зацепил это пальцем и вытащил, в голове раздался щелчек, а на ладонь выпала чека от гранаты. Через несколько секунд его голова взорвалась.
И все это несмотря на то, что специальным агентам категорически запрещается ковыряться в носу. А в случае попадания в плен ковыряться в носу нужно обязательно. Тело специального агента набито различными техническими примочками. Я сам не знал всех возможностей аппаратуры, которой был буквально нашпигован.
"Ну ладно к делу"- сказал Нехуев.
- Терорристы взорвали галактическую канализацию. Из-за этого образовалась туманность "Кожная головка", которая непрерывно увеличивается. Говно уже поглотило несколько десятков обитаемых планет. В твое задание входит починка канализации и спасение галактики от потопа, а также поимка терорристов. В качестве помошников с тобой полетят сантехник Гриша и наш специальный агент 006, теоретик по отлову терорристов Вася Хренов.
О Грише ходили легенды по всей галактике. Он был, наверное, лучшим сантехником обитаемой вселенной и вез с собой специальный чемодан со всякими сантехническими прибамбасами. Там были всякие там ёршички различной длинны, вантусики, чваки, затычечки и 5 кг извести хлорной.
Хренова я раньше не видел , но его новые ловушки для террористов производили немалое впечатление.
Как уже, наверное, догадывается вдумчивый читатель, моя скромная обязанность заключалась всего лишь в спасении мира от какого-то там говна. Я, пожалуй, единственный специалист, имеющий некоторую практику в этой области (после смерти знаменитого Юрия Гагарина это становится особенно очевидно ясным). Шеф это знает и понимает, что все его доморощенные агенты, вызубрившие от корки до корки научно-популярные ныне труды академика Мундельштейна "Фекалология вселенной ", зря жрут свои пайки и ни черта в говне не понимают.

* * *
Наш космический крейсер "Дрищь" приближался к окраинам расширяющейся туманности "Кожная головка".
- Никогда не видел столько говна - Хренов стоял около иллюминатора с тарелкой манной каши. Медленно пережевывая, он смотрел куда-то вдаль… Нет, не на говно. Вероятно где-то там, глыбако там, прятались вредные террористы.
Божественную тишину нарушил сантехник, громыхнувший дверью толчка.
- Господа, не находите ли вы, что это уникальное образование представляет собой немалый научный интерес - сказал он, неторопливо шагая вдоль переборки, приложив к ней свой указательный палец, оставлявший на последней жирный след говна.
- Ой, бля!!! - сантехник, неожиданно для себя, посадил занозу.
- Памажь зелёнкой, в космосе полно всякой заразы - крикнул я.
- Чем ближе мы подбираемся к этой штуковине, тем чаще я хожу в сортир, и уже потерял четыре килограмма своего, отнюдь не лишнего, веса- жаловался сантехник Гриша, вгрызаясь зубами в свой указательный палец в попытке достать занозу.
- Ну чтож, придется жрать больше… - я не успел довести мысль до конца: раздались странные звуки. Издававший их Хренов, лежал на полу, судорожно размахивая аллюминевой ложкой. Он подавился манной кашей. Сантехник кинулся к своему чемодану, крича мне на ходу: "Быстрее, приготовь ведерную клизьму!"
- Клизьму!
- Мы его теряем!
- Придется срочно делать операцию!
Я аккуратно разрезал Хренову горло, а Вася поднял с пола ложку и стал там шывыряться, тщетно пытаясь достать остатки манной каши. Это удалось сделать пылесосом.
- Я видел! - хрипел Хренов.
- Заткнись! - кричал Гриша, заклеивающий скотчем ему горло: "Тебе нельзя
говорить!"
Но вдруг это очень важно?! - меня разрывало от любопытства.
Придется подключить его мозг к бортовому компьютеру. Два старых ржавых гвоздя были осторожно забиты в череп Хренова. Они служили электродами. Хренова мы подвесили за ноги, - чтобы лучше считывалась информация. Её анализ и обработка длились около получаса. Наконец, скрипя и заедая, из специального отверстия полезла перфолента. Игольчатый рисунок изображал обнаженного мужчину с веслом.
- Что это за хрень, твою мать! - я пнул Хренова в один из гвоздей. Хренов заорал, и из компьютера вылезла еще одна перфолента с изображением обнаженного мужчины, в энтот раз уже без весла, но с немеренно большим половым органом…
Вдруг в иллюминатор постучали. Веслом.
Через несколько минут, на пороге шлюзовой камеры, стояла обнаженная девушка, сжимавшая в своей руке бальшое космическое весло. Бросившийся в порыве страсти навстречу сантехник немедля получил им по ебалу, отчего лишился своего единственного переднего зуба.
- Чуваки, дайте мелочи, я в рот возьму! - настойчиво потребовала девушка, ничуть не смущаясь сложившихся обстоятельств.
Осознавая важность этого заявления, я, сломя голову, помчался в спальню и вскоре вернулся оттуда с кучкой мелочи, прихватив с собой пару пачек брома. Одну из них я немедленно засунул сантехнику в пасть, поскольку потеря зуба совершенно никак не отразилась на его состоянии. Сидя на полу он дрочил.
Отдав мелочь, и поставив перед девушкой тарелку жратвы, я перевел Хренова из висячего положения в сидячее, и, на всякий случай, тоже накормил бромом, хотя тот и слыл примерным импотентом, да к тому же ещё был без сознания. Старый добрый бром. Я всегда ему доверял. Хотя сейчас и развелась тьма новых лекарств от потенции, которая нынче не в моде. Слыхали рекламу по ящику: "Одна таблетка антистоина, и у вас никогда больше не встанет". Или что-то вроде энтого. Лично я пользовался более хитрым приспособлением. Его не так давно изобрел некий Ч. Фаллос - африканский инженер-биофизик. Суть его состоит в следующем: в организм имплантируется небольшой переключатель, имеющий два фиксированных положения, соответствующих истинным природным положениям вышенеупомянутого органа. Выключил, и никаких проблем. Очень удобно.
Амплитуда телодвижений сантехника постепенно шла на убыль. Наконец он успокоился и заснул. Я смотрел на девушку, которая, громко чавкая, удовлетворяла свой, воистину космический аппетит. Она была неплохо сложена, и моя рука невольно тянулась к заветному переключателю. Останавливало лишь стоящее в углу космическое весло, переведенное в боевой полуактивный автоматический режим: "сохранение девственности".
Вскоре гостья насытилась и стала ковиряться в жопе. Из состоявшегося разговора выяснилось, что девушку зовут Маша, и что больше всего на свете она любит жрать, но, поскольку в неё больше не лезло, пришлось отнять жратву и дать взамен резиновую куриную ножку. Приятная беседа продолжилась:
- Я работала помошником главного оператора канализационной системы "Sratch-5", связывающей несколько обитаемых миров и функционирующей по новейшей сливной технологии, и тогда я весила 190 кг, а сейчас мне стало больно сидеть на своей похудевшей заднице.
- И я даже знаю почему: вы все время сидите на левой ягодице, тогда как сердце у человека находится как раз с левой стороны, так что это, в своем роде, вредная привычка.
"…Хм, странно." - Маша поменяла роли своим ягодицам: "И вправду так немного удобнее". И она продолжила:
- Наша система связывала несколько обитаемых миров, а поскольку в этой части галактики практически все миры являются обитаемыми, особая сложность представлялась в отыскании, так называемой, "сливной" планеты. По специальному межпланетному соглашению таковой была выбрана планета Клоак, жители которой были евреями.
- А короче, бедняг поливали говном, лишь за то, что они были немного умнее остальных - я, как всегда, любил короткие эстетичные формулировки.
- А что нам оставалось делать, они ведь такие умные! По нашим трубам, протянутым через космическое пространство, канализационные отходы попадали в специальные разбрызгиватели, установленные при входе в атмосферу планеты Клоак. Но клоакцы хитрая и вероломная раса. Они со временем установили свои сливные приспособления на многих наших планетах, и начилась настоящая вайна. Разумеется, все шансы на победу были у нас. Мы превосходили клоакцев как по количеству канализационных отходов на душу населения, так и по количеству самого населения. Против них объединились засрантцы семи миров. Но проклятые клоакцы привезли каких-то хитрых тварей, которые имеют свойство срать больше, чем жрут. В ответ на это, наши учоные придумали суперновейшее слабительное средство "Purgen Extra +". И так далее и тому подобное. В один момент война превратилась в галактическую катастрофу и сейчас очевидно, что никто не выйдет из неё победителем. Вы непременно должны нам помочь!
В глазах Маши читалась тяжелая мольба. Из её полуоткрытого рта торчала резиновая куриная ножка, а по подбородку стекала слюна, падая на стол.
В моей голове уже прокручивались различные варианты решения проблемы. Я забил косячок и раскурился.
Можно, к примеру, вызвать большой говновозный космический корабль, загрузить туда все говно и отвезти на окраину вселенной. Но, пожалуй, придется сделать не один рейс, а это крайне экономически невыгодно. Врядли правительство согласится переводить деньги на говно. Отсюда до края вселенной несколько миллиардов световых лет. Один рейс обойдется порядка двадцати миллионов космических рублей. За такие деньги продать Родину?… пожалуй, можно. Этот вариант отпадает. А ещё можно изолировать туманность от внешнего мира с помощью картонной перегородки. Но здесь мешает другая проблема: картон имеет свойство намокать и рваться при этом. Да, это тоже не выход.
-"Эврика можно взорвать говно ядерной бомбой.
Но Маша меня уже не слышала, она громко храпела, развалившись на кресле. Спящие Хренов и сантехник сладко похрюкивали и причмокивали. Мне ничего
не оставалось делать, как тоже отправиться спать. Я отправился в машинное отделение.
Было тепло и много тараканов. Я прислонился боком к ядерному реактору и заснул.
Солнышко блястит, травка зеленеет, по нёй прыгают голые бабы и сачками ловят бабочек. Я сижу на завалинке и курю. Наливаю, выпиваю, протягиваю руку и срываю с колбасного дерева сочный плод. Закусываю. Вдругъ раздается громкий крикъ:
- Па-а-а-ма-а-а-гите суки, тону нахуй!!! - посреди сего райского уголка раскинулась большая лужа гавна. В ней тонет сантехник Гриша и кричит:
-"Па-а-а-ма-а-а-гите!!!"
Сон вдруг резко оборвался, но леденящий душу крик остался звенеть в ушах. Стряхивая охуевших тараканов, я ринулся в каюткампанию.
Орал сантехник, лежащий на полу. Всё было в крови. У него нехватало одной ноги. Оную с жадностью доедала девушка. Хренов с круглыми от ужаса глазами стоял напротив.
- Немедленно прекратите, что вы себе позволяете?! - я приставил к затылку Маши лазерный наган.
- А чё?- Маша повернула ко мне свою окровавленную физиономию.
- Хренов, а вы что стоите? Несите скорей смирительную рубашку.
- Ну я слышал, что самка богомола пожирает самца после совокупления, но такого представить себе конкретно никак не мог.
Хренов, еле передвигая ноги, отправился за рубашкой.
- Вы не выстрелите в беззащитную девушку - произнесла Маша, как только Хренов скрылся.
- Легко, а потом ещё и надругаюсь!
- Ну чтож, попробуйте!
Сильный удар в пах заставил меня выронить оружие. Пару раз головой об колено. Потом несколько раз ей же об стенку - она круто дерётца. Словив момент, я изловчился и увернулся от стенки, больно ущипнув Машу за сиську. Затем провел серию ударов ногами по девичьему ебалу. Пара из них достигли цели, но девушка сумела удержать равновесие и снова ударила меня в пах - было БОЛЬНО. Я сел на пол и закрыл глаза, ожидая очередного удара. И он последовал. А потом ещё один и ещё. Я корячился на полу, закрывая локтями печень. Схватил
сковородку,оставшуюся от ужина, и начал отмахиваться ею.
- А-а-а-а!!! - сзади к Маше подбежал Хренов с пожарным топором: "Умри сука!!!".
Маша легко увернулась от удара, и топор мягко вошел мне в бедро, подрубив несколько волосинок на лобке. Хренов получил удар в солнечное сплетение и согнулся. От следующего удара ногой по лицу он сделал в воздухе тройное сальто и, падая на стол, проломил оный, как в крутых индийских фильмах. Я собрал всю свою волю в кулак вытащил топор и сильно ударил Машу обухом по голове. Брызнула кровь. Полетели кусочки черепа. Девушка заорала, но сознание не покидало её. Весло, до сих пор стоявшее в углу, видимо почувствовало, что Маше туго, завелось и полетело всех бить. Хренов, пытавшийся разогнуться, получил по морде гребной его частью. Весло тут же заехало мне по почкам. Мимо, на дикой скорости, пронесся, разлетаясь в щепки, ряд привинченной к полу мебели. Головой я пробил стенку космического кора-бля. Очнувшийся от болевого шока сантехник, успел схватить меня за ногу, предотвратив выпадение в космическое пространство.
Холодный космический воздух ворвался в нашу уютную кают-кампанию.
"А-а-а!!!"- орал Хренов. Его ударило по яйцам. Не будучи простаком, он ловко зажал весло между ног и резким движением вывернул ему батарейки. Тем временем сантехник вытянул из космоса моё обмякшее тело. Открывшаяся дыра мигом присосала одно из кресел и временно успокоилась.
- Всемъ стоять!!!- в руке Маша держала мой лазерный наган. Единственным, кто мог стоять, был Хренов. Челюсть у него сильно отвисла, но не от удивления, а потому, что была сломана. Сантехник метнулся к своему чемодану. Но не тут то было. Страшный зелёный луч вырвался из дула нагана и впился ему в задницу. Запахло паленым мясом. Сиюжесекундный вопль, плавно переходящий в мат, подтвердил мою догадку о том, что подобные ранения смертельными не являются.
"В жопу попасть проще всего"- прокоментировал я случившееся, обращаясь к Маше. Она тупо уставилась на оружие, продолжая сжимать его в руке.
- Да. Это вам не фантастический боевик. Заряда хватает, к сожалению, только на один выстрел. Пиковая мощность слишком высока.
"Пиздец тебе сука!!!"-добавить к вышесказанному сантехнику было больше нечего.
"Ну это мы ещё посмотрим!"- Маша как следует размахнулась и бросила в меня наган. Рукояткой попало прямо в лоб. Кровью залило глаза. Последнее что я помнил - это её соленый привкус во рту.

* * *
Постепенно сознание возвращалось. Ничего совсем не болело. Кто-то заботливо вкатил мне слоновью дозу наркотиков. Наша возмутительница спокойствия валялась на полу, связанная. Как оказалось, Хренов не растерялся и после того, как я потерял сознание, сильно избил девушку веслом.
- Шеф, что будем с ней делать? - задал он самый идиотский в мире вопрос, видя как я открыл глаза.
Вокруг Маши ползал сантехник, внося предложения типа:
"Давайте отрежем ей ногу и сиськи".
- Пытать будите суки! - завыла Маша, - "ничего вам не скажу!"
- Успокойтесь, пытать вас никто не собирается. Мы же не звери - я поднял с пола гвозди, побывавшие в голове Хренова и тщательно вытер их об штаны из гигеенических соображений.
- Череп у вас раздроблен, так что специально пробивать не придется, - я уже было, приготовился вставить туда гвозди, как вдруг что-то сильно взорвалось. Корабль изрядно тряхнуло. Боясь, что не успею, я быстрей воткнул электроды Маше в мозг.
- Нас атакуют! - заорал сантехник, боязливо высовываясь из-за края иллюминатора. Стреляли ядерными снарядами. Ещё пара таких попаданий и мы погибнем. Я мигом оказался в рулевой рубке. Хренов, матерясь, уже тащил ящик с боеприпасами.
- Заряжай!!! - бой начался в 6:30 по космическому времени.
Стоял такой жуткий грохот, что приходилось все время держать рот нараспашку, чтобы не порвались барабанные перепонки. Казалось, не было ни одной щелочки на корабле, куда бы ни проник пороховой дым, больно разъедавший глаза. Где-то рядом разорвался ядерный снаряд, и лицо обдало потоком горячих нейтронов.
К полудню дым рассеялся, и стрельба прекратилась. Кресло, закрывавшее дыру, вдруг легонько отодвинулось. В каюткампанию влетел неприятельский космический корабль величиной и своей формой напоминавший, средних размеров, унитаз. Над ним надменно развевался белый парламентерский флаг. Люк приоткрылся и оттуда, один за другим вылезли шесть существ ростом каждый по два метра. Я только диву давался: как они все туда убрались?!
- Вы кто? - растерянно спросил сантехник.
- Мы - инопланетяне! - гордо ответило одно из существ.
И действительно, выглядели они соответствующим образом: зелёные, пара антенн на голове, хоботок вместо носа, мозги вместо яиц, - ну, словом, типичные инопланетяне.
- Вы, конечно же, должны понимать, что поскольку мы инопланетяне, то нам всё человеческое чуждо, и мы очень хотим вас убить,- дипломатично продолжил инопланетянин.
- Ну, давай, стреляй, сука, всё пиздец! - с Хреновым случилась истерика. Он упал на колени перед инопланетянами и разорвал свою рубаху, выпячивая вперёд грудь, покрытую редкими волосами. - Всё равно мы вас имели и будем иметь!
Один инопланетянин неспеша вынул ножик, отрезал Хренову ухо и сожрал его с превеликим удовольствием, громко чавкая. Спецагент заверещал и повалился на пол. Он перекатывался с одного бока на другой, размазывая собой крупные красные капли крови.
Очко у всех сразу подсело на минус. Нужно было разрядить обстановку.
- Давайте знакомиться, меня зовут Аркаша, - я протянул инопланетянам свою подрагивающую руку. Существа некоторое время стояли молча, с подозрением разглядывая мою руку. Наконец один из них, тот, который заговорил первым, протянул своё щупальце и мы обменялись рукопожатием.
- Федот, - представился он. - Мы вас не убьём, если отдадите нам тёлку.
"Вот Бля! Ведь и нам Маша тоже нужна. Она, как минимум, должна знать свой военно-стратегический обьект - канализацию."- думалось мне, и, наверное, не только мне. Выход из этой ситуации нашелся сам собой.
- Мы вам всё отдадим, парни. Только не убивайте, - застонал Хренов. Сам он подавал мне какие-то недвусмысленные знаки, пощёлкивая пальцем по горлу.
- Вот ещё! Этих тварей самогоном поить, - я повернулся к Хренову и покрутил пальцем у виска.
- Делай что говорю, - зашипел спецагент. Я выволок из-за угла Машу и бросил её
под ноги пришельцам, увидев, как заблестели их глаза.
- Парни может на посoшок, а? - Хренов достал мою бутылку и разлил на семерых. Инопланетяне в нерешительности переминались с ноги на ногу.
- Ну… давай! - Федот рубанул щупальцем воздух. Инопланетяне, осторожно подняли стаканы и один за другим опрокинули, вливая содержимое себе в хобот. С ними выпил и Хренов.
- Хорошо пошла, - сказал Федот, довольно покрякивая. Раздалось одобрительное уханье остальных. Инопланетяне засобирались, и уже было, заспешили обратно в свой унитаз, как вдруг все сразу попадали, хватаясь щупальцами за животы, сблёвывая зелёную пену, пачкавшую всё вокруг.
- Всё пиздец. Отравились ребята, - произнес сантехник на фоне стихающих блевательных звуков.
- Хренов, ты что в мой самогон насыпал, паскуда.
- Я? Да ничего! Как видишь я-то жив!
Да уж. Хренов был живее всех живых. Эх, сейчас бы мне рюмочку, да выжрали всё. Скоты.
- В чём же дело. Отчего они все попадали. Самогон-та хороший!
- Э бля! Это потому, что в нём содержались чужеродные им вещества, всякие там жыры, аминокислоты.
- Хренов! Ты знал, сука ? - догадка пронзила меня с ног до головы. Счастливая улыбка расплылась на лице.
- Да нет вообще-то, - удивлению Хренова не было конца,- я просто выпить хотел.
Я распинал Машу и спросил, что нужно было пришельцам.
- Какие пришельцы, ёптэ? Этож клоакцы. Они НАС ВСЕХ УБЬЮТ! ДАЙТЕ МНЕ САМОТЫК! Я ТРЕБУЮ ГУМАННОЙ СМЕРТИ! - Маша повалилась на пол и жадно принялась схлёбывать блевотину инопланетян. Я попытался оторвать девушку от этого занятия, но было уже поздно - Маша билась в предсмертном огразме.
- Ну и кто будет всё это убирать? - неизвестно к кому обратился сантехник, когда мы остались втроём.
- Видимо, никто, если срочно не предпринять мер, - в моей голове моментально созрела сумасшедшая идея. Я прыгнул в инопланетянский корабль и закрыл за собой крышку, приказав Хренову отодвинуть кресло, закрывавшее дыру. Внутри унитаза было темно, и много говна. Я нащупал в темноте рычаги управления и стал их лихорадочно дергать. Наконец мотор заработал и корабль выбросило в космос. Отлетев метров на двадцать от нашего крейсера, я остановил унитаз и принялся изучать его изнутри, включив карманный фонарик. Инопланетянский корабль был напичкан различной хитрой электроникой так, что было трудно дышать. От недоумения, как сюда поместились шесть здоровых инопланетян, хотелось плакать. Вдруг у меня под ногами что-то звякнуло. Я поднял со дна унитаза небольшую консервную банку. Клоны консервированные, пять человек - значилось на ней.
- Отлично, это будет мой диверсионный отряд! - на верхней крышке банки имелась пара кнопок для программирования.
Вдруг экран передо мной зажегся и на нем появилось лицо главного инопланетянина. Лицо было большим, круглым с пупырышками - инопланетянин был блатным.
- Федот, ну как? Бабу взяли?
- Всё ништяк. Взяли, - ненапряжно ответил я.
- Остальных сожрите. Крейсер - на нашу орбиту. Унитаз срочно сюда. Конец связи.
Мои предположения подтвердились,- нас не оставили бы в живых ни при каких обстоятельствах. Я связался со своими и приказал лететь на орбиту.
- Какую орбиту нах? - спросил Хренов.
- А я почём знаю, мне пох ? На ихнюю наверное. Я приоткрыл крышку унитаза и осторожно выглянул наружу. Инопланетянский флот состоял из трёх линкоров и космической станции "SHIT2".

Назовите пароль! - прогремело в ушах. Унитаз повис над шлюзом неприятельской станции, готовый быть раздавленным в любую секунду.
- Пароль? Какой пароль блядь?
К моему изумлению шлюзовая система заработала, пропуская меня внутрь. Осторожно приподняв крышку, я наблюдал, как вокруг меня снуют ничего не подозревающие инопланетяне, в коричневых рабочих комбинезонах, с гаечными ключами в руках и в карманах. Вдруг один из них подошел к моему унитазу и постучав гаечнымъ ключом, тихонько осведомился: - Есть кто?
Я затаился, задержав дыхание. Инопланетянин преспокойно поднял крышку унитаза, расстёгивая свой коричневый, пахнущий машинным маслом комбинезон и начал отливать, в упор глядя на меня, свободной рукой придерживая крышку. По моему лицу побежал тепленький поток инопланетянской мочи. По мере того как иссякал его поток, лицо инопланетянина начало медленно меняться, приобретая сначала изумленный, а затем испуганный вид. Под конец, когда я схватил инопланетянина за яйца, он и вовсе растерялся.
- Тебе дороги твои яйца?
- Это не яйца. У нас, инопланетян, там находятся мозги.
- Тем хуже для вас пидор,! Если тебе дороги твои мозги, будешь делать что я скажу. Ты понял? - гневно прошипел я, вытирая лицо и крепче сжимая кулак.
Инопланетянин, казалось, балансировал на гране понимания от сильного давления на мозг. Он плакал и звал маму. С трудом волоча унитаз, он дотащил меня до лифта.
- Эй что тут у тебя? - громадный синий военный вышел из лифта и вопросительно посмотрел на моего инопланетянина, угрожающе покачивая шипованой дубиной. - Рабочим наверх не положено!
- Уйди нах… !
Синий инопланетянин поглядел по сторонам, тщетно пытаясь запеленговать обидчика. Наконец он снова обернулся к рабочему и угрожающе произнёс: Это ты падла, ща сука пиздить буду !
- Нет, это не я а он, - рабочий указал щупальцем на унитаз и мой кулак судорожно сжался. Рабочий не издав не звука упал замертво. Синий инопланетянин поднес свою рожу к унитазу и поднял крышку.
- Уо, бля во чудо! - он принялся меня разглядывать,- да тут полный унитаз гавна!
Такого издевательства я не выдержал и выскочил, отбросив синего пинком в рожу. Вскакивая в лифт я слышал вой сирены перемешивающийся с разгневанными криками толпы инопланетян. Я успел вовремя нажать какую- то кнопку и лифт стремительно понесся вверх. Вдруг из дальнего тёмного угла кабины выскочили двое.
- Вы кто, бля? - спрашивать я как будто и не собирался.
- Мы лифтёры!
Лифтёры ринулись в атаку. Я мягко подпрыгнул расчитывая ударить в прыжке первого из нападавших, но потолок кабины был слишком низок и больно стукнул меня по темени. Я упал на колени и тут же первый нападавший накатил мне в лицо с ноги. Ноги у инопланетян вонючие и склизливые. Вонючая склизь стекала по подбородку. Второй инопланетянин схватил меня за грудки и лбом расквасил мне нос, то бишь взял на джьбан. Я пытался было отмахиваться и пару раз даже попал ему в ебало. Но куда там, инопланетяне были здоровенные, накачанные и мигом упёрли меня рожей в пол кабины, больно скрутив за спиной руки.
Вдруг что-то вывалилось у меня из кармана и покатилось. Банка с клонами! То, что надо! Изловчившись, я пнул державшего по мозгам и он на какое-то время ослабил захват. Этого было достаточно. Носом я активировал банку. В это время второй лифтёр что есть мочи размахнулся, найденным невесть где, пожарным топором. Кое как, я увернулся от удара, и топор, срезав моё левое ухо, разрубил банку пополам.
Клонов получилось не пять, как указано было в инструкции, а десять, правда поменьше ростом. Клонам, как известно, как пить дать подраться, да собственно и выпить они не прочь. Они заполонили всю кабину и стали медленно убивать
лифтёров, с садистским самозабвением размазывая по полу их зелёные кишки. Когда с врагами было покончено, я приказал одному клону оставаться в кабине, в виде отвлекающего манёвра, а сам с остальными полез в шахту лифта. Клоны, будучи моими уменьшенными копиями, легко пролезли в вентиляционные шахты, тогда как мне пришлось раздеваться и мазать своё тело кишками инопланетян, жалея что не захватил с собой баночки тараканьего сала. Ведь именно оно, как было доказано учёными, позволяет тараканам проникать в труднодоступные места. После нескольких минут ползанья по трубам, я почувствовал, что крепко застрял.

- Хозяин, энергетический ресурс виртуального протеина заканчивается. Мы распадаемся на простые молекулы, - обратился ко мне один из клонов. Как только он закончил фразу из бокового вентиляционного ответвления появился длинный, изогнутый ствол синхротронного ружья. Направленный прогрессивный изгиб позволил ему приблизится вплотную к виску моего несчастного двойника. Выстрела я не услышал, ибо синхротронное оружие действует бесшумно. Мои внутренности сжались, а здоровый глаз рефлекторно зажмурился. Черепная коробка клона лопнула и его мозг под давлением разлетелся во все стороны, забрызгав мне лицо. Ужасные вещи может сотворить один единственный электрон, разогнанный синхротроном до околосветовой скорости.
Ствол ружья потихоньку убрался восвояси, и это было понятно - столь грозному оружию необходима перезарядка. В это время клоны, сдерживая свое обещание, разваливались на простые молекулы. Их набралась в итоге небольшая кучка. Я сгрёб молекулы руками и аккуратно, чтобы случайно не проглотить, положил за щёку, прекратив тщетные попытки вырваться из железного обьятия вентиляционной трубы. Я просто тихо лежал и ждал дальнейшего развития событий. Знакомый ствол не заставил долго ждать своего появления. Завораживающе медленно он остановился возле моего виска и обдал своим ХОЛОДОМ. Стояла напряжённая тишина, изредка нарушавшаяся звуками, сопровождавшими моргание механического глаза и гулким биением силиконового предсердия. Где-то в конце трубы тихонько шуршали тараканы. "Неужели это конец ?" - подумал я и заорал от ужаса. Раздался характерный аннигиляционный хлопок. Ствол ружья вмиг разорвало на части, а на моём виске вскочил здоровенный дымящийся прыщь. Это сработала активная броня, вживлённая мне в кожу. На встречу электрону, вылетевшему из ружья выстрелился позитрон, и они взаимно аннигилировали. От неожиданности я не заметил, как проглотил то, что осталось от клонов.
- Эй там! Выходи с поднятыми руками! Мы тебя засекли!
- Гуманная смерть гарантируется межпланетным соглашением ER024Ы-II IOPTE.
Услышав реплики инопланетян, и вспомнив трагическую кончину Маши, я отказывался что-либо соображать.
- Не могу, я застрял!
- Витёк! Тащи насос, ща продуем.
Я почувствовал как горячий воздух нагнетается в часть трубы, оставшуюся позади и снова заорал. Казалось что меня сейчас разорвёт столь резкий перепад давлений, однако опасения оказались напрасными и поток вытолкнул меня навстречу неизвестному, чуждому миру клоакской орбитальной станции.
Выломав вентиляционную решётку я ввалился в небольшое помещение под ноги здоровенному клоакскому жлобу, один только хобот которого был толщиной с мою ляжку. Он, не упуская такой возможности, заехал мне по лицу кованным ботинком, как показалось 54 размера. Подбежал ещё один инопланетянин тщедушных пропорций и удостоверившись, что я вполне безобиден, тихонечко пнул и отбежал в сторону.
- Петрович, можно я его сожру? - спросил кого-то жлоб. Этот кто-то как раз показался в поле моего зрения. Блатной с экрана монитора в корабле-унитазе. Такие лица забыть невозможно.
- Потом Витёк, потом. Но сейчас можешь его отпиздить.
Инопланетяне, видимо, зря время терять не любили. Пока Витёк занимался своим делом, блатной завязал разговор.
- Я всё про тебя знаю. Ты - вонючий мент Аркадий Нехуев.
Приложив к моему лицу замызганную и запачканную старой кровью подушку, видимо, чтобы сразу не убить, Ёбаный Витёк постарался сразу этого не сделать.
- Ты сука НЕХУЕВ и умрёшь страшной смертью, а твою расу людей мы утопим в говне, - продолжал Петрович.
Подушка медленно сползла с моего лица, вместе с остатками зубов. Тщедушный инопланетянин бросился собирать золотые коронки. "Зачем инопланетянам золото"- подумал я, - "ведь им всё человеческое чуждо. Н-е-е-т, за этим что-то кроется."
Мои размышления снова прервал Витёк. Он сломал несколько нижних рёбер очередным ударом и мне стало трудно дышать. Видя, что я уже начинаю терять сознание, блатной спросил о том, как меня сюда занесло, и некоторые военные секреты он тоже попросил рассказать.
- Давай колись сука, а то мы тебя сейчас живьём жрать будем!
- Подавитесь гниды! - и я запел российский гимн. Пение продолжалось недолго, поскольку Витёк достал большой нож, отрубил палец моей левой руки и принялся её жрать.
- Петрович, а он вкусный. Хочешь попробовать.
Жуткая боль пронзила моё измученное побоями тело. Я громко орал, сидя на полу, харкая и захлёбываясь кровью. Клоакцы, видя мои страдания, бились в истерическом, садистском смехе. Жлоб ещё не успел прожевать мои пальцы, тщедушный был само ехидство, а Петрович в диком приступе смеха широко разевал свою пасть. Сейчас бы какой-нибудь, совсем крошечный пистолетик, с одной пулей. Я бы не пожалел её для врагов. Но нет, я был нагой, безоружный и одинокий в этом враждебном мне месте.
Вдруг страшная БОЛЬ пронзила мою правую ногу. Казалось, что нечто изнутри приказало разорваться моим мышцам. Громадная доза заменителя адреналина наполнила ножную артерию, достигла сердца и заставила его с учетверённой силой биться о грудную клетку, выкачивая дурную кровь наружу через обрубок пальца. Я мигом вскочил на ноги и дотянулся здоровой рукой до бедра. Из разошедшейся кровоточащей мышечной ткани торчала рукоятка револьвера моей любимой модели "Рабинович-137"с полной обоймой.
Выхватив оружие я открыл огонь. Огневая мощь револьвера позволила одной пулей разорвать пополам тщедушного клоакца, потянувшегося за наганом. Витьку первая пуля попала в живот, разметав его кишки. Один кусочек залетел Петровичу прямо в пасть и заставил заткнуться.
Расстреляв обойму, я обнаружил, что блатной и Витёк ещё живы. Петрович даже полз к выходу и что-то хрипел. Я поднял с пола кусок кишки и, вырвав из инопланетянина несвободный её конец, перетянул свой обрубок.
- Петрович ты куда, паскуда? Давай пожрём! - не было здравого смысла в здоровом порыве моей страшной мести. Я поднял нож и, отрезая кусочки от Витька, стал запихивать их в рот Петровичу. И продолжал, пока оба не отошли в свой инопланетянский рай.
Комната была лишена окон и всех остальных средств коммуникации. Единственную дверь я заблокировал и произвёл осмотр помещения. Нашлась небольшая аптечка к моей, вскоре иссякшей, радости, поскольку содержала лишь две пачки просроченного озверина. Боль была невыносимой, и, чтобы хоть как-то её унять, пришлось проглотить весь озверин.
Вскоре я почуствовал себя лучше и принялся вооружаться. Из всех вещей в комнате в качестве оружия подходил лишь длинный прут арматуры, который удалось выломать из стены. Наган тщедушного инопланетянина был однозарядный, как и следовало ожидать. Бензопилы на руку не нашлось, пришлось приделать ножовку по дереву, которая валялась на полу.


Вскоре я нашёл его. Это был ящик кубической формы, сделанный из прочного сплава, высотой с пол-метра. На нём мне удалось разобрать лишь одну надпись, сделанную большими красными буквами. Она гласила: Т-ВАРЬ. Ожидая сам не знаю чего, я аккуратно прострелил механический замок ящика и осторожно приподнял крышку.
- Ваа-аа!!! - Оттуда выпрыгнула, громко оравшая тварь. Я инстинктивно отпрянул. И вовремя. Тварь грозно щёлкнула зубами перед самым моим носом. Она снова страшно заорала и ринулась в атаку. Я вовремя успел размахнуться и ударил тварь арматуриной. Грозное животное отлетело к стенке, захлебнувшись в своём крике. Видя, что меня так просто не одолеть, Т-варь принялся пожирать трупы клоакцев и тут же стал срать. Я опомнился, лишь когда говно затопило помещение по-колено. Нужно было срочно что-то предпринять.
- А ну прекратить немедленно! - грозно окликнул я Т-варя. Он слегка повернул своё заднее лицо, и мощный поток гавна сбил меня с ног. Затылком я ударился об тумбу и едва не захлебнулся.
- Ваа-аа! Ваа-аа! - Т-варь слегка подпрыгивал, заливая говном пространство комнаты и выражая тем самым своё полное удовлетворение случившимся.
- Эй Петрович! У вас там всё нормально? - прокричал кто-то за дверью.
- Ломайте дверь, пареньки! Беда! - крикнул я в ответ.
- А ты кто?
- Милиция! - выкрикнул я для ускорения процесса. В тот же миг мощные удары обрушились на дверь. Уровень гавна уже добрался мне до подбородка. Ещё немного и конец. Утонуть в говне - самая ужасная смерть во Вселенной. Тварь, тем временем, вися на люстре, продолжала своё благое дело. Наконец дверь разлетелась под мощными ударами инопланетян и уровень гавна снизился до полуметровой отметки. Толпа снаружи, смываемая потоком, возбуждённо закричала:
- Он активировал нового мутанта! Спасайся кто может!
На станции творилось невообразимое. Клоакцы, забывая надеть космические скафандры, разбивали иллюминаторы и выпрыгивали в открытый космос. Потоки гавна текли теперь отовсюду - Т-варь добрался до склада пищевых продуктов. Инопланетяне тонули в говне в страшной давке. Рядом со мной вдруг вынурнуло перекошенное ужасом лицо какого-то клоакца.
- Спасайся кто может, линкорам дан приказ уничтожить станцию! - увидев, что я не инопланетянин инопланетянин сердито выдохнул воздух из своего хобота, забрызгав меня говном.
- Хренов! Ты должен умереть! - инопланетянин вцепился щупальцами мне в горло. Я занёс руку и провел сверху вниз глубоко вонзая ножовку и тут же почуствовал как кто-то тащит меня за волосы вниз. Однако, цепкий инопланетянин не отпускал и продолжал душить. Трудно сказать что я предпочитал в тот момент: утонуть в говне или быть задушенным. Инуиция подсказала, и я начал перепиливать щупальца, державшие за горло. Когда одно из них отвалилось, хватка инопланетянина ослабла и моя голова полностью ушла в говно, влекомая за волосы в глубины. Я почуствовал как говно проникает в органы дыхания, но не мог ничего поделать из-за полного изнеможения. Пара судорожных бульков и я провалился в небытиё.

* * *
Всё остальное, находящееся за пределами реального мира, составляет тишина. И, безусловно, темнота. Эти две вещи плотно обволакивают душу усопшего и душа растворяется. Я, наверное, уже умер и поэтому имею право так рассуждать. Вы когда нибудь задавались вопросом: А какого же цвета темнота?
-"Чёрная"- ответите вы. И будете абсолютно неправы, ибо она скорее коричневая. Коричневая и достаточно вязкая, чтобы не позволить вашей душе раствориться. Хотя именно это не имеет своей значимости в загробном мире, ибо там теряются привычные нам свойства времени. Оно перестаёт течь и почти всегда стоит на месте, потому, что некому подгонять его вперёд. Ничто здесь не материяльно. Мир загробный, подобно реальному, надёжно хранит свои тайны. Быть может то, что здесь является непонятным, в реальности очень просто и очевидно.
Темнота вдруг стала подёргиваться, а тишина постепенно отодвинулась, локализируясь в точку. Материя стремительно обрастала центры своей конденсации и плавно перерождалась в обьекты реального мира. Я не открыл глаза. Они вовсе не были закрыты. Пред моим взором предстал небольшой кусочек нашего мира в виде светлой, просторной каюты. Далеко не самый паршивый кусочек, как легко было заметить. Кто-то блевал мне прямо в рот и одновременно делал массаж сердца. Я почуствовал боль, пронзившую легкие, как говно покидает меня. Меня перевернули лицом вниз и дали отдышаться.
Стройный смуглый человек со слегка седеющей бородкой счищал говно и блевотину с лица, правильные черты которого говорили о высоком и знатном происхождении.
- Меня зовут капитан Кела. Добро пожаловать на борт Нахуиса.
- Какой ещё капитан Кело!? Мы же в космосе, а не под водой. Здесь нет воды!
- Успокойтесь, - продолжил капитан спокойным ровным голосом, - мы не под водой и не в космосе. Мы - под-говном. Посмотрите сами.
Я обратил свой взор к большому круглому иллюминатору, занимавшему всю стену каюты. За ним ни черта не было видно. Снаружи его обволокивала коричневая, хлюпающая стена.
- Вы случайно не знаете: кто активировал нового мутанта на клоакской базе?
- Я… нет, не знаю, - удалось мне вовремя ответить, ибо в мою душу закрались опасения.
- Если б знал, я б этого мудилу его вот этими руками удавил! - моему взору предстали руки капитана, испачканные в говне. Меня передёрнуло, остатки блевотины вытекли изо рта и крупными каплями скатились с подбородка на пол.
- Вы знаете, что эта тварь - самое опасное оружие, придуманное нечеловеческим разумом? - продолжал Еело, - внутри его утробы нарушаются все мыслимые законы сохранения. Кроме того, он способен выдерживать практически любые механические и термические воздействия. Такой твари может повредить лишь прямое попадание атомным снарядом. По моим предварительным расчетам он засрёт пол-галактики за каких нибудь пару дней. А вы вообще кто? - вдруг опомнился капитан.
- Вы же должны знать кого вытаскиваете из говна,- и тут я вдруг обнаружил, что забыл своё имя. Впрочем это и не казалось мне тогда таким уж невозможным, - ну, допустим, Вася, - соврал я.
- Успокойтесь, вы здесь в полной… - очередная реплика Немо потонула в ужасном грохоте падавшего оборудования. Наутилус сильно накренило.
- Пробоина по левому борту! - закричал кто-то из членов команды. Капитан выволок меня в корридор. Дела обстояли неважно. Десяток матросов тщетно пытались заткнуть бревном отверстие в борту, источавшее говно. Говно медленно втекало вовнутрь, поскольку было достаточно вязким на такой глубине погружения.
- В нас стреляли глубинной многоступенчатой торпедой, - разъяснил капитан, кивком головы указывая на полуубитого матроса, - Бедняге не повезло. Он, видимо, проходил мимо и его задело, - в туловище матроса зияла дыра такого же размера, что и в корпусе Нахуилуса.
- А-а-а-бля. Помогите, - вяло кричал раненый матрос, - я хочу пить!
К раненому подбежал один из членов команды, здоровенный матрос с новым бревном. Он вставил один конец бревна в грудь пострадавшему и попробовал провернуть, желая убедиться: плотно ли сидит? Не обращая внимания на жалобные стоны раненого, матрос, подперев последнего ногой, с трудом вытащил бревно: "Вот это подойдёт, парни!"
Вдруг новый торпедный удар сотряс Наутилус. Торпеда попала в то же самое место. Прежде чем говну суждено было хлынуть вовнутрь с новой силой, взрывная волна разметала во все стороны гуляш из десятка матросов. Здоровенного сбило с ног, а его
бревно, закрутитившееся как щепка, ударило капитана по мордамъ. Немо вместе со мной отбросило в сторону. Немного придя в себя, я подумал, что неплохо бы изолировать повреждённый отсек. Но вот незадача, конструкция крышки люка не позволяла закрыть его, находясь в безопасной части Нахуилуса.
- Быстрей, закрывай люк! - крикнул я здоровенному матросу, устремившемуся за нами и закрыл крышку перед его носом. Матрос в панике не заметил подвоха и туго завернул шпингалеты. Спустя минуту он, видимо, опомнился, но, к счастью, было уже поздно. Говно сделало своё дело.
- Максимальное погружение! - скомандовал капитан Немо и принялся с поразительной быстротой переключать какие-то тумблеры на многочисленных панелях управления. Желание помочь было столь сильным, что я бросился делать то же самое. Механизмы Нахуилуса неблагозвучно загудели, а переборки судорожно затряслись. Из единственного унитаза на подлодке попёрло говно. Быстро прибывая, оно вскоре достигло отметки "по пояс", ясно обозначенной на каждой переборке и я прочно увяз по самую грудь.
- Не волнуйтесь. Так всегда бывает при экстремальных погружениях. Выше уровень не поднимется, - заверил меня капитан.
- А что вы вообще знаете о говне? - спросил я весьма озлобленно, вспомнив свою высокую квалификацию в данной области.
- Всё! - Таков был ответ капитана Кела, великого учёного, гения, которому никогда не было равных во всей обитаемой вселенной. И этот ответ был абсолютно правдивым на все 84%, как и любая абсолютная правда.
- Я могу превращать говно в золото! И не надо так на меня смотреть. Я приведу вам доказательства. Древние алхимики ошибались. Они искали философский камень. Никому и в голову не приходило, что это может быть жидкостью. Философской жидкостью. Никакого волшебства. Только особый химический состав и направленные термоядерные реакции в моей специальной плазменной установке. Я назвал её "Говно-2".
-Почему же 2. Насколько мне известно, такая установка не имеет мировых аналогов? - сконструировал я.
- Это грустная история. Первая установка называлась просто "Говно". Эксперимент был неудачным. Магнитное поле не смогло удержать говно. Установка взорвалась, покалечив много людей. При этом погибла моя семья и любимая девушка. С ТЕХ ПОР Я НЕНАВИЖУ ГОВНО!!! - капитан затрясся в приступе бесконечного горя… Ну вообщем ему стало херово: на глаза навернулись слёзы и наступило лёгкое удушье. Капитан пытался что-то сказать, но не мог, а лишь издавал хриплые звуки и указывал пальцем за мою спину. Я повернулся и увидел сзади, на полке, бутылку с надписью "Философская Жидкость". Оной оказался весьма неплохой спирт с небольшой примесью странных белых хлопьев и привкусом сероводорода, привыкнуть к которому, стоя по пояс в говне, не составляло особого труда. Мы выпили по стаканчику и приятная теплая волна, зародившаяся где-то на слизистой желудка прокатилась вверх по пищеводу и мягко обволокла мозгъ. Жить стало сразу намного легче. Полегчало и Кела.
- Пойдем. Демонстрация бесплатная,- капитан увлёк меня в направлении носового отсека. Открылась массивная бронированная дверь и мы смело шагнули вовнутрь вместе с потоком гавна. Весь отсек занимала большая тороидальная камера, опоясанная множественными обмотками электромагнитов.
- Смотрите внимательно, - Немо зачерпнул рукой и выловил кусочек гавна потвёрже. Затем положил его в прозрачную термоустойчивую кювету и налил немного Философской Жидкости. Поставил всё это внутрь камеры и включил установку, - можете не опасаться за здоровье, уровень радиации превышает естественный фон всего лишь в восемь раз.
Установка прожужьжяла в течении пары минут, затем сработало реле и тороидальная камера выплюнула из своего ответвления золотой слиток. Дав ему остынуть, я
принялся к осмотру. Результаты поразили меня: Не окисляется! С кислотами не реагирует! Все параметры табличные. Разве что только говном немного попахивает. Попробовать на зуб слиток я неимел возможности, как собственно и зубов.
- Должен вас немного огорчить: на глубоком старом говне выше 95-ой пробы не получается,- заметил капитан Кела.
- Вы могли бы стать самым богатым человеком во вселенной! - меня трясло от жадности.
- Я не могу позволить себе такого аморального обогащения. Моё открытие, само по себе - страшная штука. Вы помните одну древнюю историю про человека, который придумал, как стать невидимым.
- Ну да, конечно! Её написал Пушкин.
- Так вот. По этой истории, невидимый человек не смог обратно стать видимым. Подобно ему, и я не могу превращать золото обратно в говно.
- Так ведь это и не нужно!
- Ну хорошо. Давайте представим себе мир, в котором высшей ценностью является говно. Очевидно, в таком мире моё изобретение имело бы исключительно академическое значение.
- Но мы-то с вами не живём в таком мире!
- Будем, если моё изобретение попадет в ненадёжные руки. Кто-то узнал об установке "Говно-2" и теперь охотится за Нахуилусом.
- А откуда вы знаете, что я надёжный человек.
- Это не имеет особого значения. Видите ли, я, как и все гениальные люди, имею свои странные привычки. Так что давайте не будем медлить. Нагибайтесь, - капитан Немо сделал шаг в мою сторону и расстегнул ширинку, обнажив фаллос огромных размеров. Его глаза налились кровью, нижняя губа откатилась валом пены.
- А-а-а! Выебу! - закричал капитан и ринулся вперёд. Что есть было сил я пнул ногой и (о чудо) попал прямо в основание мощного полового члена капитана. Кело потерял сознание и упал, погрузившись в говно и оставив меня наедине с размышлениями о свойствах человеческой личности.
На Наутилусе оставалось ещё около десятка членов экипажа, но они, к превеликому счастью, были слабовольными кретинами.
- Ой бля, а где капитан? - дверь отворил один из матросов. За его спиной маячили лица остальных членов экипажа.
- Раком! - крикнул я первое, что пришло в голову. Матросы все, как один, попадали в говно.
- Теперь я ваш новый капитан! Всплываем!
На глубинометре значилось: 20 тысяч лье под говном. Не имея представления о том, как управлять Наутилусом, я перевёл циферблат на нулевое значение. Ядерный реактор закипел. Заработали и забрызгали говном мощные насосы. Наутилус всплывал на поверхность. Моему ликованию не было предела. Я - обладатель уникальной технологии, способной изменить мир.

* * *
Интересно, что испытывает подводник, поднявшись на поверхность после долгого погружения. Очевидно, он просто тащится от глотка свежего воздуха, покидая свой подводный корабль. Но, к великому сожалению, действительность не предоставляла мне такой чумовой возможности. Над поверхностью даже не летали чайки.
Откинув крышку люка, я обнаружил тщедушного человека, ростом около полутора метров, в упор наставившего на меня громадное пятиствольное помповое ружьё. Позади него маячили фигурки таких же невысоких субъектов.
- Вы нарушили государственную границу планеты Анус, и являетесь нарушителем государственной границы! - произнес человечек с трудом удерживая ружьё в трясущихся от волнения руках, - медленно поднимите конечности и вылезайте наружу!
- Извините, я не знал. Но я думаю мне можно простить, поскольку я - капитан Кела и у меня есть интересное деловое предложение к вашему правительству,- заявил я, осторожно покидая люк.
- Не слушайте его! Он - наглый самозванец. Капитан Кела - это я! - на поверхность выполз настоящий капитан Кела, придерживая себя между ног. Делал он это очень неестественно и так неловко, что человечек переволновался. Незнакомец с ружьём, очевидно, ожидал только одного нарушителя границы. Было видно, как за стеклом его гермошлема затряслась нижняя губа. Человечек нелепо затрясся и заводил ружьем из стороны в сторону. Грозные стволы направлялись то на меня, то на капитана Кела. Я замер от страха, чуствуя как седеют остатки волос.
- А - ааа, я сейчас кого нибудь убью, - изрыгал человечек остатки самообладания.
- Его! - крикнул капитан Кела, перстом указав на меня. Но долей секунды раньше человечек одновремено спустил все пять курков. Его белый скафандр забрызгало кишками. Я с ужасом опустил глаза, ожидая увидеть себя в двух частях, соединенных лишь развороченным пищеварительным трактом.
Рубка Наутилуса, абсолютно коричневая мгновение назад, была облеплена кишками Кела. Капитан был ещё жив. Немо, подобно мне, осматривал своё тело: Руки. Руки целы. Я жив! - внезапно ликование капитана иссякло: Бля! Где всё остальное? Я имею право на последнее желание! Дайте мне сигарету!
Сигарету ему так никто и не предложил. Все стояли и спокойно смотрели, пока из туловища Кела не вытекла вся кровь. И тут то он умер. Странное чуство охватило мой мозг. Разум струился наружу из головы, прочь от реальности. Ноги становились ватными и отказывались выполнять свои функции. Остатками сознания я распознал в стрелявшем человечке идентичные реакции. Мы упали друг другу навстречу. Плечом я протаранил забрало его гермошлема. Стекло лопнуло и застряло в моём плече. Но боли не последовало. Меня словно кто-то выключил.
Субъективное время состоит из кусков. Определить длительность какого-либо из них не представлялось возможным в моей ситуации. Но такова сущность мира и лишь его создатель имеет право нарезать объективное время на куски. Причём, он делает это достаточно спонтанно. Но для каждого живущего в отдельности. Новый кусок реальности обрушился на меня ничуть не изменив своего спонтанного характера. Секундой раньше катер тряхнуло на уплотнении и ведро воды случайным образом опрокинулась на моё лицо. Юнга, драивший палубу, грязно выругался, пнул меня, и отволок за ноги в угол. Я не мог пошевелиться, потому что был связан и наблюдал в иллюминатор безликий пейзаж говённого океана. Катер оборудованный мощным говномётным двигателем уносил меня в направлении нового неведомого мира. Планета Анус уже наполовину погрузилась в говно.
- Полковник Аралов. Разведпогранслужба,- представился вошедший внезапно офицер. И было в его облике что-то до боли знакомое.
- Весьма рад бы представиться, но что-то не припомню своего имени,- я постарался ответить как можно более дружелюбно.
- Это неважно, перейдём к делу,- решительно заявил полковник.
- Обьективно неможем, ибо я скоро издохну.
Спустя непродолжительное время обоюдного молчания намек был понят и меня развязали, оказав при этом некоторую медпомощь.
- Интересно, а если пожрать, то рука снова отрастёт? - воспрошал я у военных, задумчиво разглядывая свою культю, обильно посыпанную стрептоцидом. Но на эту ненавязчивую просьбу ответная реакция была нулевой.
- Итак, как нам известно, вы обладаете некой интересной технологией…
- Бочку варенья и корзину печенья, будьте добры перебил я назойливого офицера.
Полковник порылся в своем боковом кармане, вытащил кусок синтетического сала и небрежно швырнул мне в лицо. Мне ничего не оставалось, как просто его съесть. Поедая сало, я постарался припомнить последние события. Не отфильтрованные и несортированные воспоминания вскипали и постепенно оседали на коре моего
головного мозга, неминуемо делая меня более сумасшедшим. Когда я доел-таки сало, то вспомнил главное: ГОВНО и ЗОЛОТО. Теперь у меня нет Нахуилуса, а стало быть я не могу поиметь значения в столь грандиозном технологическом проекте. Необходимо было сохранять хорошую мину при плохой игре.
- Я вижу вы в состоянии продолжить разговор,- выдал полковник Аралов и приказал вкатить небольшую морозильную камеру. Внутри лежала замороженная верхняя половина капитана Кела.
- Вы узнаёте этого человека?
- Да… то есть конешно нет.
- То есть как это?
- Ну… вот так вот.
Я уже приготовился получить по мозгам и сжался, прикрывая голову руками.
- Отвечайте быстрей, Кело, а то получите по мозгам. Как зовут этого человека? - яростно закричал прарор, занося надо мной кулак.
- Вася!
- Какой Вася?
- Фамилии не знаю!
- Врёшь сука! - полковник ударил меня прямо в механический глаз. Пружина лопнула и со свистом выскочила наружу, задев лицо офицера.
- А-а-а! Мой глаз! - заорал я. Мгновенно подбежали врачи, уложили офицера на носилки и увезли, подобрав вытекшее содержимое его уже пустой глазницы. Положение становилось критическим: на меня надвигалось с полдюжины офицеров, жаждущих отмщения. Они скрипели зубами, начищенными поутру до блеска и крепко сжимали именные мачете в своих руках.
- Внимание! Наш катер входит в гравитационное поле Ануса! Просьба прислониться к задней стенке вашей каюты и завязать пристегные ремни, - прокричал громкоговоритель где-то над моей головой. На противоположной переборке как раз маячила надпись: ЗАДНЯЯ СТЕНКА. Надвигавшиеся офицеры проигнорировали сообщение радио, тем самым как бы давая мне знать, что ничего страшного не произойдет.
- Сука! - выкрикнул стоящий ближе всех старый прапор и занес над моей головой свой страшный мачете. Вдруг неведомой силы acceleration вдавил меня лбом ему между ног и в таком положении кинул на заднюю стенку. Со стороны это выглядело наверное как будто бы я убил лбом человека. Но так оно и было. Из рта прапорщика взбрызнуло кровавое месиво внутренностей, пачкая меня с головы до пят. Инстинкт самосохранения подсказал вырвать из его рук мачете. Под действием гравитации задняя стенка в одно мгновение стала полом и все просто упали на неё. Однако, сказалась привычка пограничников к такого рода переходным явлениям и тут же все пятеро на меня набросились.
- Сейчас, сейчас! - раздалось из громкоговорителя. Опять в одно мгновение пол стал полом, а стенка, как и раньше, стенкой. Люди, к моей огромной радости, попадали вниз, расшибая себе головы. Один из пограничников упал на свой мачете и умер.
- Гравитация 0.2g, что находится в пределах нормального гравитационного фона планеты Анус,- сообщило радио. К своему удивлению я обнаружил, что могу подпрыгивать отталкиваясь лишь большим пальцем одной ноги.
Но радости моей был предел. Из за ширмочки разделявшей каюту пополам вышел он.
Крутой. Он не крался и не осторожничал. В его движениях была какая-то завораживающая естественность и крутизна. Одним пинком он убил двух офицеров сразу.
Кто его разбудил!!!???-закричал один из пограничников, -немедленная эвакуация!!! -он стукнул рукой по стеклу за которым находилось что-то вроде пожарной сигнализации. Страх придал его руке неимоверную силу и стекло разлетелось в дребезги.
Крутого казалось это совершенно не беспокоило. Он, совершенно ненапрягаясь, ударил пограничника в голову. Я отчетливо увидел как из затылка офицера вылетают мозги. Кулак крутого застрял в образовавшемся отверстии головы пограничника. Воспользовавшись этим я в долю секунды оказался рядом с холодильником в котором находились остатки капитана Кела. Один взмах мачете и …Кусочки льда посекли мне лицо. Голова у капитана Кела не отрубалась. Он был очень сильно заморожен. Схватив все туловище я ринулся к выходу. Благодаря низкой гравитации, бежать было неимоверно легко, но крутой в мгновение ока перекрыл мне дорогу, встав у выхода. Я изо всех сил пытался затормозить и налетел на ведро оставленное юнгой. Туловище капитана Кела вылетело у меня из подмышки но я успел крепко схватить его руку своей рукой. Падение было неприятным но очень удачным ибо кулак крутого просвистел в воздухе над моей головой. Головой я попал ему прямо между ног. Крутой несмог удержать равновесие и упал на спину ударившись затылком о порог. Я резко вскочил на ноги и размахнувшись как следует туловищем капитана Немо несколько раз ударил лежавшего. Билось как-то на удивление метко и голова Кела как раз попадала по голове крутого. Крутой похоже потерял сознание намного раньше чем я отбил голову капитана от туловища.

Подписано к печати 47.15.3000. Тираж в размере одной штуки.
Роспромгоссеверагропромиздат У
Отпечатано в Shit Corporation, Заказ №1132494


Очнулся я в нашем старом добром космическом госпитале "Gestapo".Эта больница издавна славилась своими сложнейшими операциями, и мне никак не доводилось побывать там. Вот и выдался случай.
В палату зашёл доктор.
-Ваше состояние батенька довольно хуёвое, сказал он.
-Ну, так лечите же меня, ответил я.
-Это не так то просто. В ваших лёгких по самым скромным подсчётам аж 1.3967кг. гавна. А вытащить его можно только сделав вам инъекцию новейшего препарата"Antishitsuperpuperextranahui+" Так что вам придётся пиздячить за этим лекарством на 371 этаж торгового центра.
- А лифт есть, спросил я с надеждой.
-А ху-ху не хо-хо?, рассмеялся доктор.
Ничего не оставалось делать и ,смастерив себе протез из ножки больничной кровати и очков доктора ,которые я по старой привычке спизданул из его кармана,я двинулся в дорогу.
Подойдя к торговому центру я частично охуел и частично испугался так как этажей там было действительно много и лифт действительно не работает. Поднимался я туда как на Эверест с двумя перекурами но уже на 237 этаже всё здание вдруг затрещало и меня страшной силой выбросило наружу в комнату какого то мотеля , где страстно трахалась какая то пара.
Увидев на стене большой след от гавна я подумал что и лекарство мне уже не нужно.
Позже оказалось что на торговый центр напали злоебучие зубастые космические педерасты. Они угнали 4 крейсера системы "Сральник" и врезались в здание торгового центра. Протез мой вырвало с очередным куском ноги так что пришлось возвращаться в больницу. Хирург по фамилии "Kruger"
Сразу стал собирать группу для операции. В неё помимо Крюгера вошли :неизвестный мне врач по фамилии Чикатило и медсестра по имени Пушинка-девушка таранного типа.
Мне в жопу сразу вставили каккую то жужжалку очень похожую на смесь клизмы с вибратором.Это был общий наркоз. Действительно когда эта хренотень вошла мне в жопу по самые гланды, я мгновенно вырубился.

Печатать ! печатать / с каментами
Камрады, сайт очень нуждается в вашей помощи. Если можете, поддержите нас. Наши реквизиты вот здесь. Заранее большое вам спасибо.

Ваша помощь

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

В. А. и Н., 28-05-2011 21:03:51

да ну нахуй это читать

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«В связи с проводимыми профилактическими работа, по установке защиты от магнитных бурь, пожалуйста, отключите телефон на один час, во избежание возникновения неисправностей. Извините за причиняемые неудобства. Спасибо.»

1

«Пизду проверил – мокрющая, еби - не хочу. Ввёл ей кончик, думаю: не буду торопиться, в первый раз ебёмся, нужно кайф ловить. Потыркал тихонечко, а потом уж засадил под корешок, она аж взвыла.»

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2018 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg