Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

ТРАНСГЕН «СОВЕСТЬ НАЦИИ». Часть 15

  1. Читай
  2. Креативы
- 15 -

                            Центральный Лондон. Великобритания.
                            Пивной бар «Приятель герцога».
                            Среда. 19-00.

- Как ты знаешь, мой прадед был русским офицером, - задумчиво произнес Роберт Росс, разглядывая пёстрый поток вечерних прохожих. - Его звали Иван Рослин. Не попади он в плен тогда, в 1915 году, под Августово, не сидел бы я сейчас здесь с тобой, Макс...
- Миллион лет назад, когда я впервые услышал эту сумасшедшую историю, - усмехнулся Флэнеген, - я решил, что это всего лишь типичная романтическая легенда, призванная оправдать твой извращенный интерес к «русской теме». Представь же моё изумление, Роберт, в тот момент, когда я впервые познакомился с твоим личным делом. Ты действительно самый настоящий русский, несмотря на жалкие остатки твоей рыжей саксонской шевелюры и твою поистине неистребимую британскую скупость!
  Агенты негромко рассмеялись.
  Благодаря этому изумительному лондонскому вечеру - почти безветренному, с мягким и нежарким июньским солнцем, сегодня они наслаждались своим законным «пивом по средам» прямо на улице - в мягких плетеных креслах за круглым металлическим столиком.
  Официант - невысокий улыбчивый итальянец - принёс им очередную пару кружек, и молниеносно сменил пепельницу: все последние дни Росс дымил практически без перерыва.
- Да, мне чертовски нравятся русские, - решительно заявил он, делая из кружки большой глоток. - В отличие от той странной публики, которую в последние годы по совершенно непонятной для меня причине пригрела на своей груди Британия, русские люди - а мне нравится называть их не просто «русские», а «русские люди»! - представляют собой весьма достойный образец «хомо сапиенс».
- Боюсь, твое видение слишком упрощенное, мой дорогой Роберт, - снисходительно заметил Макс. - Ведь наше общение с ними почти никогда не выходит за пределы Центрального Лондона, а это согласись, накладывает определенный отпечаток...
- Не могу с этим согласиться! - горячо возразил Боб, отставив кружку в сторону. - Я понимаю, о чём ты, но здесь, в Централ Лондоне, помимо российской элиты, проживает ещё и огромное количество простых людей - рабочих и служащих, молодых и не очень, одиноких и семейных. Всего, по самым скромным оценкам - около четырехсот тысяч русских иммигрантов!
- Нет, ну в целом, я конечно не стану с тобой спорить, - задумчиво кивнул Флэнеген. - Основные проблемы для Лондона, как и для всей нашей страны, создают, безусловно, не они... Я бы даже сказал, удивительно, но русские в целом оказывают благоприятное воздействие на нашу экономику, культуру и социум. Единственное, что меня раздражает, так это взвинченные ими и совершенно неоправданные цены на жильё!
- Да, но ведь дело не только в русских, - отмахнулся Боб. - Тут и арабы, и китайцы, и латинос... Мы живем, по сути, в самом центре мира, и цены здесь росли всегда...
  Народ в пабе постепенно прибывал.
  Молодежь - учащиеся колледжей, офисный «планктон» и просто городские бездельники - уже заполнили собой всё внутреннее пространство «Приятеля герцога», стремясь оказаться как можно ближе к огромным, развешанным по стенам телеэкранам: меньше чем через час ожидалась трансляция матча «Арсенал» - «Манчестер Юнайтед».
  Места снаружи также были практически уже все заняты, и Росс в который раз похвалил себя за смекалку: идея выпросить у Джипо (так звали официанта) дополнительный летний столик принадлежала именно ему.
- Я знаю, когда мы не на работе, мы не говорим о работе, - предваряя возможные возражения, начал Боб. - И поэтому я бы хотел поговорить немного об ином...
- Так, может быть, в другой раз? - лениво отреагировал Флэнеген. - Если честно, то политика раздражает меня ничуть не меньше, чем наша долбанная работа.
- Согласен, - обезоруживающе улыбнулся Боб. - Но политика нас никогда не касалась и не касается. Ведь на службе мы заняты лишь тем, что налаживаем контакты и общаемся с людьми.
- В этом - ты прав...
- И именно глядя на людей, в особенности - на тех, с кем мы с тобой уже несколько лет усиленно работаем, мне пришли в голову две совершенно сумасшедшие и одновременно гениальные, как я смею надеяться, идеи.
- Идеи? - удивился Флэнеген. - Но ты пьёшь всего вторую кружку...
  Росс заговорщицки подмигнул и, придвинувшись к столику, заговорил, понизив голос:
- Последние десять, или даже пятнадцать лет все мы - и ты, и я, и Контора - боремся за свержение так называемого российского тоталитарного режима. Мы мутим воду, жмём на политиков и на крупный бизнес, мы стравливаем Запад и Восток, интригуем общественное мнение и постоянно платим, платим, платим...
- Я знал, что не следовало вестись на твои уговоры, - усмехнулся Макс. – «Просто посидим в пабе, поболтаем, и никакой социологии...» Кажется, ты это мне сегодня обещал?
- Дай же мне высказаться! - взмолился Росс. - Или у меня наступит прогрессирующая шизофрения. Я физически не могу переносить всё это в одиночку!
- О'кей, бомби, - разрешил Флэнеген. - Но учти, в следующий раз ты будешь пересказывать свои идеи уже не мне, а - вон тем ребятам. Видишь, в зеленых платках, джинсах и с бородами - беженцы из Сирии?
- Договорились! Ты - настоящий друг... И вот, значит, мы боремся, - настойчиво повторил Боб, отмахиваясь от дальнейших возражений. - Но чем дальше и чем больше мы стараемся, тем крепче и основательнее становится этот самый тоталитарный режим. Потрачены миллиарды, убиты тысячи людей, нарушены вековые исторические связи между странами, а «великий русский Государь» и его чёрное окружение продолжают творить своё злое - с нашей, разумеется, точки зрения - и дьявольское дело.
- И ты...
- Да! Я наконец-то обнаружил, в чем секрет! - торжествующе рассмеялся Боб. - Столько лет я собирал информацию, анализировал, прикидывал, пытался понять. И оказалось, что всё гораздо проще, чем мы предполагали. Оказалось, что разрушить деспотию в России не так и трудно, главное - чётко знать, что нужно делать. А как раз этого-то никто и не знает. Ни шеф, ни Контора, ни даже эти долбанные эксперты!
- Но ты - знаешь? - прищурился Макс, стараясь оставаться серьезным.
- Да, - с готовностью кивнул Боб. - Знаю. И сейчас я тебе всё объясню.
- Только покороче...
- В общем, смотри. Давай на секунду абстрагируемся от всего российского руководства - вообразим, что его не существует. И оставим только одно население: людей, которые просто живут в России - нормальных законопослушных граждан.
- Хорошо, давай.
- О'кей, и что мы увидим? А увидим, мы, Макс, то, что всё это население  - в глазах нашего «гуманного и прогрессивного» мирового сообщества - уже очень много лет не признается людьми! Ни законодательно, ни теоретически, ни практически. Русский или российский - значит не человек. Причем, не в переносном, а в самом прямом смысле слова!
- Подожди, - не выдержал Флэнеген. - Что это ты такое несешь? Как, то есть - не признается людьми? Я думал, у нас с тобой серьёзный разговор...
- Конечно! Конечно, серьезный! - воскликнул Боб. - Ты только выслушай. Выслушай до конца и не спорь.
  Он перевёл дух.
- Смотри. Сначала распался Советский Союз. Коммунизм Брежнева умер, и республики кинулись врассыпную на волю, как из тюремной камеры. Закавказье, Средняя Азия, страны Балтии... Они порвали с советским прошлым в считанные дни, провозгласив себя свободными, и стали строить новое общество: кто-то - демократию, а кто-то - наоборот, диктатуру, но уже без России, без коммунистов и без русских. И казалось, им бы жить и радоваться, забыть Советы как страшный сон и показать всему миру, что они не такие, а - иные, новые. Но вместо этого бывшие «братья» кинулись самозабвенно расправляться с остатками русского этноса на своих суверенных территориях! Азиаты ограбили русских до нитки, кавказцы просто вышвырнули их вон, растерзав всех, кто не смог или не захотел уехать, латыши и эстонцы лишили русских гражданских прав и официально объявили «людьми второго сорта». И даже украинцы, их по-настоящему братский народ, первое, что сделали, освободившись от советского ига - это заклеймили русский язык «языком оккупантов», а самих русских - своими смертельными врагами!
- Что ж, наверное, их можно понять...
- Да, но понять тогда - не сейчас. Прошло уже четверть века, и сегодня подрастает новое поколение россиян, не имеющее никакого отношения ни к коммунизму, ни к Советскому Союзу. В чем провинились они?
- Из тебя получился бы неплохой адвокат, - усмехнулся Макс. - Когда нас выгонят из Конторы, то прежде чем идти мыть полы в «Макдональдс», попробуй себя в юриспруденции...
- Теперь посмотри на происходящее глазами цивилизованного европейца. Да, мой прадед был русским офицером, но уже мой дед служил пилотом британских Королевских ВВС! Он сражался с нацистами во время Второй мировой, и мне непонятно, почему сегодня нацисты - открыто гордящиеся своими «арийскими корнями» последователи Гитлера сидят «в одной упряжке» со мной, британцем, на правах друзей и соратников?!
- Ты имеешь в виду...
- Да, я говорю об эстонских и латышских «новых европейцах»! Кто позволил этим недоумкам, этим выродкам, которые до сих пор цитируют Гиммлера и раздают ордена палачам Дахау и Освенцима, вступить в наш трижды клятый Евросоюз? Неужели он создавался для такого позора?!
- Расслабься, Роберт, - примирительно сказал Флэнеген. - В тебе сейчас говорят этнические корни, и я тебя хорошо понимаю...
- Поляки, которых Гитлер сжигал в печах миллионами, сегодня люто ненавидят русских - так же как и чехи, словаки или венгры. За что? За снос немецких концлагерей, за прекращение войны, за послевоенный - унылый, но сытый и благополучный социализм? Я понимаю, тотальный брежневский «вэлфер» пришелся не каждому по душе, но разве это веская причина, чтобы навсегда перестать считать за людей огромный и многонациональный народ?
- Да кто тебе сказал, что их не считают за людей? Они - люди, просто не такие как мы...
- Вот именно! Недочеловеки, персоны без гражданских прав, «люди второго сорта». Ты посмотри: Европа сегодня открыта для всего мира - в любую из стран ЕС могут приезжать все кто угодно: африканцы, арабы, турки, латиноамериканцы и даже папуасы со своими луками. Но есть две нации, кому свободный въезд в Европу закрыт навсегда - это китайцы, которые, впрочем, сами настояли на таком порядке вещей, и - конечно же, русские! Любой никарагуанский нищий, наркоман с Ямайки или сомалийский повстанец запросто посещает Лондон, Париж или Рим. Он живет там сколько хочет и как хочет, но если ты - русский, то тебя ждёт многодневная - совершенно идиотская, перегруженная тоннами документов процедура получения визы, а зачастую - и отказ. И для них - для таких же, как и мы, белых христиан, живущих вместе с нами на общем континенте Евразия - это крайне унизительно.
- Ну, подумаешь, визы. Не настолько это и важно...
- О'кей, к чёрту визы! Но ты попробуй, заблокируй европейский банковский счёт любого частного клиента из Турции, Индии или Парагвая, и увидишь, что будет. С тебя потребуют сотню бумаг и постановлений суда - ведь это же прямое нарушение прав! Однако если счёт открыт на русское имя, то он блокируется без проблем - не нужно иметь даже подобия оснований. Достаточно просто позвонить и сказать, что счёт принадлежит русскому преступнику – и аккаунт тут же закроют, а деньги уйдут в карман банка. Судиться бесполезно - суды Европы под разными предлогами просто игнорируют частные иски от россиян или русских...
- Пусть открывают счета у себя дома.
- Вот-вот! Идём дальше... Русским крайне туго дают убежище, даже когда налицо все основания, включая прямую угрозу жизни и наличие заявителя в списке «Эмнисти Интернэшнл»! Офицеры «Хоум Оффис», традиционно лояльные к албанским бандитам и африканским людоедам, зачастую даже не принимают прошение об убежище от русского заявителя - в нарушение всех международных норм и принципов элементарного гуманизма. О чем мы говорим, если в большинстве случаев наша полиция и вовсе не возбуждает дела, где жертвой преступления является русский или россиянин - они попросту не считают его субъектом права!
- Послушай, Роберт...
- Таким образом, - не унимался Боб, - налицо открытая и повсеместная дискриминация этнических русских со стороны всего так называемого «свободного мира»! И я мог бы говорить об этом долго, просто цель моей речи совсем в другом...
- Как хорошо, что ты вспомнил! - наконец-то смог вставить Макс. - Ты обещал поведать про избавление России от тирании, а вместо этого пичкаешь меня скучнейшим леворадикальным нытьем...
- Но в этом-то и кроется разгадка! - торжествующе провозгласил Боб. - Не стану больше испытывать твоего терпения и сразу перейду к сути. Так вот, если сегодня правительство какой угодно страны выскажет открытые симпатии русским людям, мало того, предложит им создать на своей территории пусть крошечную, но независимую русскую этническую автономию - со всеми вытекающими из этого гражданскими правами, свободами и национальным самоуважением, то режим «великого и справедливого Государя» в России рухнет за считанные месяцы, максимум - за пару лет. Его просто сдует ветром, как соломенный домик с крыши сарая!
- Послушай, Роберт, ну что за ерунду ты несешь? - устало нахмурился Флэнеген. - Ты предлагаешь отдать русским иммигрантам кусок чьей-то страны, как отдали албанцам Косово - и ради чего? Только ради того, чтобы сотня-другая недовольных понастроили там свои пельменные, цеха по изготовлению самоваров и деревянные бани?
- Ты ни черта не понял! Русские сплотились вокруг своего тирана-государя лишь потому, что не видят - нигде в этом сумасшедшем мире! - какой-либо альтернативы существующему порядку. На всем земном шаре нет у них ни собственного дома, ни «земли обетованной», ни даже её идеи, и поэтому им ничего не остается, как жить в своей недоброй стране-мачехе и терпеть те же, что и везде, унижения и беды, зато - от своего - ненавидимого, но давно привычного и понятного им тирана.
  Однако если каждый россиянин будет знать, что альтернатива возможна, и что на свете существует место, где русский человек есть не иммигрант, а местный и одновременно свободный, полноправный и уважаемый всеми гражданин, то даже один миф об этом вызовет цепную реакцию массового недовольства и неповиновения тоталитарному режиму! И неважно, сколько людей реально захочет уехать, а сколько будет просто мечтать, ведь главное здесь - само знание.
  Вспомни, в своё время миф о «джинсах, сексе и рок-н-ролле в богатой Америке» уже разрушил СССР - великая держава пала без единого выстрела, исчезла в небытие словно её и не было. Теперь же наступает время новых мифов! Мифов, которые разрушат, наконец, эту уродливую, но живучую, стоящую на глиняных ногах «Империю Зла»!
  Махнув рукой, Росс, с жадностью припал к пивной кружке, как если бы хотел залить свой внутренний жар огромными и частыми глотками. 
- Что ж, идея интересная, хотя и звучит несколько утопично, - снисходительно улыбнулся Макс. - Эффект «живой альтернативы» уже не раз служил катализатором истории. Тот же СССР выступил для многих наглядным примером - для Кубы и Мозамбика, для Китая и Северной Кореи... Надеюсь, на сегодня мы закончили с «нобелевскими концепциями»?
- Я горд тем, что пусть косвенно, но я - потомок Уинстона Черчилля, - осушив свою кружку до дна, выдохнул Боб. - И поэтому государственное мышление мне совсем не чуждо. В отличие от тебя, мой хладнокровный и циничный друг...
- То есть, насколько я понимаю, ты ещё не угомонился? - рассмеялся Флэнеген. – Ах, да, ты же говорил, что идей у тебя две... Но тогда, может быть, о второй - совсем кратко и тезисно. Сможешь?
- Смогу, - хмыкнул Боб, отодвигая пустую кружку. - Только мысль эта не моя. Она, как бы это сказать... висит в воздухе. И звучит она так: а стоит ли, вообще, бороться против российского тоталитаризма?
- Да уж, воистину глубокая мысль, - снова засмеялся Макс. - Похоже, мои слова о смене работы запали тебе в душу...
- Я - не об этом, - отмахнулся Боб. - Действительно, будет ли выгодна нам по-настоящему свободная, богатая и независимая Россия? Не торопись с ответом и подумай! Ведь сегодня она управляется, по сути, нашими гражданами: любой видный российский чиновник связан с Европой или Штатами гораздо больше, чем со своей собственной страной, а значит, пляшет, в первую очередь, под нашу дудку.
  Но ты представь, что будет, если завтра новое, прогрессивное правительство России пересажает своих вороватых функционеров? К власти придут люди прагматичные и дальновидные, которые могут и не захотеть отдавать Западу все свои ресурсы за никчемные штатовские «адэерки». Им понадобится золото и наличная валюта, которую, к тому же, они станут использовать у себя дома - на благо уже своей, а не нашей, как сейчас, Родины. Отзовут из карибских «оффшоров» наворованные номенклатурой миллиарды, добьются ареста всей этой бесчисленной недвижимости - в Европе, Штатах и Канаде, начнут экстрадировать на Родину все фактически западные, но формально принадлежащие российской олигархии активы - заводы и фабрики, отели и жилые комплексы, торговые и розничные сети.
  Мало того, в общении с Западом они будут отстаивать уже не чьи-то проплаченные, а свои собственные интересы. Добьются отмены виз, достигнут разоружения, станут влиятельными как на Западе, так и на Востоке - хотя бы за счёт географического своего расположения. Русские смогут очень ощутимо потеснить всю нашу европейскую цивилизацию - для этого им нужно лишь избавиться от своего ветхого, средневекового тоталитарного режима. И мы с тобой, Макс, сейчас им в этом активно помогаем - на деньги, заметь, британских налогоплательщиков!
- Уже упомянутый здесь Уинстон Черчилль мог бы по праву гордиться тобой, Роберт, - одобрительно заулыбался Флэнеген. - А если серьёзно, то ты во многом прав: мы считаем русских дикарями, и поэтому делаем за них всю тяжелую и ответственную работу - храним и накапливаем их богатства, обороняем их от глобального нашествия афро-арабо-азиатов и даже боремся вместо них с их же тоталитаризмом. При этом, лично я, как ты знаешь, отношусь к «рашн пипл» с искренней симпатией и предпочел бы видеть их здесь в гораздо большем количестве - взамен всех этих... ну ты понимаешь, о ком я. Однако в твоих рассуждениях, Роберт, присутствует один явный и весьма существенный, на мой взгляд, изъян...
- Вот как? И какой же?
- А такой. Русским не нужна свобода. И чтобы это понять, вовсе не обязательно годами анализировать входящие данные и отслеживать политические алгоритмы, достаточно просто почитать их книги и посмотреть их фильмы. Свобода - товар эксклюзивный. Она предназначена только для взрослых и ответственных - для истинных гурманов, напрочь испорченных снобов, циников и индивидуалистов - типа нас с тобой. А, значит, она не для них. Во всяком случае, так это вижу я...
- Но как ты можешь говорить такое, Макс? - возмутился Роберт. - Особенно сейчас, перед самым стартом проекта «Килпатрик»...
  Он запнулся и замолчал, внезапно осознав, что сказал лишнее, но Флэнеген уже отреагировал. Улыбка исчезла с его лица, он резко перегнулся через стол к товарищу и, сощурившись, отчеканил ему в упор:
- Встаем. Рассчитываемся. И уходим. Ты понял?
- О'кей, - виновато и не глядя на коллегу, пробормотал Росс, поднимаясь с места. - Сейчас я схожу отлить и расплачусь. Жди меня в машине...

  Через несколько минут агенты покинули гостеприимного «Приятеля герцога», и вскоре их автомобиль растворился в постепенно сгущающихся сумерках вечернего Лондона.

  *    *    *

  Флэнеген сердито молчал всю дорогу до Элефент-и-Кастл - района, где жил Росс. Сидя за рулем, он ни разу не повернулся в сторону своего коллеги, всем своим видом выражая холодное презрение к пьянице и нарушителю служебного устава.
  И лишь в конце пути, остановившись возле самого дома Роберта, когда тот уже собирался покинуть прокуренный и душный салон их «мини-купера», Макс решил немного разрядить обстановку.
- Сегодня меня вызывал шеф, - произнес он негромко, заглушив двигатель. - Ничего особенного, нужно было просто сдать несколько старых отчетов... Но перед тем, как попрощаться, старик показал мне одну забавную видеозапись.
- Материалы «наружки»?
- Не совсем. Ты помнишь того наглого русского попа, который заманил нас в Цюрих?
- Это который с мальчиком? Ещё бы!
- Я как чувствовал - не хотел с ним связываться, и если бы не шеф, то наверное проучил бы шутника, а не заключал с ним каких-то сделок... В общем, сегодня утром Чаблин прислал старику электронное письмо, а в нем - своё видеобращение, где он отказывается от дальнейшего сотрудничества с нашей Конторой.
- Отличный ход! Полтора года умолял нас «выйти на контакт» и взять его в осведомители, а сейчас встает в позу, как будто общение с ним имеет некую ценность. Ещё один свихнувшийся бедолага, что тут скажешь...
- Очень похоже на то. На видео святой отец явно не в себе: одет в какую-то рвань, почти голый, забрался на дерево и оттуда, собственно, кричит по-английски, что прекращает всякие с нами отношения. Затем издает нечленораздельные птичьи звуки, а в конце и вовсе - мочится с дерева на тротуар.
- Ничего себе! А кто сделал запись?
- Непонятно. Скорее всего, случайный прохожий - слышно, как он спрашивает у Чаблина, куда нажимать, чтобы выключить.
  Агенты некоторое время сидели молча, разглядывая темные кроны старинных вязов в парке за окном.
- Ладно, завтра в десять, - кивнул, наконец, Флэнеген. - Доберешься сам, с утра я - в Скотланд-Ярде...
- О'кей, понял, - вздохнул Росс. - И ещё...
- Можешь не продолжать. Будем считать, что я ничего не слышал.
- Спасибо, Макс. Из-за этой стервы я уже неделю сам не свой...
- Заметно. Главное, не женись. Или тебе придется стать юристом.
- Пока, друг.
- Пока.
  Дверь машины негромко хлопнула, и Роберт зашагал к дому.
  В окнах его квартиры было темно.

Иван Негоров-Синий , 13.12.2016

Печатать ! печатать / с каментами

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

бомж бруевич, 13-12-2016 11:30:15

Ну вот, опять..

2

Rideamus!, 13-12-2016 11:34:37

нахуй нечитая

3

Сирота Казанский, 13-12-2016 16:20:20

Бля, кагда уже эта закончецца.

4

Запиздухватуллин, 13-12-2016 16:25:07

Таким образам, аффтар, растя, тагсказать, нат сабой, пытаеца убедить фтыкателя, што он пишет не абычный беллетристический сириальный высер, а высокахудожесвеннае глубакомысленае праисведение с закосом пад Юлиана Семенова, многауровневым "лихазакрученым" сюжетом, раскрываюсчим фсю глубину трагическава падения рускава народа и в близшайшей перспективе (при удачном стечении апстятельстф) экранизацией на Ворнербразерс.

5

Запиздухватуллин, 13-12-2016 16:25:55

фпитёркенах

6

Запиздухватуллин, 13-12-2016 16:27:12

ответ на: Сирота Казанский [3]

>Бля, кагда уже эта закончецца.

вот точно нескора, земеля

7

Сирота Казанский, 13-12-2016 16:58:53

ответ на: Запиздухватуллин [6]

Ога, я чота тоже так имхую.

8

neofit, 13-12-2016 17:03:39

пфф, ды чето ви све шыпите, тггявите аффтра
ужре вод и концэптуальноцт пошлаъ, и четацца стало легко, и хер ои ожыле, ато быле кукло-клованы понавыдуманнэ

ищре с дисятог вёдеръ, и золотой ключег у нас фкармане!½©
_______
Негорро, тащемт тк адно гугугу - абычьне чехи восве не нинавидяд рюсске, мну там многажды, с контса 80х по позапрошля год  бывал-жыл-имел жону ческоцловенцко ищре, мну знаэъ тошщне. за мадяров, хз, но и цловаке тожды какбэ не вроги. типа, с какламе не сравнимо, гг. но мысль "нуихънахъ, саме сдохне", - интерестна, хотя и не новА.

довай, шепчи дальшы, некаторым таки интерестна

9

Лёха@, 13-12-2016 20:57:43

Ненуачо-читаеццо ненапряжно, сужет потсуцтвует. И хотя местами кажеццо, что афтырь-гандон, продолжение, тем не менее, жду.

10

Лёха@, 13-12-2016 20:58:28

Присуцтвует.

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«Подходящего объекта для секса рядом не было, поэтому попыталась тупо подрочить. Нихуя не вышло, конечно. А вы б смогли возбудицца, если у вас валокордин в ухе булькает, ноги трясуцца, язык облезает, жопа болит, зуб болит шопесдец, и отрыжка уксусная? Вот и я не смогла.»

«Нищий гурман Князев, помня про генитальные напасти будущего тестя, утками брезговал, зато вдоволь кормил ими Кисю, занимаясь одновременно дрессировкой. Дошло до того, что при слове "утка" умный кот, натурально, делал стойку, вероятно воображая себя реальным почти спаниэлем.»

1
Отлично провести время и получить эротический массаж в спб поможет ЭроБодио!

путаны нск

Реальные индивидуалки СПб

Проститутки Самара

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2023 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg