СЕКС ВИДЕО
Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

Книга ЖУК. Глава 4

  1. Читай
  2. Креативы
Я расположился на жесткой шконке в кливлендской городской. Сквозь решетки не было видно ничего кроме соседней хаты. В ней расположилось два негра, хотя камера была явно одноместная. Камеры американские обычно стремятся к размерам среднего грузового лифта. Возможно негры и не были преступниками, но большинство белых, увидев негра в клетке невольно вздрагивает.

Толстый негр лежал на шконке и смотрел в потолок. Худой негр лежал на полу рядом и пытался спать, кутаясь в тонкую синтетическую толстовку «Академикс».

- Трамп чмо — сказал я громко, стараясь им понравится. - Я тут исключительно из-за него. Депортируют наверное теперь, хлопцы.

- Депор — что? Спросил толстый

- Депор-дье — ответил ему худой не открывая глаз. Разговоры негров часто происходят в рифму или белым стихом.

- Домой отправят говорю — пояснил я — Пятнадцать лет тут прожил и вот теперь все, хана.

- Меня бы кто домой отправил. Эх и хорошо сейчас на двадцать четвертой западной улице!

- Я имею в виду домой — из штатов выпрут. В Россию отправят.

При слове «Россия» - оба негра привстали и глянули на меня.

- Е- бать! Холодно у вас там уже поди. Снег.

- Я с юга. Дело не в этом. У меня вся жизнь здесь — дети, дом, ноутбук.

- Бляя. Жалко ноутбука. Я вот по иксбоксу скучаю сейчас до ломок. Эй, а тут ведь еще один русский есть - «эгегегей, русский, тут еще одного поймали» - заорал худой в коридор.

Кто-то ответил через пару камер. Это был не русский, понятно дело, а казах. Его звали Серик. Или Берик — мне было похуй. Глупо говорить американским ментам, что ты с Казахстана или Узбекистана — эти колхозные угодья им одинаково Афганистаном кажутся. Поэтому почти все жители бывшего СССР говорят - «Россия». Про Россию слыхали все без исключения американцы. Хуево только грузинам. Грузины гордые и потом объясняют американцам по полдня, что кроме штата Джорджия, есть, оказывается еще и экзотическая и сказочная страна. Республика Джорджия. Кстати, в Тбилиси аэропорт имени Джорджа Буша.

Казах спросил где я служил в армии и, узнав, что нигде обиженно замолк.

Подошел дубак. Тоже черный. Я думал станет ворчать, что я ору через две хаты. Он спросил:

- You wanna chow?

Я по дури тогда не догнал о чем он. Чау — это название собачьей еды на воле. А по тюремному «хавка», баланда.

- Не-не — на всякий случай ответил я I don wanna chow

Мент ушел, а толстый сказал — в другой раз будет предлагать все равно возьми — мне. Все бери что дают — потом можно поменяться.

Я вспомнил правила жизни в тюрьме и мне стало тоскливо.

Вскоре явились евклидовы менты и мы снова помчали в Евклид через весь город. Там меня переодели в оранжевое и откатали пальцы. Потом им это показалось мало и они еще взяли пробы ДНК.

- Это ты? - гордо спросил тамошний сержант показывая найденный им мой файл

- На фотке-то вроде я, но обвинения против меня в корне ошибочны. И фамилия моя не так пишется.

- Судье расскажешь — вяло отмахнулся сержант — все теперь к судье.

Меня увели в камеру наполненную неграми всех возможных размеров и оттенков черного. Негры сидели, лежали и ходили друг у друга по головам — так много их там было. Белый был только я. Уровень переполненности евклидовой городской не совсем отличался от таштюрьмы 90-х.

- Смари-ка, Абусалам, один негр ткнул в меня пальцем - Твоего лоера тоже посадили. Негры заржали. Потом кто-то спросил меня о чем-то, но с таким негритянским акцентом, что я нихуя не понял и покраснел с досады.

- Я русский — объяснил я им, чтоб быстрее отъебались. Наверное, депортируют теперь.

- Ссука — сказал кто-то визгливым фальцетом Преснякова младшего — уже русских начали отлавливать. Мало им наших братьев, тварям ненасытным.

На полу лежала стопка журналов, которые никто не читал.

- А можно мне журнал почитать — спросил я по русской камерной традиции обо всем спрашивать разрешения чтоб не влезть в дебри в первые дни.

- Читай ежели грамотный — ответил старый негр. У него под подбородком был галстук-бабочка будто его забрали прямо из консерватории.

Я читал журналы до вечера, из-под тишка наблюдая нравы негров. Негры не обращали на меня внимания. Один негр рассказывал историю как вышел из зоны и начал честную жизнь и его негде не брали на работу по тому что он судимый и негр. Потом подошла очередь на квартирку в проджектс — это такие в США современные гетто — негров там локализуют не силами армии и полиции, а дешевой квартплатой в специально отведенных хрущобах. Потом если понадобится быстро окружить и упаковать — они все там скопом, очень удобно.

«Переехал я проджекс, пацаны, почитай прям из приюта для бездомных в даунтауне. Жесть. В лагере и то больше комфорту было. Стены квартирки тонкие — кулаком можно пробить. Все слышно. Я столько рэпа написал в зоне — думал запишу альбом. А у меня соседний апартмент слева — трэп. Справа тоже — трэп. (Трэп это по английски «ловушка», а на сленге — барыжная яма)

Вечером выдали чау — макароны с фаршем из протертой индейки, вываренную в компоте грушу и пакетик с сухим напитком кул-эйд.

- Что это за отрава — голосом уальдовского Алжернона Монкрифа из спектакля «Как важно быть серьезным», спросил Абусалам

- Чикен паприкаш — грустно ответил тот, что из консерватории — Это вы, русские, кажется называете баланду «паприкаш»?

- Не. Эт не они. Эт венгры или румыны — у русских вроде «гуляш» или этот, как его маму - «борщц»

Жрать не хотелось и я даровал свой поднос продвинутым неграм-этнографам. Потом нас обмотали цепями и повезли в окружную. Я там уже сидел 11 дней за вождение без прав пару лет назад, а потому особого мандража не испытывал. Почему-то не думалось о том, что сегодня я потерял семью и дом как в скверном анекдоте.

Я уже третий раз за день под конвоем, в новенькой машине проделываю некороткий путь между Евклидом и Кливлендом и думаю: Сколько же это великолепие стоит налогоплательщикам?

***

Я родился в 1973 году В этот же год молодой Аль Пачино снялся в фильме Серпико. Фильм Серпико я увидел только через многие десятилетия в мой первый год в США — одолжив в библиотеке Стронгсвиля.

В фильме есть славная сцена — молодой нью-йоркский мент по имени Серпико знакомится с девушкой из Гринидж Виллидж. Она приводит его на вечеринку богемы местной где все с трудом скрывают презрение:

- Я Джейк, я художник — я работаю офицантом в Дениз

- Я Грег, я поэт — я работаю в театральном гардеробе

А он говорит — а я Серпико, я мент, и я работаю в ментуре.

Я когда писал книжку Школа стукачей, то работал поломойкой в магазине Большой-большой орел. Когда писал про Маями — ездил по штатам с ярмаркой индийских марвихиров, когда Оксфордский тест — перемещал в Сиэтле мебель. В этой сцене Серпико среди великих и непризнанных гениев выглядит совершенно цельным и честным — хоть и мент.

Не знаю сколько мне времени осталось — но в этот раз буду все делать честно — как Серпико. Все вещи называть своими именами. Перестану лгать самому себе. Обратите внимание как мы общаемся в последнее время. Скажем, я нашел какую-то статью или ютуп видео и даже не досмотрел до конца сам, а уже бегу делиться ссылкой в сеть — типа «гля, гля чо я нашел» - а вы мне в ответ тоже ссылки какие-то и смайлики выслали. Это еще полбеды — там среди вас затаился один инвалид детства с коротким писюном и — так он вообще пожелал чтобы меня изнасиловало сто негров, а потом повесили на фривее со сноской «Партизан».

Живем за ссылками и лайками, белками и стрелками, живем угасающей надеждой, что мы все таки живы, а не делаем вид. Даже в интернете живем под вымышленными именами. Мы опустошены, одиноки и напуганы. Вращаем виртуальное колесо. Ой, мой рассказ прочло шесть человек, ой а вот уже шестнадцать, а вот и сто тридцать шесть. Является ли цифирь сия доказательством моего существования или качества моей литературы?

Весь секрет искусства, на мой взгляд — пропустить мир через свое нутро, но делиться уже не ссылкой — а этим лучом преломленным сквозь линзу моего сердца. От вас не требуется спасти весь мир, совершить виртуальную революцию. Достаточно вкрутить одну лампочку Ильича в чем том сумеречном сознании. И о себе не забывать, ибо что толку если завоевал весь мир, миллион подписчиков и лайков собрал — а своей душе навредил?

Я вырвался тогда из общего потока. Бросил работу. Стал профессиональным тунеядцем. Это легко было при Обаме — поверьте до сих пор не могу понять как и для чего это делалось, но при нем пособия на жратву рекламировали в эфире чаще чем последний айфон. Мечта художника. Мне кто-то упрек на днях послал — хорош писать рассказы с ошибками — иди лучше на завод работай.

Мы произвели товаров в тысячи раз больше чем нам надо. Издали книг больше чем можем прочесть. Мы живем в эпоху перемен. Гонка навязанная нам капитализмом и системой денежных взаимоотношений подходит к концу. Роботы у нас теперь с китайцами на заводе работают. А мы или разрушим сук на котором сидим , сделав из него паркет, который никто не купит, потому что у всех он уже есть, или откажемся от товарно денежных отношений совсем и станем жить по другим принципам. Так что повторюсь - нахуй завод. Не ВВП единым будет жив человек.

Вырвался я тогда из общего потока. Ага. Перестал быть одним из тех кто каждый день уходит прочь из дома около семи утра. Сразу заметил идиотизм общества — все норовили попасть на шоссе одновременно — то есть с точностью до минуты — каждый в отдельной машине с отдельным стаканом кофе злой как собака в пробке, дергается в ужасе представляя как разозлится босс опоздай он на пять минут. Мне их так было жалко — как котята слепые. Сейчас вот снять одного водилу большегруза из СВД, грузовик развернется — перегородит три полосы из четырех — понаедут полиции и страховые компании и несколько тысяч зомби опоздает на работу. И это учитывая, что у всех дома мощный комп присоединенный к сети и каждый третий мог бы из дома в тапочках работать с тем же успехом. Не любим мы перемен, а вот они нас не спрашивают — приходят и все.

Я пошел в другую от пробки сторону и дорога моя была свободна. В кафеюшнике я доставал старенький комп потому что недавно понял, что главное не ценник, а контент. Я давно научился реставрировать старые компы и моя машинка побьет вашу — последней модели за две тысячи баксов. Значит мне не надо пока двух тысяч чтоб быть счастливым — мне просто нужна тема для нового романа.

Когда вырываешься из социальных сетей и бросаешь играть в социальные игры — вся планета ложится на ладонь, как Гагарину в космосе, как математику Перельману в его хрущобе. Тыньк пальчиком — и все крутится, слушается тебя. Сразу видно оси координат, нулевые меридианы, реперные точки. Выпав из реальности, ты вдруг начинаешь ей управлять.

Здесь — снаружи иногда дует холодный ветер. Зато можно мизинцем регулировать скорость вращения Земли. Когда времена перемен и реформ окончаться — так смогут делать абсолютно все. Все - кому повезет не погибнуть в пробке по дороге на завод, заводные вы мои.

До выборов нового президента оставалось три месяца. Если сфокусироваться и писать по тысяче слов в день — ко дню выборов у меня будет первый черновик готового романа. Это немного некрасиво перед женой и детьми — писать роман, вместо трех смен у станка, чтобы заработать на Диснелейнд. Ну — подам пока на документы — вдруг дадут, смогу пойти куда-нибудь получше чем ночные половые забавы Себастьяна. Рассматривать будут минимум три месяца — вот и совесть заткнется. От голода не умираем, а новый кошмарный кашемировый джемпер или электровеник от Айкея пока не нужны. Все что нужно реально сейчас это тема для романа.

Где-то читал что первый миллион слов написанных писателем это обычный заводской брак. Потом типа после миллиона ты начинаешь писать как Юрий Нагибин.

А у меня на этот счет теорийка другая — наоборот. Первый роман мы всю жизнь вынашиваем. Всю жизнь. А последующие? Да максимум пару лет.

Первый роман самый честный и чистый, наверное. Не думаешь о том что критики скажут — или редакторы или продюсеры. Пишешь для себя — для радости души своей и если и хочешь кому угодить — так только близким дорогим друзьям — которые и так давно все поняли и простили — без романа. Вот тут сечение-то золотое — не писать за количество безликих просмотров от совершенно далеких людей, а так чтоб Андрюхе там Подсекаеву или Вадюхе Левину понравилось. Ибо что толку если завоевал весь мир, а своей душе навредил?

Так я и писал свой первый роман. Слезами раскаяния. Тоскою разлуки. Ностальгией от чужбины.

А вот как написал — так и двинул во все тяжкие. Надо было весь мир покорить этим романом. Потому что изданное писательство это всего лишь подразделение шоу-бизнеса. Что — вскричите вы — а Достоевский, а князь Мышкин, а Братья Карамазовы? А князь Мышкин, вернее — простите папа его — Федор Михалыч рулетку в Баден-Бадене катал в свободное от работы время. Тот еще был жук.

Я сначала этот роман свой первый распиарил жестоко. В одной известной в средней азии сетевой стенгазете вышла статья про дядю Шуряна. А я как раз с ним сидел. Шурян был гадом на строгаче в Зангиоте. Но он столовую охранял — чтоб шустряки не зашли по второму кругу. Он таким уютным добрым опереточным гадом был — который и не вредил никому особо — не считая проглотов столовских. И манеры у него были как у артиста кино Сергея Юрского. А тут вдруг выходит статья где Шурян кается типа пачками убивал политических, негашенной известью их гасил — а теперь вот совесть немного мучает. Думаю у Шуряна нарисовался популярный у бывших зэков синдром рыбака — им не только Шурян страдал, но и я и Илюха — это когда гонишь ужастик людям никогда не бывавшим на рыбалке — типа вот такого крокодила-осетра вытащил на прошлой неделе — одной рукой и на испанскую мушку.

А в конце статьи дорогая редакция сама ноги растопырила — типа кто знает сатрапа и палача дядю Шуряна — отзовитесь — опубликуем. Ну я и отозвался. Дал им громкое интервью, которое если внимательно проанализировать сводится к одной фразе — читайте мой роман Школа стукачей и будет вам счастье. Это был блестящий пиар ход — обо мне заговорили — правда в основном проклинали вместе с Шуряном — даже убить грозились. А знаете как видный деятель нашего цеха — тоже бывший зык Оскар Уйальд сказал:

«Херово когда про тебя херово говорят. Но еще херовей — когда про тебя не говорят совсем»

А потом — я кажется вам уже рассказывал, что пообещал редакторше Эксмо айфон последний модели — и мой роман стали продавать в Московском доме книги на Арбате.

Вы думаете в моей жизни хоть на йоту что-то изменилось? Нет. Только когда писал и от близких коменты получал. Остальное — шелуха цифровая.

Ну — скажите вы — вот если бы тебя миллионным тиражом издали!

Думаю если бы угораздило — пришлось бы прятаться от людей на улице — как Филипу Бедросовичу Киркорову.

Ибо что толку если завоевал весь мир...

продолжение следует

Винсент Килпастор , 08.01.2018

Печатать ! печатать / с каментами
Камрады, сайт очень нуждается в вашей помощи. Если можете, поддержите нас. Наши реквизиты вот здесь. Заранее большое вам спасибо.

Ваша помощь

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

вуглускр™, 08-01-2018 10:52:46

буээээ

2

вуглускр™, 08-01-2018 10:53:00

тьфубля

3

вуглускр™, 08-01-2018 10:53:34

1* традиционна

4

pepyaka, 08-01-2018 12:06:23

Весь секрет искусства, на мой взгляд — пропустить мир через свое нутро, но ничем с падонками не делица — а этот лутч преломленный сквозь линзу своего сердца засунуть себе в жеппу. Достаточно вкрутить одну анальную пропку афтору данных эпосов, чтоб перестать четать то чта тварица в иго сумеречном сознании.

5

Rideamus!, 08-01-2018 12:22:01

НН

6

Боцман Кацман, 08-01-2018 13:01:21

лучшее лекарство от графомании- издать творение в подарочном экземпляре и заставить аффтора съесть его, пользуясь ножом и вилкой, можно разрешить немного майонеза мы же не звери. Один подобный экспеиенс и творческий зуд снимет как рукой. По аффтару - это кем надо быть, чтобы прожив в штатах пятнадцать лет и постоянно отираясь с неграми не научится понимать их жаргон. не удивлюсь, если он и по узбекски не понимал.

7

Фаллос на крыльях, 08-01-2018 13:16:42

в россию ево блеать пиздуна атправят. а с какова хуя то гр-на усбекеи и в раиссию?
тут сваево гавна хватае

8

maks, 08-01-2018 13:32:38

Книго ХУЙц

9

Фаллос на крыльях, 08-01-2018 13:33:05

зык? хуйц тибе пад йезык!

10

SIROTA, 08-01-2018 15:07:45

Недочетал, но зочот. И звёзд.

11

Хинганскый кнеголюп, 08-01-2018 15:14:30

мда...
ещо и АлаБорисова...

12

Фаранг, 08-01-2018 16:08:22

Афтар, а сколько всего частей ожыдаеццо в твоей новой сантабарбаре ?

13

СтарыйПёрдун, 08-01-2018 23:03:50

штоп тя нигеры чорным хуём выипале па бисталкоффке
АТО ты нам туд моск выеп весь
-6

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«Кожа словно мрамор, волос светло-русый,
Очи голубые, в генах нет заразы –
Вот за это дело Господу молюсь я –
Слава тебе, Боже – я не черномазый.»

1

«Нищий гурман Князев, помня про генитальные напасти будущего тестя, утками брезговал, зато вдоволь кормил ими Кисю, занимаясь одновременно дрессировкой. Дошло до того, что при слове "утка" умный кот, натурально, делал стойку, вероятно воображая себя реальным почти спаниэлем.»

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2018 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg