СЕКС ВИДЕО
Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

ЖОПОШНИК – часть 1 (на конкурс)

  1. Читай
  2. Креативы
серия «Библиотека сентиментального романа»
---------------------------------
Сразу за углом начинались гаражи, и дом жирной тушей наваливался на них, оставляя лишь небольшой закуток для вечерних посиделок с бухлом и шлюхами. Свободное место на стене использовалось кем ни попадя для литературных или изобразительных испражнений.
  Свежее творение было выдержано в лаконичном стиле, что подчеркивало  его глубокое внутреннее содержание. Виктор стоял, нахмурив лоб, и пытался осмыслить надпись, новую на вид, но вечную, по сути…
------------------------------------------------
Глава 1
«Надька – пизда»

    Её сверстницы проводили дни и ночи у зеркала, пытаясь создать свой неповторимый образ. Меняли изгиб бровей, прищур глаз, абрис скул  и, в конце концов, получали на выходе заветную  картинку. Ну, то есть, вот смотришь на неё и видишь:  это - «умница», а это – «хохотушка», а это – «таинственная незнакомка»… 
  Туговатые пацаны, правда, не всегда догоняли  и зачастую путали «умницу»  с «сучкой», а «таинственную незнакомку»  с «тупой пиздой». Но, в общем и целом, несложные образы работали и были доступны к дешифровке, во многом благодаря тому, что  могли быть определены всего одним-двумя словами.

  С Надькой ситуация была в корне иной.
  Без каких-либо  усилий, она бездумно и легко  создавала ментальный посыл, который мгновенно и безошибочно читался всеми, от мала до велика. Любой, увидевший её ухмылку, получал в мозг нокаут:
  - «Что бы ты ни говорил и кем бы ты ни был – я уверена, ты просто хочешь добраться до моей пизды». Казалось, что это написано крупными буквами, крупными, светящимися в темноте, буквами. И это работало, завораживало, лишая силы воли и способности к сопротивлению.
  Виктор не был исключением -  Надькина ухмылка и из него порой делала бандерлога, безвольно наблюдающего танец смерти.
  Но всё это было до того самого дня…

-------------------------------------------

  Институт, где учился Виктор, благодаря наличию военной кафедры, служил ему и другим неявным дезертирам убежищем от суровых объятий Родины. Однако в конце срока обучения подразумевались  четырехмесячные военные лагеря, где молодым специалистам предполагалось дать понять, от какого счастья их уберегли стены alma mater.

    Перед тем, как отправиться в промороженные тамбовские леса, где их уже  давно заждались противогазы и общевойсковые комплекты химзащиты, решили сыграть отвальную у Лехи дома. Надька тоже оказалась в компании, и Виктор с Лехой, сидя в углу на полу, сквозь сигаретный дым поглядывали на неё и других девчонок со снисходительным интересом бывалых вояк. Девчонкам было приятно-щекотно и они щебетали, хихикая и сверкая глазенками.

  Может быть, случайно у Надьки из рук, выпала какая-то бабская безделушка, брошка-хуёшка, и закатилась под журнальный столик. Любая девчонка на её месте если бы и полезла под стол, то лишь, выгнув спину колесом наружу, прижимая рукой юбку и сжав ноги морским узлом.
    Надька же хмыкнула, зыркнула по сторонам – в комнате стоял гвалт и дым коромыслом. В глазах мелькнули весёлые искорки, она встала на четвереньки, чуть раздвинув коленки, и сладко прогнула спинку, коснувшись грудью пола. Короткая юбка скользнула наверх, открыв то, что… короче, всё...  Достала безделушку,  встала, одернула юбку, и пошла к подружкам.

-  Во… классная жопа, да? – гыгыкнул Леха.
  Виктор с недоумением взглянул на него. Жопа была не просто классной, она была… она была…. Он понял, что ему не хватает слов и стал задыхаться, безостановочно повторяя про себя «… жопа… жопа… жопа…». Смысл жизни, мучительно искомый мудрецами и поэтами мгновенно стал для него простым и очевидным.
  Это был день, который изменил всё...

--------------------------------------
Глава 2
« На боевом посту»

  Лагерный поезд отправлялся следующим вечером с Павелецкого. Будущие воины приняли на старые дрожжи, потом добавили  ещё, наконец, старательно заблевали вагон и уснули с чувством выполненного долга перед Отечеством. Виктор долго ворочался, пытаясь остановить карусель перед глазами. Уже отчаявшись, все-таки задрых под стук колес и увидел сон, который еще долго будет преследовать его лагерными ночами.

  Посреди заснеженной равнины возвышались два белых холма, в которых легко узнавалась Надькина жопа. По рельсам, проложенным между ними, медленно ползли вагоны, которые подпихивал сзади маленький красный паровозик. Машинист, в котором Виктор сразу опознал себя, поднимал руку и дергал за рычаг. Раздавался свисток, паровоз вздрагивал и туго заталкивал между холмов очередной вагон. Холмы тоже вздрагивали и какое-то время колыхались.
  В этом месте Виктор будет каждый раз просыпаться с колотящимся сердцем и пересохшими губами, вцепившись двумя руками в хуй, как в горло фашиста.

  Где-то через месяц, в наряде по кухне он по пьянке сдуру проболтался о своих сновидениях, и доброжелательные друзья-однополчане быстро нашли себе развлечение.
  После отбоя с разных концов казармы начинало работать паровозное депо.
  - Чух-чух, тыдых-тыдых, ту-ту-у-у… - старались бойцы невидимого фронта.
  Виктор зажимал уши руками, прятал голову под подушку, но перед глазами все равно грозно вставали колышущиеся холмы среди заснеженной равнины и машинист снова клал руку на рычаг.

--------------------------------

    В лагере, спрятанном от глаз вероятного противника в глубине тамбовских лесов, было два отхожих места – «пятерочка» и «офицерское». Первое представляло собой пять отверстий в цементном полу почти неотапливаемого каменного каземата, залитого хлоркой. Для удобства уборки пол в районе каждого очка шел под уклон, из-за чего каждый выдрист превращался в фигурное катание на льду с возможным печальным исходом. Субтильные студенты с ужасом оглядывались на дыру, уходящую, судя по всему, прямиком в ад. Сравнение размера дыры с шириной плеч наводило на тревожные мысли, и многие предпочитали не зависать над пропастью, а безвольно гадить на её край.

  «Офицерский» же толчок таковым, по сути, не был – поскольку командный состав имел в своем корпусе санузел. Но, все-таки здесь имелся деревянный пьедестал, да и наличие всего одного очка придавало  оттенок интимности.  Посетителей встречала пизда, вырезанная в натуральный размер в стене над очком, с приветливо раздвинутыми ногами и надписью «Лера».

  Лерой звали жену полковника – начальника военной кафедры.  Она была на голову выше мужа и физически сильнее. Узнав о произведении искусства, полкан распорядился закрасить фреску, после чего получил в лоб от супруги без объяснения причин.  В результате неравномерного впитывания краски, натуральность вновь проявившегося изображения стала просто пугающей. Финишная отделка, в виде лёгкой мохнатости, была выполнена неизвестным мастером  с использованием сапожной щетки и, наконец, объект был сдан в эксплуатацию.
  Срать с утра «у Леры» по умолчанию считалось признаком дурного воспитания, и во время утренних гигиенических процедур будка использовалась строго для дрочки. С приближением весны утренняя очередь к Лере стала заметно увеличиваться, чем она была, видимо, немало польщена.

-----------------------------------
 
    Виктор стоял четвертым в очереди, жмурясь в лучах майского солнца. «Лера» его не особенно привлекала, но сны с холмами и вагончиками стали еще более частыми и мучительными. Да еще и с приходом тепла холмы стали порастать зеленой травкой, такой нежной, сука, такой бархатистой…
  - Что, дарагой, всё паровозики гоняешь…?
  Хлопок по плечу вырвал из параллельной реальности. За ним в очереди стоял Гоги Швили. В силу природных корней, Гоги был истинным ценителем искусства и посещал гостеприимную Леру не менее двух раз на дню.
  - Скоро дембель, гы-гы… – на поезде домой ехать не боишься?
  Виктора как мешком по голове огрело. Об этом он почему-то не подумал. А зря… Дембельский поезд обещал вырасти в серьёзную проблему и Виктор решил срочно обратиться к отцам-командирам.

    В кабинете у майора Мееровича царил воинский дух – стол, два стула и четыре стакана на подоконнике.  После выполнения шаманских ритуалов типа «разрешите войти, разрешите обратиться, разрешите сесть, разрешите пернуть…»  Виктор, наконец, приступил к изложению.  Немного стесняясь, он честно рассказал про Надькину жопу, рельеф местности и транспортный вопрос.
    Майор сидел за столом, и по нему было видно, что он пиздец как устал от ратных трудов - от этого у него и выхлоп такой и глаза горят, как знамя. Виктор сумбурно закончил изложение и стал ждать решения командования.
    Командование подумало, потом подошло к двери и зачем-то закрыло её на ключ изнутри. Подойдя к Виктору, майор положил ему руку на плечо и, глядя вдаль,  проникновенно спросил:
  -  Боец! А вам какие жопы больше нравятся…?
  - Мне только Надькина нравится… -  застенчиво ответил Виктор.
  - А если подумать…? – настаивал старший товарищ.
  - А че тут думать… - занервничал боец.
  Майор разочарованно цыкнул зубом и сел за стол. Виктор вылетел пулей, чуть не сломав ключ в двери.


    Все же поход к командиру  дал результат, и домой дембельнутый студент отправился на грузовой машине, вместе с инвентарем военной кафедры. Водитель высадил его на перекрестке и Виктор, задумавшись о своём, не заметил, как спустился в метро и сел в вагон. Очнулся он только, когда динамик  злорадно прохрипел:
  - «Двери закрываются. Следующая станция - Красные Ворота», – и поезд, набирая ход, начал входить в тоннель.
  Паническая волна сладкого ужаса накрыла с головой, ноги задрожали, и в ушах почудился ехидный Надькин голос:
  - Ну, что, боец… как тебе мои красные ворота…?
  На следующей станции Виктор выпал из вагона и косолапо побежал к эскалатору, прикрывая рукой мокрое пятно на брюках. Пару дней не выходил из дома и вот, наконец, появившись на улице, сейчас стоял и разглядывал надпись на стене.

-------------------------------------------
Глава 3
« Прибытие поезда»

    Решив, что «Надька-пизда» все же недостаточно целостно отражает сложность и многообразие окружающего мира, Виктор подобрал с земли кусок мела и, сопя от усердия, вывел рядом «… и жопа». Отошел на полшага, чтобы оценить новую концепцию и услышал сзади:
  - Так, блядь…! Это что…?
  Даже не оборачиваясь, он узнал бы Надькин голос из тысячи других.
  - Это не я…точнее, не совсем я… -  испуганно ответил он, повернувшись и стараясь не встречаться с ней взглядом
      - Как это…? – насмешливо спросила Надька.
  - Я только про жопу… - промямлил он.
  - Что «про жопу» …? – она была неумолима.
  Виктор глянул осторожно – Надька ухмылялась. Снова, как раньше, высветилось « … что бы ты ни говорил и кем бы ты ни был … добраться до моей пизды…». Неожиданно для себя он успокоился и перестал дрожать.
  - Что «про жопу»…? – продолжала настаивать она.
  Виктор, посмотрел  Надьке прямо в глаза и тихо, но четко, как на докладе у майора, сказал:
  - Я теперь могу думать только про твою жопу.
  Надька икнула и замолчала, а Виктор быстро, словно боясь остановиться, выложил всё про холмы, паровозики и машиниста. Выслушав исповедь, она задумалась, потом взглянула, как будто увидела его в первый раз.
  - Надо же… - тихо проронила.  Взяла за руку:
  - Ну, пойдем…   

-------------------------------
 
    Дома у Надьки было на удивление чисто и уютно. Родители купили себе дом в деревне, а квартиру оставили на неё.
    Прошли в комнату, не разнимая рук, там Надька слегка оттолкнула  его и оставила стоять одного. Виктора опять стало потряхивать. Через минуту хозяйка вернулась, зябко кутаясь в легкий халатик, встала напротив гостя и показала пальцем на брюки:
  - Снимай… 
  Виктор выполнил команду, словно отличник боевой подготовки – через мгновение на спинке стула висели сложенные брюки, скромно украшенные труселями.
  - Садись…
  Сел на стул, колотило уже по полной. Хуйчику тоже было страшно, и он всячески пытался спрятаться от любопытных глаз хозяйки. 
  - Ну и чего это мы такие маленькие… - засюсюкала было Надька, потом остановилась и хлопнула себя по лбу:
  - Тьфу, блядь.… Забыла совсем
  Не отводя взгляда, встала к нему спиной, немного нагнулась и подняла халатик сзади.
  - Ну, надо же… - сказала уже через секунду, - …не соврал…
  Повернулась, подошла вплотную и села к нему на колени. Полоснула  потемневшими глазами:
  - Ну, что, машинист… Поезд прибыл на конечную станцию…
  -  вздохнула и нанизалась чавкнувшей жопой по самые колеса.
  Виктор задохнулся и потерял сознание.

=================================
К о н е ц  п е р в о й  ч а с т и

2cetIV , 24.02.2017

Печатать ! печатать / с каментами
Камрады, сайт очень нуждается в вашей помощи. Если можете, поддержите нас. Наши реквизиты вот здесь. Заранее большое вам спасибо.

Ваша помощь

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

raulle, 24-02-2017 13:13:36

Первый?

2

Акубаев, 24-02-2017 14:47:08

Читать, не?

3

Акубаев, 24-02-2017 14:52:54

6+

4

vova53, 24-02-2017 15:26:55

Содержательно

5

Сирота Казанский, 24-02-2017 17:24:07

Зоебись, паглядим, чо там далее.

6

Михаил 3519, 24-02-2017 17:40:44

Последняя фраза странная... От чего задохнулся?

7

Диоген Бочкотарный, 24-02-2017 19:03:24

Тема ебли не раскрыта.

8

Mangy , 24-02-2017 22:46:48

Превосходно!
Пошёл читать вторую часть.
Пока 6*

9

Ян Гайворонский, 25-02-2017 03:05:44

Автор - молодец!

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«В отпуск так в отпуск. Ебись оно всё конём! Решил съездить на юга, дикарём. Поеду один. Нахуй «пассажиров», только я и животные. Куда же я без них. Пропаду, к хуям собачьим!»

1
1

«- Ярко выраженный метеоризм – обратная сторона вегетарианства – с отвращением подумал я, обреченно глядя на прыщавые ягодицы.
- Что делать-то? Ебал я в рот такие варианты. Ебал я в рот! Ебал я … в рот? Так-кие варианты…»

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2017 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg