Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

Шмель

  1. Читай
  2. Корзина хуятора
1
Легкий ветер ворошил волосы, с буерака крутил вихрь песка и направлялся к реке, врезался в поверхность, отчего шли разводы, похожие на сабаку, у которой шкура в складках. Мы стояли на вершине холма, смотрели вниз на эту картину и память усиленно отдавая стуком в висках, запоминала каждый изгиб пейзажа. Справа виднелись покоселые домики, кое-где брошенные, судя по околицам и запущенным дворам. Их было не много, были они небольшие, словно воробушки, прижавшиеся друг к другу на морозе. В центре, пролегала заболоченная речушка, виднелась в заводи ребятня купающаяся. Изредка прокатывался по дороге между речкой и дамами автомобиль, всё чаще «убитый» красный москвич или велосипедист, медленный и неспешной, или пацаненок, мчачийся алюром под гору на своем железном кане. Слева, сколько мог охватить глаз, перепаханные поля- пашня, а еще дальше – полесье молодых березок, и альпийский лужок. На холме уже  боле полсотни лет находилось две жизненонужных вещи: лесопилка и кладбище. С лесопилки то и дело выходили попеременно коренастый, с лучом в зубах, казак; и второй нервного вида мужик, он то тут и хозяйствовал.  
2
Кладбище несло на своей земле массу знакомого народу: сколько раз я слышал невероятные истории про этих трудолюбивых и веселых людей, сколько детей, детей их детей встречал. А теперь встретился с партретами на камне, смотрящих глаз на меня честно и открыто, слетающих с моих уст прочитанных до боле родных имен и фамилий. Из машины мы с отцом взяли все самое необходимое: канистру с водой, вотку, саперную лопату,  бутерброды и направились в глубь меж магил, кустарников и кленов. Я тут был давно, настолько что уже не помню, что был. Хотя отец мне рассказывал. Деревня отложилась только в момент, когда я мать и отец на мотоцикле едем быстро, так что дух захватывает, и произжаем мимо моей бабушки, которая сидит на завалинке и машет рукой… Мы проходим еще немного и останавливаемся. И тут, впервые за свои 20 лет я вижу его. Своего деда.
3
Он лежит в земле меньше года. Всё это время я думал, о том, что увижу его, увижу это место. Памятник слегка шатается, мы преподнимаем его, поткладываем заранее припасенный кирпич, выравниваем по вертикали, и, подолжив дерну, утрамбовываем монумент. Я смотрю на него пристально только сейчас, потом поворачиваю голову, вижу дом, где он жил. Он как раз видит свой дом. Живет себе чиловек, живет, а потом его хоронят прямо там, где жил. Перспектива туманная для городцких. Но не для моего деда. Выдыхаю: ну, здравствуй, и пусть земля тебе будет пухом. Кукование в ответ. Мой дет ушел от бабушки лет 25 назад. После этого с ним не общались ни его дети, ни его внуки. Баста.
4
Рядом лежит Степан С. Человек прожил 40 лет, но каких: прошел чуть не до Берлина, народил 5 детей, умер чорт знает от чего. Вроде как, жена отравила за буйный нрав и неуёмный норов. Отец рассказыввает, как то пьяный Степан танцевал «шмеля»: раскручивался, как вочлок и падал навзничь, когда все думали что он убился, подходили к нему, он апять вскакивал и крутился… Мы смеемся над историей. -Кто это тут гомонит?- раздается голос сзади.
5
Подходит сын Степана, ему уже далеко за пятьдесят. - Ну, здравствуйте, узнали? - А то. Мы ваыпиваем по 50сят, закусываем бутербродами, поминаем, одним словом. Зовут его Николай. Он паказывает на могилу моего деда и говорит: А знаете, что на похороны приключилось то? Нет, что? Когда, сталобыть хоронили мы деда твоего- он тычет мне в грудь своим пальцем, как будто металическим кнутом,  - рыли, магилку то, наткнулись на кости человеческие. А, это, твой отец должен знать, его дет, стало быть твой прадет, как то в году 37-38 был вражиной признан, патаму что Сталина «вротебал»… пасадили его в избу казенную и закрыли под замок, а мороз лютый был, такой, что глаза из арбит. А чикист то, что за ним приехал, заквасил с преседателем местным, ну и забыл про продеда. А он сидел-сидел, да выбрался, пробежал до холма ближайшего, схватился за дерево и измер. К утру его нашли окочуренного, а патамучта вражина закапали прямо тут, без гроба, без нихуйа. Так и повелось тут кладбище, а где прадета закопали-то никто точно не знал… И вот…дед твой и нашел его, когда помер.
6
Все мои предки-мужчины, как ни крути, были полноправными падонками. Только что на удаффе не закусывались; и я горд рассказать об этих трудолюбывых, смешных людях, чтоб знали, кто есть кто. Чтоб знали, откуда мы беремся и куда уходим…
7
В миг, кагда сказал Николай С. …дед твой и нашел его, когда помер ... так понял я свое место, где  хочу остаться, остаться навсегда, кагда это будет нужно.

Nick: Зурбаган
Title: Шмель

— Зурбаган , 01.06.2005

Печатать ! печатать / с каментами
1

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«В первые минуты он даже не замечает раздетой бабы. Он несеца с дикой скоростью по комнате соберая разные девайсы. Гандоны, плётки и всякого рода фалаэмитаторы. Затем вооружифшись до зубов он набрасываеца на бабу и начинает её дико ебать.»

«Все радуются: Новый год же скоро!
А я вчера был грустен – в той связи,
Что на кушетку лег у монитора
И видел свою печень на УЗИ.»

1
Отлично провести время и получить эротический массаж в спб поможет ЭроБодио!

проститутки нск

Реальные индивидуалки СПб

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2021 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg