Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

Где зимуют барашки

  1. Читай
  2. Корзина хуятора
Кровь, кровь, моя грязная кровь,
Напившись крови моей дохнет комар!
Грязная кровь... откуда чистой ей быть -
Ведь сорок лет я каждый вечер бухал!
Ю. Клинских

Я иду.
Это тяжело, но я знаю - надо.
Мир кажется серым, хотя всё замело снегом.
У меня на лице - тупая обречённость. Но я иду. Я уже не верю, но надеюсь.
Пока надеюсь.
Я иду.
Меня шатает из стороны в сторону. Я спотыкаюсь и падаю в сугроб. Поднимаюсь. Иду дальше.
Надо.
Мне холодно - и в сердце и на душе. Мне уже всё безразлично. Надежды нет, она исчезла, скрылась в холодном тумане.
Но я иду. Я не знаю зачем, но знаю - надо.
Надо.
Я иду, и встречные буравят меня взглядом. Они не видят, не понимают, не могут понять!
Но они видят, они знают, что я не такой, как они. Всё-таки скрыть это мне не удаётся.
Может это потому, что слишком много тоски в моих уставших глазах? А может потому, что моя походка слишком уж неровная?
А может потому, что надеты на мне шорты и футболка, а на улице минус двадцать?
Не понять.
Вот это и есть настоящие русское похмелье.
Я подхожу к палатке с сигаретами...

Откладывать больше нельзя. Нет больше смысла отрицать очевидное. Только непонятно к кому мне идти за помощью - к волшебникам-шаманам или же сразу к психиатру?
В моём доме поселился барабашка.
Серьёзно!
Человек я здравомыслящий и рассудительный, и если бы мне кто-нибудь такое заявил, я бы ему посоветовал выйти из очередного запоя. Действительно, в нашем постиндустриальном обществе нет места идиотским сказкам и небылицам, ныне всё это удел алкоголиков. Сейчас в моде другие сказочки - о летающих тарелочках и кругах на полях. Так что, если бы ко мне прилетели инопланетяне, оставалась бы пусть и крошечная, но вполне реальная возможность, что я не спятил.
Сейчас такой возможности уже, кажется, нет.
И начиналось ведь всё с пустяков - то свет в туалете выключится, когда я в нём нахожусь, а Инки нету дома, то вдруг сосиски, которые я убрал в холодильник, окажутся висеть на люстре, то из шкафа ни с того, ни с сего, выпадет пара-тройка книг, то телевизор среди ночи включится - все эти мелочи, конечно, раздражали, но особого значения я им не предавал.
Но сейчас вся эта фигня определённо достигла апофеоза - в квартире было перевёрнуто буквально ВСЁ: шкафы лежали на боку, а книги из них были разбросаны по полу, тумбочка из под телевизора стояла вверх ногами, а сам телевизор базировался на унитазе. В общем, ни одна вещица не находилась там, где ей положено находиться по законам объективной логики, а если и находилась, то в каком-то совершенно неудобоваримом положении. Но странное дело: хотя всё было безбожно перерыто, ничего не было сломано или испорчено - в холодильнике, например, стоящем вверх ногами, не просыпались даже салаты, как будто кто-то вынул все продукты, перевернул холодильник, а затем засунул их обратно. Также и тарелки - все они валялись на полу, но ни одной разбитой среди них не нашлось.
Можно конечно попытаться найти этому рациональное объяснение - например, пока я ходил за сигаретами, в мою квартиру вломились злые воры-грабители... Но ведь ничего не пропало, и за пятнадцать минут навести такой шухер невозможно. Ещё можно предположить, что это последствия вчерашних посиделок, но ведь когда я выходил всё было нормально, да и не напивался никто вчера до такой степени, кроме разве что Андрея... А значит только барабашка мог это устроить...
Нет, серьёзно, а что же ещё?..
Скажу откровенно - если бы я жил один, я бы забил на это дело и отправился бы досыпать, но - увы и ах! - в шесть часов вечера с работы должна была вернуться Инка, моя без пяти минут жена. Нужные слова, чтобы объяснить, что здесь случилось, я бы не нашёл, хотя бы потому, что не имею об этом ни малейшего понятия, а свою теорию о барабашке говорить ей отчего-то не хотелось. И поэтому мне волей-неволей пришлось заняться уборкой.
Вы только не подумайте, что я такой беспросветный лентяй! Просто в тот момент мне было не очень хорошо, а если говорить откровенно, то совсем херово - похмелье, знаете ли...
Вчера мне исполнилось тридцать лет, но празднование этой знаменательной даты пришлось отложить из-за работы и мелких домашних дел. И всё-таки я решил устроить небольшую фиесту в кругу ближайших друзей, но фиеста эта, по непонятным мне причинам, вылилась в банальную вульгарную пьянку. Мой друг Андрей до того упился, что даже зачем-то из окна выпрыгнул (ох, повезло ему, что я на втором этаже живу) - ну неужели ему у меня так не понравилось?
Есть такая народная примета: если праздник дошёл до чая с тортом, то праздник не удался. Если судить по этому признаку, то праздник удался даже более чем - чай я фигарил в одиночестве, когда все гости разошлись, разбавляя его сначала пивом, а когда пиво закончилось, то и вовсе коньяком, а нафигарившись как следует, выкинул тортик из окошка - а зачем он мне был нужен в тот момент. Проснулся я, к слову сказать, в том, в чём был - в брюках, в белой рубашке и даже при галстуке, вот только в ванной, полной холодной воды.
В общем, несмотря на моё печальное состояние, уборкой я всё-таки занялся, решив начать с холодильника. Для этого я поставил кухонный столик в подобающее ему положение, и начал планомерно выгружать на него продукты - салаты, полбутылки вина, миску с помидорами и так далее.
В результате я провозился с холодильником около получаса (после праздника осталось дофига различных продуктов) и за эти полчаса я три раза проклял жизнь - во-первых, потому, что холодильник как будто бы мне на зло оказался (г)адски тяжелым, а во-вторых, потому, что у меня всё-таки похмелье! В общем, я пришёл к выводу, что неплохо бы немного отдохнуть.
Я сел на кухонную табуретку, закурил свой "Честерфилд". Поскольку вся кухня представляла из себя одну большую помойку, пепел я стряхивал прямо на пол, и чем короче становилась сигарета, тем больше, а осознавал глубину той задницы, в которую я угодил отнюдь не по своей вине.
Итак, картина вырисовывалась следующая: Инка приходит с работы где-то часов в шесть. Сейчас - половина четвёртого. То есть, у меня два с половиной часа, чтобы навести в квартире идеальный порядок. Вывод печален - одному мне никак не успеть, особенно в таком состоянии.
Ну что ж, значит, будем звать на помощь! А помочь мне согласится лишь один человек, поскольку мало в этом мире лохов - Андрей. Придя к этому выводу, я пошёл в комнату, взял телефон и набрал его номер.
Довольно продолжительное время я слушал длинные гудки - то ли Симак по-прежнему пребывал в коматозном состоянии, то ли просто не слышал телефонного звонка.
-Алло, -наконец раздалось в трубке, и столько невыносимой боли и чёрного отчаянья было в этом голосе, что меня даже уколола совесть.
-Андрюх, привет! -сказал я быстро, пока Симак не опомнился. -Слушай, у меня, после вчерашнего, дома такая помойка! А разгребать одному лень. А Инка куда-то умотала. А если до её прихода марафета не будет... ну ты знаешь Инку...
-Женя, мне плохо! Я не могу идти в такую даль! Я же с каждым столбом поцелуюсь! -странно, но говорил он так, как будто бы оправдывался. Хотя, если честно, ему стоило меня просто-напросто послать.
Как бы там ни было, а отступать я намерен не был:
-Да ладно тебе... -начал я, но Симак меня зачем-то перебил:
-Хорошо! -почти прокричал Андрей, а потом добавил тихо, но едва ли не с ненавистью: -Жди.
-Всё, пока, - я начал класть трубку.
-Нет, подожди!
-Чего? -неужели всё-таки опомнился?...
Андрей помолчал, а затем сказал, как вытошнил:
-Мне вчера звонил кто-нибудь?
-Нет, -ответил я. Ну кто ему мог звонить в моей квартире? Но потом вспомнил, что был один странный звонок. -Хотя, звонил кто-то, под бабу косил, тонким таким голосом что-то там мямлил, но только ты подошел, он сразу бросил трубку. А ты что, и этого не помнишь?
-Всё, пока, -с этими словами он бросил (да-да, именно бросил, судя по звуку) трубку. Страный он какой-то, ох, странный...
Впрочем, в том что он придёт сомнений не было, и до его прихода я тоже решил не бездельничать, а как следует пожрать. С этой целью я вновь вернулся на кухню.
Но едва я открыл холодильник, как раздался самый отвратительный из всех звуков - мяуканье! Облезлый, отвратительный рыже-белый котёнок так и ласкался к моим синим носкам (не знаю на чей вкус, но по-моему сомнительное удовольствие) и жалобно-жалобно мяукал, видимо ожидая, что за это он получит какой-нибудь еды.
-Что, скотина тупорылая, жрать хочешь? А вот хрен тебе! -гаркнул я и что есть силы пнул животное ногой. Котёнок, жалобно взвизгнув, отлетел к противоположенной стенке и смачно об неё ударился, после чего на душе у меня заметно потеплело.
Еда по понятным причинам казалась мне невкусной, но я всё равно продолжал есть, скорее из желания почувствовать, что я на это способен, чем из чувства голода. Тем более салатик утром - это всегда хорошо...
Минут через пятнадцать, когда я успел съесть и салаты, и полкастрюли картошки, и ветчину, и колбасы немного откусил, раздался звонок. Я нехотя встал, потянулся и угрюмо поплёлся открывать дверь.
На традиционный вопрос "кто там?" последовал вполне логичный ответ: "Открывай блин..." Далее последовали несложные манипуляции с замком, и Андрей Максимович Симаченко предстал передо мной во всей своей красе.
Впрочем, красы у него было немного, а можно сказать, что и не было вовсе: длинные, совершенно непотребного вида коричневые волосы, которые он даже не удосужился собрать в хвост, уродливые усы и совершенно ужасная борода, ботинки с пробегом ну никак не меньше тысячи километров, джинсы, не стиранные с сотворения мира и убогий зелёный свитер... разве что куртка приличной была... Что и говорить, вчера он выглядел гораздо лучше.
Впрочем, Андрей был ужасен не только внешне, но и внутренне: картины, которые он периодически рисовал, традиционно вызывали ужас и отвращение у всех, в том числе и у него самого; замкнутый и отрешённый, удивительно рассеянный, но при этом добродушный и даже несколько наивный. Правда, порой у него и случались совершенно дикие приступы гнева - причём по довольно пустяковым поводам, но он всегда быстро отходил.
-Проходи, -сказал я и призывно махнул рукой. -Ботинки можешь не снимать, всё равно уже...
Андрей удивлённо на меня покосился: обычно, особенно до того, как въехала Инка, я очень ревностно старался соблюсти чистоту в своей квартире. Однако он ничего не сказал, пожал плечами - дескать, дело твоё, и прошёл в квартиру.
-Жень, я всё понимаю, но... неужели бы ты один не... справился?.. -жалобно сказал он. -Ну... идти не очень близко, да и плоховато мне...
-Куртку сначала в шкаф повесь, -усмехнувшись, сказал я.
-А, ну да.
Андрей снял куртку, подошёл к шкафу, и даже успел его открыть, прежде чем до него дошло, что что-то тут не так - шкаф стоял вверх ногами. Он так и застыл, переводя совершенно дикий взгляд то на шкаф, то на меня, видимо, ожидая комментариев.
-Не понял, -наконец выдавил он.
-Я тоже, -в тон ему ответил я. -Так по всей квартире - всё, б*%, перелопачено! Причём когда я проснулся, всё нормально было, потом за сигаретами вышел, вернулся, а здесь такой трындец!
-Зачем кому-то переворачивать шкаф вверх ногами? -Андрей, как обычно, не проявлял особой быстроты мышления.
-Да причём тут шкаф? Шкаф-то хрен с ним! Я же сказал - всё в квартире в полном раздрае! Да ты проходи, сам увидишь...
Симак кивнул, бросил куртку прямо на пол и отправился в направлении одной из комнат. Я же решил совершить паломничество в сортир.
Может быть не стоило его вообще звать на помощь? А то сейчас проходит пол-часа с открытым ртом, а затем придёт к выводу, что я над ним издеваюсь...
Вернувшись в комнату, я застал Андрея в полнейшем ступоре, и когда я подкрался сзади и крикнул: "Атас, милиция!" он подпрыгнул достаточно высоко.
-Ну и как впечатления? -спросил я его, когда он перестал бешено озираться.
-Слушай, Жень... Это как вообще?.. Кто мог такое?.. -против всех ожиданий, на его лице было скорее любопытство, чем растерянность.
-Кто мог такое - мне тоже интересно, хотя это дело десятое. Главное, чтобы через два с половиной часа всё было как поломается.
-Но всё же... я не понимаю...
"Да мне абсолютно насрать, чего ты там не понимаешь", -хотел уже было гаркнуть я, однако пришлось придержать язык - я действительно очень рассчитывал на его помощь.
-Я тоже, поверь мне, -ответил я.
***
Где-то через полтора часа мы решили устроить перекур - правда некурящему Андрею пришлось налить кофе.
Однако, кроме естественного желания отдохнуть от бесполезной, глупой и муторной однообразной работы были ещё две причины, из-за которых мы решили немного побить баклуши.
Первая причина была достаточно прозаична - когда мы двигали один из самых габаритных моих шкафов, он вдруг рухнул прямо на Андрея, накрепко присобачив его к полу. Слава Богу, обошлось без травм, хотя мата было, конечно, много.
А вот вторая причина была гораздо интересней - мой многострадальный холодильник, который я собственноручно вернул в исходное положение, и который, что немаловажно, в этом положении уже видел Андрей, снова стоял вверх ногами, как ни в чём не бывало.
Пока мы стояли на кухне и чесали репы языками, всё, что мы сделали по всей квартире вновь вернулось в прежнее, иррациональное положение - иначе говоря, все наша работа с треском и со свистом отправилась в направлении трубы, а то и чего похуже...
В общем, мы решили не стараться зря (Да пошло оно всё на **й! С**и! С**и, **я, матерь вашу!!!) и попытались устроить мозговой штурм.
-Вот скажи, Андрюха, ты в домовых веришь? -я решил сразу не убеждать его в своей невменяемости, а начать разговор издалека.
-Нет, только в чертей, -сказал он и почему-то опустил глаза.
-Домовые, между прочим - это те же черти. Нечистая сила, всё одно.
-Ладно, хорошо, тогда я и в домовых верю. Дальше что?
-Так у меня дома наверное домовой и поселился. Злобный, -наконец-то решился высказать свои предположения я.
-А с чего ты взял, что он у тебя поселился? Видел?
-Да, конечно, видел. он такой маленький, зелёненький, с беличьим хвостом, на кошку похож.
-А почему с беличьим хвостом, если похож на кошку?
О, святая простота....
-Потому, что белочка, блин... Не задавай идиотских вопросов, ладно?
Я рассказал Андрею про всю ту фигню, что творилась в моей квартире последние недели. Он слушал меня невозмутимо, и лишь иногда улыбался, а не скалился постоянно, как можно было этого ожидать.
-Хорошо, -сказал он после того, как я закончил. -Хорошо. Если он живёт у тебя в квартире, то откуда он взялся?
-Понятия не имею.
-Ладно... А откуда вообще берутся домовые?
Поскольку сказано это было с убийственной серьёзностью, возможность того, что это шутка исключалась - актёр из Андрея никакой.
Приплыли, блин. Всё это я говорил не потому, что всерьёз в это верил, а потому, что иных предположений у меня просто не было. Но Андрей, похоже, и не сомневался в том, что мои слова чистая правда.
-Ну ты спросил... Откуда, откуда... Да наверное оттуда же, откуда и все остальные...
-Слушай, Женя, а у тебя бывало... -Андрей замялся. -Ну в общем... чтобы ты просыпался... раньше чем заснул?..
-Кому-то следует поменьше хавать ЛСД, -заметил я.
Андрей пропустил этот дельный совет мимо ушей.
-А бывало, чтобы... твои галлюцинации становились реальностью?
-У меня вообще не бывало галлюцинаций, -я хмыкнул, -В отличие от некоторых.
-А у кого-нибудь в этой квартире, кроме тебя, бывали?
-У кого?! -я взорвался. Вот чего не люблю, когда люди порят чушь. -У Инки? Она, к твоему сведенью, и к алкоголю в жизни не притрагивалась, не говоря уже о наркоте! -чтобы немного успокоится, я взял помидор из миски, стоящей на столе, и откусил от него сразу две трети. -Честное слово, Симак, ты иногда как скажешь...
-А на Новый Год? -спросил он, ничуть не смутившись. -Ты говорил, что тут творилось что-то нехорошее...
Новый Год?.. Да, тут он прав... Нехорошее действительно имело место...
новый Год мы с Инкой отмечали не дома, а за городом, в деревенском домике у друзей. Моя шестнадцатилетняя сестра Маша, прознав про то, что квартира целых четыре дня будет свободна, попросила меня дать ей ключи. Она клялась и божилась, что никаких диких пьянок здесь не будет, что она всего лишь хочет устроить незабываемую ночь любви своему молодому человеку. Ну я и согласился, больше, наверное, из мужской солидарности.
Естественно, меня обманули.
Когда я вернулся домой (Инка поехала к родителям) я застал квартиру в совершенно непотребном состоянии -всюду валялись пустые бутылки, стояла грязная посуда, в прихожей в хаосе были свалены ботинки, которые я раньше в жизни не видел, в комнате стоял безвкусно сервированный стол. Моя любимая скатерть была безвозвратно изгажена. А вот в другой комнате...
А вот в другой комнате как раз и базировалось самое неприятное: на моей кровати, по идее двуспальной, расположилось сразу пять человек, и ещё один валялся рядышком.
Не найдя виновницы торжества ни в одной из комнат, я отправился искать её на кухню, и, понятное дело, нашёл.
Маша сидела за столом, и пила то ли чай, то ли кофе. Рядом с ней сидел мой одноклассник и, по совместительству, сосед Серёга Нулин; как он объяснил, Маша пригласила его попить чаю, встретив на лестнице - он у них в школе математику ведёт.
Грозно и матерно я попросил Машу очистить жилплощадь, так что через десять минут в квартире уже никого не было. Собирать бутылки и мыть посуду эти твари, понятное дело, оставили мне.
Жутко устав, так как процесс эвакуации я подгонял грозными обещаниями всех нафиг порешить, я присел за кухонный стол и налил себе водички. Но на столе, помимо вполне обыденного графина с водой, обыденной пачки сигарет "ЛМ" и не менее обыденной бутылки из под вина, было кое-что, сильно приковавшее моё внимание.
Это были две совершенно непонятные фиолетовые таблетки.
-И что? -спросил Андрей, выслушав это рассказ. -Ты их выбросил?
-Нет, они у меня в стенном шкафу, в туалете спрятаны. Чтобы Инка не нашла.
-Слушай, Жень... -Андрей задумался. -А представь... эээ... ну... кто-то этих таблеток накушался, представился ему домовой, а потом бац! - и стал настоящим.
-И с чего это вдруг барабашка настоящим станет? -язвительно спросил я. Похоже, он ещё после вчерашнего не отошёл...
-ну... Мало ли... С коллективными галлюцинациями всегда так.
-не пори фигою. Она и так вся в ранах.
-А если?..
А если? А что если? Бред, бред это всё собачий. А даже если и так, чем это нам поможет?
-мы должны съесть эти таблетки, и поймать домового. А как поймаем, скажем, чтобы сделал всё как было, -едва ли не торжественно произнёс Андрей.
-Ты что, серьёзно!? -я даже из-за стола вскочил от такой ереси. -Да тебе лечится надо! Я не буду всякую наркоту жрать!
-Тогда дай таблетку мне. Я сам это сделаю.
Псих юродивый...
-Жень, а что ещё ты можешь предложить? Других объяснений я не вижу. Я сам убедился, что то, что ты говоришь - правда.
-Но то, что предлагаешь ты...
-А что ещё можно сделать? Ведь иначе здесь даже... даже целая строительная бригада порядок не наведёт.
-Послушай, галлюцинации не могут материализоваться. Даже если тут и есть барабашка, -каюсь, сказано это было таким тоном, будто не я это предположил, -с чего ты взял, что он появился здесь именно так?
-Но ведь... но ведь... и холодильник бесшумно сам собой верх ногами не встанет... А насчёт появления барабашки... других версий просто нет... а делать что-то надо...
Тут он прав... не очень приятное положение...
-Ладно, -после паузы сказал я. -Ладно. только ты предложил, ты и жри. А я посмотрю и посмеюсь.
Андрей лишь пожал плечами - дескать, без проблем.
Я вздохнул, дошёл до туалета, открыл стенной шкаф. таблетки лежали за ведром для мытья полов, завёрнутые в целлофановый пакет.
Вот зачем, спрашивается, я их сохранил на свою голову? Да ещё и в пакет заворачивал, прятал... зачем?
-На, вот, -сказал я, вынимая таблетки из пакета и кладя их на стол.
Андрей взял одну таблетку, посмотрел на неё, подул, полизал, затем отправил её себе в рот и начал сосредоточенно жевать.
-И как? -спросил я. Следует признать, что я слегка волновался.
Андрей пожал плечами и сказал:
-Горько...
Минуты две прошло в полном молчании. Затем Андрей сказал:
-Никак. Ничего.
-Подожди-подожди, будет тебе кое-что... -промямлил я, затем положил вторую таблетку себе в рот. Не хочу нянчится с обдолбаным нариком...
Знакомый вкус у этих таблеток... удивительно знакомый... и горький, блин...
Однако горечи в них было много, а вот эффекта - ноль. Прошло минуты три, и я констатировал:
-Похоже нам всёж-таки придётся оторвать свои седалища от табуреток и...
-Женя, там п... -начал Андрей и не договорил. На лице его был неподдельный ужас.
-Что "П"? - с тревогой спросил я.
-П-п-п... пом-м... мидоры...
-Что "Помидоры"? -с ещё большей тревогой спросил я. Может эти таблетки не такая уж и пустышка?...
-Са... -начал он, осёкся, указал взглядом куда-то на стол и добавил: -Посмотри...
Проследив его очумелый взгляд, я понял, что он указывает на миску с помидорами, стоящую на столе между нами. А когда я всмотрелся повнимательней, мой взгляд стал таким же.
Помидоры были синие.
Даже не голубые, а именно синие. Совсем. Как небо поздним вечером.
-Ладно, -сказал я и помотал головой. -Ладно. Начались глюки.... А чего мы ожидали? Помидоры синие?.... Ну и ладно, синие, и синие... Но ведь это же просто обычные помидоры!
-Я... н-не слышал о таких наркотиках.... Которые так действуют...
-А раз это обычные помидоры, значит их можно есть... -продолжил я свои рассуждения. Посмотрел на миску, протянул руку и взял средних размеров помидор. На ощупь он был точно таким же, как все помидоры, которые я щупал до этого.
А я их много щупал....
-Жень, не надо этого делать, -сказал Андрей. -Положи помидор на место.
-Не боись. Не отравлюсь... -сказал я и поднёс помидор ко рту.
...Я никогда не забуду этот голос. Вопль отчаянья, последняя надежда сохранить свою жизнь... Всего одно слово - "нет" - а столько чувств, на сколько я  в принципе не способен. От таких криков не хочется жить, они бритвой режут мозг, и горе тебе, если ты стал их причиной...
Вы правильно поняли - кричал помидор.
От неожиданности я его выронил, он покатился по столу и упал на пол. Андрей вскочил, поднял его и стал таращится на синий шарик, как Принц Датский на череп покойного шута.
-Совсем молодёжь оборзела! Не могут понять, твари, с какими силами играют! Сколько я тебе говорил, Артём, нельзя прорваться на развилку окольными путями!!! -голос был пронзительный и писклявый.
Я встал за спиной Андрея и заглянул ему через плечо. У синего помидора на его ладони прорезались зелёные глазки с красными зрачками, вырос крохотный носик и появился маленький зубастый рот.
-Э... А вы кто? -спросил Андрей.
-Я? В данный момент я идиотский синий помидор. А так... Я скорее отвлечённое понятие, -глаза его бешено вращались в разные стороны. -Так! Странники... Хорошо... А я думал опять Звездовод со своими глупостями... Спаситель и Привратник... Высокие гости...
-Простите... Кто мы?.. -снова спросил Андрей. Рука его дрожала.
Помидор хихикнул.
-Они сюда залезли, но понятия не имеют, кто они такие... Да... тяжёлый случай... И зачем же вы сюда попёрлись?
"Сюда - это куда?" -хотел спросить я, но решил сначала ответить на вопрос:
-Ну это... как сказать... у меня дома барабашка безобразничает... Ну мы и решили его... того...
-А, точно! Малсик говорил про тебя. Ну что ж, сам виноват. Нефиг было над ним издеваться! Пищёрки вообще народ мирный, но если довести...
-Кто говорил про меня?
И тут я очень чётко представил себе, как это выглядит со стороны:
Кухня.
На ней два здоровых мужика.
У одного из них в руках помидор.
Они оба с ним разговаривают.
Им кажется, что он им отвечает.
Мать моя...
Помидор соблаговолил ответить на мой вопрос:
-Малсик! Пищёрка! Что-то вы тупые какие-то. Ну вас нафиг, -после того, как помидор это сказал, глаза у него тут же пропали, нос как будто бы сдулся, а челюсти срослись друг с другом.
Вот именно это и называется "красиво уйти"...
Андрей положил помидор на стол и посмотрел на меня.
-ну и что теперь? -задал он вполне резонный вопрос.
-Значит... Значит наш противник - пищёрка Малсик, -чем больше я говорил, тем больше я осознавал, что несу полнейший бред. -Андрюх, ты слышал что-нибудь о Пищёрках?
-Жень, где по-твоему я мог о них слышать? Я тоже эти таблетки в первый раз в жизни кушаю...
-Ну не знаю... Ты же раньше увлекался всей этой байдой - мифологией там, религиями разными... Сатанистом был целых две недели...
-О пищёрках, поверь, я ничего не слышал... Даже когда был сатанистом...
-Значит так, -сказал я после недолгих раздумий. -Надо, прежде всего, проверить остальные помидоры - вдруг у них тоже есть глаза? И если есть, обо всём их расспрашиваем. Если откажутся говорить - на вилку их, и на плиту...
Но глаз ни у одного помидора не оказалось - все они были хоть и синие, но, не считая этого, самые обычные.
-В салат их что ли порезать?..
Андрей задумался, затем сказал:
-Давай по квартире пройдемся? Может, найдём чего-нибудь необычное...
-Давай. Что ещё делать...
Но обход квартиры ничего не дал - не считая того, что всё по-прежнему было в полном хаосе, ничего ненормального так и не нашлось.
Следующие минут двадцать мы то заходили на кухню, чтобы посмотреть на миску с помидорами, то принимались шляться по квартире, украдкой ставя что-нибудь на место. Но каких либо результатов мы так и не добились.
А потом я сдался. Инка, конечно, существо капризное и крикливое, но это всёж-таки моя квартира - что хочу, то и делаю. Я ещё не решил, скажу ли я ей тоже самое, что и Андрею, или попытаюсь придумать какое-нибудь рациональное объяснение, но мероприятие определённо пора сворачивать. Всё равно не добьемся ничерта.
-Андрюх, -сказал я, выкуривая очередную сигарету (ещё один скандал в Инкином исполнении). -Спасибо за готовность помочь, но... Шёл бы ты домой. Дальше сам разберусь. А то Инка подумает, что фиеста продолжается.
-Хорошо, -пожав плечами сказал Андрей, и вышел из комнаты, в которой мы в тот момент находились. Особенно расстроенным он, понятное дело, не выглядел.
Когда я вышел в прихожую, Андрей уже надел ботинки, и теперь отряхивал лежавшую на полу куртку.
-А всё-таки жаль, что таблетки такими слабыми оказались, -улыбнувшись, сказал он, когда я открывал ему дверь. -Надо было мне одному обе скушать...
Я лишь покрутил пальцем у виска, он вышел на лестницу, я начал закрывать дверь...
БА-БАХ!!!!!!
Андрей резко рванулся обратно, при этом впечатав меня дверью в стену.
-Что это было?
-Это... это больно было дебил!!! -от удара двёрью у меня из носа пошла кровь.
-Ой, извени, не хотел... Откуда был этот звук?
-Не знаю... Наверное... -мой взгляд упал на шкаф, стоящий вверх ногами. -Оттуда. Не знаю... По-моему, оттуда...
Я подошёл к шкафу и хотел уже его открыть, но Андрей довольно сильно ударил меня по руке.
-Не открывай!!! -дико закричал он. Глаза у него были полны ужаса.
Нет, таблетки определённо были не слабые.
-Жень, давай лучше я. Не знаю почему, но мне кажется, так будет лучше.
-Дерзай, -сказал я, провёл рукой под носом и отошел в сторону. Вольному, как говориться, воля...
Андрей встал напротив шкафа, положил руку на ручку, немного постоял. Затем вздохнул, и резко дёрнул дверь на себя.
-Ничего нет. Пусто. Ты прав, Жень, хватит уже фигнёй мая... -он подавился остатком фразы. -Это наверное он...
"Кто он?" -хотел спросить я, но не успел. Ибо именно с этого момента начинается настоящая невменяемость.
Что-то зелёной молнией метнулось из шкафа Андрею на лицо, да так на нём и осталось. Андрей ойкнул, вцепился в маленькую зелёную тварь и попытался её оторвать, но при этом споткнулся и повалился на пол. Тут, наконец, среагировал я и наклонился, чтобы ему помочь. Но едва я успел протянуть руку, как непонятная зелёная гадость тут же отцепилась и выбежала в открытую входную дверь.
Размером она была не больше кошки, а скорее даже и меньше...
-Чёрт... Чёрт... Ч-чёрт! Что это было? -бормотал я, помогая Андрею подняться.
-А ты не понял? -поднявшись, Андрей посмотрел мне в глаза. Не смотря на то, что всё его лицо было расцарапано, а на носу были следы, судя по всему, оставленные зубами, Андрей улыбался.
-Нет. Не понял. Просвети, -мне вдруг стало неуютно находится рядом с ним. Его вопрос заставил меня насторожиться. Не к месту вспомнились картины, которые он рисует.
-Помнишь, помидор говорил, что мы издевались над пищёркой. Это, наверное, была она.
Ну да, как я сам не додумался?.. Пищёрка, кто ж ещё...
-Ну значит пошли ловить, -вот она, точка невозвращения! Давно пора признаться себе в собственном безумии.
-Знаешь, по-моему, этой твари стоит остерегаться.
-Да ладно, она же с кошку размером. Погоди.
Я быстренько надел ботинки и куртку. Затем мы вышли на лестничную клетку.
-так, у нас есть два варианта, -задумчиво сказал я. -Тварь любо побежала вниз, либо наверх...
-Или сама рассосалась... -Андрей покрутил головой, затем достал из кармана пятирублевую монету, подбросил. -Нам вниз.
-С чего ты взял? Монетке доверяешь.
-Ну, мне почему-то кажется, что этой монетке доверять можно, -и он начал спускаться по лестнице.
-Да с чего ты взял?
-Кроме того, -мой вопрос он проигнорировал, -Наши глюки, как мне кажется, не отстанут от нас, куда бы мы не пошли.
Мы прошли положенные четыре пролета и оказались перед подъездной дверью. Это, казалось бы, тривиальное событие заставило нас в очередной раз убедиться, что таблетки работают, да еще как.
Во-первых, дверь была отлично освещена, чего на моей памяти ни разу не случалось. Во-вторых, она была абсолютно белой и гладкой, как поращенное с обратной стороны стекло. А в-третьих, на ней, прямо посередине, ярко-зеленым цветом был нарисован какой-то непонятный символ, диаметром около сорока сантиметров.
Выглядел он, как круг, в который вписан треугольник, углы которого снаружи круга пересекают три линии, как бы стремясь образовать еще один внешний треугольник. Видел я его тогда в первый раз, но, забегая вперед скажу, что далекооооо не в последний.
Ручка у двери тоже была зеленой и тоже в форме этого символа.
-Что это? -спросил Андрей.
-Это глюк, Андрюша, это глюк.
-Нет, я про символ,
-Символ, ты не поверишь, тоже глюк.
-Я не о том... я видел его раньше....
Он подошел к стене почти вплотную.
-Что же это? Где я это видел? Не могу поня.... ААААА!
Андрея впечатало в стену сначала лицом, а затем и всем телом.
-Андрюха, что с тобой?!
Ноги его оторвались от от пола.
-Больно! ААА!
Он начал биться головой в стену.
-АНДРЮХА!!!
Я бросился к нему, но его уже не было. Он пропал.
Его всосало в стену!
-Да что же это?... Как?.. -пробормотал я, делая два шага назад. Что теперь делать?
"Это все глюки. Это - не реально. Самое страшное, что мне грозит - отделение милиции. Ничего страшного, скажу напились, участковый меня знает..." -повторял я про себя.
А на двери было красное пятно. Должно быть, Андрей разбил себе голову...
Черт!
Я подошел к двери, готовый в любой момент отпрыгнуть и попытался взяться за ручку, но моя рука прошла сквозь нее, не встретив сопротивления. затем я с опаской дотронулся до двери, но с тем же результатом.
Я отпрыгнул, чуть постоял поодаль, затем подошел снова. Теперь я уже погрузил руку в дверь по локоть.
Конечно, самым разумным решением было бы пойти досыпать. Но на улице - холодно. Возможно, Андрей расколотил себе голову и лежит сейчас без сознания, и ведь никто ему не поможет, подумают алкаш.
Если к вечеру у моего подъезда будет лежать синенький трупик, получится, что я его угробил.
Закрыв глаза рукой и крикнув что-то весьма матерное, я прыгнул навстречу жуткой двери.
***
Все-таки закрывать глаза было не обязательно.
Поперек выхода из подъезда что-то лежало, обо что я благополучно и споткнулся. Равновесие, понятное дело, удержать не удалось, и я полетел на свидание с батюшкой-асфальтом. Впрочем, падение было довольно мягким, я даже не разодрал себе ладони, на которые пришелся основной удар.
Я уже было собрался встать и поднял голову. Но быстро понял, что встать будет не так уж и просто
Дело в том, что и ноги, и руки, да и весь остальной я буквально затряслись от того, что предстало перед моими глазами.
Это была бескрайняя равнина. Ни холмов, ни впадин, ни деревьев, ни даже травы. Земля, которую рассмотреть в силу моего положения было довольно легко, была лиловой. Совсем - без оттенков и полутонов. То есть, по консистенции она была совсем как обычная земля - можно было даже выделить отдельную песчинку. Но, когда я взял двумя пальцами маленький комочек этой земли, оттенок лилового не стал слабее. Также я заметил, что моя рука не отбрасывает тень.
Я встал, и посмотрел наверх. Солнце было зеленым, а небесная гладь - красной. Облаков не было никаких, но я различил силуэты каких-то существ, летающих в этих шизофреничных небесах с огромной скоростью.
Местность оказалась не такой уж и пустынной - то тут, то там, клубились клочки разноцветного тумана. Впереди, у горизонта, где красное небо сходилось с лиловой твердью, было видно какое-то исполинское шарообразное строение. Странно, но даже с такого расстояния был четко различим его цвет, и этим цветом был безрадостный черный.
Я был не прав. Сильно-сильно неправ. Эффект от таблеток превосходил все самые смелые ожидания.
А потом я обернулся. Дома 38/2, в котором я проживал последние десять лет, я увидеть уже не ожидал - если уж глючит, то глючит по полной! Однако дом, как ни странно, был на месте.
Но лучше бы его там не было.
Он имел цвет человеческой плоти - если присмотреться, можно было даже увидеть нехилых размеров жилы. Подъездная дверь, сквозь которую я только что пролетел, да и все остальные подъездные двери, с внешней стороны была гигантским овальным глазом. В доме было шесть подъездов, (в то время как в "оригинальном" их восемь)  и у всех "подъездных" глаз радужные оболочки были разных цветов. Тот, из которого выпал я, был зеленым, рядом с ним валялся человек. Кто это был, догадаться не сложно.
Окна не имели фиксированного места, они хаотично перемещались с внушительной скоростью. Вместо стекл была какая-то странная субстанция, выглядевшая как плотная прозрачная желтая резина. Что-то изнутри периодически пыталось ее прорвать, я различал силуэты рук и даже лиц, но субстанция не поддавалась.
Впрочем, одно окно оставалось на месте, и я сразу понял, что это то самое окно, из которого я выкидываю пачки из-под сигарет. Обычное окно, с самым обычныс стеклом. Оно было открыто, и оттуда на меня пялился какой-то человек.
Я уже хотел задать вполне естественный в данных обстоятельствах вопрос - "а ты еще, мать твою, кто такой?"-но человек прокричал:
-Спокойно, я сейчас спущусь!
И действительно, спустился, самым радикальным образом - просто сиганул из окна. На ногах он не устоял, но очень быстро поднялся, после чего уверенным шагом подошел ко мне.
Был он невысокого роста, но хорошо сложенный, подтянутый. Одеты на нем были серые брюки и зеленая футболка. Лицо узкое, но добродушное, слегка растерянное, длинная челка коричневых волос закрывала глаза. Через всю правою щеку тянулся тоненький шрам.
-Привет, я Артем, -сказал он как ни в чем не бывало и протянул мне руку. Я решил проявить вежливость и ответить на рукопожатие, да вот беда - моя рука прошла сквозь него, как через ту жутковатую дверь.
-ой, извини, совсем забыл, не спал давно, голова уже пухнет.... -извиняющимся тоном произнес он.
Артем? Где-то я это имя уже слышал... причем недавно...
-Так это про тебя говорил тот синий помидор? Ты... как там... Звездовод?
Лицо Артема мгновенно помрачнело.
-Опять эта гнида! Нет, это определенно не помидор, это яблоко!  Гнилое, коричневое яблоко! С ЧЕРВЯМИ!!! -Артем кричал так громко, что аж весь покраснел, я даже испугался, что он лопнет.
-Ладно, ладно, не надо так переживать, -я хотел похлопать его по плечу, но пришлось отказаться от этой бесполезной затеи. -Лучше расскажи мне, что это за место.
-Извини, просто эта тварь... ну тварь... -он зачем-то постучал себя по голове. -А это место... Ну что сказать об этом месте?...
-Ну, хотя бы, как оно называется, -ответил я.
-Да никак оно не называется, -он махнул рукой. -Мало тут людей ходит, чтобы его как-то называть... Ну, оно, как сказать... Я его Междумирьем называю, не путай с Развилкой, туда мне хода нет... Некоторые Камином называют, но Камин это все-таки другое место, куда более гадостное, хотя, отсюда и в Камин попасть можно. Да почти куда угодно можно. Даже такой призрак как я... Я вот в Лес Теней иду, сюда друга проведать заскочил, да нет его что-то...
-Послушай эээ... Артём, -меня так и подмывало сказать что-нибудь крайне невежливое, но в данных обстоятельствах это было бы просто глупо. -Хватит нести ахинею. Для тебя, может быть, это в порядке вещей, но я-то наркоман начинающий. Ни фига не понимаю!
-А, так ты, что ли, первый раз здесь? -Артем, кажется, слегка удивился.
-Ну конечно! Иначе стоял бы я с таким тупым видом...
-Ааа, ну тогда ладно, тогда слушай вот что. Прежде всего, что бы ни случилось, не паникуй, у тебя под ногами Лиловая земля. Лиловая земля лечит любые раны, вообще любые, она даже конечность, если что, тебе нарастит. Бояться тут стоит только тех существ, у которых есть глаза. Если глаз нету, значит щелбаном зашибешь, да просто дунешь, оно заплачет и свалит... -выслушав эти слова, я снова посмотрел на дом, и мне стало нехорошо.
-Слушай, у меня тут друг голову расшиб, вон, около глаза валяется. Помоги, а?
-Зачем? Лиловая земля же. Ну ладно, мне пора. Удачи! -сказав, это, он побежал в сторону дома.
-Эй, подожди! -крикнул я, но он не обернулся, а прыгнул на встречу жуткой плоти и исчез.
-Твою мать! -только и сказал я.
Где-то с полминуты я был крайне недоволен поведением этого Артёма. Это ж надо, ведь видит, что люди в полнейшей прострации, один вот вообще голову расшиб, ну неужели трудно помочь?! Ладно, пусть не делом, но уж хотя бы советом-то - неужели трудно? Равнодушие погубит этот грёбаный мир, как пить дать погубит... Мысли навроде "а сам-то будто лучше, блин", в эти минуты мою голову, понятно, не посетили.
А потом я понял, что никакого Артёма, скорее всего, нет и в помине. Коль скоро то, что я наблюдаю вокруг себя, причудливое искажение реальности, вызванное приёмом всяких подозрительных фиолетовых таблеток, значит и Артём - просто человек, вышедший из подъезда. А я ему про говорящие помидоры.. Звездоводом называю... вон ещё и второй кадр рядом валяется... Я бы тоже постарался побыстрее свалить, чего уж там.
Кстати, насчёт валяющихся кадров...
Я подошёл к Андрею, лежавшему лицом вниз и легонько пнул его ногой. Он помотал головой, как бы не соглашаясь.
-Живой? - спросил я. Ответа не последовало. Тогда я присел на корточки и начал трясти его за плечо.
-Голова... –страдальческим голосом произнёс Андрей.
-Что голова? –не менее страдальчески спросил я.
-Болит голова… -сказал он и пришёл в движение. Упёрся руками в ошизевшую землю, поднял эту самую голову и как-то обиженно произнёс: -ё-моё…
-Андрей, скажи сразу, только я один вижу эту хрень? –спросил я. Очень весело получится, если сейчас мы видим разные глюки.
-Да,  хрень я вижу… ты про небо с облаками?...
-Я про всё… И про землю тоже. Давай, хватит разлёживаться.
Андрей нехотя сел, потряс головой, затем также нехотя поднялся.
-Ну, так что будем делать?
-Ну… давай в квартиру зайдём, -смущёно сказал Андрей. –А то ведь… ну… начудить можем…
-Не, не вариант, я туда не пойду. Не нравятся мне эти глаза.
-Какие глаза? –удивлённо спросил Андрей, затем обернулся и увидел, КАКИЕ. –Ух, мать моя!..
-Полностью с тобой согласен. Тут, кстати, пока ты косил под полено, один человек пробегал, Звездоводом представился. Нёс чушь какую-то, про то, что глаз надо боятся, а земля лечит любые раны. Правда, я, само собой, не могу утверждать, что он не был моим глюком…
-Да, у меня тоже насчёт глаз какое-то нехорошее предчувствие… А что это там за фиговина? –Андрей вытянул руку, указывая на исполинскую сферу у кромки горизонта.
-А я почём знаю. Может двинем к ней?
-Не знаю… Но если это галлюцинации…. Это опасно…
-На месте стоять не многим безопасней. Хотя… А ладно… Ну что, пошли?
-Пошли, -Андрей сделал пару шагов, и тут я увидел какой-то предмет, лежащий на лиловой земле. Я подошёл, нагнулся, поднял его, но это, супротив ожиданий, оказался не таинственный магический талисман, а самый обычный баллончик дезодоранта.
-О, это моё, -сказал Андрей и забрал его у меня.
-Зачем ты таскаешь с собой дезодорант? –спросил я.
-Ну… - он как-то беспомощно пожал плечами. Мало ли что… Вдруг понадобится?
-Зачем тебе *вдруг* он может понадобиться? –поинтересовался я. Эх, умом Андрея не понять…
-Ну… Мало ли что… Всякое в жизни бывает…
«Идиот –подумал я. –Грёбанный князь Мышкин». Вслух я, конечно, этого не сказал.
И мы пошли.

***

Уж не знаю, сколько мы шли – я не догадался взять с собой часы. А как известно, когда ты вынужден выполнять действие, которое тебе не нравится, время имеет неприятное свойство растягиваться, становиться подобным не текучей воде, а густому маслу, а то и вовсе смоле. А уж если это действие не только неприятное, но и скучное, монотонное, да к тому же ещё и связанное с физическими неудобствами, минувшая секунда почти неотличима от грядущей.
Тем более цель наша ближе не становилась.
Нам было очень жарко – солнце-мутант в больном красном небе жарило немилосердно, как в безоблачный июльский день, но куртки мы снять не решились: теоретически мы понимали, что на улице самая настоящая зима.  Сигареты я тоже оставил дома, взяв одну зажигалку, попить я взять тоже не догадался, поэтому жажда долбила нас немилосердно.
В придачу ко всем прочим бедам Андрей решил развлечь меня историей о своих вчерашних алкогольных галлюцинациях. Против таких историй как таковых я ничего не имею, да вот рассказчик из Андрея никакой.
По его словам, вчера он беседовал с невзрачным, но миловидным демоном женского пола по имени Саня. Более того, он утверждал, что вчера он проснулся раньше чем заснул и позвонил мне на квартиру, когда ещё находился там – понимаю, звучит дико, но именно такова была суть его слов.
-Андрей, -возражал я ему, -этот звонок не доказывает ничего. Ты же о нём знал. И наверняка думал: «а кто же это мне позвонил, откуда оно знает этот номер»… Вот  во сне своём нездоровом ответ и увидел.
-Да, наверное, ты прав… Надо… пить бросить…
Кроме того, Андрей утверждал, что эта самая Саня, во-первых, показала на дезодорант, мирно стоящий у Андрея на полке и сказала, что он, дескать, поможет, а во-вторых, дала ему обычную пятирублёвую монету, предварительно обозвав её «монетой судьбы».
-Покажи дезодорант, -попросил я, Андрей протянул баллончик мне.
Следует признать, что баллончик был не совсем обычный – кроме названия «дезодорант мечта» зелёными буквами на чёрном фоне, больше на нём ничего не было: ни надписей, ни пиктограмм, ни рисунков, ни штрих-кода, что вообще-то не свойственно для товаров массового потребления. Но всё это я благополучно проигнорировал: во-первых, на дезодоранте можно написать всё, что угодно, во-вторых, моё восприятие этикетки могло исказиться так же, как восприятие земли и неба.
Андрей забрал у меня дезодорант, повертел в руках, попшикал себе на ладонь, понюхал.
-Слушай, а ведь не пахнет! –удивлённо воскликнул он. –То есть… ну… Вообще никак не пахнет!
-Значит, дезодорант фиговый, -пожал плечами я.
Андрей слизнул жидкость у себя с ладони.
-Слушай, да ведь это вода!
-Симак, не тупи. Это тебе кажется, что это вода из-за таблеток. А на самом деле… -начал я говорить, но Андрей меня не слушал: он напшикал себе на ладонь ещё этой жидкости и снова слизнул.
-Отравиться хочешь?
-Дезодорантом «мечта» нельзя отравиться, -ответил Андрей каким-то странным голосом, будто ему кто-то ногу отдавил.
-Ты чего?... –сказал я и обернулся к нему.
Ё-моё...
Действие таблеток продолжало усиливаться
Сначала изменилось моё восприятие действительности. Потом – эта фигня с дезодорантом. Теперь я и Андрея начал видеть по-другому.
В первую очередь бросалось в глаза отсутствие бороды на его лице – вместо неё была лишь короткая щетина. Затем я заметил, что его волосы заметно укоротились, хотя, конечно, в порядок от этого не пришли. Свитер, бывший до этого зелёным, теперь сменил цвет на ярко-розовый.
-Это как? –только и смог вымолвить я.
-Не волнуйся, всё правильно. Эффект такой, каким и должен быть, -спокойно ответил он. –Нам надо спешить к Перекрёстку. Не отставай!
Сказав это, он скинул куртку и побежал. Несколько секунд я стояв ступоре, а потом кинулся за ним.
-Стой! Куда ты так рванул?!
-Сейчас пойдут птички! –прокричал он.
-Какие, нахрен, птички?!
В сумасшедшем беге прошло около пяти минут. Я никак не мог догнать Андрея, чтобы повалить его на землю и дать парочку освежающих пощёчин, да что там догнать! я даже начал солидно отставать от него.
Неожиданно он остановился, я едва успел затормозить, чтобы не сбить его с ног.
-Ну вот, началось… -грустно сказал он.
-Да что началось, чёрт возьми?! –я чувствовал, что ещё немного, и я дам ему по морде.
-А вот что! –сказал он и указал куда-то вниз перед собой.
Я уставился в то место на лиловой земле, куда он показывал. В этом месте набухал маленький бугорок. А затем из него показалась крошечная птичья голова., больше всего похожая на голову ощипанного цыпленка. Вскоре показалась такая же ощипанная шея.
Андрей наклонился, схватил это существо за шею и резко дёрнул, вынув, таким образом, всё остальное тело существа из-под земли. Увидев его, я нервно хихикнул.
Тельце у существа было маленьким – примерно как у вороны. Его отвратительная, розово-серая кожа была покрыта белесой щетиной – примерно как у свиньи. Вместо крыльев у существа были кровоточащие порезы, сколько у него ног я не успел сосчитать – но явно больше трёх. На голове был маленький красный клювик и один большой зелёный глазик.
Но то, что пугало в этом существе больше всего – у него была не пропорционально длинная шея. Где-то в три раза длиннее тела.
А дальше… Дальше Андрей сотворил такое, что я с трудом удержался, чтобы не сблевать. По-прежнему держа существо за шею около головы одной рукой, другой он, наклонившись, схватил его за тело, поднёс ко рту и начал грызть его горло где-то посередине.
-ЧТО ТЫ ТВОРИШЬ?! –бешенным голосом закричал я, но он не ответил, а продолжал грызть шею существа, отвратительно чавкая. Затем резко дёрнул в бок рукой, которой держал эту жуткую птицу за основание горла, выпрямился и сунул мне под нос окровавленную голову птицы, после чего я отпрыгнул от него метра на два.
-Вот! –торжествующе прокричал он. –Теперь они испугаются! Теперь они не полезут на нас!!! –сказав это, он выронил тело непонятной птицы, из которого фонтанировала кровь, а другой рукой запустил её голову прямо перед собой.
Его лицо было окровавлено. Он весь был залит кровью.
-Та, Женя, теперь слушай меня внимательно, -сказал Андрей и сделал шаг ко мне, я непроизвольно отступил. –Такими темпами нам вовек не успеть. Сейчас я начерчу знак контроля в воздухе, надеюсь, я ещё не забыл, как это делается. Когда я скажу, ты возьмешь меня за левую руку, когда скажу – отпустишь. Только схватить ты должен очень, очень крепко. Ты понял меня?
-Я…
-Ты понял меня?
-Слушай ты, уродец!!! Что ты творишь?! Ты понимаешь, что происходит? Тогда расскажи!! Не пудри мне мозг! –орал я бешеным голосом.
-Да, Женя, я знаю, что происходит. Но рассказать не могу. У нас мало времени, к тому же есть кое-какая правда обо мне, которую тебе знать не стоит. Да и мне, если уж на то пошло. Просто сделай, как я скажу, ладно?
-Ладно. Хорошо. Валяй…
Получив моё разрешение, Андрей развернулся ко мне спиной и начал делать какие-то непонятные манипуляции руками в воздухе, как будто действительно что-то чертя. Прошло где-то две минуты, он вытянул свою левую руку и сказал: «хватайся». Я послушно взял его за руку.
-Нет, не так, -с раздражением в голосе сказал он. -Не за ладонь. За всю руку. Обеими руками.
Я пожал плечами и сделал, как он сказал. С идиотами лучше не спорить.
Почти целую минуту ничего не происходило, и я уже начал выдумывать комментарии поехиднее, чтобы как можно более наглядно объяснить Андрею кто он есть таков, но потом… потом  – да, действительно началось!
Мы резко оторвались от земли и стремительно полетели вперёд. Скорость была просто чудовищной, ветер бил в лицо, и я вцепился в руку Андрея как похмельный алкаш в бутылку.
Прошло около пяти минут этого бешенного полёта, когда Андрей прокричал:
-Отпускай!
-Ты что, **анулся?! –с неподдельным ужасом заорал я.
-Не бойся! Ты не упадёшь, я обещаю!
Как мне хватило силу духа и выдержки, чтобы отпустить руку Андрея, я до сих пор не понимаю. Однако факт есть факт – я это сделал. И ведь действительно не упал, а полетел рядом с Андреем. Контролировать полёт я никак не мог, даже конечностями пошевелить у меня не получалось.
А черная исполинская сфера стремительно приближалась к нам.
-Надеюсь, хоть в этот раз у нас получится мягкая посадка! А то обычно у меня с этим хреново!
Странное дело – я не мог раскрыть рот. А ведь много во мне было слов после этой его фразы, очень много!
Сразу скажу: никакой мягкой посадки у нас не получилось. Как только чёрная громадина нависла над нами, скорость начала замедляться. Ещё пара секунд – и мы с Андреем рухнули на землю, пропахав эту лиловую гадость не меньше пяти метров.

Я встал, отряхнулся, кинул взгляд в сторону Андрея. Тот подниматься не спешил.
-Ты как? –спросил я.
-Сейчас, погоди, сейчас земля меня подлечит, -ответил он. Удовлетворившись таким ответом, я занялся разглядыванием чёрной громадины.
На вид она была сделана как будто из чёрной керамики, без всяких неровностей и шероховатостей. Я даже приблизительно не берусь судить, каких размеров была эта сфера, могу лишь сказать, что она бала охренительно большой. Сейчас она нависала над нами сплошным чёрным потолком. Присмотревшись, я понял, что сфера весит в воздухе без всякой опоры на расстоянии примерно двух метров над землёй. Впрочем, для такой бандурины, два метра казались величиной незначительной.
Между чем Андрей поднялся и подошёл ко мне.
-Значит так, нам надо попасть внутрь. Главное – не открывай никаких дверей. Если дверь закрыта – не трогай её вообще.
-Ну и как мы туда попадем? Что-то я не вижу ни дверей, ни окон, ни отверстий для слива фекалий…
-Надо просто коснуться рукой поверхности, -ответил Андрей. -Зайдём подальше.
С этими словами Андрей подбежал туда, где сфера нависала особенно низко и где он вполне мог достать её рукой.
-Давай, сюда.
Я подбежал к Андрею, с тоской посмотрел на чёрный потолок. Трогать эту гадость мне почему-то очень не хотелось.
-Андрей, -сказал я почти жалобно, -а может быть ты всё-таки объяснишь, что происходит?
-Извини, не могу. Ну что, готов?
Сказав это, он, так и не дождавшись от меня ответа, приложил к чёрной поверхности и встал как вкопанный. Однако, стоил о мне моргнуть, и никакого Андрея уже не было. Вздохнув, я последовал его примеру: ударил кулаком в чёрную субстанцию.
Ощущение было, как будто выключили свет, а потом снова включили. Я оказался в ограмадном круглом зале, по которому, по замысловатым траекториям, взад-вперёд чинно плавали двери. А вот на стенах никаких дверей не было, и как отсюда теперь выбираться было совершенно непонятно.
Потолка разглядеть я не мог, поскольку наверху клубился зелёный туман. Стены были зелёные, пол был красный. Правда, посередине гигантского круга, который представлял из себя пол, был тот же самый символ, что и на подъездной двери.
Андрей обретался рядом.
-Что это за место такое? –растерянно спросил я.
-Это перекрёсток. Дошли, -сказав это, Андрей выбежал на центр круга, я побежал за ним.
-Что ты хочешь делать?
Андрей бешено озирался по сторонам. Заметем посмотрел на меня, взглядом, в котором явно читался ужас и вдруг пронзительно закричал, схватился за грудь и рухнул на колени.
-Андрюха, что с тобой?!
-Женщина…. С головой совы… Камин, она ведь помнит…. –изо рта у него потекла тоненькая струйка крови. –А... а…
Андрей повалился лицом в пол.
-Андрюха, Андрюха, вставай! –прокричал я, но он не реагировал. Я пощупал у него пульс, и вроде бы что-то даже нащупал. Я снова его потряс, но он всё равно лежал подобно бревну.
И что теперь делать?..
Я начал метаться по залу, стараясь не нарваться на дверь. На большинстве из них было написано: «КМ» и какой-нибудь номер: «КМ1», «КМ12»… а на одной из дверей я заметил надпись «камин». Но, помня совет Андрея, ни в одну из них я не совался.
Я снова подошёл к Андрею и на этот раз уже пнул его ногой. Ноль реакции.
Не знаю, сколько я так метался, но в отчаянье я впасть вполне себе успел. И громко прокричать: «что за хрень тут твориться?!» - тоже.
И, как ни странно, мне ответили. Тихий, тусклый голос, который, тем не менее, было слышно чётко и ясно, объявил:
-Ничего особенного тут не твориться. Просто подлец получает по заслугам за свою подлость.
-Ты кто?!
-Я? Малсик из рода Пай-Сорк. Ты издевался надо мной – теперь моя очередь!
-Слушай ты, аномалия хренова, ни над какими Малсиками я не издевался! Где ты? Покажись!
Кто-то ударил меня в спину, я не удержался на ногах и упал.
-А вот он я! Нравится над слабыми издеваться? А так – тоже нравится? –сказав это, неведомый Малсик пнул меня в бок.
-Так это ты… тот домовой… Сука! Чего тебе надо от меня? –орал я.
-Всего лишь немного развлечься, как развлекался ты. Вставай, Евгений, я только начал.
Чего мне точно не хотелось, так это починятся его командам, однако и разлёживаться здесь на полу смысла не имело. Поэтому я встал, потирая рукой ушибленный бок, и, наконец, увидел этого гада.
Это был самый обычный человек. Невысокий, худой, со светлыми волосами, одетый в чёрный плащ.
-Ты смотри… А с виду человек… а на самом деле козёл… -усмехнувшись, произнёс я.
-Козёл говоришь? Козла захотелось? Ладно, будет тебе козёл…
Всё-таки мой язык когда-нибудь меня погубит. Малсик изменялся на глазах: сначала у него выросли рога, потом – изменилось лицо. Впрочем, козлиным его назвать нельзя – просто вариация на тему человеческого лица, только жёлтого цвета, со здоровенными клыками и красными глазами. Потом он сам как-то увеличился в размерах, став в полтора раза выше и в два раза шире, потом покрылся зелёным мехом; последняя стадия изменений коснулась кистей его рук: они сильно увеличились в размерах, покраснели, пальцы на них истончились, и выросли большие чёрные когти. И вот вся эта малопривлекательная конструкция с утробным рёвом ринулась на меня.
Драпанул я тогда от души – я отлично понимал, что это атлет зашибёт меня без каких либо усилий. К счастью, он оказался медлительным, и довольно долго время я изводил его игрой в догонялки. Однако, вечно так, конечно же, продолжаться не могло.
И я решил – а чёрт с ним! Живём однова, семи смертям не бывать и всё такое прочее, да и, в конце-концов, это же только глюки, и я с утробным рёвом бросился на Малсика.
Малсик же такой наглости ну никак не ожидал, поскольку, наверное, уже успел определиться, кто здесь начальник, а кто дурак. Потому, видимо, и застыл на месте, чтобы получить удар в живот сразу двумя кулаками.
-Ой… -тихо и даже как-то жалобно сказал он. Но на жалость в этой ситуации прошибить меня было не так уж и просто, так что я, не мешкая, нанёс свой следующий удар по его некрасивой зубастой харе.
Он отшатнулся на несколько шагов и злобно уставился на меня, сжав свои жуткие ладони в не менее жуткие кулаки. Поскольку взгляд у него был крайне недоброжелательный, а кулаки были никак не меньше моей тыквы, смелости у меня сразу как-то поубавилось. Но отбежать я бы уже всё равно не успел. А поскольку снова кидаться в атаку мне не хотелось, я счёл за лучшее попробовать с ним поговорить:
-А вот ты знаешь кто ты? Ты гнида дефективная, ошибка в конец съехавшей природы, скотина злобная! Ты, в конце концов, просто сука и урод, а ещё ты…
Эх, а ведь не хотел я этого говорить! Нет, ну правда. Может быть, действительно договориться получилось бы, можно ведь было сказать ему что-нибудь доброе, прощения там попросить, и плевать, что я даже близко не знаю, за что. Однако, какие бы не были возможные последствия, всегда гораздо приятнее сказать то, что хочется, а не то, что надо.
А последствия имели место быть: Малсик что-то злобно прорычал, поднял свою правую руку и, против ожидания, вовсе не вдарил по моему светлому лику, а просто указал двумя пальцами на меня.
Казалось бы – жест вполне безобидный. Это даже не средний палец или там кукиш. Однако после этого у меня внутри как будто бы взорвалась маленькая бомбочка, и пламенная речь моя тут же прервалась. Каждая клетка моего тела как будто бы осознала себя разумным существом и силилась покинуть пределы моего организма – чувство чем-то сродни обычной тошноте, но много, много круге. Голова раскалывалась, а зрачки, казалось, сейчас лопнут, ботинки мои как будто бы какая неведомая сволочь начинила тысячей маленьких иголочек.
Проще говоря, мне стало настолько погано, что устоять на ногах не было никакой возможности. Может быть, я застонал, может быть, закричал – и как подкошенный рухнул на спину.
Сначала я не видел, не слышал и не понимал ничего: боль была настолько сильной, что заполнила всё моё существо. Уж не знаю, сколько длилось это кошмарное беспамятство – может быть даже секунд пять, но уж точно не больше пяти минут, иначе я бы точно отбросил копыта.
А потом сознание ко мне вернулось. Наверное, притерпелся как-то, или боль стала потише…
И я увидел ухмыляющеюся рожу Малсика, склонившегося надо мной. Если не считать того, что он был редкостным уродом, это было уже обычное человеческое лицо. Как же мне хотелось в него плюнуть, но об этом, увы, даже речи идти не могло.
Вдруг он резко обернулся в сторону и закричал:
-Не приближайся!
На что ему был тихий и спокойный ответ:
-А то что? –это говорил Андрей. –Зря ты это делаешь. Трансформация ещё эта дурацкая… Понятно же, что двоих тебе сейчас не удержать…
-Уйди! Не вмешивайся!
-Он мой друг, ты нет, ясное дело, я буду на его стороне, что бы он не творил – а как иначе? Так что лучше не мешай мне, -и вот я увидел как Малсик отпрянул, и его место занял Андрей.
-Значит так, слушай меня, -всё так же спокойно, но гораздо более доброжелательно сказал он. –Сейчас я приведу тебя в норму и мы с ним поговорим. Только без истерик, ладно? А если будет опять злобствовать, разрежь себе руку вот этим… -после этих слов Андрей вложил мне в ладонь что-то холодное.
По мере того, как он говорил, мерзкое ощущение уходило из моего тела. Вскоре я почувствовал, что могу пошевелиться, а под конец его речи был уверен, что смогу встать – пусть и без особого удовольствия.
Кто знает, может быть, если бы Андрею дали договорить до конца, возможно бы я чувствовал себя и вовсе распрекрасно – но ему, увы, не дали. Малсик проорал: «Нет! Я же сказал, не вмешивайся!» -и ударил Андрея ногой в лицо. Вроде бы и не ахти какой силач этот Малсик – тем более человеческий облик уже успел к нему вернуться, а вот поди ж ты! –Андрей отлетел метров на пять, сделав в воздухе замысловатый пируэт. После этого он хотел той же самой ногой наступить мне на грудь, но я успел откатиться, крепко сжав ладонь, а потом и вовсе вскочить на ноги.
Несколько секунд мы с Малсиком стояли друг напротив друга и внимательно друг друга изучали. Что-то говорить было уже ни к чему – всё было и так написано на наших лицах.
Потом я решил изучить предмет зажатый в своей ладони. Это оказалась самая обыкновенная пятирублёвая монета.
В тот момент я не думал: а как это можно порезать себя монетой, если она совсем не острая. Я просто взял и разрезал себе ладонь – к тому моменту я уже убедился, что Андрей дурного не посоветует.
Ах, с каким удовольствием я увидел, как Малсик пятится от меня. Ах, с какой радостью я увидел страх в его глазах, смотрящих на мою окровавленную ладонь.
Эту самую ладонь я и вытянул к нему. Сначала он пятился, потом побежал. Однако пробежал он не долго: моя окровавленная рука легла ему на затылок.
Малсик дико закричал, упал на пол и забился в конвульсиях. В лицо мне ударил зелёный дым, не имеющий запаха и не несущий тепла. Когда жу он рассеялся, на месте Малсика лежало маленькое пушистое зелёное существо – размером никак не больше белки. А аккуратно поднял эту существо за шкирку неизрезанной правой рукой, и рот мой распахнулся от удивления.
У существа была голова кота и тело белки – в точности так я описал барабашек Андрею. Хотя… в конце концов, это же мои галлюцинации.
-Так вот ты какое, у**ище лесное! –торжествующе сказал я.
Глазки непонятного существа открылись.
-Отпусти… -смешным тоненьким голосом пропищало оно.
-Что ж, это тоже один из вариантов! А среди прочих: свернуть тебе шею, размазать тебя ботинком по полу, кинуть в одну из этих милых дверок, взять тебя другой рукой… А ну отвечай, что ты сделал с Андреем!
-Что сделал, что сделал… Пяткой в ухо он мне залепил! –чья-то рука легла мне на плечо, я повернулся, увидел Андрея и у меня отлегло от сердца. Я-то боялся, что это тварь серьёзно его поломала.
-Значит так, Малсик –сказал Андрей существу, всё еще безвольно болтавшемуся у меня в руке. Сейчас, когда мы вернёмся назад, ты вернёшь всё Женины вещи на место. А потом просто покинешь его жилье – раз уж тебе там так не понравилось. Ясно?
-А куда я пойду? Я не могу к своим вернуться, а Звездовод в Камине… -плаксивым голосом ответил Малсик . –А ведь Хранители меня всё ещё ловят…
-Ты можешь пока у меня побыть. Ко мне-то они вряд ли не сунуться… Ну что, договорились? Знаешь, как меня найти?
-Да… Послушай, извини меня, ладно? Я не хотел на тебя нападать. Ты же не злой, я вижу… И я не злой. Просто он…
-Ладно, ничего страшно. Просто тебе надо было сначала с ним поговорить, прежде чем всю эту свистопляску устраивать, он же не идиот, он понял бы… -эх, как я всё-таки не люблю, когда обо мне говорят в третьем лице в моём присутствии! –Женя, отпусти его.
Меня почему-то разобрала злоба – не знаю уж, на кого! И я ответил:
-Знаешь, пожалуй, я всё-таки сверну ему шею. В такой ситуации любой правильным станет. Он убить меня хотел, понимаешь?
И тут к нам резко подлетела одна из дверей и резко распахнулась. И из неё тут же вышел человек, да не кто-нибудь, а мой недавний знакомец Артём.
-Если ты это сделаешь, -тихо, но угрожающе сказал он, -ты обретёшь себе вечного врага. И не беспомощного, прошу заметить.
-Да, Жень. Этого действительно лучше не делать, -подхватил Андрей.
И вот как вот они на меня с двух сторон и смотрели: Андрей с укоризной, Артём – с ненавистью и угрозой.
-Ладно, забирайте себе своё животное, зоофилы! –сказал я и разжал руку. Малсик, получив свободу, зелёной молнией метнулся в распахнутую дверь. Туда же направился и Артём, но прежде чем войти он одарил меня долгим недоброжелательным взглядом, я же показал ему язык.
-Андрей, скажи мне честно, -с надеждой заговорил я, когда они ушли. –Ты знаешь, как отсюда выбираться?
-Конечно, знаю. Сейчас…
Только он это сказал, к нам подлетела очередная дверь, на которой было чётко и недвусмысленно написано: «выход».
-Открой дверь и держи открытой. Потом проведи меня через неё, потом сам… Я сейчас, кое-что ещё сделаю…
Я сделал как он сказал, затем спросил:
-Что ты сделаешь?
-Избавлюсь от ненужных воспоминаний. Вечно я от них бегать, наверное, не смогу, хотя кто знает… -и он достал из кармана свой дезодорант и направил себе в лицо.
Интересно, что же случилось с Андреем, когда он попшикал себя дезодорантом? Он ведь никогда так себя не вёл, никогда так не разговаривал… Это – тоже моя галлюцинация, или всё же нечто большее? Так или иначе, а слова, которые он сказал только что, я не мог понять превратно: он собирался вернуть всё на круги своя.
-Подожди, Андрей! Скажи мне сначала одну вещь: почему этот Малсик на меня так взъелся? Что я ему сделал?
-Малсик – это твой кот, дебил! –хмыкнул Андрей. –Я уж не знаю, что именно ты ему сделал, но, конечно, довести кота до такого, это ж уметь надо!
-Как это Малсик – мой кот? Как такое может быть вообще?
-Малсик – пещерка, Женя. Он может принять любой облик, хотя его первоначальный ты тоже видел – это когда он был маленький и с шерстью. Так уж получилось, что ему некуда деваться – если он будет жить как человек или как бродячее животное его поймают Хранители. К своим вернуться он не может. Вот он и надеялся найти укрытие и покой в доме Странника.  О, это действительно гениальный ход! Спрятаться в доме существа, почти идентичного по своей природе тем же Хранителям! Кровь твоя, как ты заметил, отрава для таких, как он. Ты Привратник, Женя, а я Спаситель. Мы – Странники. –Он немного помолчал, затем спросил: -Ты, небось, ничего не понял?
-Не-а…
-Ну и ладно, -Андрей улыбнулся и всё-таки попшикал себе в лицо дезодорантом. Сначала ничего не происходило, но затем я моргнул, и передо мной оказался старый добрый Андрей: в зелёном свитере, длинными всклоченными волосами и с растерянным лицом.
-Женя! –сказал он, испуганно озираясь. -Где мы?
-А хрен его знает. Ты вот в дверку зайди… Давай-давай, Андрюх, не тормози!
Андрей испуганно посмотрел внутрь двери, но всё-таки туда зашёл. Теперь настал и мой черёд.
Я наконец получил возможность увидеть, что же за этими дверьми, и это было потрясающе красивое зрелище. Разноцветный туман, яркий, кружащийся в радостном водовороте, он так и манил к себе, зазывал погрузиться в эти разноцветные сгустки, и моё тело говорило мне, что это будет приятно и тепло, что это будет смешно и нежно. Уж не знаю, откуда взялась такая уверенность. Интересно, чего Андрей так испугался?
Я нырнул в туман.

***
-То есть ты хочешь сказать, что вообще ничего не помнишь до этого момента?
Мы с Андреем были на кухне. Он пил кофе, я нервно курил и ходил взад вперёд. После того, как мы прошли через дверь, мы всего-навсего проснулись, причём здесь же. Уснули, ведете ли, мордами в стол, как раз там, где отведали эти таблетки.
В квартире всё было в полном порядке, а мы как будто бы и не ходили никуда. Правда, рука у меня всё-таки была разрезана, но я предпочитал об этом не задумываться.
Честно сказать, я был уверен, что наши с Андреем глюки будут различаться, но нет, Андрей мне мог рассказать только то, что я и сам прекрасно знал. Я даже знал побольше, чем он: по его словам, он ничего не помнил с того момента, как попшикал себя дезодорантом и до того момента, как попшикал им себя снова.
-Да. Знаешь, меня как будто бы кто-то выключил, а потом включил снова…. Неприятно…
-Ну да…
-Слушай, Жень, я вот только одно узнать хочу: а что это за таблетки были?
-А я вот не хочу. Мне пофигу. Ну были и были. Но если хочешь, валяй, тебе никто не мешает, -хмыкнул я.
-В смысле? –кажется, он не на шутку разволновался.
-А в прямом. Позвони моей сестрёнке, да спроси у неё. Старый-то телефон мой помнишь ещё?
-Ты серьёзно?!
-А чтобы и нет. Уж она-то знать должна. Но – ты хочешь, ты и звони. А мне всё равно.
Андрей несколько секунд нервно поозирался, почесал затылок, затем встал, сказал «я сейчас…» и вышел. Я же уселся на освободившееся место, сделал ещё две затяжки и затушил сигарету в чашке с остатками своего чая.
Я не сомневался, что это были глюки, в тот момент передо мной даже не стоял вопрос. Ну и что, что рука порезана, мало ли что я сделал в наркотическом угаре. Ну и что, что все вещи вернулись на место – вполне может статься, что они и не перемещались никуда. Ну и что, что котёнок вдруг пропал куда-то, мало ли, может из окошка прыгнул, или мы им вчера по пьяни закусили.
Но когда на кухню вернулся Андрей, весь бледный и сказал: «Это был анальгин. Они на него вино пролили» в мою душу вокрались сомнения. И мне стало жутко – с одной стороны.
Но с другой, я всё никак не мог забыть водоворот тёплого, разноцветного тумана.

Мыш , 24.02.2007

Печатать ! печатать / с каментами
1

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

ЖеЛе, 24-02-2007 14:22:52

скажете, если кто одолел?... я буду ждать рецензий...

2

xz-zx, 24-02-2007 14:25:09

афтар, переведи на мой рублевый кошелек веб мани 50 рублей, я составлю положительный отзыв и запощу сюда

3

team two, 24-02-2007 14:31:29

Давненько такого не было. Прочитал назло врагам. Желе с тебя пузырь. Нет два. Резюмирую. Мыш знает русский язык. Много читал(а).Компилированный перформанс.

4

Капитан Флинт, 24-02-2007 14:39:57

Ах, с каким удовольствием я увидел, как Малсик пятится от меня. Ах, с какой радостью я увидел страх в его глазах, смотрящих на мою окровавленную ладонь.(c) креатив не четал, но вроде все понятно....дрочил-уснул

5

ATWO(c), 24-02-2007 14:40:48

ААААААААААААААААААААААААААА... БЛЯДЬ.....


24-02-2007 14:31:29  team two 
ПАШОЛФЕЗДУБЛЯДЬ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!


САОСЖЭЧКИБИНЯМСАБАЧЬИМНАХУЙ!!!!!!!!!!!!!!!!

6

Air_For_Life, 24-02-2007 16:00:35

Б-Ы-Н-Ы-Н-Ы  бля.
МЫШ -ты чо ебанулся  столько букф напесал? На 12 страниц, сафсем йобнутый(ая)
казел.

7

ЖеЛе, 24-02-2007 19:48:49

24-02-2007 14:31:29  team two *** на тусе проставлюсь, если зашлёшь краткое описание действа...

8

Лысый Пью, 25-02-2007 11:03:09

Нихуясе стока букаф и в карзине! Яхуею. Асиливать не буду...

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«Жили у бабуси
Да между собою
Два веселых гуся
Жизнью половою»

«Раньше Костя напряженно работал в зоопарке ночным сторожем и иногда, обычно в хмурую погоду, растлевал крупных обезьян обоего пола. Скука ведь нестерпимая и воняет, а развлечения мужчине всегда нужны.»

1
Отлично провести время и получить эротический массаж в спб поможет ЭроБодио!

проститутки нск

Реальные индивидуалки СПб

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2021 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg