Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

Встречи и прощания (продолжение)

  1. Читай
  2. Креативы
Начало здесь.


2.
Наступила зима, бродить по улицам стало холодно, мы забирались в метро и часами сидели на скамеечке у начала платформы, напротив первого вагона. Машинисты уже узнавали нас, махали из окошка, улыбались и иногда нам в знак симпатии гудели. Когда морозы отпускали, мы приходили в маленький уединённый скверик недалеко от института. Я садился на низкую скамейку с выгнутой спинкой, а Катя – ко мне на колени, и мы согревали друг друга нашим теплом.

Там, в этом скверике, зимой, я впервые расстегнул пуговку на её зимнем пальто, потом ещё какие-то пуговки, потом ещё две, последние, и в моей ладони оказалась её маленькая грудка. Губы прижимались к моим губам. Большего счастья быть не могло. Я прошептал ей на ухо, впервые в своей жизни, удивляясь самому себе, странные взрослые слова: "Катюша, давай поженимся..." Она как будто улыбнулась моей наивности и сказала: "Сейчас? А где жить? А если будут дети? Нам же учиться надо". Она, конечно, была согласна, но попозже. Я тоже умирал от страха, пытаясь себе это реально представить. В общем, в перспективе вопрос был ясен, но пока к решительным действиям мы были не готовы.

Так, зимними вечерами, при тусклом свете фонарей, в заснеженном сквере  мы могли сидеть часами. Идти нам было некуда. Мы с мамой жили в маленькой комнате в коммуналке, Катя – и того хуже: с мамой, бабушкой и сестрой – в комнате, разделённой переборкой на две клетушки, в огромной коммунальной квартире "коридорного типа". Торчать на лестницах в чужих подъездах и вздрагивать от каждого шороха, было невыносимо. К тому же Катюша была воспитана в строгих правилах: не то, чтобы "до свадьбы ни-ни", но целоваться в парадных не доставляло ей радости. Не говоря о большем. Оставались ступеньки на тихих лестницах института, метро и холодная скамейка скверика. Мы были бедны; не просто бедны – мы были нищими: зайти в обычное кафе было для нас в то время невозможной роскошью. И всё равно мы были счастливы, мы были рядом, разлучаясь только на ночь.

Так мы и дожили до зимних каникул, и тут нам с Катюшей представилась возможность тайком от всех побыть вместе: я уехал на две недели в зимний дом отдыха, а Катя нашла в тех же краях за городом родственницу, у которой можно было пожить это время. И вот там, в маленьком пригородном посёлке Карелии, морозной снежной зимой, мы впервые оказались одни. Мы встречались после завтрака, надевали лыжи, и по краешку просёлочной дороги, в лёд укатанной грузовиками, шли к лесу. Нужно было пересечь  линию электрички, пройти ещё с полкилометра, а потом направо от дороги уходила в лес лыжня. По будним дням на ней никого не было, никто нам не мешал, на много километров вокруг не было ни души. Тишина и только скрип снега под нашими лыжами.

Катя лихо бегала на лыжах, мне было за ней не угнаться, и я злился - по-настоящему,- выбиваясь из сил, чтобы её догнать. Она убегала вперёд, я даже терял её из виду, а потом останавливалась, я догонял её и обхватывал сзади, изо всех сил прижимая к себе. Она поворачивала ко мне лицо, я целовал её в губы, в глаза, в холодные от морозного воздуха щёки, и так мы стояли, обнявшись, пока нам не становилось холодно. Тогда она уворачивалась, бросалась вперёд, а  я снова тщетно пытался догнать её. Так мы бегали по зимнему лесу между заснеженных сосенок, то забираясь  на горки, то спускаясь к замёрзшим озёрам, то обходя стороной маленькие деревеньки. Мир снова замкнулся на нас двоих, всё остальное отодвинулось и забылось, с каждым днём наши руки и наши души сплетались всё теснее.

Вечером Катя приходила ко мне в комнату, забиралась на кровать и, поджав ноги, усаживалась в уголке. Я держал её за руку, и мы наслаждались близостью и теплом друг друга. Потом я провожал её домой, а когда возвращался, мой сосед по комнате, опытный и циничный, насмешливо говорил мне: "Ты, парень, смотри, осторожней, она ведь целка, понесёт с первого раза!" От этих слов у меня иголочками кололо в кончиках пальцев и перехватывало дыхание: мой маленький воробышек, моя девочка; я буду у неё первым, я сделаю её женщиной, и наши клеточки сольются, и у неё в животе будет расти наш с ней ребёнок; это было сладкие и невероятные мысли. Там впервые я почувствовал, как она для меня желанна: её тепло, её тело, её близость стали для меня дороже всего на свете.

3.
К лету стало ясно, что у нас с Катюшей появилась ещё одна замечательная возможность побыть вместе, и не только  пару недель, а целых два месяца: началась запись студентов в стройотряд. О, эти святые времена студенческого трудового энтузиазма! Мы подавали просьбы, проходили какие-то отборочные этапы, толпились перед дверями комиссий, разыскивая свою фамилию в списках  счастливцев и, наконец, были допущены  на первое собрание в числе ещё трёх сотен таких же романтиков. Для нас  с Катей это было нечто большее, чем дальняя поездка, мы чувствовали себя с ней как молодожёны в свадебном путешествии: ведь возможности для нашей близости всё так и не было.

Нельзя сказать, что мы уж совсем не искали удобного случая: иногда уезжали за город, уходили далеко в лес, пытаясь найти уединённые места, но при совершенном отсутствии опыта и ярком свете преодолеть запретную и желанную черту не удавалось: мешали солнечный свет, муравьи, мухи и грибники. Стоило нам улечься на сухой мох и обняться, как Катю начинали кусать мошки, она хихикала, крутилась и совсем не проникалась серьёзностью момента. А хруст веток и дальние голоса делали переход к активным действиям немыслимым. Поездка становилась для  нас (во всяком случае, для меня), ещё более заманчивой, в мечтах я уже себе представлял всё в подробностях и ждал с волнением дня отъезда в неизвестный край, где   уже никто не встанет между нами и не посмеет помешать нашему счастью.

Мы действительно стали там неразлучны, насколько можно не разлучаться в полупоходной жизни, наполненной тяжёлой работой, короткими часами отдыха и бесконечными бытовыми проблемами. Отработав свои 12 часов, я, не раздеваясь, падал на кровать, двигаться не хотелось, только спать, спать, спать... Поначалу  мы с Катюшей ещё гуляли по вечерам, но потом накопившаяся усталость дала себя знать, да к тому же по вечерам стало прохладно, зачастили дожди, а на скудной, без единого кустика казахстанской равнине, освещённой, как фонарём,  огромной луной, даже некуда было укрыться от любопытных глаз. Словом, природа не способствовала нашему уединению, и снова перед нами встала та же проблема: где? Стоило ехать за 5000 километров, чтобы вновь мучаться в поисках места, где девушка может отдаться любимому, не опасаясь неожиданных свидетелей! Проблема эта, по правде сказать, волновала, в основном, меня, а Катюша была вполне счастлива, удерживая меня на некотором расстоянии. В глубине души она побаивалась нашей неизбежной грядущей близости, всячески этот момент оттягивала, дразня меня и привязывая к себе всё крепче. Ну как тут опять не вспомнить Симонова!


Такой большой, покорный, терпеливый,
Не смеющий ни рявкнуть, ни напасть...
Как хорошо владеть им! И, трусливо
Зажмурившись, класть пальцы прямо в пасть.

Мне оставалось только покорно смириться и ждать удобного случая.
Мы не расставались с Катюшей даже ночью. Когда в моей огромной комнате, где спали ещё 10 мужиков, гасили свет, она потихоньку проскальзывала в дверь и забиралась ко мне под одеяло. Мы спали, не раздеваясь; на этой узкой кровати можно было лежать только на боку, тесно прижавшись друг к другу. Малышка Катя совершенно пропадала в моих объятиях, утыкалась носом мне в плечо, а я потихоньку пробирался к ней через многочисленные свитера и рубашки, потом расстёгивал последние пуговки и в моей ладони оказывалась маленькая грудка. Сколько позволяла  одежда, я тихонько гладил её, чувствуя, как твердеет сосочек и круглым камешком упирается  мне в ладонь. Я зарывался лицом в её волосы; вытянутый, как струна, прижимался к её телу, впитывая тепло и замирая от неутолимого желания. Но когда моя рука пыталась пробраться вниз, (для этого нужно было расстегнуть ещё кучу всяких немыслимых застёжек), она встречала мягкое, но упрямое сопротивление, и дальше крохотного пупика меня пока не пускали. Катя начинала выворачиваться, кровать при этом немыслимо скрипела, а  соседи мои и без того были не слишком довольны нашими играми: как мы ни старались сдерживаться, наша возня в темноте будила  воображение окружающих и не давала им уснуть. Нам, впрочем, было наплевать, что про нас подумают, что про нас говорят, да особенно и говорить было нечего: все видели, что мы ни на минуту  не расстаёмся, к нам относились почти как к мужу и жене,  считая что наша свадьба вопрос решённый и не за горами. Мы и сами так к этому относились.

Ах, следующий этап завоеваний наступил нескоро, но всё же наступил. Через месяц на выходные нас повезли отдыхать в заповедник, на озеро, неизвестно какими силами природы закинутое в этот унылый край. Скалистые берега, сосновый лес вокруг, бирюзовая, словно в море, вода – сказочный оазис в пустыне. Спали мы под открытым небом, в спальниках, и мы с Катюшей, конечно же, вместе. Было чуть посвободнее и поспокойнее, чем на ужасной скрипучей кровати, и Катя решилась ещё на одну уступку. Моя рука отодвинула  слабую резинку её трусиков, Катя не сопротивлялась, наоборот, она слегка подалась и помогла мне, чуть раздвинув ножки, и я,  замирая и трясясь от страха, положил ладонь на её тёплое лоно, ощутив под пальцами  упругую выпуклость лобка и мягкие короткие волоски. В первый момент меня это даже как-то удивило, я почему-то представлял себе, что там должно быть всё совсем гладким, даже вздрогнул от неожиданности.

Меня трясло, как в ознобе,  у моей Катеньки всё было таким прекрасным, как в моих мечтах! От нежности и звериного неутолённого желания обладать ею я временами проваливался, словно падая в пропасть, но снова мы были не одни... Катя чувствовала, как меня бьёт дрожь, гладила по голове, целовала и шептала: "Успокойся, ну успокойся, ну что ты?..." Не знаю, сколько времени пошло, пока я успокоился и смог просто крепко её обнять, прижать к себе и заснуть с нею в объятьях.

С этой ночи зверёныш желания окончательно выбрался на волю. Я уже знал каждый уголок Катюшиного тела, каждый изгиб, каждую складочку, и при мысли об этом у меня начинали неметь кончики пальцев и ныть в животе. Когда по вечерам она прибегала ко мне и усаживалась рядом на кровать, подобрав под себя ноги, я был готов схватить её за руку, утащить её на улицу, в холод, грязь и дождь и упасть с ней на мокрую раскисшую от дождей землю. Так было в мыслях, а в жизни я не мог бы причинить моему сокровищу ни малейшей обиды или боли, поэтому, мучаясь, сидел с ней рядом и держал за руку. "Почему ты так странно смотришь на меня?"- спрашивала она, и я беззвучно, одними губами отвечал: "Я хочу тебя...". Она по-прежнему приходила ко мне ночью, и я шептал ей: "Я хочу, чтоб ты стала моей", а она, хитря,  с удивлением отвечала: "Но я ведь и так твоя...".


4.
Так и катились дни, самые мучительные и самые счастливые дни нашей любви. Работа подходила к концу, приближался отъезд, и судьба наконец-то сжалилась над нами. Нашу группу отправляли на поезд в два приёма: первую часть вечером, а оставшихся – на следующий день утром; все девушки из Катюшиной комнаты должны были уехать вечером, с первой же машиной, и до завтра в комнате она оставалась одна. Нам дарили эту ночь, которую мы наконец-то могли провести одни, без посторонних глаз и ушей. Весь последний день я был как во сне, всё боялся, как бы не сорвалось, вдруг кто-то из них передумает и останется, и только когда грузовик с ними отъехал от дома, я поверил в нашу удачу. Для порядка, чтоб никого не обижать, мы посидели на отвальной, но я уже плохо соображал, что происходит, ожидая только одного: поскорей уйти от этих людей и оказаться наедине с моей любимой.

Когда подвыпивший народ перестал обращать на нас внимание, мы потихоньку смылись и, держась за руки, пошли в конец длинного коридора, где была Катюшина комната: огромная, пустая, неубранная и по-осеннему холодная. Мы вошли, я повернул ключ, погасил свет и обнял мою маленькую девочку, она прильнула ко мне, уткнувшись носом куда-то мне в грудь. Замерев от счастья, мы стояли в темноте, неподвижно посреди комнаты, наслаждаясь ощущением долгожданной свободы. Можно было не торопиться, не оглядываться, не прислушиваться.

Свершились милые надежды,
Любви готовятся дары;
Падут ревнивые одежды
На цареградские ковры...

Катюша подняла голову, притянула меня к себе и на ухо еле слышно шепнула: "Милый мой, прости меня, нам с тобой снова не повезло, у меня… ну в общем, мне сегодня нельзя".

Несколько секунд прошло, пока я сообразил, что именно она имеет в виду. Наверно то же испытал Руслан, когда его невесту с брачного ложа унёс Черномор. Потом... как ни странно, я не испытал никакого разочарования, напротив, нервное состояние, владевшее мною в последние дни, внезапно исчезло. Я так ждал этих минут, так надеялся и мечтал о них, что во всём этом появился какой-то привкус "обязательности", что ли: нужно быть полными идиотами, чтобы не воспользоваться такой возможностью. А теперь сами обстоятельства освобождали нас от обязанностей, и мы были с Катюшей по-настоящему свободны. Я ничего не ответил и молча начал стаскивать с неё какие-то бесконечные одёжки, расстёгивать пуговички, что было не так просто в темноте, и если бы не Катина помощь, я бы уж непременно запутался. В темноте только угадывались смутные очертания её худенького, обнажённого тела с маленькими, торчащими в стороны грудками. Катеньку начала бить дрожь, то ли от волнения, то ли от холода; мы залезли под одеяло и как замёрзшие щенки прижались друг к другу.

Катина кровать стояла около окна, из него невыносимо дуло, ветер гулял по комнате. Я забрался с головой под одеяло и нежно целовал твёрдые сосочки, круглые, чуть солоноватые как морские камешки; утыкался лицом в ложбинку между грудей, проводил губами вниз по гладкой тёплой коже её животика, целуя каждый сантиметр желанного тела и чувствуя, как она подаётся мне навстречу.  Ну и что с того, что нам не удалось соединить наши тела! Мы испытывали в эти минуты такое единение душ, такое безграничное проникновение друг в друга, что, казалось, это и есть самое высшее соединение мужчины и женщины, от которого должно возникнуть, если не новое существо, то новая душа.

Но всё же мои попытки стащить с неё трусики Катюша решительно пресекала, в этом она была неумолима. Оставалось окончательно смириться и замереть, заключив  в объятья мою маленькую голенькую беззащитную девочку. Так мы и лежали, прижавшись, временами проваливаясь в дрёму; Катюша вздрагивала, засыпая, и я совершенно точно знал, когда она спит, а когда просто тихо лежит, всем своим существом впитывая мою нежность. Сквозь сон она спросила меня: "Милый, скажи, а не может быть так, что у нас будет ребёнок?" "Ну что ты, глупышка, с чего, это же невозможно, ты же знаешь, мы же ничего не делали "- ответил я. "Я знаю, это я так, на всякий случай спросила".  Вот, оказывается, о чём она думала всё это время.

Ночь прошла, наступил серый дождливый рассвет, за стенкой послышались голоса, по коридору застучали сапоги: народ повалил на завтрак. Нужно было вставать, одеваться и собираться в дорогу. Круг завершался. По дороге на поезд настроение моё резко испортилось. Я уже предчувствовал возвращение к старым проблемам:  неустроенности встреч, бесконечному сопротивлению матери, отсутствию всяческих перспектив нашей совместной с Катей жизни, во всяком случае, в обозримом будущем. Чем больше я об этом  думал, тем больше охватывало меня разочарование событиями минувшей ночи: опять всё так неудачно для нас сложилось, даже в самых благоприятных условиях мы снова упустили наш шанс. Я даже подумал, не схитрила ли Катя: может быть её страх перед возможной беременностью заставил её соврать? Не зря же она меня спросила. В душе ворочалось глухое раздражение, которое я с трудом подавлял. Будущее казалось унылым и безнадёжным.

Парамон , 11.10.2005

Печатать ! печатать / с каментами

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

Тунеядец, 11-10-2005 12:04:52

1

2

Goomer, 11-10-2005 12:04:57

3

3

Тунеядец, 11-10-2005 12:05:01

Нихуя как много

4

Нехуйовый Тузик, 11-10-2005 12:06:21

Мексеканскийя сириалы на удаффком

5

Goomer, 11-10-2005 12:07:01

аффтар мудак

6

Толстый Дед Савелий, 11-10-2005 12:10:22

Тема нихуя не раскрыта... Текста дахуя, смыслу ноль... Ниасилил...

7

Толстый Дед Савелий, 11-10-2005 12:12:13

Забыл саффсем : КГ/АМ !!!!!

8

Дремучий Дух, 11-10-2005 12:15:03

Бл-л-лять, надо было на рельсах посидеть!

9

Тунеядец, 11-10-2005 12:17:02

Слишком длинное гавно.

А у Кати скорей всево там хуй а  не месячные были.
Боица што у афтора шок будет, ищет подходящий мамент.

10

Мирный Атом, 11-10-2005 12:20:44

Сцуканах афтар вымри!

11

И.К.С. , 11-10-2005 12:21:21

А дальше чо... дальше! Если продолженья ни будет то кг/ам тибе друк!

12

Михер, 11-10-2005 12:21:46

А чем все закончилось-то?

13

Паследней, 11-10-2005 12:23:00

ну выэби же ее, блять

14

Симён Симёныч Гарбункофф, 11-10-2005 12:30:25

блин... ну нельзя так затягивать этот момент... дура она, эта Катя
перебор, перебор...
афтар - зачёт за терпение. Таких как ты немного.

15

m9Ico (серое мЯсо абычьных фтыкателей), 11-10-2005 12:34:36

продолжэние?
да, тема ебли раскрыта.. и лучше п ты ие нираскрывал...
м-даа
магу типерь с увереннастью скозать - сопливая хуита.
- даш на провокатсыю похожэ..

16

Симён Симёныч Гарбункофф, 11-10-2005 12:34:53

"Тунеядец11-10-2005 16:17

А у Кати скорей всево там хуй а  не месячные были." -  бгааааааааа

17

ГАГАРИН в мятых трусах коричневыг, 11-10-2005 12:40:27

бля, эта прадалжение той самой хуйни?
афтар у тебя нет сердца! на рисурсе от этой хуйни уже половина народа повесилось!

18

Пиань и дибашир, 11-10-2005 12:42:36

Пиши исчо

19

Афтору, 11-10-2005 12:43:29

Афтор, ведь есть еще такие интересные и доступные весчи как менет и анал..
ты об этих альтернативах не думал в брачную ночь?.. если нет, иди ка ты лесом

20

Барбариус, 11-10-2005 12:45:05

Блять аффтар убогий, купи мозг.

21

Луноход-1, 11-10-2005 12:45:10

... Ждем раскрытия всех интересующей темы...

22

ДИКИЙнахВЕПРЬ, 11-10-2005 12:45:54

ниасилил
тема ебли ни раскрыта

23

Медведь Шатун, 11-10-2005 12:48:31

вот так оказывается тоже бывает.
идиоты блять.
ссука, жизнь такая короткая...

впрочем, я не прав, каждый дрочит как он хочет

24

Медведь Шатун, 11-10-2005 12:49:45

Дети, целка... Эт ясно.

А пососать? а в жопу?
Гы-гы-гы.

Шутю.

25

Кивен Стинг, 11-10-2005 12:51:01

Романтична........... што песдец. Епта, пиздострадания.

26

я забыл подписацца, асёл, 11-10-2005 12:51:06

афтар гад..сука нинавижу...

27

Сцукин Кот, 11-10-2005 12:53:03

не читал
по каментам все ясно

28

Пилот, 11-10-2005 12:57:53

Очень интересно узнать продолжение. Автор пиши есчо

29

Свин, 11-10-2005 13:04:20

.. а по ночам они оба драчили в туалете, она - в женском, он - в мужском, и разделяла их только тонкая фанерная перегородка...
Ебланство бля полнае, такое неоднократно наблюдал со стороны - это не романтика, это блять ебланство и дибилизм. Афтару - зачот за натурализм.

30

Jans, 11-10-2005 13:07:16

бисканечная хуита
ниасилил

31

Волосатый, 11-10-2005 13:16:58

Аффтар, сцуко, так и не раскрыл тему! Йаду ему, йаду!

32

гражданин Ф. (снова нажралсо), 11-10-2005 13:19:17

Дык это пачти про миня блять.
Ухажывал я за одной такой жи девачкой и был таким же щасливым... Ээх бля! Только в отличии от Кати, она была помешана на своей целке и паэтаму драл я её исключитально в извращённой форме. А потом у неё случилсо ПМС и она начала гнать из-за задержки, что беременная. Блять, и так, скажу я вам, убедительно погнала, что даже я поверил в эту хуитень...
Если бы вы знали, как надо мной ржали все друзья. Это был песдец. Хоть иратическую кинакамедию снимай "Анальная биременность". Вот дура-то - я хуею! С такими бабами и мужики дуреют к ебениматери.

33

гражданин Ф. (снова нажралсо), 11-10-2005 13:24:14

Вапще, Свин прав - ебланство это. Только почти все были такими же пиздастрадальцами... Ничо так у автора, цепануло так. Иль мож я просто спьяну так расчуствавалса...

Паехал я в алимпийский, на теннис пасматрю блять.
Фсем пака.

34

Любитель промежности, 11-10-2005 13:24:28

Охуительна!
Вспомнил 1й курс. Сцука лубовь....
Прадалжение давай!
Зачот.

35

Лариско, 11-10-2005 13:25:49

гражданин Ф. (снова нажралсо)
фу...не перевариваю таких бап...анальный секс можно, сосут как пылесосы....но зато девственницы...бее...

36

Мля!, 11-10-2005 13:29:01

Обязан закончить!!! Затягивает!!!

37

Ленивец, 11-10-2005 13:30:18

Симён Симёныч Гарбункофф-сто пудоф прав,таких далбайобов не много,надо было на минет разводить.А так сопли в сахаре-дорой с удаффа!!!

38

Кащей, 11-10-2005 13:31:25

ну нахуй столько букоф???!!!

39

смог, 11-10-2005 13:32:37

вот видь падъйобка, а ни пьеса нихуя... а пачиму да сих пор нихто никаго ни атпиздил на задним плане?? гдя, блядь, пьяные драки, раз тема ебли нираскрыта?..

40

Ваня Сонцев (сын полка б/п), 11-10-2005 13:35:47

бля низачОт стока дохуя букф, тема ебли апять нираскрыта нихуйя. Если эта фсё - афтор убей ся ап угал.

41

z0-z0, 11-10-2005 13:36:05

http://clickcashmoney.com/in.htm?wm=80337 ИБОШТЕ СЮДА! БЛЯ ПИЗДАТАЯ ШТУКОВИНА НАХ!

42

Шпион, 11-10-2005 13:41:48

пиши продолженье

43

Эдмундо Болтурэс, 11-10-2005 13:42:10

Прочитал, что то вспомнил, позвонил жене....

44

БезДвух, 11-10-2005 14:16:31

Тронуло. Тока не пиши в третьей части. что на твоих глазах её кто-то трахнул. Даже если правда. Не порть впечатление, дефлорируй сам

45

Запупыркин, 11-10-2005 14:30:04

Любофь, она и ни такое выкидывает с нами... Заципило. Пиши дальши

46

видсаси у бондеравца, 11-10-2005 14:59:12

у афтара наверно скопилось столько спермы за все эти дни, что дроаить стало опастно тля жыссни!

пещи исчо, про спустя пять лет - у ниё фсе течка?

47

Русскоязычная пелотка, 11-10-2005 15:02:39

и ещё будет продолжение?

48

подписаца-заибаца..нахуй, 11-10-2005 15:08:50

Дальше будет адноиздвух. Или Катю выибуд жыстокие насильники, ана умрьот в слизах, а нисастаявшыйся герой будит мстить нигадяям; или герой внизапно абнаружыт, што Катя ибецца с какимто мерзким валасатым ибланом, пайдет и убьотца аб унетаз. Но дабром такие истории никанчаютца. У миня в дальокой моладости адин раз пачьти так и было, па втарому варианту, такшо пацаны! целкам-невредимкам веры ни на грош, запомните как отченаш, поняли нах? Если долго не пускает к телу - впизду эту красавицу, пайдите и выибите какую-нить прашмандовку, можно у нийо на глазах, может это ийо вразумит - иначе пашла нах. Нащот неприспособленности и атсуцтвия места для ебли - хуйня все! если есть жылание - ибаца можно где угодно! в подъезде на последнем этаже на лестнице, в полуподвальном закутке, в институте в лаборатории микробиологии, в парке в кустах, в лесу (вообще тема природы ниисчирпаема), у друзей, у подруг.. карочи. Эта проблема- не проблема, и на отмазку нитянет нихуя.

49

urec, 11-10-2005 15:30:46

еле асили такое каличество букав тока из-за первой части...

зы у Кати уши длиннее б/п, БУГАГА

50

Мата Харина, 11-10-2005 16:56:24

вот, блин мы смеемся а зря...
одному знакомому такая же девственница несколько лет сосала, типа до свадьбы нельзя, а потом бросила...
крах всей личной жизни... все, кто дают, сосут хуже с его точки зрения...
хоть в дурку транспортируй...
а креатив нафиг, хоть и написано языком, гы...

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«И тут я блеванул. Когда спазмы в желудке закончились, я обтёр рожу снегом, достал водку и прополоскал горло. Пару секунд поколебался- сплюнуть водку, или проглотить, но всё таки выплюнул. Без происшествий мы добрались до берега и по протоптанной дороге вернулись на станцию. Назад ехали в почти пустой электричке. »

«Доктор (поднимает трубку): Аня, зайди-ка ко мне на минутку. Я бы хотел тебе коечто показать. Спасибо. (вешает трубку) Анну Сергеевн отличный врач и хорошо разбирается в сумасшедших пигмеях… »

1
Отлично провести время и получить эротический массаж в спб поможет ЭроБодио!

путаны нск

Реальные индивидуалки СПб

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2021 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg