Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

Незабываемое путешествие

  1. Читай
  2. Креативы
Первые лучи солнца, встающего где-то за хребтом, осветили покрытые льдом пики, и они зажглись золотым огнем. Лес, покрывающий склоны гор у их основания начал дымиться. Нет, это не пожар. Испаряющаяся влага поднимается вверх, чтобы со временем превратится в полноценные облака. А облако отары уже начало своё движение где-то по склону.

В лагере альпинистов уже всё пришло в движение. Наверно, этот и подобные ему - единственные места на Земле, где можно встретить человека в трусах, футболке и трекинговых ботинках стоящего рядом с кем-то одетым в пуховик и шлёпанцы на босу ногу.   

Все эти формы одежды от известных и не очень туристических брендов. Всех форм и цветов. Все эти люди - такие разные. И такие одинаковые.

Долина, где был расположен этот палаточный городок, усеяна огромными валунами. Будто какие-то великаны переносили полные мешки камней, и некоторые просто выпали по дороге. На самом деле великан был. Но только один - ледник. Но он давно отступил туда, выше по склону в направлении почти правильной пирамиды Хрустального Пика, куда и надеялось взойти большинство здесь собравшихся.

Она сидела недалеко от кемпинга на одном таком, обточенном ледником и временем валуне.

Нет, если бы взять и сделать её фотографию, никто бы не заметил ничего особенного. Не уродина, конечно. Но и не красавица. Может, слишком близко посаженные карие глаза? Может, слегка великоватый прямой нос?

Но дьявол, как известно, кроется в мелочах. Так практически с любой женщиной. Возьми раздень её донага, забери все аксессуары до последней ленточки, смой косметику, заставь смотреть прямо не мигая, стоять по стойке смирно. И перед тобой довольно странное существо. Даже непонятно, почему за секунду до этого ради внимания этой персоны ты был готов на всё?

Но стоит проявить малейшую неосторожность и... И вот она как-то неуловимо наклоняет голову, едва заметное движение глазами. Не нужны наряды и аксессуары. Магия возвращается. И ты снова готов ради неё на всё!

Катя, конечно, не сидела на камне нагая. Она была одета в какой-то пуховик и подобие лыжных штанов, которые, конечно, скрывали её фигуру. Но не грацию. Те самые едва уловимые движения и жесты делали её необъяснимо привлекательной. Как? Почему? Это за гранью рационального.

И вот на её каменный трон высотой в двухэтажный дом взбирается какой-то мужчина. Выше среднего роста, крепкий, широкоплечий и может быть немного ширококостный, как для классического альпиниста. Те всё больше жилистые и поджарые. Волосы у мужчины светлые. А расположенное под ними лицо с широким лбом и крепким подбородком могло бы служить эталоном голливудской мужской красоты. Прямо супермен. Портила всё кожа: вся в каких-то буграх, будто изъеденная оспой. Или обожжённая. Возраста он был неопределенного. Ему могло быть и под тридцать, и уже за сорок. В расцвете сил. Довершали образ ярко голубые глаза. Два озера, окруженные щербатыми холмами. Слишком глубоко посаженные между тяжелым лбом и крепкими скулами и от того кажущиеся темнее, чем были. 

Кстати, об одежде. Одет он был, что называется, с иголочки. По альпинистским меркам, конечно. Только самые лучшие специализированные бренды. Всё новое. Даже почти чистое. Так одеваются богатые люди, которые первый раз приезжают в горы и которым нет необходимости искать золотую середину и идти на компромиссы. Настолько хорошо, что даже чересчур. Глядя со стороны можно ослепнуть. От зависти тоже.

Человек этот взобрался на валун и сел рядом с Катей. Посмотрел туда же, куда смотрела она - на гору, чья одетая в лёд вершина был превращена солнцем в гигантский костер.

- Где там наши? - спросил Максим девушку.

Она молча протянула ему небольшой бинокль.

- Даже так видно только точки на снежном склоне, - прокомментировала она.

- Кажется вон там, - указала она рукой, а Максим поднес бинокль к глазам. - Но я могу ошибаться. Может это другая группа.

- Может и другая, - согласился Максим. - По-моему я вижу только двух. Где тогда третий?

Наступила небольшая пауза. Оба молчали.

- А ты почему не пошел? - выстрелом в тишине прозвучал вопрос Кати. Контрольным.

- Большое видится на расстоянии, - отшутился Максим натянуто улыбнувшись. - Там же на вершине ничего не видно. Прежде всего, саму вершину. 

- Ну, а всё-таки? Большинство приезжают сюда именно для того, чтобы взойти.

- Для чего это соревнование? - пожал плечами Максим. - Я не должен никому ничего доказывать. Как по мне - это глупо. Не имеет никакого практического смысла. Просто ещё одно мелкое тщеславие, на котором паразитирует много легенд и псевдо романтики. На это работает целая индустрия.

- Тогда зачем ты здесь?

- Я люблю смотреть на небо.

- Серьезно?

- Серьезно. Мы его совсем не замечаем. А, знаешь, даже в городе так бывает: вот ты выехал на мост над рекой или просто поднялся чуть выше обычного и оторвал взгляд от асфальта прямо перед собой. И тут, бац, небо! Такое, будто специально фотошопом подретушировано. Неожиданное яркое, контрастное. Цвета сочные и глубокие.  Оно статичное. В ту секунду, что ты смотришь на него. Но через минуту облака складываются в совсем другой рисунок. И это всегда рядом с нами. Не надо ехать на другой континент. Просто в горах небо особенно хорошо видно. Поднимешься и ничто не мешает. Бог рисует для нас облаками.

- Макс, зря стараешься. Всё равно я не пойду ночевать к тебе в палатку, - усмехнулась Катя.

- Я должен был попробовать. Ну, а ты-то зачем здесь? То же ведь не пошла. На восхождение, а не в палатку.

- Я не знаю.

- Ну, серьёзно. Колись!

- Понимаешь, горы они такие большие. Так что все наши проблемы ТАМ здесь кажутся такими маленьким…

- А ещё, это не только способ убежать от себя, - продолжила она, - путешествия они как бы расширяют сознание. Хотя, конечно, для этого есть и другие способы. Химические.

Все эти рассуждения были бесцеремонно прерваны появлением человека на тропе ведущей наверх в сторону вершины. Но он не поднимался туда со стороны лагеря, а наоборот - спускался. Максим и Катя особенно должны были обратить на него внимание, так как он являлся недостающим звеном. Виктор был тем самым третьим, кто должен был в составе их группы отправится на восхождение сегодня ночью. И он отправился. Но теперь почему-то возвращался в одиночестве.

Впрочем, при ближайшем рассмотрении становилось понятно, что могло послужить причиной этому. Выглядел он неважно. Довольно упитанное лицо Виктора, кажется, даже похудело. Он взмок и едва передвигал ноги. Не дойдя до камня, на котором сидели наши герои, он тяжело опустился на землю прямо на тропе и облокотился на рюкзак, висящий у него за спиной. Когда Максим и Катя спустились со своего наблюдательного пункта и подбежали к Виктору, тот всё ещё тяжело дышал.

- Что случилось? - спросил Максим. - Почему ты не со всеми?

- Ты в порядке? - поучаствовала Катя.

- Я более чем в порядке. Я - отлично! - выдохнул Виктор.

- А так не скажешь…, - засомневался Максим.

- Тимур отправил меня вниз. Они пошли дальше без меня, - продолжал Виктор. - Говорят, у меня горняшка. И это опасно. Продолжать идти наверх. А дорога вниз понятна и проста. Я был не согласен. Я мог. Но вот, что я вам скажу - так даже лучше. Ведь я нашел его!

Пока Виктор говорил всё это, он высвободился из лямок рюкзака и начал судорожно отстегивать его клапан.

- Кого его? - уточнил Макс.

- Огромный алмаз! Он лежал прямо на тропе. Но никто его не замечал. Только я!

Виктор порылся в рюкзаке и извлек на воздух нечто, размером с голову младенца. Несмотря на то, что кусок льда кое-где был испачкан грязью, он сразу заиграл в лучах солнца.

- Вот! - гордо протянул его Виктор.

- Понятно, - согласился Макс. - Идем, мы нальем тебе сладкого чаю и уложим спать. Богач.

***

- Каждый что-то находит в горах, - сказал Тимур.

И было не ясно: шутит он или нет. Тимур - их гид и его напарник по восхождению, один из членов их группы, спустились в лагерь, когда солнце уже садилось за горы.

На первый взгляд Тимур выглядел несколько пугающе. Высокий, худой, сутулый. Плоский сломанный нос между широкими монгольскими скулами. Острый подбородок под кажущимся надменным изгибом рта. Торчащие вареники сломанных ушей и неожиданно светлые глаза. Такой нос и уши редко встретишь среди гидов-альпинистов. Да, что редко? Никогда! Это скорее свойственно бывшим борцам и боксерам. Таким, на самом деле, и был Тимур. Бывшим. Бывшим профессиональным спортсменом, выступающим в смешанных единоборствах, а потом, по каким-то одному ему известным причинам, ушедшим в горы.

Несмотря на всю эту пугающую красоту, при ближайшем знакомстве Тимур оказался человеком спокойным и даже мягким.

- Кто-то бежит в горы от житейских неурядиц, - продолжил он. - Кто-то ищет приключений. И хочет попробовать всё. Обычно это те, у кого есть деньги, и кто пресыщен обычной жизнью. Сегодня они идут в горы, а завтра садятся на байк или стоят за штурвалом яхты. Кто-то банально проверяет себя на прочность. А кто-то ищет чуть-ли не просветления. Что, часто, тоже банально. Кто-то простого первобытного счастья, когда ты сыт, тебе тепло, сухо и светит солнце. А остальное - не важно.

- Жив, вот и ладно? - уточнила Катя.

- Кто-то относится к покорению, не люблю это слово, очередной вершины, как к спорту, - с этими словами Тимур невольно покосился на своего напарника. - А есть даже такие, что ищут тут смерти.

Напарника Тимура звали Андрей. Но про себя Максим называл его “старший помощник Лом”. По аналогии со старым советским мультфильмом. Андрей очень походил на своего мультипликационного прототипа. По крайней мере внешне. Был он рыжим, высоким и широким в плечах. Очень сильным и выносливым. На запястье носил браслет, измеряющий пульс. С показаниями которого он постоянно сверялся. Какие-то модные спортивные часы и камеру GoPro прикрученную к рукояти трекпалки. Направленную, конечно, на самого себя. Камеру, не палку.

Хотя, возможно, во всем этом была какая-то мужская зависть и ревность. Подсознательно Лом воспринимался Максом, как самец-конкурент. 

Весь этот разговор происходил в палатке Тимура, где присутствовали, помимо самого хозяина, те самые Андрей и Катя. Несмотря на тесноту, атмосфера была уютной. Можно сказать, домашней. В предбаннике, так, чтобы в случае чего не залить скомканные спальники, кипятилась вода. Все трое сидели по-турецки поджав под себя ноги. Виктор спал в соседней палатке под присмотром Макса. И сон этот был очень глубоким. Что называется, мёртвым.

- Я оценил ситуацию так, что дальше Виктору идти уже бесполезно. Он только задержит нас и всё равно не взойдет. Да и опасно. У него проявились признаки горной болезни, - не оправдывался, но объяснял проводник. – А путь назад с того места ещё был простым и безопасным. Поэтому я и отпустил его одного. Был уверен, что дойдет. Хотя, конечно, подобного я не ожидал. Впрочем, галлюцинации в горах не такая уж и редкость.

Послышалось характерное бульканье. Это закипела вода. Тимур потянулся к горелке и бросил через плечо:

- Ребята, приготовьте заварку.

После чего оба других члена сегодняшнего клуба начали активно что-то искать по углам палатки.

- Чая нет, - скупо констатировал Андрей.

Уголки губ Тимура опустились ниже обычного.

- Жаль…

- В палатке у Макса есть. Я схожу, - поставила перед фактом Катя.

Легко поднялась и легко влезла в прорезиненные сандалии, стоящие рядом с грязными мужскими ботинками. А затем растворилась в темноте, уже спустившейся на лагерь. Через пару секунд после её ухода, в небе над долиной раздался страшный грохот и между палатками опустилась сплошная стена почти тропического ливня.

Тимур поспешно застегнул вход в палатку.

- Н-да, попили чайку.

После ухода Кати прошло уже несколько минут. Времени вполне достаточно для того, чтобы сходить к стоящей неподалеку палатке Макса. И вернуться. Если, конечно, что-то её не задержало бы. Или кто-то.

- Ну где чай? – наконец выказал нетерпение Андрей. – Сколько можно?

- Она не вернется, - улыбнулся Тимур. – Сам понимаешь… дождь.

В этот момент кто-то резко дернул молнию палатки, и промокшая до нитки Катя ввалилась в узкий предбанник.

- Ребята, я принесла чай.

***

К сожалению, припарковаться прямо возле кинотеатра не удалось. Слишком близко к центру города, слишком маленькая парковка. Если выделенный под эти цели тротуар вообще можно назвать парковкой. Придется немного пройти. Но это не важно. И не страшно.

Зато он вышел из машины первым, поспешно обошел и галантно открыл дверь со стороны пассажира. Затем подал руку, чтобы помочь ей выйти. Ведь другой рукой она прижимала к себе подаренный им букет белых роз.

Они двинулись в сторону кинотеатра, а он краем глаза следил за её походкой. Так непривычно видеть альпинистку не в лыжных штанах и флиске, а в цивильной одежде. Бизнес, что называется, кэжуал. Ещё и на каблуках. Да, ничто девчиковое им не чуждо.

Они остановились перед переходом, а он тихонько взял её за краешек широкого рукава летнего плаща. Чтобы она не сделала неосмотрительный шаг вперед. Незаметно, буквально, двумя пальцами. Она и не заметила. Или сделала вид.

- Ты что купил места для поцелуев? - игриво спросила она.

- Да, нет. Подожди пожалуйста там. Я сейчас заберу заказанные билеты.

И он опять краем глаза следил, как она нюхает розы, пока кассир что-то распечатывала у себя на ресепшене.

Они подошли к дверям в один из залов кинотеатра.

- Подозрительно мало народу, - удивилась она. - Сеанс что уже начался?

Перед дверьми действительно стоял только один контроллер в белой рубашке. Никаких зрителей видно не было.

- Нет, нет. Всё в порядке.

И он мягко подтолкнул её ко входу.

В зале уже действительно было темно.

- Где наши места? - спросила она.

- Где хочешь.

В этот момент экран вспыхнул, и там началась реклама какого-то очередного фильма. В его свете стало видно, что все кресла пусты.

- Ты что выкупил все места?

- Хочешь, сядем на места для поцелуев?

- Ты знаешь, это одновременно и очень романтично, - сказала она продвигаясь в центр зала, - и похоже на фильм ужасов.

- Заезжать во двор не надо, я пройдусь, - попросила она.

- Не бойся, ничего не случится, - она мягко выдернула руку из-под его ладони, но, одновременно, почти незаметно коснулась губами уголка его рта. – Пока!

И быстро вышла из машины, оставив его приводить мысли в порядок.

Пока она шла по пустому двору-колодцу, было слышно эхо работы двигателя, доносившееся с улицы. Перед парадной она остановилась и оглянулась. А затем усталым жестом опустила букет в мусорное ведро, стоящее у скамейки, и шагнула к закрытой двери.

Открыв дверь своей квартиры, она тихонько сняла обувь и юркнула в ванную комнату мимо закрытой двери из-за которой доносились звуки футбольного матча.

***

Огромная гидра, состоящая из автомобилей, недвижимо застыла охватив своими щупальцами дорожное кольцо посреди которого находился зеленый газон и клумба с цветами. В этом столпотворении особенно выделялся трак-мастодонт, непонятно как очутившийся утром посреди города. Усугубляло ситуацию то, что прямо на дороге стоял большой угловатый и черный внедорожник. Его дверь была открыта, и все водители были вынуждены объезжать это препятствие.

“Но делают они это безропотно, как бараны, - размышлял Максим лежа на траве посреди круга и глядя куда-то в небо. - Даже не сигналят. Был бы обычный автомобиль - другое дело. А так - мало ли? Стрёмно... Стадо”.

Это он был тем самым водителем, которому внезапно все осточертело, и он вышел прямо тут, посреди движения. Вернее, посреди его отсутствия. Опять это состояние, когда тоскливо и хочется непонятно чего. Путешествия? Новых впечатлений? Так бывает, когда только вернешься откуда-то издалека и просто не можешь смотреть на эту унылую жизнь. Всю эту пустую суету.

Прошлой ночь, повинуясь какому-то непостижимому инстинкту, Максим гнал по загородной трассе прямо навстречу огромной жёлтой луне и вдыхал теплый ночной воздух, бьющий через опущенные стекла. Доехал до аэропорта и, не останавливаясь, повернул обратно. Чего хотел? Не понятно. Полегчало? Не ясно.

Но ясно, что так жить нельзя. Надо или срочно куда-то бежать, или…

***

- Здравствуйте все. Я - путешественник, - выдавил из себя Максим.

- Здравствуй путешественник, - уныло ответил нестройный хор голосов.

Центр реабилитации зависимых от путешествий походил на обычный конференц-зал в самом среднестатистическом офисе. Разве что тут не было стола посредине комнаты. Но были выставленные по кругу самые классические офисные стулья, на которых и сидели желающие излечиться от зависимости. А на одном из таких же стульев, в очках и строгом костюме, сидела модератор похожая на строгую, но сексуальную учительницу географии. Всё как в американском кино.

Максим, кстати, всегда подозревал, что очки эти фейковые. А носит она их для имиджа. Но продолжил.

- Уже три месяца я в завязке. Не путешествовал.

- Совсем? - уточнила модератор. - Даже по стране?

- Даже по области, - ответил Максим.

- Давайте поаплодируем Максиму, - предложила она.

Жидкие аплодисменты.

- Максим, с нами сегодня новенькие. Расскажите пожалуйста свою историю ещё раз.

Макс тяжело вздохнул.

- Я был вполне успешным бизнесменом. Не спрашивайте, как, но я сумел построить своё дело так, что мне не обязательно было днями и ночами присутствовать в офисе. Да, для руководителей такое возможно. И как я потратил своё свободное время? Вместо того, чтобы пить кофе и сидеть в кресле бессмысленно глядя в монитор, я купил себе байк. Да, да - мотоцикл. Я объездил на нем не только нашу страну, но и всю Европу. От океана до океана. Но мне показалось, что этого мало. И тогда я занялся дайвингом. Был на Красном море, Индийский океан, Большой Барьерный риф. Опять же, деньги позволяли. Бизнес почему-то всё работал. А потом произошло самое страшное: я отправился в поход в горы. И вот тут я действительно заболел. Всё своё время я начал тратить на планирование нового трека. Постоянно перебирал в интернете прайс-листы нового снаряжения: ботинки, куртки, штормовые штаны. Перестал носить галстук. В какой-то момент я понял, что так больше нельзя. Что я не хочу возвращаться домой, а хочу жить где-то в горах. В избушке или в каменной башне на краю пропасти. Пасти отару и есть овечий сыр. Куда такое годиться? Без вайфая-то? И вот я здесь.

В зале повисла тишина. Прервала её модератор.

- Спасибо, Максим. Но теперь-то вам лучше?

- Да. Как я уже сказал, три месяца в завязке.

- Теперь я хочу дать слово новенькой. Давайте поддержим аплодисментами, - и модератор указала на девушку с волосами выпаленными до состояния Дейнерис Таргариен.

- Однажды я отправилась в отпуск…, - начала было она.

Но модератор прервала.

- По правилам нашего клуба, нужно сначала представиться. И сказать, что вы являетесь путешественником. Это очень важно - признаться. Наркоман должен осознать, что он - наркоман. И заявить об этом вслух. Это первый шаг к излечению. Путешествие - тоже наркотик. Многие люди бегут туда от реальности. Другие, наоборот, думают, что ищут себя. Хотя то, что они называют собой, никогда не терялось. Просто у них не хватает мужества посмотреть в зеркало. Итак,...

- Здравствуйте, меня зовут Лара. Я - путешественница.

- Здравствуй, Лара!

- А как фамилия? - не удержался Максим. - Крофт?

- Нет…, - смутилась девушка. - Фамилию вроде называть не обязательно. Да?

- Максим, не отвлекайте, - вступилась модератор.

- Я отправилась в отпуск на море, - продолжила девушка. - И запостила оттуда несколько селфи. Но их практически никто не лайкнул. “Как же так?” - подумала я. Обидно. Я взяла за свой счет, и отправилась в Европу. Опять мало лайков. Где я в итоге только не была: на Бали, Филиппины, Пизанская башня, Париж. На пляже, над обрывом, в очках и без. Но результат тот же. От меня отписались все подруги. Из зависти, наверно. А ведь я проездила все сбережения и залезла по уши в долги. Почему? Почему никто не лайкает?

- Потому, что всем насрать, - встрял какой-то рыжий парень. - Вот если бы ты обосралась. Или сломала ногу. Или ещё какой epic fail. Вот тогда пожалуйста. Я бы сам лайкнул.

Девушка всхлипнула, а модератор постаралась её успокоить:

- Именно поэтому вы здесь. А мы для того, чтобы вам помочь. Чтобы помочь друг другу.

- А можно я, можно я?! - буквально вскакивала со своего места какая-то миниатюрная девушка.

Сидящий рядом парень (по-видимому, имеющий к ней непосредственное отношение) протянул к ней руку, возможно, пытаясь успокоить, но она, крепко сжав его ладонь, лишь преисполнилась уверенности.

- Конечно, Ира, - согласилась модератор.

- Как вы знаете, мы с мужем давно вместе. 

- Здравствуй, Ира, - отозвалась аудитория.

- И всё это время мы почти постоянно путешествовали. Все заработанные деньги тратили на это. Ни на одних выходных дома не сидели. Домашний уют? Нет, не слышала. Квартира - это просто место для ночлега. Что уже говорить об отпуске? Но детей не было. А зачем? Они только мешают. И вот мы уже два месяца сидим дома. Чего бы это нам ни стоило. Никогда столько не сидели. И знаете, что?

- Что? - спросила за всех модератор.

- У нас скоро будет малыш! - и Ира посмотрела на своего супруга, а супруг на неё. - Разве это не прекрасно?!

- Прекрасно! - захлопала в ладоши модератор, а все остальные подхватили.

- Я хочу напомнить аудитории ещё об одной группе больных путешествиями, - продолжила модератор. - Пожалуй, самой опасной. Опасной, потому, что их желание путешествовать осознанно. Это не случайное стечение обстоятельств, когда человек сам того не ведая, угодил в дофаминовую ловушку своего мозга. Оно вытекает из их мировоззрения. Они считают, что накопление материальных благ бессмысленно. Их жизнь - это погоня за впечатлениями. Именно их, а не закопанный в могилу золотой кубок или мерседес, они собираются унести с собой на следующий уровень. Так они называют смерть. Считают, что такие впечатления нельзя потерять и именно через них происходит истинное познание мира. Что это и есть истинное богатство.

- Мерседес тоже золотой? - уточнил рыжий парень.

- Что?

- Ну вы сказали: “золотой кубок или мерседес”. Так мерседес тоже должен быть золотым?

- Фокс, мне кажется, теперь ваша очередь нам что-то рассказать, - парировала модератор.

С первого взгляда, рыжий парень, которого модератор назвала Фоксом, действительно походил на молодого человека не старше двадцати восьми лет. Но присмотревшись, можно было понять, что ему куда больше. Путала карты сравнительная худоба, почти полноценная копна волос и одежда.

- Вы все знаете, что я предпочитаю, чтобы меня называли Фокс, - саркастически улыбнулся он. - И, да, я - путешественник.

- Здравствуй, Фокс!

- Был я в одном путешествии. По одной тропе. Странные вещи там происходили. И страшные. В самом начале мы договорились, что будем называть друг друга только по прозвищам. С тех пор я - Фокс. А по дороге каждый из нас начал превращаться во что-то. Во что-то связанное со своим прозвищем...

- Ну теперь то вы осознаёте, что это не более чем ваше собственное воображение?  - спросила модератор.

- Теперь-то, да. А раньше нет. Но вот теперь - да.

Когда все засобирались к выходу, Фокс незаметно подошел к Максу и шепнул, оглядываясь по сторонам:

- Есть предложение отправиться в незабываемое путешествие.

Макс сперва опешил.

- Ты серьезно? Ты предлагаешь мне это прямо здесь?

- А где ещё? Здесь же собрана моя целевая аудитория. Я что-то вроде менеджера по продажам одной особенной туристической фирмы. Или ты думал я тут этот, потерпевший?

- И в чём особенность этой фирмы?

- В том, что мы предлагаем путешествия туда, куда никто не предлагает. Специально для таких путешественников, которых уже ничем не удивить. Кто уже вкусил всё.

- И куда?

- Например, в Вальхаллу.

- Это как?!

- А я тебе всё расскажу.

***

- Это что, топор?

- Ну да. В Вальхаллу иначе нельзя, знаете ли. Держите!

С этими словами человек в белом халате протянул Максу топорик. Тот был совсем не таким, как на даче у деда. Сравнительно тонкая прямая рукоять и совсем небольшое лезвие. Таким дров не наколешь. И то, и другое покрыто какими-то узорами. Кажется, это руны. Вещь выглядела старой. А может даже таковой и была. Могли ведь спереть из музея. Или что-то в этом роде. С оглядкой на то, сколько стоило это путешествие.

- Итак, все бумаги подписаны, деньги уплачены, - продолжил распорядитель, пока Макса в штанах и сапогах, обшитых снаружи мехом укладывали на операционный стол оформленный в виде драккара размером с небольшую лодку.

На голый торс клиента была накинута шкура волка. Кажется, настоящая. Наверно, по представлению организаторов, именно так должен бы выглядеть викинг, отправляющийся на тот свет. Ну, или по представлению их клиентов, сверяющихся с Голливудом.

Рядом суетились какие-то доктора и медсестры. К клиенту подключали какую-то аппаратуру. Капельницу.

- Сейчас мы сделаем вам укол, и вы… умрете. Клиническая смерть. Затем мы вернем вас к жизни. Всё под контролем. У вас будет минут пять. Это безопасно. Увидите Вальхаллу и обратно. Вполне достаточно для незабываемого путешествия. Вы готовы?

- Да!

- Добро пожаловать в вальханавты! - торжественно произнес распорядитель, пока кто-то в белом халате что-то вливал в катетер.

В воздухе пахло свежестью. Так бывает сразу после дождя в жаркий летний день. Макс обнаружил, что лежит в высокой влажной траве и смотрит в невысокое серое небо. Он поднялся на ноги и огляделся.

Широкое, что называется, бескрайнее поле. Где-то на горизонте из тумана выступают горы, будто гребень на спине огромного дракона. Из растительности только трава и, чуть поодаль, одиноко стоящее дерево. Максим почему-то отметил что на дереве именно семь ветвей. Но пока только одна из них была покрыта листьями. Небо уже начало светлеть. Тучи понемногу рассеивались. Была видна радуга. Кажется, растущая из земли где-то совсем рядом.

- Привет! - раздался звонкий женский голос за его спиной.

Макс резко обернулся. Перед ним стояла девушка в просторной белой тунике. Светловолосая и с каким-то обычным славянским лицом.

- Ты что тут делаешь? - доброжелательно спросила она.

И улыбнулась.

Максим немного сконфузился, опустил глаза и понял, что он действительно одет во все те же театральные штаны и меховые сапоги. Голые сиськи.

- Вот, - он потряс топором, - мне бы в Вальхаллу.

- А! Ещё один турист?

- А вы, девушка, собственно кто?

-Я? Ну, видимо я та, кто должен тебя туда сопроводить.

- Валькирия?

- Смерть.

- Смерть? - растерялся Максим.

- Ну, да. А кого ты ожидал увидеть?

- Клиническую смерть, - сумел пошутить Макс. - Ну, не знаю. Может быть суровую воительницу в доспехах. А вижу хрупкую симпатичную девушку.

- У меня несколько разных… образов. Моя сущность несколько демонизирована. Оно и понятно. Я не виню людей. Такая у меня работа. Хотя, с другой стороны, плачешь ли ты, когда с дерева падает яблоко? Смерть для одного - это жизнь для чего-то нового. А хочешь буду старухой? С косой. Или Брэдом Питтом?

- С косой не надо. Брэдом Питтом тоже, - улыбнулся Максим. - Так, это… Что насчет трансфера к месту путевки?

- Пожалуйста, - улыбнулась девушка.

- Только это, - и она кивнула на топор, - тебе ни к чему. Не в топоре дело. Вообще то, что кладут тебе в гроб (ах, простите, в погребальную ладью) не имеет никакого значения. Имеют значения те мысли, те фрагменты жизни, что ты заберешь с собой. Озарения. Когда ты вдруг понял что-то такое, что нельзя описать словами. И для этого совсем не обязательно лезть на вершины. Часто совпадение музыки в наушниках с настроением дает такую вспышку. Или солнечный луч пробивающийся сквозь осенний лист. А может просто увиденная радуга.

- Да, да, - усмехнулся Макс, - а ещё я слышал, что важно творчество. Что с собой возьмешь то, что создал. И жить будешь в созданном самим собой мире. Как тот художник или писатель.

- И это тоже. А ещё чувства. Настоящие.

- Любовь?

- Кстати о радуге, - Смерть, будто проигнорировав его вопрос, указала куда-то за спину Максима.

Он обернулся и увидел, что там, где по его мнению начиналась радуга, оказывается стоит большая арка, сложенная из грубо обтесанных гранитных плит в форме буквы “П”. Что-то вроде фрагмента Стоунхенджа. И как он раньше её не заметил?

- Тебе туда. Это и есть ворота в Вальхаллу.

Максим ещё раз внимательно посмотрел. Просто арка. В чистом поле. За ней такая же трава.

- Они самые. Не сомневайся, - ещё раз сказала девушка. - Иди. Но на входе тебя спросят.

- О чем?

- Там узнаешь.

И Максим побрел сквозь колышущееся у его ног море травы, не выпуская топора из рук. Может пригодится.

Сделал несколько шагов. Обернулся. А смерти - нет.

Подойдя вплотную к арке, Максим остановился. За ней всё так же было поле. Пожалуйста - можно обойти справа или слева. Но он всё-таки шагнул под каменную балку. И сразу очутился в другом мире.

Здесь была ночь, а перед ним, сколько хватало глаз, простиралась равнина, усеянная кострами. Возле которых Макс мог видеть какие-то силуэты. Значит там сидели люди. Максим обернулся назад. За границами ворот, в которые он зашел, была такая же картина: ночь, костры. В этот момент кто-то дотронулся до его руки.

- Молодой человек, вы к кому?

Макс обернулся. Прислонившись к одной из гранитных опор, стоял мужчина. На голове смешная шапочка-колокольчик. Глаз не видно, но в свете костров видно широкую белозубую улыбку. И ещё, кажется он был очень загоревшим. На шее бледно голубой шарф, а руки в карманах какой-то странной коричневой куртки.

- Да, вот…, - Макс помахал топориком. - Я в Вальхаллу.

- А. Ну тогда иди, конечно.

Макс сделал неуверенный шаг, чувствуя иронию в словах собеседника.

- Без топора ведь никак. А с топором оно да, оно конечно. Как не пустить? - продолжил тот. Тем не менее не делая попыток остановить туриста.

- А что, если действительно без топора? - осмелел Максим.

- Пропуск в Вальхаллу - это подвиги и поступки, а не то, что положили тебе в гроб. Или ты думаешь, если герой в последний момент не успел ухватиться за этот поручень, то его не примут за столом у Асов?

- Так что, может и викингом быть не обязательно?

- Я похож на викинга?

Макс ещё раз оглядел собеседника. На нем были грубые ботинки. А икры до колен обтянуты гамашами. От чего штанины на бедрах казались шире, чем были.

- Нет, скорее на путешественника девятнадцатого века.

- Так и есть. Только начало двадцатого. Меня зовут Сэнди.

- Поступки - вот настоящее богатство, - продолжил Сэнди.

- Ага, - с иронией подхватил Макс.  И мысли, и чувства, и то, что создано тобой. Жить во всем этом будем и после смерти. 

- Все твои достижения и мысли важны прежде всего для тебя, - ответил Сэнди. - Не так важно, что ты оставишь после себя. Ведь погибнуть можешь не только ты, но и вся цивилизация. Для кого тогда всё это? Все эти пирамиды и книги - это, конечно, хорошо. Но имеет значение больше для их создателей. Через что они прошли и что постигли, создавая их. Вот это мы и забираем с собой.

- Пирамида пропуск в Вальхаллу?

- В какой-то мере. Но не для того, ради кого её построили, для того, кто строил.

- А как вы здесь оказались?

- Я взошёл на гору.

- При жизни?

- При смерти. Но не спустился.

- Это засчитывается?

- Конечно. Это и был мой путь сюда. Кто-то прыгнул с парашютом. Кто-то действительно отправился на войну. У каждого свой путь. Главное - перебороть себя. И у каждого эта вершина своей высоты. Кто-то осмелился написать стихи и показать их всем. Тоже вариант. А уже само место зависит от количества таких поступков. Оно может быть ближе к богам или дальше. Но нет поступков - нет места.  Вообще люди слишком волнуются о том, как жить. Надо бы думать о том, как умирать. Ведь так важно то состояние, в котором ты перешагнешь эту грань. Тут есть и те, кто не взошел. Они завершили свой путь уже здесь. Главное, что они шли и умерли в этот момент. Как воины достойные пировать здесь вечно.

- Как красиво! Так я пойду, осмотрюсь? - уточнил Макс.

- Иди, конечно.

Где-то вдалеке Макс увидел сооружение напоминающее огромный шатер. Там горел свет. И это было самое яркое пятно во всём этом поле. Он шел мимо костров поменьше и обратил внимание, что возле одного из них сидели люди в камуфляже. Во всём похожи друг на друга, кроме рисунка этого самого камуфляжа.

Турист обнаружил, что место, куда он шёл, действительно то, чем казалось издалека. Огромный шатер под которым стояли длинные грубо сколоченные деревянные столы с различными не вегетарианскими блюдами. А рядом, на таких же простых скамьях сидели самые разнообразные люди. Викингов, из которых, было меньше всего.

“Так вот они - чертоги Одина! - подумал Макс. - Так просто. Как будто кеттеринг большой корпорации”.

Но вот что его действительно поразило, так это женщины. Нет, он, конечно, ожидал увидеть, что кто-то будет прислуживать героям за столом. Но это были самые обычные, если так можно сказать, люди. Вообще, с того края шатра, где он очутился, почти все были одеты во что-то ему современное. Да, совершенно разное: от снаряжения альпиниста, до спортивного костюма adidas и просто обычной городской одежды. И девушки под стать. И все разные. Совсем не обязательно красавицы и кажется, вовсе не девственницы. Они не только подносили угощения, но и просто сидели на скамьях рядом с мужчинами о чём-то беседуя с ними.

- Это награда героев.

Оказывается, Сэнди последовал за ним.

- Здесь они встретят тех, кого действительно хотят видеть. Тех, кого любят. Кого привели сюда в своём сердце.

- Женщины тоже мертвы? - уточнил Макс.

- Не обязательно. Будем считать, они являются сюда во сне. В своём сне. А потом его забывают.

- Хм… А если, скажем одна такая девушка является наградой сразу для двух героев? А то и трёх?

- Ничего страшного! - улыбнулся Сэнди. - Это Вальхалла, детка. Обслужит сразу трёх.

- Шучу, конечно. Она будет одна, но в трех своих проекциях. Параллельных. Ага.

И добавил:

- Ну что же ты? Иди, присядь. Попробуй найти себе место.

Максим двинулся между столов в поисках места, но все скамьи были заняты. Вдруг какой-то мужик в тельняшке, не то моряк, не то десантник, махнул ему рукой.

- Эй приятель, ты наверно актер? Иди садись рядом со мной.

Мужик подвинулся, и рядом с ним образовалось небольшое место на скамье. Макс поблагодарил и начал опускаться на деревянные доски. Но в тот момент, когда его пятая точка уже должна была коснуться твердой поверхности, он почувствовал, что теряет опору. Вместо скамьи его встретила пустота. Беспомощно взмахнув руками в поисках опоры, он ухнул в тьму с головой. Будто в пропасть. 
 
***

- Хр, кр-р, - неразборчиво прохрипела рация.

Затем уже более внятно голосом Тимура:

- Делаем остановку. Все стоим где стоим. Друг к другу не подходим.

Цепочка связанных веревкой людей остановилась. Видимость была такой, что восходители на расстоянии пары метров уже не видели друг друга. Не туман. Пурга. Совершенно непроницаемая белая пелена, несущаяся на огромной скорости. Холод проникает в малейшую щель. Даже, кажется, сквозь такую дорогую аутдорную одежду. В случайно оголенные участки тела сразу врезается тысячу микроскопических льдинок.

Помимо самого руководителя группы, в веревку было ввязано три человека. Но от каждого из них она уходила в белое молоко. Со стороны могло показаться, что поводырь ведет мулов. Если не сказать, ишаков.

- До вершины пятьсот метров, - продолжила рация. - Но дальше мы не пойдем. Слишком опасно. Можем легко оступиться и улететь с гребня. Все поворачиваем назад.

Кажется, все внутренне были согласны и даже ждали этого решения. Группа как-то охотнее начала шагать вниз. Но веревка, перед замыкающем теперь группу Тимуром как-то ослабла и начала путаться под ногами. Тимур подтянул её к себе и обнаружил пустой “австрийский проводник” куда должен был быть вщёлкнут карабин Максима.

В первые секунды Тимур растерялся. Куда он мог деться?! Карабин не был замуфтован?! Улетел?! Он должен был почувствовать рывок. И только потом до него дошло… А в такой кутерьме проходящего мимо человека легко не заметить.

Макс двигался сквозь белую мглу и бурчал себе под нос: “Будет окно… Надо идти… Зачем надо было выходить, если с самого начала видно, что непогода? Люди настроились. Что значит, назад? Надо дойти если уже начали. Я настроился. Я дойду. Сколько тут? Пятьсот метров”.

Максим продолжал двигаться несмотря на всё усиливающийся ветер. Главным образом глядя себе под ноги. При всём при этом, дышать становилось всё тяжелее. Кислорода явно не хватало.  Ноги будто налиты свинцом. Уже когда Макс выходил из палатки на промежуточной ночевке у него было чувство, что он выполз из под танка. Так было тяжело дышать.

О том, что он на вершине, Макс понял только по тому, что, можно сказать случайно, уперся в тур. Пирамидка, сложенная из камней напоминала лестницу в небо. Туда, выше вершины. И сразу повернул обратно.

Ничто не предвещало беды, когда он сделал очередной шаг по сплошной белой вате. Но его нога неожиданно ушла вниз. Трекинговые палки нащупали ничего. И Макс почувствовал, что падает.

Максим не знал, сколько времени пролежал так с закрытыми глазами. Кажется, кругом все было белым. А может наоборот, чёрным. Двигаться не было ни сил, ни желания. Он чувствовал апатию и умиротворение близкое к счастью. Разлепил веки, когда почувствовал дыхание свежего ветра. Будто только что прошла гроза. Над собой Максим увидел колышущуюся траву и низкое серое небо.

Макс сел. Вот она радуга. А вон и дерево. И даже не удивился, когда почувствовал рядом чьё-то присутствие. Обернулся и увидел, что рядом с ним сидит Катя.

- Ты? Что ты тут делаешь?

А потом помолчав:

- А где она?

- Сегодня я за неё, - Катя улыбнулась. 

- Пора?

- Пора вставать и спускаться вниз, - покачала головой девушка.

- А как же Вальхалла?

- Свой краешек скамьи ты уже заслужил, - опять улыбнулась она. - А потом, сюда торопиться не надо. Опозданий не бывает.

В этот момент неожиданно выглянуло солнце. Кажется, буря закончилась. Прямо перед собой Макс увидел чьи-то следы на белом склоне. Кажется, они были совсем старыми. И смерзшись превратились в некое подобие ступеней. Наверно ветер унес слой снега покрывающий их.

- Но не шути так больше, - выдохнула гора.

Или показалось.

Стрелецкий , 19.08.2022

Печатать ! печатать / с каментами
1

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

Пробрюшливое жорло, 19-08-2022 09:23:28

забываемое бля

2

Пробрюшливое жорло, 19-08-2022 09:23:40

заминаемое мль

3

Пробрюшливое жорло, 19-08-2022 09:23:52

3 жжль

4

Гринго, 19-08-2022 09:25:37

ниасилил

5

Пажылой арганизм, 19-08-2022 10:42:46

пачетал, хз чем кончилось

6

Rideamus!, 19-08-2022 11:08:28

нахуй не читая

7

ЖеЛе, 19-08-2022 11:12:43

ответ на: Rideamus! [6]

>нахуй не читая

*** а я таки начал... гдето на первой четверти завис...

8

Mangy , 19-08-2022 12:10:10

Первые лучи солнца сморкались, грит

9

Mangy , 19-08-2022 12:13:59

На шестом абзаце бросил.
Графомань и КГ

10

ЖеЛе, 19-08-2022 13:01:42

допилил до половины...
не интересно...

11

Зелёный банан, 19-08-2022 13:04:55

Снога букаф. Даже шибко многа. Даже одинаковые часто встречаютца.

12

Зелёный банан, 19-08-2022 13:09:13

Многа букаф. Даже шибко многа. Даже одинаковые часто встречаютца.

13

TheDawn, 19-08-2022 13:40:24

Аааальпинистка, грит, моя
Калолазка, грит, моя

14

Запиздухватуллин, 19-08-2022 13:53:11

Ебать прастыня

15

Запиздухватуллин, 19-08-2022 13:53:21

НН

16

бомж бруевич, 19-08-2022 14:41:11

стрелецкий казнь.

чё, читать? хоть кто-то асилил эти буквы??

17

Искусствовед, 19-08-2022 16:50:06

Леф толстый штоле на почтенном рисурсе решил проявиться. Буквов много, чейтать не стал.

18

KAMAZ, 19-08-2022 17:15:20

аццки нидачитал

19

Фаранг, 19-08-2022 18:53:46

Дачетал на морально-волевых
Очинь даже запросто можно было этго не делать

20

Старичюля, 19-08-2022 22:37:35

ниасилил

21

Лосик, 19-08-2022 22:46:42

Ебать керпиджь. Давно не был на удаве

22

ЖеЛе, 19-08-2022 23:00:26

ответ на: Фаранг [19]

>Дачетал на морально-волевых
>Очинь даже запросто можно было этго не делать

*** вооот... а йа гаварил ниаднакратно, что у мсье стрелецково присуцтвуют все признаки grafomanus vulgaris...

23

Центр Восприятия Действительности, 19-08-2022 23:10:03

Это немыслимо для вечера пятницы. Стер палетс протягивая эту ленту через окошко телефона.

24

Старичюля, 19-08-2022 23:53:14

ответ на: Центр Восприятия Действительности [23]

>Это немыслимо для вечера пятницы. Стер палетс протягивая эту ленту через окошко телефона.

это немыслимо в принципе

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«В отпуск так в отпуск. Ебись оно всё конём! Решил съездить на юга, дикарём. Поеду один. Нахуй «пассажиров», только я и животные. Куда же я без них. Пропаду, к хуям собачьим!»

«То есть кормить, одевать, ебать и выгуливать. Мыть не надо, моются они сами... - интендант секунд на десять замолчал, отхлебнув виски, - оказалось это не так. Женщины очень странные существа. К примеру, крокодил наверняка считает себя венцом творения. А какую-нибудь «Мисс Вселенная» - либо пищей, либо  невнятной хуетой. И какое мнение крокодила для женщины обиднее, не ясно.»

1
Отлично провести время и получить эротический массаж в спб поможет ЭроБодио!

путаны нск

Реальные индивидуалки СПб

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2022 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg