Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

Спасибо, моя муза. Часть 2

  1. Читай
  2. Креативы
На втором этаже раскинулось странноватое помещение с частыми колоннами, дальше был широкий коридор, особого выбора у нас не было и наша небольшая группа направилась дальше. Перед коридором за две последние колонны, попрощавшись с нами, и вытащив из-за спин катаны спрятались Клэр с Алом. Я, Жога и Мерк бежали дальше. Коридор выходил в рекреацию с лестницей, вверх по которой мы и рванули. До моих ушей донесся дьявольский вопль и мелодичный звон клинков. Сердце наполнил огонь ненависти, я бежал крепко стиснув клыки и рычал, боль потерь воздействовала на мой разум, накрывая его пеленой неистовой ярости, которая била пламенными вспышками вокруг меня.
    Мерк тяжело дышал, держа кровоточащую рану. Мы стояли на последнем этаже, единственный путь – выйти на крышу через открытый пожарный люк на потолке.
- Моя очередь. – прищурив уставшие глаза, улыбнувшись и вытаскивая из-за спины оружие тихо произнес командир. Жога подошла к нему со стороны раненного плеча и стала аккуратно слизывать кровь, которая непрерывно текла из раны на плече. Примкнув к ней губами она, закрыв глаза пила ее, словно ребенок молоко матери.
    Лестницу заполонил топот.
- Пора. – сказал он.
Мы пожали руки. Его лицо преобразилось... Если до этого оно было задумчивым и озадаченным, то сейчас Мерка явно посетило вдохновение в предвкушении схватки. Глаза пылали, именно пылали, давая ярко-огенный свет, вырываясь из глазниц небольшими язычками стихии. Рот слегка приоткрывался, снабжая сложный организм кислородом.
    Мы с Жогой запрыгнули на крышу...
В ту же секунду помещение под нами наполнилось искрами и тяжелым звоном стали...

...Светлая кровь была практически везде, на полу, стенах и даже потолке. В углу валялся умирающий ангел. Из парезов по всему телу текла ярко-красная кровь. Он держался за хлеставшую кровью сквозную рану. Катана, вошла в грудь и пробила его тело до основания позвоночника.
    Мерк стоял в центре помещения, весь в кровавых брызгах и разводах, в правой руке неподвижно покоилась отведенная в сторону катана. Он улыбался демоническим оскалом, такая улыбка сводит с ума слабых людей, вселяя в их разум панический страх. Напротив него, сжимая светлый меч, сосредоточившись на противнике готовился к атаке молодой ангел.
- Они на верху. – спокойно кинул он в рацию, отбросив ее в сторону.
- Стоя... – раздалось из хриплого прибора.
Длинные светлые волосы опоясывала диадема, под белой туникой выделялся бронежилет, к спине плотно прилегала американская винтовка М-16. На ангеле были черные спецназовские штаны с массой карманов и военные облегченный берцы. Над головой суетливо переливался нимб.
    Глаза ангела блеснули светло-голубой вспышкой и он, стиснув зубы в одно мгновение, сверкнув лезвием, нанес сильный рубящий удар Мерку. Демон отразил атаку. И ухмыльнувшись заметил: - Ты юн, отличная скорость...
Обильный сноп искр ярко вспыхнул в центре скрещенных катан, Мерк контратаковал. Удар был мощным, ангел с трудом его отбил, тем не менее его мужественного, благородного и красивого выражения лица это не изменило. Только одна мелочь, он коротко моргнул два раза в момент удара, как и любое живое существо в подобной ситуации – это естественно. После первого, ангелу, сквозь остаток искр показалось, что демон стоит уже в конце комнаты, словно скульптура. Меч параллельно земле, отведен в сторону. Рука, крепко сжимавшая его – вдоль стройного, будто вытянутая струнка тела, вторая – за спиной, словно у официанта. И все та же бесовская ухмылка, ангелу на мгновение стало страшно, а может, ему просто показалось? Он на это надеялся. Моргнув второй раз произошло что-то невообразимое, юноша впал в состояние тяжелейшего шока. До его ушей донесся отдаленный звон упавшей катаны. В сантиметре от глаз ангела застыл радостный оскал демона, с его широко открытыми глазами, безумно разглядывавшими его лицо.
- ... Но не опытен. – довершил фразу демон.
Лишь спустя пару секунд ангел резко почувствовал и сразу увидел, ЧТО доставляло дискомфорт его правой руке...
    Из отрубленной по локоть конечности брызгала и текла густая ангельская кровь. Мерк задрал голову вверх и громко, победно хохотал. Ангел зажмурил глаза и вопил от дикой боли, срывая голос. Мерк тут же схватил его за шею, подняв несчастного над полом, сжимая когтистые пальцы все сильнее. Ангел даже не пытался разжать его руку, бешенные, округленные глаза, неестественно дергавшиеся мышцы и кровавые брызги из его рта – последние мгновения жизни молодого, неопытного ангела. Острые когти пронзили его горло, сразу же скрывшись в кровавых струях и плоти.

    Жога нервничала, часто дыша и смотря на люк, из которого мы запрыгнули на крышу. Здесь наверху беспорядочно валялась куча плит, железок, прутьев, всяческий строительный хлам. Мы стояли метрах в 7 от люка, я занес катану для удара, пистолет был направлен на люк. Я был готов, поверхность моей кожи ласкало приятное пламя.
Женщина резко открыла свои красивые глаза, рот испуганно застыл, на ее лице читалась тревога и ярость, волосы вспыхнули ярким оранжевым огнем. Губы зачарованно прошептали какое-то короткое слово, или имя? Она молниеносно вытащила из-за спины два красивых и смертоносных турецких ятагана и оставив за собой изящный искристый шлейф в воздухе запрыгнула обратно вниз. Я ошеломленно проводил взглядом ее пикообразный демонический хвостик, мелькнувший в люке.

- Мигель! – кричал появившийся в окне последнего этажа ангел, целившийся из М-16 в спину демона, удерживающего труп ангела за шею, вернее то, что от нее осталось. Громкие раскаты выстрелов наполнили дымом помещение, среди которых совершалось какое-то странное, смазанное действие... Искристые рикошеты, повсюду звенящих пуль наконец затихли. Ангел удивленно отбросил автомат в сторону,  достал катану и залез в комнату. Позади него резко вспыхнув синей вспышкой исчезли огромные крылья, разбросав за собой немного белоснежных перьев.
- Я с тобой, Мерк! – вскрикнула Жога, стоявшая у спины Мерка.
По ее правой руке из плеча ручьем струилась демоническая кровь. Несколько пальцев на руках тоже были повреждены. Лезвия ятаганов дымились. Демон, высунув язык торжественно улыбалась и исподлобья смотрела на недоумевавшего ангела желтыми, игривыми глазами.
    В дверном проеме показался ангел с пистолетом в руке и катаной в другой. Труп Мигеля сразу же полетел в его сторону. Ангел у окна атаковал Жогу серией размашистых быстрых ударов. Демон, изящно двигаясь, напоминая какой-то танец, увернулась от клинка. Переступив труп товарища, ангел убрал пистолет в кобуру и принял боевую стойку, его глаза угрожающе светились. Мерк тяжело дышал, ранение давало о себе знать. Сделав резкий рывок, он, кувырнувшись по полу поднял меч из отрубленной руки и, рыча напал на ангела.
    Жога, извиваясь и кружась, словно в безумном демоническом танце, загоняла второго ангела в угол мелькавшими и искрящимися в воздухе ятаганами.

    Я стоял в нерешительности. Не знал что мне делать. Рассвет был раскошен, кроваво-розовые цвета абстракционно, как мозаика крепились к светло-красным, все вокруг не спеша  приобретало краски. Мне захотелось домой, в теплую кровать, к своей любимой, поиграть ей на гитаре. Мечты прервал нарастающий свет за крышей. Снизу потихоньку ко мне приближалось что-то яркое, ангел. Я приготовился к стрельбе, присел на одно колено, катану положил рядом и обхватил рукоять пистолета обеими руками. Он мой. Показались светлые крылья, медленно, ритмично взмахивая, поднимая ангела все выше. Затем яркий нимб...
    Ухмыляющийся ангел, двигаясь с невообразимой скоростью отбил атаку Мерка, выбив оружие из раненной руки, демон хрипел, но держался. Он знал, что это конец, но всего лишь улыбнулся краешком рта. Затем, неожиданно все его тело напряглось, вздулись вены, короткие кровавые всплески рывками вырывались из раны. Катана демона сверкала в миллиметрах от еле успевавшего уворачиваться ангела, обжигая его кожу жгучими искрами, сопровождавшими ход лезвия. Завершающим движением Мерк рассек воздух над головой, мужчины. В тот же момент обильная струйка крови вырвалась из его плеча, вся левая рука пугающе напряглась, отведенный за спину кулак вспыхнул черным пламенем. В одно мгновение пылающий кулак с невероятной силой врезался в лицо ангела, отбросив его кувырнувшееся тело на несколько метров. Ангел был в ярости, вскочив на ноги, он побежал на Мерка. На ходу, взмахнув рукой ангел швырнул в демона меч, который Мерк легко отразил, всего лишь немного поведя в сторону катаной. Слишком легко. Ангел, воспользовавшись опрометчивым движением противника резко прыгнул и с силой пнул Мерка в грудь. В этот удар он вложил всю скопившуюся ярость, боль и скорбь по погибшим друзьям. Демона сшибло с ног и он отлетел в другой конец помещения. Стукнувшись о стену, с которой посыпались куски штукатурки он медленно осел на пол, оставляя на стене кровавый развод. У него в груди покоились три пули. Напротив него стоял все тот же ангел, автор смертельного маневра, всадивший в демона три пули, пока тот летел, от сильного удара.
    Марк, часто дыша, истекая темной кровью, струящийся изо рта и носа, никак не мог встать. Жога, заметив это, с удвоенной силой наносила молниеносные удары. С ее ресниц, срываясь и сверкая на пол падали редкие слезы.

    На руку упала капля, вокруг стало темнее. Я не рискнул отвлекаться от цели и выяснять откуда взялась туча. Но судя по всему по ее тени она была большая, заморосил дождь, для меня это было неожиданно.
- Что за черт. – выругался я.
Из-за крыши взлетел ангел. Я выстрелил примерно в то место, где по моим расчетам должна быть его голова, но промахнулся, ангел взлетел слишком резко и быстро, пуля пролетела четко под ним. Лицо источало яркий свет и в то мгновение, когда ангел завис над крышей, остановившись в момент выстрела, я замер, не в силах пошевелиться и тем более стрелять. Пистолет вывалился из рук, мои глаза от удивления округлились, род произвольно открылся.
    Хлынул ливень, вымочив меня за пару секунд, но я не обратил на это никакого внимания. Я смотрел на нее.
- Мари... – выдохнул я.
Она была так же шокирована ситуацией. Такое ощущение, что ангел подвешена за невидимый крючок. В руке зажат поблескивающий меч. Она зажмурила глаза, из которых текли ангельские слезы.
- Почему... – шептала Мария.

    В церкви неподалеку готовилась утренняя Литургия, хористы распевались, прихожане ожидали начала. Настоятель с густой, местами с проседью бородой, сидя у себя в комнатке, легонько вздрогнул и часто заморгал.
- Этого не может быть! – испугавшись, возмущенно шепотом произнес он.
Выйдя в коридор, он остановил проходившего мимо Отца.
- Георгий, как хорошо, что я тебя встретил. Сегодня меня не будет, нужно отойти по очень важному и неотложному делу, будь добр, подмени меня, пожалуйста.
Священник, нахмурив брови, кивнул.
    Уединившись в своей комнатке, он все бормотал под нос: «Этого не может быть! Это невозможно!» Настоятель облачился, укутался в плащ с капюшоном. С собой он взял только увесистый, с красивым огромным крестом на обшитой тканью обложке фолиант и скорым шагом вышел из храма. Он бежал по почти безлюдным улицам, при этом, не теряя своего достоинства, отец был крепкого телосложения и бежал далеко никак священнослужитель. Да и на бег обычного человека это похожим не было. Та скорость и ловкость, с которой передвигался Святой Отец была невероятной. На ходу он шептал что-то себе под нос, периодически осиняя себя крестом.
- Здесь! – выдохнул он, заметив недостроенный торговый центр, у основания которого клубились остатки дыма от гранаты. Затем, резко оттолкнувшись, батюшка прыгнул на несколько метров вверх и скинув плащ с обувью расправил огромные крылья...

    - Я знаю, что ты обязана это сделать. Таков мир, таков закон, другого выхода нет. - я стоял на коленях перед ней, безоружный. Всем сердцем мне хотелось жить дальше, только ради нее, только с ней, защитить мою любовь от всего зла вселенной. Но я действительно не видел выхода в этой ситуации. – Ты должна. – но я не могу умереть, если меня не станет, кто будет петь ей глупые песни, кто будет любить так пламенно, как я? Не хочу умирать! Но я люблю ее, это важнее всего сейчас. – Нет выхода, Маша... – трясущимся голосом я пытался скрыть свои мысли. Как хорошо, что во время дождя не видно слез.
Краем глаза я заметил приближающегося к нам излучавшего свет Настоятеля, его глаза пылали синим огнем. В одной руке он держал священную книгу, в другой меч, сотканный из кроваво-красного света. Глаза Марии излучали страх, она боялась.
- Сражайся! Давай же! – кричала она мне сквозь слезы, подняв катану. – Ну! Ты должен! Мы должны!..
Мне хотелось лишь еще один раз встать пораньше, пока она еще спит, прикоснуться губами к ее лбу, приготовить нам яичницу с беконом и попить с ней элитного кофе под «Эрмитаж»*. У нее такой чудесный халатик...
- Я люблю тебя. – сказал, посмотрев Маше в глаза.
Опустив оружие, ангел плакала. Мы обняли друг-друга, обливаясь слезами под холодным ливнем и шепча, что больше ничто в жизни, никакая сила нас не разлучит. Мои губы ощущали вкус ее соленых слез, ее нежную, приятную кожу. Закрыв глаза я неспеша покрывал Машино лицо поцелуями. Я хотел быть только с ней и ни с кем больше.
    Что-то во мне резко начало меняться, стало страшно. Сверху, на мою голову спустилось что-то излучающее свет, все тело жгло, особенно в районе спины, часть черных шипов на моем теле втянулась обратно внутрь, доставив боль, кожа светлела, избавляясь от красных тонов. С Машей происходило что-то похожее. Нимб с крыльями начали темнеть. Она смотрела на меня испуганными и растерянными глазами. Кожа ангела стала красноватого оттенка, на голове появились два рожка.
- Нет! – крикнул приближающийся Отец, и глаза его засияли, словно огромные прожекторы. Маша дернулась, ее глаза наполнил точно такой же свет, брови нахмурились...
Острейшей лезвие ангельской стали пронзило меня прямо у сердца, Машина рука, ведомая Иереем, нанесла этот удар. Изо рта вырвался сгусток крови, округленные глаза уставились на ангела. Ярко-синее пламя мгновенно покинуло глаза Марии. Отец приближался. Ангел, хотя Машу ангелом назвать было уже тяжело, закрыла рот рукой, из которого вырвался дикий стон, срывающийся на отчаянный крик. Я последний раз взглянул на нее. Нимб стал цвета крови, крылья темно-серыми, кожа светло-красная, еле заметные вампирские клыки и два рожка, точь-в-точь как у Жоги.
- Как... пробормотал я и повалился на землю, проваливаясь в никуда...

    Снег. У моего дома много снега, из которого прорываются вверх обнаженные деревья. Светит приятное, слепящее зимнее солнышко, оно даже слегка греет... Мои друзья. Мы купаемся в море, пляж усеян отдыхающими, дети строят из песка куличики на берегу. Вода очень теплая, нам хорошо вместе, мы смеемся... Мать. Смотрит на меня, отправляет в магазин за хлебом. Я очень напуган, первый раз иду в магазин один, а вдруг что-нибудь перепутаю?.. Церковь. Звон колоколов снаружи, внутри Настоятель монотонно читает молитву, прихожане крестятся. Меня окутал запах воска и лампад. Я испугался и крепко сжал в кулачке платье матери... Природа. Я еду на велосипеде по травянистому полю, прохладный, приятный ветерок, обволакивая ласкает мое лицо, мне так хорошо, сердце радостно бьется в груди... Комната. Я сижу перед монитором, роюсь в поисковике, набивая в нем все, что меня интересует...
Беспорядочность кончилась, в голове начали всплывать рассеянные образы, все закружилось и непонятно откуда, как будто это сон, передо мной возникла немного размытая картинка.
Мерк. Он мертв. Лежит в углу рядом с трупом ангела, который пал от его руки, стена в том углу полностью покрыта кровью двух врагов. Жога оскалившись, будто напуганная кошка с безумными глазами угрожающе шипит, заслоняя собой убитого демона, слезы текут из ее демонических глаз. Она вся в крови, на левом боку глубокая рана, множество порезов по всему телу, ребро справа сломано. В левой руке ятаган, весь в свежей крови, когти на пальцах правой, нервно дергаются, готовые в любой момент разорвать врага, с них капает на пол густая ангельская кровь.
В нескольких метрах от женщины, на полу, тяжело дыша, лежит ангел, с распоротым животом, из которого, словно электрические провода в сторону демона вьются красно-черные, залитые кровью кишки,  вперемешку с ангельскими внутренностями. Он хочет умереть. Рядом валяется пистолет без патронов, из которого застрелили Мерка.
Напротив Жоги, с трясущимися губами и паникующим взглядом, в боевой стойке, крепко зажав катану двумя руками, готовится к последней атаке ангел. Он тоже ранен в нескольких местах, даже обожжен, холодный пот градом стекает по его коже.
- Не подходи! Ублюдки! – шипела демон, но силы ее покидали, она начала терять равновесие. Оружие выпало из руки, Жога упала на колени рядом с Мерком. Обняла его, поцеловав в измазанные кровью губы, и закрыла глаза.
-Не тяни, ангел. – тихо, успокоившись выговорила она.
Трясущимися руками он достал из-за спины винтовку. Дрожащий выдох...

    ...Клэр, Алан. В одно большой кровавой луже. На лице гордая, свирепая и благородная улыбка. Их тела изодраны пулями и лезвиями катан. Напротив них лежит по ангелу, один обезглавлен, второй с пулей во лбу и размашистым порезом на горле.

    ...Мы с Машей кружились в танце, встречая Новый Год. Я шептал ей на ухо нет, не всякий бред, а то, что чувствовал к ней, Маша была роскошно одета. Обожал это ее платье, обожал ее саму, ее приятный запах. Вокруг темнота, которую очень аккуратно прорезали разноцветные лучики софитов. На столиках горели свечи, стояла посуда с всяческой едой, преимущественно салатом оливье, в бокалах разлито шампанское, люди вокруг танцевали, смеялись, общались...
- Ты одна меня всегда понимаешь... – я как обычно после нескольких бокалов спиртного ничего не мог с собой поделать и в миллионный раз рассказывал несчастной Марии как сильно я ее люблю.
- Что-то я неважно себя чувствую. Прости меня пожалуйста, любовь моя. – неловко улыбаясь виновато сказала Мари.
    Я тут же аккуратно, театрально подхватил ее на руки и лавируя между танцующими парами понес Машу к диванам в другое помещение, где тихо и спокойно. Положив Марию на самый мягкий и красивый диван, я тут же принес ей стакан с водой. Поцеловав ее в глаза сел рядом с ней, и поглаживая ее стройные, мирно расположившиеся у меня на коленях ноги, любовался этой красотой...

    Все расплылось, словно мне надели неимоверных размеров линзы.
Чувствовал холод, влагу и боль. Обрывки фраз, криков и каких-то движений кружились у меня в голове, будто в огромной центрифуге.
-Ма...ша... – я пытался выговорить слово, столь близкое моему затухающему сердцу имя. – Ма...-ша... – я знал, что со стороны это похоже на невнятный стон, но это меня не волновало, я куда-то летел, неизвестно куда... Тепло, меня что-то греет. Ветер бьет лицо, бодря сознание. Пульсирующее тепло и какие-то слова, звучащие так далеко, но так же близко, разжигают последнюю жизненную искру внутри меня.
    Сверху все такое маленькое, красивое и аккуратное... Как спокойно... Я умер. Вот значит, я уже душа...
Восприятие и ощущения стали ко мне возвращаться, меня кто-то, обнявши, держал.
- Не умирай, только не умирай, НЕ УМИРАЙ! Я люблю тебя, я не смогу одна, ты слышишь, любовь моя? ТОЛЬКО НЕ УМИРАЙ!..
    Это был заплаканный Машин голос, но почему-то сорванный. Сталь до сих пор находилась во мне, кровотечение прекратилось. Она несла меня над городом. Куда – я не знал, да и наплевать куда. Мое сердце вновь билось!
- Я люблю тебя, Маша... – прошептал я, но она меня не услышала.
Мои пальцы сжались, обхватив ее, я прижался к ней как можно сильнее и крепче...

    ...Дождь прекратился, рассвело. На крыше сидел Святой Отец. Примерно тридцать процентов костей в его теле были переломаны, рядом с ним, приложив к Настоятелю излучающие голубоватое сияние руки, стоял весь в крови, ранах и ожогах ангел. Закрыв глаза, Настоятель вздохнул.
- Случилось... Случилось то, чего не происходило уже целые века... – медленно, устало говорил он.

...Два ангела, пожилой и юнец, прищурив от солнца глаза, взглядом провожали удаляющуюся в небе точку.

    Наступил Новый день. Солнышко ласкало все живое, даря счастья и радость людям, зверям, растениям, птицам, всему! Было тепло и уютно.

    - Спасибо, Машут... – закрыв слезящиеся глаза и улыбнувшись, произнес я.

InFog , 12.05.2008

Печатать ! печатать / с каментами

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

НИИ БЁТ, 12-05-2008 09:50:59

ВЫШЕ ЗНАМЯ САВЕЦКАГА СПОРТА !

2

Краскопульт, 12-05-2008 09:51:07

Хуй догонишь

3

i., 12-05-2008 09:51:12

пнон

4

СволочЪ, 12-05-2008 10:04:37

о бля, хуя кому та муза наебенила в мозк

5

СволочЪ, 12-05-2008 10:05:22

пусть эта муза мне скрол новый подарит

6

Херасука Пиздаябаси, 12-05-2008 10:07:36

что за экранизация игры Дум блять....

7

Джым, 12-05-2008 10:08:27

многа букаф, можэт ужэ хватит с сериаломи? заебало на рекламу прерывацца!

8

Кальмар, 12-05-2008 10:21:17

долбоебизм.

9

Усама Бен Гаден, 12-05-2008 11:03:15

хУЕТА, БУКАФ МНОГА ПОЭТОМУ НИАСЛИЛ

10

Славег-Алкаш, 12-05-2008 11:06:15

С чем Клэр пряталась? С калом?

11

Усама Бен Гаден, 12-05-2008 11:07:34

КГ/Ам, нисоветую читать

12

Славег-Алкаш, 12-05-2008 11:08:19

Оружие выпало из руки, Жопа упала на колени рядом с Хером.

13

Славег-Алкаш, 12-05-2008 11:09:12

- Спасибо, Машут...Подрачил! - закрыв слезящиеся глаза и улыбнувшись, произнес я.

14

Славег-Алкаш, 12-05-2008 11:10:41

Мои пальцы сжались, обхватив катану, я отрубил их по самый локоть...

15

Призрак Сети, 12-05-2008 12:26:01

Колёсику на мышке песда приснилась.

16

не смог умолчать, 12-05-2008 15:27:57

хуета короче. не дочитал. нуевонахуй.

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«Я люблю свою жену
за вагины глубину
за заросший влажный пах...
ну и за души размах.»

«Демонскими стараниями они добавили российскому президенту пятнадцать сантиметров роста и столько же в плечах, наградили госсекретаря США бессмертными лобковыми вшами, отправили всем африканским детям сытный ужин из четырёх блюд, вырастили мужской половой член певице Земфире и повысили среднюю урожайность свёклы до трёхсот центнеров с гектара.»

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2024 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg