Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

Добрая сказка про любовь

  1. Читай
  2. Наши сказки
1

      Начало марта. На смену оттепели и солнечной погоде ворвался циклон, и принёс с собой тонны мокрого снега, которые валились всю ночь с мрачного неба. Днём сугробы на тротуаре и проезжей части таяли, образуя болота грязи, а с наступлением темноты опять всё повторялось: ветер, снег, минус пять по Цельсию.

      Прапорщик Хабибуллин стоял у перекрёстка проспекта Ленина и улицы 8 Марта. Вот и этой ночью плотный снегопад вперемежку с дождём образовал завесу. Даже на этом центральном и хорошо освещённом перекрёстке темнота скрадывала силуэты проезжающих машин. И, хотя на Хабибуллине был зелёный светоотражательный жилет с буквами ДПС, он не рисковал и стоял на тротуаре, внимательно вглядываясь в редкие проезжающие машины. Снежинки падали ему за шиворот. Он сначала вжимал голову в плечи, а потом и вовсе накинул капюшон.

— Что Хабибуллин, слабо без капюшона? — ехидно заметил Адольф из полицейской машины.

Прапорщик зло сплюнул, но промолчал.

После того как по МВД прокатилась очередная волна сокращений, умники из Управления решили доукомплектовывать патрульные экипажи ДПС служебными собаками. И всё бы ничего, они действительно помогали в работе, хорошо подстраховывали при проверке документов, им цены не было при досмотрах и обысках на предмет огнестрельного оружия и взрывчатки. Про наркотики и говорить нечего: сразу найдут.

Но Адольф отличался особой болтливостью и язвительностью. Он ничего не пропускал в действиях Хабибуллина без внимания, и его едкие насмешки выводили прапорщика из себя.

Вот его другу тоже крымскому татарину Мухаммедшину попался в напарники сенбернар. Лежит всю смену на заднем сиденье, да спит. Проснётся голодный, посмотрит умными глазками вокруг и скажет:

— Тормозни-ка вот ту «тойоту», водитель точно с похмелья едет.

Мухаммедшин прыг на дорогу, жезлом машет. И точно, сидит мужик за рулём, перегаром за версту разит. Десятку на карман, как положено. Пять из них Ромео, так звали сенбернара. Тот идёт потом вразвалочку в макдональдс. Гамбургеров нажрётся и опять спать. Пердит, правда, громко и вонюче во сне от этого самого фастфуда, но Мухаммедшин как-то привык и не придавал особого значения этому. Только жена морщила носик и брезгливо говорила, когда он приходил с дежурства:

— Опять от тебя воняет хрен знает чем. Говном каким-то собачьим.

На что муж миролюбиво отвечал, вручая благоверной двадцать, а то и тридцать тысяч:

— Деньги не пахнут, дорогая.

Жена моментально добрела и шла на кухню готовить любимое блюдо мужа: имам-баилды.

***

      Хабибуллин завидовал своему другу чёрной завистью и несколько раз упрашивал зампокадрам поменять Адольфа на мухаммедшинского сенбернара. Упрашивал не просто так, а накрывал поляну в ресторане «Космос». Подвыпивший майор внимательно его выслушивал, сыто икал и говорил:

— Нет, не могу. Собственная безопасность заинтересуется. Экипаж можно расформировать только по причине выбытия одного из его членов.

— Какого выбытия? — зло щурил узкие глаза Хабибуллин. — У меня с Адольфом полная несовместимость характеров! Я пристрелю его!

— Ну, смерть там, или выход на пенсию, — пояснял зампокадрам, вытирая жирные губы салфеткой. — А что несовместимость, так в Управлении не дураки сидят. Специально так экипажи подбирались. Это составляющая в борьбе с коррупцией. Будь здоров, Хабибуллин, спасибо что угостил. Ты много не пей, а то я вижу, нервный ты какой-то стал, — майор отрывал свою толстую задницу с мягкого пуфика и шёл неуверенной походкой подвыпившего человека на выход к своей машине.

— Ы-ы-ы! Шайтан! — прапорщик зло ударял кулаком по столику.

Официант испуганно оглядывался на него. Хабибулин ронял голову на стол, и слёзы текли по его лицу:

— За что мне это?! Сенбернара хочу, а не эту немецкую овчарку!

2

      — Вальтер! Вальтер! — кто-то с жаром шепчет Петухоффу в ухо. — Вальтер же! Я знаю, ты живой!

Голос знакомый. Петухофф не в силах открыть глаза.

— Вальтер! Если ты слышишь меня, моргни или пошевелись. Вальтер! — этот кто-то лизнул его шершавым языком в щёку.

Петухофф пытается вспомнить, чей это голос. Голова почему-то ватная, как с похмелья. Он почувствовал лёгкий хлебный запах. Точно! Цыля! Это Цыля! Его кошка породы канадский сфинкс. Многие утверждали, что кожа сфинксов пахнет хлебом. И когда Вальтер Петухофф принёс домой умирающего совершенно голого котёнка, он обнюхал его от кончика хвоста до головы, но никакого запаха не почувствовал.

— Как же так, — недоумевал он в ветеринарной поликлинике. — А говорят что сфинксы хлебом пахнут!

На что ему пожилой врач ответил:

— У неё острый энтерит. Трупом она скоро будет вонять, а не хлебом. И это девяносто девять процентов.

Но Цыля выжила. Вальтер вынянчил её как ребёнка. Не спал ночами. И даже когда она выросла во взрослую, покрытую многочисленными складочками голой кожи, кошку, пахнут хлебом не стала, а тут…

Вальтер опять втянул воздух ноздрями. Хлеб. Вкусный пшеничный русский хлеб. Он пошевелил веками, пытаясь их открыть. Цыля радостно мяукнула и пошла куда-то, громко цокая когтями по линолеуму.

— Сестра! — послышался вдалеке её голос. — Вальтер Петухофф пошевелился. Из комы вышел! Капельницу меняйте и утку принесите!

— Сейчас, — лениво ответила медсестра. — Ходят тут всякие. Даже кошки командуют, — ворчала она.

Спустя час Вальтер уже оглядывался по сторонам, осматривая белоснежную палату госпиталя.

— Цыля, где я и почему?

Кошка сидела у него в ногах в миниатюрном белом халатике.

— Это госпиталь «Принцесса Грейс». Ты оказался в нём из-за того, что пошёл в обгон на девятом повороте, что в тоннеле на трассе Монте-Карло.

— Формула-1?

— Ага. Я тебе сто раз говорила: в тоннеле обгонять нельзя! А ты всё своё гнул. «Риск благородное дело». Твою мать!

— И что теперь? — спросил Петухофф. — Что врачи говорят?

Цыля подползла к лицу Вальтера. Потёрлась об щёку, покрытую щетиной, и замурлыкала.

— А теперь всё будет хорошо. Ты месяц был в коме. Профессор Яволински сказал, что если в течениие суток не придёшь в сознание — станешь овощем. Социальная смерть.

— Спасибо тебе, Цыля, — прошептал Вальтер.

В ответ она опять лизнула его в щёку.

***

      Через три дня заявилась жена. Издавая каблуками дробный стук, она стремительно вошла в палату и принесла с собой мир красоты, радости и хорошего настроения.

— О! Вальтер! Ты пришёл в себя! — радостно воскликнула она и наспех чмокнула его в лоб.

«Как покойника, — подумал Петухофф».

— Это хорошо, а то говорили, что ты можешь остаться, прости, дураком на всю жизнь, — она лучезарно улыбнулась и села, закинув ногу на ногу. — Я тут апельсинов тебе принесла, кушай, поправляйся. Цылечка, отнеси пакет в холодильник, — и она протянула фрукты кошке, которая с недовольным видом унесла их из палаты.

— Что это она такая злая? Впрочем, Цыля никогда меня не любила.

— Наверно, — согласился Петухофф.

— Слушай, Вальтер, пока ты лежал в коме, я встретила человека, ну сам знаешь, жизнь на месте не стоит, идёт своим чередом.

— Догадываюсь.

— Слушай, Петухофф, я же по-хорошему, а ты опять со своими издёвками! Давай расстанемся друзьями!

— Давай, — ответил Вальтер.

— В общем, завтра или послезавтра к тебе придёт мой адвокат бумаги подписать. Ты же помнишь, что у нас брачный контракт заключён?

Вальтер помнил. Как не помнить. Вместо весны, которую сначала привела за руку в палату жена, повеяло стужей. Петухоффу стало зябко и он попросил:

— Цыля, принеси ещё одно одеяло.

Кошка уже глядела на жену с неприкрытой враждебностью.

— А подождать не можешь пока я из госпиталя не выйду? — спросил Петухофф, кутаясь в одеяло.

— Вальтер, понимаешь, тут дело щекотливое, — вздохнула по-бабски жена. — Врачи говорят, что ты опять можешь впасть в кому.

«Сука, — подумал Петухофф и закрыл устало глаза».

— Хорошо, буду ждать твоего адвоката, — тихо сказал он.

— Всё! Приём окончен, — Цыля зло сверкнула глазами. — Ему нужен отдых. Ты утомила его!

— Ну, ладно, Вальтер. Пока-пока! — и стук каблучков стих в коридоре.

3

      Ночное дежурство проходило как обычно. Прапорщик Хабибуллин стоял, широко расставив кривые ноги, и всматривался хищными раскосыми глазками в проезжающие машины. Но никто Правил дорожного движения, как назло, не нарушал. Хабибуллин шёпотом матерился и нервно играл жезлом в руке.

Адольфу надоело валяться в машине и он, не торопясь, вышел. Почесал задней лапой за ухом. Потом подошёл к переднему колесу и сделал на него метку.

— Я тебе сколько раз говорил не ссать на колёса? — зло прошипел Хабибуллин.

— Это наудачу. Примета такая. Не знал? — хохотнул Адольф и уселся рядом с Хабибуллиным.

Его внимание привлекло белое такси. Это был китайский Geely Emgrang с большим рекламным коробом на крыше установленным продольно. На нём красовалась надпись «Яндекс.Такси официальный партнёр».

— Останови его, — попросил пёс.

— Зачем? Скоростной режим не нарушает… — начал было Хабибуллин.

— Да, бл…дь, останови его, тут что-то не так. Лицензию спроси, в конце-то концов! — рявкнул Адольф.

Хабибуллин выскочил на проезжую часть и замахал жезлом. Такси, не обрашая на него внимания, проехало не сбавляя скорости, и обдало грязью, окатив с ног до головы.

— А-ха-ха! Гав-гав! — развеселился Адольф. Иногда он срывался на лай, даже разговаривая с людьми, когда его переполняли эмоции.

— Вот п…дорас! — выругался Хабибуллин и прыгнул в машину. — Догоню — убью!!!

Адольф поспешил за ним. Уселся на переднее пассажирское сиденье и уставился вперёд. Нервно газуя, полицейская «Лада» рванула вперёд.

— Белый Emgrand Яндекс.Такси! Остановитесь у правой части дороги! — прокричал Хабибуллин в громкоговоритель.

Игнорируя это требование, такси нахально увеличило скорость и устремилось по Главному проспекту. Хабибуллин включил сирену и ринулся в погоню.

— Подкрепление? — спросил Адольф.

— Нет, — твёрдо ответил Хабибуллин. — Сами возьмём. Куда он денется, — узкие татарские глаза ещё больше сощурились, превратившись в две алчные, жесткие щелочки.

— Как знаешь, — недовольно ответил Адольф и опять уставился на дорогу.

Расстояние между машинами медленно, но неотвратимо сокращалось. Форсированный двигатель полицейской машины делал своё дело. Но Яндекс.Такси и не думало сдаваться. Не показывая левый поворот, оно лихо свернуло на перекрёстке под красный свет с явной целью вырваться из города.

— С…ука, — прошептал Хабибуллин.

— Я не понимаю, почему название самки собак служит ругательством у людей, — задумчиво сказал Адольф. — Вот если бы я свою жену назвал бабой, то она бы не обиделась.

— Адольф! Заткнись! Ты холостой кобель. И не отвлекай!

Адольф насторожился, наблюдая за манёврами нарушителя.

— На Сибирский тракт хочет выскочить через дублёр, — заключил он. — Зря подкрепление не вызвали — уйдёт.

— Не каркай! — выдохнул Хабибуллин, поворачивая не снижая скорости.

Машина сорвалась в занос. Её развернуло посреди дороги.

— И-и! — взвизгнул Хабибуллин по-татарски.

Так наверно кричали его предки в возмущении, совершая набеги на матушку-Русь.

— Чё ты визжишь? Газку добавь. Выравнивай машину, — спокойно сказал кобель и горестно вздохнул — подфартило же с напарничком.

Справившись с управлением, полицейский продолжил погоню, но разрыв увеличился настолько, что Яндекс.Такси было почти не видно впереди. Хабибуллин утопил педаль газа до пола, выжимая из «лады» пятнадцатой модели всё до последней капли. Машина начала слегка рыскать на заснеженной дороге. Но опять постепенно стала приближаться к жертве. Хабибуллин успокоился. Поимка — дело времени. И это понимали все.

Далее следовал неосвещённый участок дороги. И, хотя это считалось чертой города — городом здесь и не пахло: высокое чернолесье мрачно обступало с обеих сторон на протяжении нескольких километров и скрывало своими кронами даже небо. И не одного столба освещения.

Зачем, когда все автомобили оборудованы фарами?

Внезапно такси пропало из вида.

— Что такое? Где оно?! Ничего не пойму! — заёрзал Хабибуллин.

— Выключил освещение: и фары, и фонари, — пояснил Адольф.

— Но как он видит в темноте? Он что, самоубийца? На скорости 180 км в час освещение выключать?!

— Будь осторожен на поворотах, скорость сбрось, — предупредил его пёс.

Проехали до самого аэропорта.

      Но Яндекс.Такси исчезло, свернув, по всей видимости, в один из многочисленных съездов, пользуясь покровом ночи.

4

      Когда Петухофф вышел через полгода из госпиталя, многое что изменилось. Несколько операций, бракоразводный процесс, кредиторы — сделали своё дело. Благосостояние значительно ухудшилось, если не сказать, стало плачевным. Вальтер жил раньше широко, экономить не любил, да и не умел, что сыграло в итоге злую шутку.

В активе у него осталась только квартирка в Ницце с видом на море, с небольшим, постоянно обгаженным голубями балконом; не первой молодости «мазерати», да Цыля.

Он целыми днями валялся на пляже в задумчивости и смотрел на волны, которые лениво набегали на пляж. Арабы, торговцы орехов в сахаре, уже не обращали на него внимания, так как Вальтер ничего у них не покупал. Тут же рядом с ним лежала Цыля в больших солнцезащитных очках и грелась на солнце.

Однажды она встала, отряхнулась от песка и поскребла лапкой по животу Петухоффа.

— Вальтер, — сказала она, — надо что-то делать.

— Что? — не понял тот и открыл глаза.

— Нельзя месяцами валяться на пляже, — пояснила она. — Деньги закончатся рано или поздно, а их и так немного. Надо действовать. Да и для психики это не полезно.

— Наверно, — пробормотал Вальтер и снова закрыл глаза.

— Не наверно, а точно, — не отступала Цыля. — Вальтер, поехали в Россию к тебе на родину.

Петухофф от неожиданности сел.

— А квартира в Ницце? — спросил он.

— Продадим.

— Там холодно, а у тебя шерсти нет!

— Теплее буду одеваться. У меня много вязанных вещей. Пока ты в госпитале лежал, я время зря не теряла, вязала.

— А что я там делать буду? Врачи запретили заниматься автогонками.

— В такси пойдёшь работать.

— Я города не знаю. Там всё изменилось за несколько лет!

— Я штурманом у тебя буду. Прокладывать маршрут, работать по навигатору. Фигня. Я погуглила. Ничего сложного! — упорствовала Цыля. — Вальтер, надо двигаться вперёд. Забыть плохое и думать об хорошем. Жену уже не вернёшь, да и не надо. Поехали, Вальтер, — Цыля замурлыкала и стала тереться своей бархатистой шкуркой об его бок.

Петухофф задумался поглаживая кошку. Потом резко встал на ноги.

— Поехали.

5

      Это — Geely Emgrand. Белого цвета. Чудо китайского автопрома. Точнее, он раньше был чудом, а теперь кусок дерьма под хорошо отполированной оболочкой с пробегом 200 000 км.

На его крыше установлен пластмассовый короб с подсветкой. На нём красуется надпись «Яндекс.Такси официальный партнёр». На бортах и заднем стекле тоже всё обклеено ненавязчивой рекламой самого лучшего, самого быстрого, самого профессионального и тд и тп, но по сути дела, просто приложения в Google Play Маркете.

— М-да, — сказала Цыля и разочарованно почесала лапкой за ухом. — А что за реклама у него на капоте?

— Природного газа, на котором машина работает, — пояснил дежурный автослесарь. — Метан.

— Это не очень хорошо, — вздохнул Вальтер. — Тупить будет.

— Зато экономия, — ответил слесарь. — Заправился на 300 рублей и хватит на 250 км. Аренда-то немаленькая.

— Да, — согласился Петухофф. — 1700 рублей за сутки — это как в Москве.

— Давай я тебе некоторые нюансы покажу, — сказал опытный слесарь и стал вводить в курс дела новоиспечённого таксиста Вальтера Петухоффа.

***

— А что, салон комфортный, — сказала Цыля, устраиваясь на переднем сиденьи. — Просторно. Обдув тёплым воздухом нормальный. Мёрзнуть не буду.

Она ловко прилепила с помощью присоски держатель для планшета на лобовое стекло, вставив потом и сам гаджет. Запустила программу Яндекс.Таксометр. Настроила. Поставила радиус вызова на максимум, 12 км. Нажала кнопку «СВОБОДЕН».

— Вальтер, я готова.

— Поехали, — ответил Вальтер. — Пристегнись, а то оштрафуют.

Цыля фыркнула, но пристегнулась.

— Поступил новый заказ, — пропел женским голосом Яндекс.Таксометр.

Кошка тыкнула лапкой в «ПРИНЯТЬ».

— Поворачивай направо, — скомандовала она. — 3 км до улицы Московской по прямой никуда не сворачивая.

Emgrand нехотя тронулся с места. Вальтер вырулил на дорогу и рванул вперёд.

— Наконец-то, — прошептал он и утопил педаль газа до пола.

Цыля с сочувствием и любовью посмотрела на него, но ничего не сказала.

***

День выдался напряжённый. Заказы сыпались один за другим. Вальтер изрядно под вечер устал. Даже не столько от дороги, как от пассажиров.

— А-а-а! Мамочка! Какая страшная лысая кошка! — заорала одна студентка, садясь в машину около госуниверситета.

— Ой, какая лапочка! — лезла целоваться другая пассажирка, пьяная мадам, которая заказала Яндекс.Такси из ресторана в Паллас-отеле. — Геша, купи мне такую же, — приставала она к своему кавалеру.

— Потом, Леночка, — отвечал почти трезвый мужчина.

— Ну, смотри какая она милашечка! Геша, погладь её! — настаивала дама.

— Не отвлекайте, — сказал Вальтер. — Она работает.

— Ой, какие мы серьёзные! — надула губы любительница кошек и отвернулась к окну. Но через пару минут опять. — Ой, какая хорошенькая-прехорошенькая! Как её зовут?

И так постоянно. Вот на улице или ещё где, никто бы и внимания не обратил на кошку породы сфинкс, но в такси у них начинались припадки любви или брезгливости. Одним словом — пассажиры.

Наступили сумерки. Ночь легла на улицы города. Снег, лужи, грязь. Фонари отсвечивают на асфальте.

За перекрёстком стоит полицейская машина.

— Менты, — предупредила Цыля.

— Вижу, — ответил Вальтер.

Полицейский встрепенулся при виде такси и вышел на дорогу, показывая жезлом, чтобы Вальтер остановился. Рядом с гаишником находился пёс внушительных размеров. Немецкая овчарка.

— Что ему надо? — удивился Петухофф. — Скорость в пределах нормы. Машин нет. Может проверка какая?

— Не вздумай останавливаться. У тебя личной лицензии нет на право работать в такси. 5000 штраф, — ответила Цыля. — Никакая эта не оперативная сводка. Пёс посоветовал. Я видела, как он что-то гавкнул ему перед тем как мент метнулся на дорогу.

— Ничего себе зрение у тебя!

— Я же кошка, — хмыкнула Цыля.

Вальтер не снижая скорости проехал мимо полицейского. Волна грязи накрыла того с головой. В азиатских глазах ДПСника сверкнула ярость.

Началась погоня.

— Уходим на Сибирский тракт, — скомандовала Цыля.

— Угу.

Но машина ГИБДД не отставала от них. Расстояние сокращалось. Когда вырвались за городом на неосвещённый участок дороги Цыля приказала:

— Выключай всё освещение!

— Ничего не видно будет! Темно хоть глаз выколи! — воскликнул Вальтер.

— Сбрасывай скорость до шестидесяти и слушай меня!

Петухофф послушался. Темнота проглотила машину.

— Вправо! Выравнивай колёса! Влево! Прямо! Держи так! — руководила кошка, всматриваясь в темноту. — Всё. Ушли. Включай фары.

Вальтер включил освещение и выехал на трассу из перелеска.

Далеко впереди виднелись фонари уходящей на полной скорости в сторону аэропорта полицейской машины, стремительно удаляющейся от города.

— Ну, а нам в другую сторону, — усмехнулась Цыля.

6

      У прапорщика Хабибуллина пропал сон. А если он и засыпал, то ему снилось «Яндекс.Такси» белого цвета, которое так издевательски ушло от него.

Хабибуллин стал нервным и раздражительным. Жену он обозвал «собакой», когда она спросила из-за чего он так переживает. На Адольфа вообще смотреть не мог не скривив свою татарскую физиономию, ибо тот был свидетелем его бесславного поражения.

Он даже похудел. Вот как уязвило его самолюбие сие происшествие! Аппетит пропал. Кусок хлеба в горло не лезет. Форма стала висеть мешком. Зампокадрам даже спросил его:

— Ты что Хабибуллин, заболел что ли?

— Нет, — отвечает, —, а что?

— Да ходишь ты, как в штаны насрал, брюки свисают, вот что! — поясняет майор. — Следи за собой.

Хабибуллин зло сузил глаза и заиграл желваками, но промолчал.

А тут ещё этот пёс.

— Смотри, — кричит, — такси едет!

А прапорщик только глаза закрыл и прикумарил. Ночь-то всю не спал, от злости ворочался с боку на бок.

Спросонья, ничего не понимая, выскакивает Хабибуллин из патрульной машины, кобуру пытается открыть. А перед ним проезжает какой-нибудь «Автомиг» или «Три десятки», но никак не «Яндекс.Такси».

А эта псина вонючая ржёт, заливается, хвостом радостно виляет и пригавкивает. Так бы и прострелил башку!

Но как-то раз Адольф разбудил напарника и говорит:

— Яндекс.Такси.

— Пошёл нахрен, — ответил Хабибуллин не открывая глаз.

Была глубокая ночь.

— Посмотри, если не веришь! — гавкнул пёс.

Разлепил Хабибуллин один глаз и зыркнул на дорогу. И тут же, чуть не пробил крышу подпрыгнув.

Издали к ним приближалось по трассе Яндекс.Такси белого цвета.

Оно!

«Сейчас я покажу тебе кто такой Хабибуллин!» — подумал мент и достал с заднего сиденья АК-47.

«Калаши» выдали каждому экипажу в связи с террактами, прокатившимися по России.

Хабибуллин вышел из машины и встал на колено, выцеливая колёса, или на крайний случай радиатор, приближающемуся такси.

— Смотри, опять тот татарин, — сказала Цыля. — Сейчас с колена из «калашникова» по нам вдарит, психопат ненормальный. Разворачивайся!

— Вот зараза! — выругался сквозь зубы Вальтер и, не снижая скорости, развернулся посреди дороги.

— И-и-и!!! — завизжал Хабибуллин и запрыгнул в кабину.

Опять погоня. И опять Яндекс.Такси пытается прорваться на загородное шоссе. Рёв моторов, визг тормозов, заносы на поворотах.

На этот раз Хабибуллин впился, как клещ и не отстаёт.

— Достанет, — говорит Петухофф.

— Нет, — отвечает Цыля. — Как на неосвещённый участок выедем, сразу все фары, фонари выключай. Как в прошлый раз.

Выскочили на дублёр Сибирского тракта. Мент не отстаёт. Вальтер выключил освещение, а что толку?

— Разворачивайся в заносе! — командует Цыля.

Вальтер переключается с перегазовкой на пониженную передачу, жмёт до пола педаль акселератора и резко тормозит.

Машину разворачивает на сто восемьдесят градусов.

— Имитируй таран! — кричит Цыля.

Петухофф направляет Emgrand по встречной полосе в лоб полицейской машине.

— Вот, гады, что творят! — воскликнул восхищённо Адольф.

Фары выхватили несущийся на них седан, и пёс разглядел водителя, вцепившегося в руль, а рядом с ним кошку невиданной красоты.

Она была грациозна, как лань. Без единого клочка шерсти. Как царица она смотрела прямо в морду Адольфу. Сердце кобеля учащённо забилось. Кровь прилила от хвоста в голову и он рявкнул Хабибуллину:

— Сворачивай!

Но тот завизжал в ответ, как кочевой наездник в степи:

— Ииииииииии! Аллаааааа! Иииииииии!

Тогда пёс со всей силы толкнул напарника обеими лапами в плечо. «Лада» вильнула на дороге и на полной скорости вылетела в кювет.

Удар смягчил двухметровый сугроб, в котором зарылась патрульная машина.

Хабибуллин в бешенстве колотился, изрыгая все самые страшные татарские проклятия. Адольф сидел, почёсывая ушибленный бок, а в уме его стоял образ Прекрасной Кошки, и это согревало его собачью душу.

7

Хабибуллин окончательно замкнулся в себе. Он молчал, сверкая узкими раскосыми глазами, вводя в недоумение окружающих. Стал ежедневно посещать ведомственный тир и записался на курсы экстремального вождения.

— Что с тобой? — спрашивал его приятель Мухаммедшин. — Давай пивка после работы попьём.

— Некогда, — коротко отвечал Хабибуллин и шёл после смены на водительские курсы, которые он оплатил из собственного кармана.

Напарник его, овчар Адольф, заметно загрустил. Не из-за того, конечно, что прапорщик перестал с ним окончательно разговаривать, а потому что образ кошки, увиденный им в Яндекс.Такси, постоянно стоял перед его глазами. Адольф печально вздыхал, положив морду на передние лапы, вспоминая величественную и грациозную незнакомку. Взгляды их пересеклись лишь на секунду, но и этой секунды хватило для того, чтобы любовь обожгла его собачье сердце.

Его кореш, сенбернар Ромео, говорил ему:

— Да забудь её. Только страдаешь. Мы по другую сторону баррикады. Она нарушитель, ты мент.

— Не могу, — отвечал Адольф, — как заноза сидит в душе. Снится даже. Мне бы на неё ещё раз хоть одним глазком взглянуть.

Толстый Ромео не понимал такой любви. Когда приходило время он просто шёл в питомник МВД и спаривался с какой-нибудь сучкой, которая текла. Но он уважал своего товарища, и даже немного завидовал его романтизму. Ромео приносил ему гамбургеры из макдональдса и они молча пожирали их, а потом Адольф принимался по-новому тосковать.

***

Во время очередного дежурства Хабибуллину кто-то позвонил. Он радостно вскрикнул.

Дремавший Адольф настороженно приподнял уши. Это было необычно, радостный татарин, который ходил в последнее время мрачнее тучи.

Прапорщик завёл форсированный двигатель, цилиндры которого расточили слесаря за кровные Хабибуллина, и ринулся по ночному городу.

— Ты куда гонишь? — спросил пёс.

— Яндекс.Такси у Центральной гостиницы стоит, — нехотя буркнул полицейский.

— То самое? — ёкнуло сердце у Адольфа.

— Угу, — сощурил свои злые глазки Хабибуллин.

***

Вальтер ждал клиента, который должен был выйти с минуту на минуту из отеля «Центральный».

Цыля, сидевшая рядом, встрепенулась, уставившись вдаль.

— Вальтер, поехали! — быстро сказала она.

— Зачем, — удивился Петухофф, — сейчас же…

— Поехали, тебе говорю! Тот самый татарин нас выследил, сюда гонит!

Петухофф завёл свой Emgrand с третьего раза и стал разгоняться. Кошка нервно заёрзала:

— Он нас догоняет!

— Странно, — говорит Вальтер, — раньше у него на это уходило больше времени. Апгрейд, что ли, сделал?

Цыля промолчала. Она почувствовала — быть беде.

***

— И-и-и! — радостно визжал Хабибуллин.

Расстояние быстро сокращалось. Яндекс.Такси не успевало вырваться из города.

Адольф сидел на переднем сиденье, напряжённо глядел вперёд и тяжело дышал, высунув язык. Он волновался и, из-за этого густой запах псины исходил от него. Хабибулин брезгливо морщил нос.

Противоречивые чувства раздирали душу пса. С одной стороны, он страстно желал увидеть свою возлюбленную. С другой, что может быть тягостнее картины, когда на твоих глазах защёлкивают наручники на нежные лапки кошки, которую ты любишь?

Неожиданно перед такси на перекрёстке вышла старуха согнутая в три погибели. Она опиралась на палочку и уверенно шуровала на красный сигнал светофора. Белый Emgrand затормозил, сорвался в юз, ударился об островок безопасности и завалился набок. Погоня закончилась.

Хабибуллин подошёл к такси.

Водитель был без сознания. Рядом с машиной сидела лысая кошка и смотрела, не мигая, на полицейского. Прапорщик вытащил за волосы водителя через разбитое лобовое стекло и с наслаждением смотрел на него некоторое время. Потом извлёк из кобуры «макаров», снял с предохранителя и выстрелил в воздух. Затем тщательно прицелился и выпустил пулу в голову Петухоффу.

Мент крякнул от удовольствия и навёл пистолет на кошку. И только он хотел спустить курок, как мощный удар в спину потряс его и вывел из равновесия. Хабибуллин не удержался на ногах и упал.

Это напарник его Адолф с разбегу прыгнул своим шестидесятикилограммовым телом ему на спину.

— Ах, ты шайтан, — прошипел татарин, перевернулся на бок и выстрелил во пса.

Второй выстрел он сделать не успел. Подъехала другая патрульная машина в которой находились Мухаммедшин и сенбернар Ромео.

Ромео с несвойственной ему ловкостью выпрыгнул из машины, в два прыжка покрыл расстояние, разделявшее его и Хабибуллина и сомкнул челюсти на запястье правой руки, в которой был пистолет.

***

— Знаешь, что, Хабибуллин, — сказал зампокадрам, — сдай прямо сейчас значок, удостоверение и табельное оружие. Прямо сейчас положи на стол.

— Как, — ошарашенно ответил Хабибуллин, — собственная безопасность оправдала меня, поступил правильно, оборонялся. А в Адольфа попал случайно.

— Слушай, Хабибуллин, — поморщился майор, — я же знаю кто и как оборонялся. Что ты мне заливаешь? И меня не это беспокоит.

— А что?

— Иди сюда, — зампокадрам прошагал к окну.

Прапорщик подошёл.

— Видишь? — отодвинул штору майор.

Во дворе Управления сидело несколько десятков псов, служивших в ГИБДД. Они следили за входными дверями, явно ожидая кого-то.

— Ты думаешь кого они ждут? — спросил зампокадрам и сам же ответил. — Тебя.

Майор вернулся за стол и устроился поудобнее в своём кресле.

— Стрелять в своего напарника — это не правильно. Тебе ни псы ни люди этого не простят. А нам зачем скандал? Как журналисты напишут: «Сотрудник полиции был разорван служебными собаками…» А нам это нужно? — майору был неприятен этот разговор. — А так ты уволен, и всё. Уже бывший сотрудник полиции. Пиши заявление прямо сейчас.

— А если не напишу, — стал злиться Хабибуллин.

— Всё равно уволим, — цинично заявил зампокадрам. — Но, как говорится, с треском. А может, и того похуже. Дорасследование проведём.

Здание Хабибуллин покинул через бомбоубежище. В этот же день сгрёб ничего не понимающую жену в охапку и уехал в Крым.

***

— Я тебе Педигрипал принесла, — первым делом услыхал Адольф, как открыл глаза.

Перед ним сидела Цыля в белом халатике. В палату проникали лучи утреннего солнца и её бархатная шкурка на мордочке блестела.

— Спасибо, — ответил Адольф. — Ты долго ждала пока я проснусь?

— Я уже привыкла, — грустно усмехнулась кошка, — сначала Вальтера выхаживала, теперь ты лежишь в госпитале, — Цыля нагнулась и поцеловала его в нос.

— Да, — печально сказал пёс.

Но на душе у него было хорошо.

Когда Адольф вышел из госпиталя, то они часто посещали могилу Вальтера Петухоффа. Они сидели рядышком, хвост к хвосту, и сердца их бились в унисон.

А внизу по Волге плыли корабли, и казалось, что они приветствуют своими гудками большую любовь Адольфа и Цыли, и упокоенного бывшего пилота Формулы-1.

барон Мюнхаузэн , 11.04.2016

Печатать ! печатать / с каментами

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

Призрак Веснушки, 11-04-2016 12:22:06

скаска

2

fatleff, 11-04-2016 13:01:52

2 нахъ

3

fatleff, 11-04-2016 13:03:21

кошки, собаки, лубофф.

4

Rideamus!, 11-04-2016 13:29:14

Хабибуллин, новерно, крымский татарин был, гад
плаколъ...

5

Диоген Бочкотарный, 11-04-2016 14:58:57

5+

ОЧЕНЬ ХОРОШО.

Пиши ищщо.

6

Бобр, 11-04-2016 15:17:48

гдето видел я такие азхуительные провода, кошки, сабаке разговаривают.... до имам баялды дачетал, дальше не смог, не обессудь

7

Москаль, 11-04-2016 15:37:37

Жена моментально добрела и шла на кухню готовить любимое блюдо мужа: залупу дикого осла в соусе из волосни манула.

8

Каталонец, 11-04-2016 15:44:36

Гонщега жалко, а также жаль что татарина -пидара псы не разорвали

9

Москаль, 11-04-2016 15:48:53

Он почувствовал лёгкий древесный запах. Точно! Цыля! Это Цыля! Его тумбочка породы канадский клён.

10

Диоген Бочкотарный, 11-04-2016 15:49:58

ответ на: Каталонец [8]

Таки, да. Тотарена надо было того. Ибо, нехуй.

11

Москаль, 11-04-2016 15:51:56

креас нечё кстате..6*

12

ЖеЛе, 11-04-2016 17:13:48

а для дебюда не дахуйяле афтар вывалил?...

13

ЖеЛе, 11-04-2016 17:34:03

недохуя...

14

ЖеЛе, 11-04-2016 17:34:12

хароший роскасс...

15

ЖеЛе, 11-04-2016 17:34:44

пешы есчо, афтар...
токо на других рисурцах он называеццо "адольф и цыля"...

16

Аз есмь Еремий Потапович, 11-04-2016 17:35:53

суга, как правый указательный-то устал...

17

Ethyl, 11-04-2016 17:57:33

Норм.
Вроде и не дебют

18

Сирота Казанский, 11-04-2016 19:08:25

Зоебись, звездей тырцнул. Пеши исчо.

19

alena lazebnaja, 11-04-2016 21:33:31

Читала раньше. Хороший рассказ.

20

бомж бруевич, 12-04-2016 01:24:07

лень, знаете ли

21

Бедуин, 12-04-2016 09:09:37

ответ на: Аз есмь Еремий Потапович [16]

>суга, как правый указательный-то устал...

чой-ты ты им творишь?

22

maks, 12-04-2016 21:21:01

Нахуя Хабибуллин? Надо было фамилию  ислямов

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«Минут пять я блюю, всхлипывая и прерывисто дыша в перерывах между позывами. Блюю самозабвенно и страстно, выворачиваясь до самого дна. До немых, задыхающихся движений лица. Мне вспоминается виденная сегодня утром умиравшая рыба на горячем асфальте, возле рынка. Наверное, сейчас у меня такие же глаза...»

1

«Опять за своё, старая кошёлка… Когда ж ты сдохнешь? – и добавило длинную непечатную фразу. Из неё можно было заключить, что бабка появилась на свет в результате совокупления старой козы и ферганского ишака, страдающего кожными заболеваниями.»

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2017 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg