СЕКС ВИДЕО
Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

Правельная Дюна. Глова шыстая, паследняя нах!

  1. Читай
  2. Креативы

Мудо’Ёб. Ты крупно лоханулся, Вован.
Барон. Как же так, на хуй?!
Мудо’Ёб. Потому что ты лох! И всегда им был!
Прынцесса Ирка,
«Мой друг Владимир Харконнен»



Ночью, давеча ночью — ой, мне малым-мало спалось да во сне привиделось всякое хуй пойми что. А привиделось мне, фтыкатели, что явился ко мне покойный Фрэнк Герберт собственной персоной и говорил человеческим голосом: «Ну и хули ты мою пиздатую книжку так помоишь, а? Я, понимаешь, старался, дрочил бумагу и мозг свой хуй знает сколько времени, хуяря такую заёбистую, понимаешь, ссагу, и всё такое… А ты, сцуко, взял и крео моё отпидарасил. Не по-пацански как-то, в натуре…» И ответил я ему: «А ебись ты конём, мудило! Щас, блять, время такое: все друг друга на хуй посылают и креативы друг другу пидарасят. Ибо нехуй. Нынче копирайт не в моде — постмодерн у нас в ходу. И ниибёт. Канец Времён, ёпт… Да и с чего ты взял, что с тобой надо по-пацански? Какой ты, фпизду, пацан? Ты пендос. А посему — ступай-ка ты к себе, бабайка хуева, тебя, бля, уже пиздец как заждались, сковородка, на хуй, остывает». И съебалсо призрак в ужоснахе.
Ну а пока я воевал с тенями прошлого, Павел готовился к войне со вполне реальным противником. Он стоял на скале под дохуязвёздным небом ночной пустыни и пиздел:
— Вижу, бля, вижу!
— Хули? — поинтересовались семейники.
— Вижу, что над нами сейчас до пизды карабелей Гильдии. Все Дома, и авторитетные, и чмошные, явились на замес. Ждут, пока Гильдия даст им разрешение на посадку… Во, кто-то спускаеццо. Это, бля, сам амператор, беспезды, и с ним ебучий барон Харконнен. Ну, пора и нам на замес.
И Павел отправился в свой лагерь, где объявил высшую степень боеготовности.
Фримены, уже заждавшиеся битвы, точили перья, проверяли амуницию и напоследок выгуливали своих боевых червей. Гена Хохлаков с отрядом «Бойцовых Котегов» отправился на заранее определённое под засаду место. Алка, давно обнаружившая страсть к военному делу, уебала со своей отдельной ротой шахидов для диверсий в тылу противника. А Павел в своём шатре тем временем переоделся в чистый спортивный костюм — для боевого удобства.
— Вот, надень ещё кожанку и тёмные очки, — говорила ему Джессика. — Пусть враги видят, что ты Избранный.
— Да какой, на хуй, «Избранный»? — удивился Павел. — Все «избранные» ещё 15 тысяч лет назад на мыло пошли.
— Ну тогда сними очки и надень, вот, вязаную шапочку, — сказала Джессика. — Пускай думают, что ты быдло — и боятся!
— Только барсетку не забудь! — добавила Чуйка.
— Ох, и подзаебали вы меня, девужки, — шутейно заворчал Павел. — Вот брошу на хуй всё — и съебусь.
— И куда же ты съебёшься? — хитро спросила Чуйка.
— А в Гильдию, — ответил Павел. — В навигаторы подамся. А хули? Рассекаешь себе по космосу — и фсё похуй! Чё хочешь, то и делаешь. Захотел — туда полетел, захотел — сюда. Никто не обламывает: мусоров-то нету ни хуя, ещё с прошлого Джихада… И всё время под кайфом!..
Выйдя из шатра, Павел заметил ухудшение погоды.
— Ну как, Пашо, готов к бою? — спросил его Сидор. — Не жим-жим?
— Нихуя, торокан не ропщет! — ответил Павел.
— Пора бы уже нам наступать, — продолжал Сидор. — А то буря скоро.
— Вот пад бурей, сцуко, и пайдём! Ани этова нихуя не ажыдайут. «Война — это путь наёбок», — процитировал Павел из «Вор-Крафта».

К этому времени амператорские сардаукары вместе с солдатами Харконненов уже полностью выгрузились из лихтеров и обосновались в Арракине и её окрестностях, ограждённых кольцом скал. А сами амператор с бароном, вместе со всеми своими семействами, нахлебниками, лизоблюдами, блядями — простыми и из Бене Гессерит, — финансовыми агентами, представителями Космической Гильдии и прочей ёбаной богемой с понтом заняли арракинский замок.
— Не надо шутить с войной, блядь! — внушал барон амператору, зная не понаслышке о боеспособности фрименов. — Здесь другие ребята! Саддамка (кликуха амператора — авт.), твоих сардаукаров тут порвут на части, блядь! Это ж фримены, блядь, — они ни хуя не боятся, даже боевых петухов, блядь…
— Иди на хуй, уёбище толстое, — устало отмахивался амператор. — Из-за твоей ёбнутой политики Пряность уже несколько месяцев, как полностью перестала поступать с Арракиса! Куда она вся делась? Это не ты её спиздил, сука? Вся Империя на дыбах, навигаторы на ломах, мне курить нехуя — пиздец, одним словом! И всё из-за тебя, гондон! Да ещё этот Мудо’Ёб!..
— Ваше Величество! — обратился тут к амператору какой-то сардаукар. — Мы тут девку поймали. Она писала на заборах похабные слова в Ваш адрес и прилюдно ссала посреди улицы.
— Введите! — приказал амператор.
Сардаукары ввели бухую в жопу, но вместе с тем очень привлекательную и развязную молодую особу.
— Это помощница Мудо’Ёба по особым поручениям, — пояснил кто-то. — Её погоняют Алка-Торпеда.
— Девушка, — ласково обратился к ней амператор, — зачем вы ссали посреди улицы и писали про меня нехорошие слова?
Алка сблевала на пол и обдала всех отборным бичёвским матом. От её реченья в воздухе установился перегарно-плановой маяк такой густоты, что, без пизды, впору было впускать гильд-навигаторов.
— Мой братан вас всех в жопу выебет, блясцуконах, — заявила Алка. — Пездетс вам фсем!
— А кто твой брат? — спросил амператор.
— Мой братан — Пашо Мудо’Ёб, настаящей падонак! Он жаждет мести и уже идьот суда, нах! Фсем песдетс!
— Паша Мудо’Ёб? — переспросил амператор. — Почему он жаждет мести?
— Бля! — запиздел барон Харконнен. — Паша Мудо’Ёб — это же, в натуре, Павел Атрейдес! Как я сразу не догадался! Он жив! А она, — он указал своим корявым пальцем на Алку, которая к этому времени уже громко храпела, лёжа на полу, — она — его сестра! Её надо уебать, пока не поздно!
— Да не пизди! — отмахнулся амператор. — В пустыне сейчас буря. В ближайшее время нам ни хуя не угрожает…
Но в этот миг всю Арракину озарила ослепительная вспышка: Павел взорвал ядрёную бомбу, чтобы пробить брешь в ограждающей город скальной стене. Когда после взрыва всё улеглось, в получившуюся брешь вместе с порывами песчаной бури ворвались отряды фрименов верхом на червях. Впереди всех нёсся Павел на своей вороной Эпической Силе. Сардаукары и харконненские солдаты устремились им на встречу, но встретили только лишь свой пиздец: черви, выкаблучиваясь по песку, давили всех на хуй своими невъебенными организмами. Но пока фрименская кавалерия пиздила авангард врага, враг глубоко в тылах сосредотачивал свои резервы.
Немногочисленные оставшиеся в живых после фрименской кавалерийской атаки харконненцы и имперцы отошли назад, на каменистые почвы, где использовать обычных червей было затруднительно, и соединились с подкреплениями. Тогда фримены соскочили со своих червей, принимая приглашение к пехотному бою, и бросились вперёд. Харконненские и амператорские полки тоже пошли в атаку, схлестнувшись с фрименами во встречном бою. Началась аццкая сеча.
Но в этот момент свежие резервы сардаукаров уже неслись к месту пиздилова, намереваясь нанести фрименам сокрушительный удар в правый фланг, где у тех была, как будто специально, очень небольшая плотность боевых порядков. И вот, когда этот опизденительный удар уже казался неизбежным, над полем боя вдруг пронеслись какие-то тени. Это были небольшие, предельно облегчённые черви, способные действовать даже на самой жёсткой и твёрдой почве, — разогнавшись в открытой пустыне, они выпрыгивали из песков и перелетали через скальную стену подобно дельфинам, хуяря прямо в тыл сардаукарским резервам и быстро их уничтожая. На спинах своих эти черви несли, как фтыкатель уже выкупил, отряды «Бойцовых Котегов», возглавляемые Геной Хохлаковым. То была беспезды Куликовская битва!
От такой неожиданной атаки у сардаукаров и харконненцев резко упали показатели морали, удачи, маны и здоровья, так что фрименам вместе с «Котегами» не составило труда их отпиздить. Остатки харконненских и имперских войск отходили в Арракину, навязывая бой в городских условиях, и «Котеги» с фрименами весело их преследовали, защищённые от говномётов противника силовыми щитами и личным похуизмом.
«Бойцовый Кот вас всех в рот отъебёт — и ниибёт!» — орали «Котеги» свой девиз, наступая.
Скоро буря улеглась, а битва была кончена. Потери фрименов и «Котегов» оказались минимальными. Павел дал им три дня на разграбление города, и они на радостях отжигали вовсю: отпиздили всех птушников, отъебли всех гессериток и выставили местный филиал «Гильд-Банка». А Павел тем временем готовил свой страшный штопездец суд над поверженными врагами своими.

— Они идут сюда! Уже идут! — суетился барон Харконнен, ища, куда бы съебаццо. Съёбываться было некуда: барон и амператор, полностью лишившись вооружённых сил, беззащитно сидели со всей ебучей богемой в главном зале арракинского замка, ожидая своей хуёвой участи.
— Ой! — вдруг вскрикнул барон, ощутив неприятность в районе очка. — Что это?
— Теперь ты познакомился с торпедой Атрейдесов! — заявила Алка, уже ни хуя не спящая, а стоящая у барона за спиной. Она несколько раз провернула в жопе барона что-то твёрдое, и барон взвыл от боли.
— Что за нахуй? — не понял он.
Алка резко вытащила из харконненской жопы своё орудье и показала его барону.
— Узнаёшь? — спросила она.
Барон узнал бы этот предмет из тысячи. Это был стандартный деревянный член 19x5, из тех, торговля которыми традиционно составляла основную статью доходов харконненского Дома.
— Только смазан он не салом, как ты, наверное, подумал, — продолжала Алка, — а штопездец болезненным йадом. Фсё, можышь падыхать.
И барон впал в долгую агонию, что, впрочем, никого особо не расстроило.
В этот миг двери в зал распахнулись, и в окружении своей верной свиты вошёл Павел.
— А я-то уж думала, что ты совсем не придёшь, — заявила ему Алка. — И мне придётся самой их всех страпонить.
— Не сцы, сикуха, — попреведствовал ейо Павел. — Русские на войне своих не бросают.
Он с гордым видом подошёл к трону, пинком согнал с него амператора и сел сам.
— Каво йа вижу, сцуконах! — с лыбою протянул Павел. — Галина Еленовна, старая блядь! Ну щемись сюда, Мухоёбова, будешь мне пятки чесать. Давай-давай! Во, правильно, теперь чеши. Эй, халдей! — обратился Павел к представителю Гильдии. — Ну-ка, сбацай нам чаво-нибуть на раяле, а то скучна што-та…
Гильдиер, чуть не обосравшись со страху, сел за рояль и стал усердно пиздячить «К Элизе». Павел продолжал:
— Кароче так, блядь, нахуй. Я тут теперь самый главный пахан — и ниибёд! Несагласные есть?
Таковых не нашлось.
— Зоебись, — продолжал Павел. — Теперь, сцуко, амператор, фтыкай сюды. Ща ты мне, сцуко, передаёш фсю власть, фсе ништяки, кантрольный пакет акцый этаво, как иво… ну, в опщем, ты понял… Хуёво, сука, чешешь! …А я за это, можыт быдь, защищу тебя от Алки и ейо баивова страпона. Пайдёт? А будишь, педораз, чудить — хуй вам фсем, а не Пряность. Йа-то знаю, где ана лежыд — и магу в любой мамент фсю ейо фзарвать нахуй. Иле, скажым, запомоить ссакой. Ну чо, сагласен?
— Согласен, — устало сказал амператор.
— И ещё, — продолжил Павел. — Нам вазвращаеццо Колдоёбина, а Дом Харконненов распускаеццо нахуй. Всё равно барон уже сдох. А столицо Ымперии переносиццо, блять, на Арракис, ниибацца. Я туд жить буду, как новый амператор.
— Хорошо, — сказал амператор старый.
Тут из толпы вырвался Савка Хватов.
— Товарищ герцог… то есть, амператор, не велите казнить! Я раньше не знал, что вы живы! Я пидарасам Харконненам служил только для того, чтобы им нагадить, сука буду! За время службы им я столько всего у них переломал и спиздил, что пиздец! И всё из верности вам, мой герцог… то есть, амператор. Предателем Атрейдесов я не был никогда! А теперь пусть меня расстреляют!
— Да ладно, нештяк, Савка, — сказал Павел. — Я тебя никогда и не считал предателем. Всё нормально. Хочешь — возвращайся к нам.
— К сожалению, я не могу, — ответил ментат. — Скоро мне и так пиздец. Кажется, уже сейчас… Да, точно. Прощайте, мой герцог, я всегда был верен вам.
И Хватов рухнул замертво. «Передоз», — констатировал кто-то.
Тут бывший амператор заметил:
— Товарищ Мудо’Ёб! Для придания законности всему, о чём сегодня были достигнуты договорённости, вам бы следовало поджениться на одной из моих дочек, скажем, на Ирке. Чисто формально, для официоза…
— А вот уж хуй! — вдруг донеслось из глубины зала. Все уставились в сторону, откуда это донеслось, и увидели автора высказывания. Это был Федька.
— Я долго терпел, — сказал он. — Когда злоебучие «Котеги» поймали и опетушили Ромку — я терпел, ибо Ромка — гондон, туда ему и дорога. Когда пизданули ебучего барона, я даже обрадовался — ведь теперь я займу его место. Даже когда распустили Дом Харконнен, я терпел — в конце концов, всё это суета сует. Но когда собрались прынцессу Ирку, на которую я столько дрочил, отдать не за меня, а за непонятно кого — я не сдержался! Я больше не могу этого выносить, блядь!
— Чё-то я ни хуя не догоняю, — сказал Павел Федьке, расстёгивая ширинку. — Поиграй-ко на этой флейте, ога. Хули тебе надо-то, баклан? Прынцессу Ирку, что ли? Или чё?
— Атрейдес! — громогласно заорал Федька. — Выходи на бой, коль не ссышь!
Павел задумался.
— Во мне борются два начала, — сказал он сам себе. — С одной стороны, я по жизни вор, так что биться с пидорами мне должно быть западло. Ведь Харконнены — известные пидарасы, потому что — каклы…
— Что? — поражённо воскликнул Федька. — Откуда ты узнал древнейшее имя нашего Дома? Впрочем, неважно. Выходи на бой, кацап!
— …С другой стороны, — продолжал Павел, — я падонок, а значит — похуист. Так что атпиздить какла мне беспезды можна, даже пачотна… Эх, была ни была! Держи меня семеро!
Павел поднялся с трона.
— Осторожно, Паша, — зашептал ему Гена Хохлаков. — Федька — он, сука, опасный! Он владеет кун-фу в стиле Йобаного Попугая и знает боевой гопак!
— Да похуй, — отвечал Павел.
— Внимание! — предприимчиво зашумел Сидор. — Только сегодня и только здесь! Школа Одноглазого Удава против школы Йобаного Попугая! Чьё кун-фу сильнее? Делаем ставки!..
Павел приблизился к Федьке. Тот самоуверенно оглядел его и вдруг рванулся вперёд. Все ожидали, что он применит какой-то изысканно-опасный приём кун-фу, но Федька начал с самого страшного оружья своего — с боевого гопака. Намереваясь нанести сокрушительный удар, тот самый, которым можно выбить мечи из рук сразу двух противников, Федька высоко подпрыгнул, широко расставив ноги. Павел в ответ на это странное движенье чуть присел и, мысленно пожав плечами, ёбнул Федьку по яйцам. Федька, словно мешок с говном, рухнул на пол, скуля от боли и корчась. Павел принялся пиздить его ногами. «Какие злые страсти овладели мною! — хитрожопо хрипел избиваемый Федька. — Им волю дав, я сильно накосячил! Теперь я каюсь! Благородный Павел, простим друг другу прежние обиды!..» «Хуй тебе, какол ебаный!» — заявил Павел и ёбнул Федьку в висок, уняв того навсегда. Затем Атрейдес вернулся на трон.
— Вот и пиздец, — сказал он. — Эй, халдей! Хватит грусть всякую пиздячить. Давай весёлое чё-нить, душевное.
— Что сыграть-то? — на измене вопросил халдей.
— «Мурку», блядь! — заявил Павел.
И халдей вновь принялся дрочить клавиатуру рояля, извлекая из него звуки древнего романса.
— Ну-с, теперь можно и женихаться, — сказал Павел. — Которая тут Ирка? Вон та, которая на лошадь похожа?
— Не, это Ксюха, — ответил Гена. — Ирка — это вон та блондиночка, такая задумчиво-ебабельная.
— Да, вижу, — сказал Павел. — Нормальная пелотка. Поибаццо можно.
— Уж я тебе поебусь! — сунула Чуйка свой кулак Павлу под нос.
— Да шучу я, — сказал ей Павел. — Я тебя ебать буду. А на Ирку я даже дрочить не стану, хоть она мне будет и законная жена. Говорят, у неё литературные амбиции? Вот и заебись, пусть себе креативы хуячит — это заменит ей ёблю. И ни хуя она от меня не дождётся, кроме КГ/АМов. И ниибёт!
— Не ссы, Чуйка, — подбодрила её Джессика. — Они, Атрейдесы, хоть налево и ходят время от времени, но ебут, в основном, всё же нас. Так что за Ирку не думай особо — она хоть и хороша, и в Бене Гессерит ёбле обучена, но у тебя всё равно сиськи больше!..


Пиздец!

ВШМ , 08.10.2008

Печатать ! печатать / с каментами
Камрады, сайт очень нуждается в вашей помощи. Если можете, поддержите нас. Наши реквизиты вот здесь. Заранее большое вам спасибо.

Ваша помощь

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

Pory4ik, 08-10-2008 17:06:16

jg

2

Ком, 08-10-2008 17:06:30

ааааааааа

3

ЖеЛе, 08-10-2008 17:06:57

кг/ам...

4

Елдозавр, 08-10-2008 17:11:51

наконец то аффтар высрался окончательно! не пеши больше!

5

Хохлоеб, 08-10-2008 17:14:42

- «Хуй тебе, какол ебаный!» — заявил Павел и ёбнул Федьку в висок, уняв того навсегда.
ЕБАТЬ ХОХЛОВ ЕБАТЬ! ЕФФТАРУ - ЗАЧОТ! ХОХЛАМ - ХУЙ И НИИБЕТ!

6

распездяй, 08-10-2008 18:39:22

дюна-хуюна
дочетаем однако

7

isp@netz, 08-10-2008 18:40:47

Аффтар, давай продолжение - там книг у Херберта про Дюну до ..уя !!

8

распездяй, 08-10-2008 18:49:15

Пиздец! (с)
============
во истину песдетс!

9

распездяй, 08-10-2008 18:54:20

Аццкий афтар! По сознанию он контркультурнее вас! или нас? хз
пеши исчо кароче, автар, буду тибя четать

10

Аффтар, 08-10-2008 20:20:12

Явился ко мне покойный Фрэнк Герберт собственной персоной и говорил человеческим голосом: «Ну и долбойоп, ты аффтар. И заебал фсех уже".
Я заплакал от того, што долбойоп и отрубил сибе пальтсы.

11

Topal, 08-10-2008 22:37:40

Про Йбоного папугая панравилось. С натуры битва куликовская.

12

Тот ищо уебан, 08-10-2008 22:56:56

После перваго монолога Павла съебалсо в ужасе...

13

Лысый бык, 09-10-2008 12:36:16

аффтырь блять во мне борюццо 2 начала с одной стороны идея неуйовая а с другой ты оригенал облажал блять а я под этот оригенал с людку в кено в децтве мацал.

14

Ulisses, 12-10-2008 19:50:01

Аффтару пачот и рукоподаем. Читал нах ф хабзайке перваисточник 11 кник. Аффтар лучче напесал.

15

С, 13-10-2008 12:50:40

Кул Вахад !

16

ФСЁПОХ, 14-10-2008 14:54:11

Кудагский джалеб! Аффтар, нехило кончил!

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«У меня на работе бухгалтерша есть. Шариком зовут. Вернее, я вообще ниибу как её зовут. Шарик и Шарик. Ты в боулинг играла? Шары там видела? Вот вылитая наша бухгалтерша: круглая, лысая, и три дырищи на ебальнике: глаза и рот. Она вчера из отпуска вернулась – мы всей конторой охуели: волосищи до пояса!»

1

«- А, может, про пидорасов…? – неуверенно предложил кто-то из темного угла.
Члены комиссии дружно достали бумажные пакетики и поблевали.
- Или про сиськи…? – добавил тот же голос.
Члены комиссии дружно сунули правую руку в карман и подрочили.»

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2018 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg