Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

ПАУТЕНИ

  1. Читай
  2. Креативы
- Если сложить двести тридцать один и шесть миллионов четыреста две тысячи...

- Перестань! Это скучно, Павлик! - Надя старательно водит пальцем по экрану телефона, по которому бегут и лопаются цветные шарики. - До школы ещё три недели, успеет надоесть.

- Да не будет школы...

- А, ну да! Но всё равно с телефоном играть интереснее, чем эти твои цифры. И это... Говорят, старшеклассники уроки вести будут.

- Им не до того, ты что! - Павлик отвлекается от своей математики и поднимает голову. Маленькие глазки за стеклами очков смотрят серьезно. Он с раннего детства такой: серьёзный, немного упертый и готовый спорить. - Всех старше шестнадцати направили на системы жиз-не-о-бес-пе-че-ни-я!

Он поднимает вверх палец и раздувается от важности. Слово сложное, хоть по слогам произнёс, а правильно.
Павлику девять без месяца, сестре - двенадцать. Она старше, следовательно, умнее. По крайней мере, сама так считает.

Надя пожимает плечами, не отрываясь от экрана:
- За своими взрослыми ухаживать некому, а они дурью маются.

- А как за ними ухаживать? Лежат и лежат, - тихо отвечает Павлик.

Неделя после эпидемии прошла быстро. Да и не поймёшь - болезнь это или применение какого-то оружия? Интернет и связь не работают, электричество, хоть и с перебоями, но есть - остаётся играть в шарики, если успеваешь зарядить трубку. Родители сейчас лежат на своей кровати в спальне, маму дети дотащили с кухни сами, а вот с отцом пришлось повозиться, звать соседского мальчишку. Втроём доволокли, и - туда же, на кровать.

Главное, что все они живы. Дышат. Что-то вроде глубокого обморока. Павлик сказал умное слово "летаргия", он начитанный. Может, и летаргия. Обежав одноклассников, Наде удалось выяснить: так везде. Взрослые просто полегли, где пришлось. Хорошо, всё было поздним вечером, почти все дома. На улицах попадались машины, уткнувшиеся в стены, столбы, иногда заехавшие в витрину магазина или впритык с чьим-то подъездом. Тоже понятно: кто был за рулём, там и остался.

Все старше восемнадцати превратились в бессмысленные, сопящие во сне куклы.

Егор из второго подъезда сказал, что за городом разбился самолёт. Вроде как, кто-то видел, другим рассказал, а они уже ему. Но точно никто ничего не знает.

Вот и старшеклассники эти, которых якобы кто-то куда-то направил - просто бред или правда? Неизвестно.

Вечерами страшно: под окнами ездят машины, из них гремит музыка. Когда по одной, когда и три-четыре подряд. Говорят, банды ездят. Кто их знает, опять же...

- Надя, а что дальше будет? Ну что?

Сестра откладывает телефон в сторону. Как же он надоел уже! Раньше с ним хоть мама возилась, а теперь всё на ней. На старшей. Павлик иногда заходит в родительскую спальню и обнимает маму, плачет. Один раз так и заснул, у неё под боком. Утешить его нечем: если никто не знает, то уж Наде откуда?

Может, напугать его как следует, отвяжется?

- Мне Мишка из девятого бэ рассказал, что дальше будет. Я его в магазине встретила, когда за соком ходила.

Молоко в холодильниках скисло, так все и едят печенье, соком и колой запивают. Взрослые отделы с выпивкой стоят почти нетронутые, редко где бутылок не хватает, а обычную еду растаскивают. Кто постарше - варят что-то, а мелкота, вроде них, на вредной ерунде.

- И что Мишка? - жадно смотрит на неё Павлик.

Надя чувствует прилив фантазии. Что-что, сейчас сочинит на ходу, мало не покажется.

- Он сказал, это заговор. По всей Земле так: взрослых отключили, а нами, детьми, скоро займутся. Ты же видишь - свет иногда дают? Вода в кране есть, хоть и напор слабый. Это чтобы мы не умерли. А скоро они появятся и тогда...

- Инопланетяне, да? - Павлик поправляет очки, уморительно серьёзный и сосредоточенный.

- Нет! - Надя быстро перебирает варианты. - Не они. Это - соседи. Маленький народец - эльфы там, феи, лешие всякие. Они долго-долго прятались, а теперь решили напасть.

- А почему - сейчас?

- У них новое заклинание появилось. - Сестра понижает голос до шёпота. - Паутени называется. Его придумала великая злая фея Ганимора. Это как паутина, но из теней, размером на всю планету. Как платок на глобус накинуть - представляешь?

Павлик зачарованно кивает.

- Взрослые немного поспят. Недели две, кто-то и меньше, а потом встанут уже слугами маленького народца. А нас, детей, они уже сами заставят слушаться.

- Неделя прошла... - пищит Павлик. Лицо у него бледное, только на щеках выступили от волнения пятна.

- Ну вот. Значит дней пять ещё потерпеть. Или семь. А потом новая жизнь начнётся. Правда, придётся служить этим всяким лешим и домовым, но это не страшно. Они народ древний, мудрый, плохого не скажут. Наоборот, теперь ни оружия не будет, ни войн, круто же!

- А если я не хочу никому служить? - упрямо спрашивает Павлик. - Тогда что?

- Тогда тебя съедят, братец! - нарочно противным голосом говорит Надя и начинает смеяться. Гадко и громко, словно каркает.

- Замолчи! Замолчи! - вскакивает Павлик и пытается закрыть ей рот рукой. Сестра отбивается, сперва в шутку, потом начинает бить его изо всех сил. Павлик, кажется, сходит с ума - он кидается на неё, неумело, но больно тыкая кулаками куда попадёт.

Надя выбегает из комнаты, прихватив телефон, и запирает дверь снаружи. Дом старый, не только высоченные потолки и их шестой этаж на уровне обычного десятого, но и двери мощные, деревянные, с замками. Вот она ключ и поворачивает, посмеиваясь над глухими ударами с другой стороны.

Далеко внизу, под окнами, раздаются ухающие звуки, ритм, созданный скрежетом. Нравится же кому-то такое слушать!

Сзади раздается тихий шорох, едва слышный сквозь музыку снизу. Надя поворачивается на звук, и телефон выпадает у неё из руки. В дверном проеме, ведущем на кухню, стоит сгорбленный старичок ростом сантиметров пятьдесят. Волосы седые, клочьями, борода до пуза. Наряжен в цветастую рубашку и штаны, как из мешковины. Обут почему-то в лапти - она такие только в музее видела, народных промыслов. В пятом классе на экскурсии.

- Ты чего, кукла говорящая, о нас правду рассказываешь? - неожиданно зло интересуется старичок. Голос у него тонкий, визгливый.

- Ты кто? - оторопев, спрашивает Надя.

- Домовой я, не видно, что ли! - фыркает гость. - Живу я здесь. Так чего разглашаешь, ребёнок?

- Да я всё придумала же... - теряется Надя. Она приваливается спиной к запертой двери, в которую уже не стучит брат. Устал, наверное. - Так, из головы...

- Дура ты, клянусь Паутенью! - ворчит домовой. - Но это не новость. Жрать лучше давай, ты ж за хозяйку нынче?

- Соку могу... - с трудом соображает девочка. - Рулет есть. Шоколадный.

- Что за дрянь вы жрете! - негодует старичок и взмахивает рукой. Из цветастого, красного в синие и зелёные полоски рукава вылетает несколько мышат, с тихим писком они падают на пол и начинают разбегаться. - Лови полевок, дурища! Суп варить будем.

Надя в ужасе нащупывает ключ за спиной, торчащий из замка, поворачивает, стараясь не шуметь и выдергивает его из двери.

От толчка дверь распахивается, Надя почти впадает в их с Павликом комнату и с гулким грохотом захлопывает массивную преграду между собой и этим жутким старичком. Суёт ключ в скважину и дважды поворачивает его в замке.

Уф-ф-ф...

Она оборачивается, ища взглядом Павлика, но его нет. Только окно нараспашку - одна створка полностью, вторая почти. Лёгкий летний ветер играет с занавеской, то закидывая её край на подоконник, то вытаскивая наружу, словно интересуется: далеко ли прозрачная ткань вытянется над пустотой за бортом.

На столике, прямо в раскрытой тетрадке, где Павлик решал свои бесконечные примеры, что-то написано его крупным корявым почерком. Наискосок, красной ручкой поверх множества цифр.

Но Надя не смотрит, она бросается к окну - высокому, метра два, как любили раньше строить, залазит на подоконник и выглядывает вниз. Она уже готова увидеть, что там должно быть - кровь на асфальте, щуплое тело брата, едва видное с такой высоты. Возможно, кого-то из соседских детей, привлеченных зрелищем смерти - чужая гибель притягивает, есть в этом что-то манящее.

Но внизу пусто. Неровный ряд машин, так и стоящих неделю без движения, крыши гаражей и край дороги.

- Надя! Я разгадал заклинание, - произносит над ухом наклонившейся вниз девочки противный тонкий голос. - До встречи в новой жизни.

Она поворачивает голову и видит домового, по-хозяйски усевшегося рядом с ней на подоконнике. В одной руке у него тетрадка Павлика, в другой - старомодный монокль, стекло которого дрожит у глаза. От старичка пахнет сухим сеном, мокрыми листьями и чем-то ещё, непонятным, но навевающем мысли о деревне.

- Сбежал-таки, постреленок! - с осуждением говорит домовой и выбрасывает за окно тетрадку. Надя видит, как та, неуклюже, как раненая птица, рывками опускается вниз, то подброшенная ветром, то притянутая к земле.

- Сбежал... - соглашается девочка. Она чувствует, что что-то в ней ломается. С беззвучным треском. Теперь она готова служить этим непонятным существам. - Суп из мышей с картошкой пойдёт? У меня там есть пара клубней.

Юрий Жуков , 10.08.2018

Печатать ! печатать / с каментами
Камрады, сайт очень нуждается в вашей помощи. Если можете, поддержите нас. Наши реквизиты вот здесь. Заранее большое вам спасибо.

Ваша помощь

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

Диоген Бочкотарный, 10-08-2018 08:01:51

пЕРВЫЙ, НАХ?

2

Диоген Бочкотарный, 10-08-2018 08:02:21

О бля  ( оглядываеццо по сторонам) Никого нет?

3

Диоген Бочкотарный, 10-08-2018 08:02:39

Замкну,хуле...

4

кошкаМуся, 10-08-2018 08:03:18

Мьяу!

5

Диоген Бочкотарный, 10-08-2018 08:06:07

Прочол. Ужоснахи.

6

Rideamus!, 10-08-2018 08:28:39

прикольно
слог, как всегда, хорош

7

borman56, 10-08-2018 08:30:55

Жукав а5 свех пугаит жутяме

8

чытыре, 10-08-2018 10:31:14

Павлег улител

9

Лёха@, 10-08-2018 11:51:46

Кудой делся Падлик?

10

ЖеЛе, 10-08-2018 13:30:04

помесь праздника непослушания с чемто кинговским, типа оно, тумана и прочего...

11

ЖеЛе, 10-08-2018 13:36:51

есчо б понять куда сьопся павлег...

12

вуглускр™, 10-08-2018 14:33:37

вот чо афтар курит, а? особенно после просмотра РенТВ ... поаккуратней там со шмалью! а пиридаче лучше по Звезде, оне там хоть без фонтазей

13

Кaпризкa, 11-08-2018 08:03:55

паучайте ваших паучат..

* cfd181a5a29c98d1c8f6f29b32508965--cat-cartoons-simons-cat-funny :: 30,8 kb - показать
14

Кaпризкa, 11-08-2018 08:07:32

ответ на: вуглускр™ [12]

вот когда я читала, что нельзя ничего придумать типа
и когда писатель или художник что описывает, это он видел
ясно что в воображении, но это типа у них как заглядывание в параллельные миры ...ну вот такая теория 

так воооооооот!!

даже если учесть что это типа параллельные миры...иногда жутко...

15

Сирота Казанский, 11-08-2018 08:30:47

Зое бись, как свегда, тока неясно куда павлегдевался. Можэ пашол в гости к карлсону7

16

Юрий Жуков, 11-08-2018 14:11:27

ответ на: Сирота Казанский [15]

>Зое бись, как свегда, тока неясно куда павлегдевался. Можэ пашол в гости к карлсону7
Ржал от души. Он и был Карлсоном.

17

Сирота Казанский, 11-08-2018 16:27:40

ответ на: Юрий Жуков [16]

>>Зое бись, как свегда, тока неясно куда павлегдевался. Можэ пашол в гости к карлсону7
>Ржал от души. Он и был Карлсоном.
Ога, а Надя была эльфой, только она не знала, ей об этом забыли сообщить гг

18

Вадим Пятницкий, 14-08-2018 14:39:48

Напугался. Класс

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«Минут пять я блюю, всхлипывая и прерывисто дыша в перерывах между позывами. Блюю самозабвенно и страстно, выворачиваясь до самого дна. До немых, задыхающихся движений лица. Мне вспоминается виденная сегодня утром умиравшая рыба на горячем асфальте, возле рынка. Наверное, сейчас у меня такие же глаза...»

1

«Неужель все былое забыто?
Как так вдруг очерствела душа?
Обзывая Кобзона бандитом,
Не пускают его в США.»

1

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2018 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg