Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

КАМЕШКИ

  1. Читай
  2. Креативы
Бабку я не помню. Застал, но в три года воспоминания - так себе, а именно в том моем возрасте ее и похоронили. Фотки у отца есть, я видел, но он их не пересматривает. Слепые и в жизни - не самое приятное зрелище, а на снимках...
Вангу представляете?
Вот и моя была сродни: глаза плотно зажмурены, стянуты невидимыми нитками вокруг бывших зрачков. Волосы седые, морщины глубокие. Выражение лица брезгливое. Ничего интересного, бабка как бабка. К тому же незрячая.
Старшего брата отец никогда по имени не называет: старшой, да все. Я лет до восьми и не знал, что он, оказывается, Константин. Увидел еще позже - дядька у меня знатный сиделец. Как с малолетки начал за чужую разбитую голову, так, изредка выходя от хозяина, и продолжает. Отец кривится, но иногда рассказывает - там целая эпопея: почту взламывал с группой товарищей, цепочки срывал с женщин, чемоданы на вокзале воровал. Всякое бывало. Вроде, по ерунде, а рецидивист. Сроки навешивают, чтобы оградиться от заядлого. Плюс, неповадно ему должно быть.
Фигня, конечно.
Старшому на сроки плевать, зона роднее дома. Недавно опять вышел, живет у какой-то бабы, к отцу раз зашел денег стрельнуть, поругались.
- Андрюха, посмотри на старшого! - Это он мне говорит, батя. - Жизнь коту под хвост, а смысл? Здоровья до черта, мог бы и работать... Рецидивист, обоссышься.
- А ему такая жизнь зачем?
- Ну... Устраивает, видно. Я ему не авторитет, чего лезть? Но и денег не дам. Лишних нет, нам бы хватило.
- Да это да...
С дядькой интересно, язык у него подвешен после ходок - мама не горюй! Такие телеги закручивает, куда там нашим рэперам. Слова льются как из шланга, причем без мата. Грубовато, но завораживает. И ко мне нормально относится, другой бы ржал. Отец и не знает, что мы общаемся, так бы запретил. Еще и мать привлек бы к воспитательной работе.
Дядька бритый почти налысо, по привычке, только седая поросль на кажущейся маленькой голове - как золой присыпали. И шрам белой полоской, там кожа светится. Скулы кожей обтянуты, взгляд такой... Характерный. Вроде, прямо смотрит, а не в глаза.
В лоб куда-то.
- Андрейка, слышь чего: мне мать сегодня снилась, прикинь? Двадцать лет, как зажмурилась, ни разу, а тут всю ночь над душой стояла. Стоит молчит, жалом водит, только глаза как будто отсвечивают. Ну, знаешь, как блики там на стекляшке какой от лампочки. Жутко, в натуре. Проснулся, весь в поту, чуть Людку не разбудил, пошел на кухню курнуть, а самому страшно.
Я поежился.
- Дядь Кость, так она вроде слепая была? Какие там глаза - веки сжатые же. - Я не все четко выговариваю, но он понимает. Почти как мама.
- Говорю, с глазами была! Сам удивился. И чего-то, видать, хотела от раба Божьего, обшитого кожей, не так просто, а с причиной приходила. Нагнала жути, чуть днище не выбило, короче. Глаза-то черные, типа выпуклые такие, ни зрачков, ни фига. Зомбя, реально.
- Сон же... - протянул я.
Мы с дядькой сидим на лавке в одном из новых скверов. Странное ощущение: вокруг все целое, плитка, кусты, стекла у фонарей не битые, как в Европу заехали. Только старшой выбивается из общей благости: сидит прямо, смотрит туда-сюда, вроде настороже постоянно. Вообще, больше обычного нервный. Постовые дважды подходили, он им справку об освобождении показывал. Они как чуют, что сиделец. По запаху, что ли?
Спрятал он «волчий билет» и продолжил.
- Ну, сон, да... - Дядька ухмыляется. - Сам знаю. Но у нас в отряде был один. Говорил, прислушивайтесь, это Господь с вами, дураками, ночью говорит, проповедует. Запомните, и это... Выводы сделайте, что грешите, раз так оно. Покайтесь и жизнь свою измените, во имя Отца, Сына и Святаго Духа. Я с интересом всегда слушал, интересно он излагал. Повесился потом в дровяном сарае.
- Не смог жизнь изменить?
- Типа того... А ты, Андрейка, гляжу, философ? Дело хорошее, жизнь короткая, как у хомяка крючок, а думать постоянно надо! Думать и думать, на чужие ошибки посмотрел - задумался, самому такие не сделать. Хотя... Своих наделаешь, успеется. Чего я тебя лечу? Я в уши ссать не горазд. На-ка, возьми, может, скумекаешь, что к чему.
Дядька порылся в кармане застиранной джинсовки и вытащил два шарика. Они тихо звякнули в его узкой сухой ладони - стеклянные, что ли?
- Что это есть, дядь Кость?
- Шарики, малой. Просто камешки. Но пусть у тебя побудут, держи. Берешь?
Я осторожно взял два увесистых шарика. Нет, не стекло, каменные они. Отполированы до блеска, из кармана - а прохладные. Холодные даже. Черные, как из смолы.
- Да давайте... А чего мне с ними делать? - смотреть на камни почему-то было неприятно, я ссыпал их в рюкзак. - Что это за хрень-то?
- Раз взял - твое. А там хоть выкинь, - дядька вскочил со скамейки и как-то засуетился:
- Давай, короче, не болей! Витьку... Бате своему привет передавай, пусть не костопыжится, башли я и без него найду, есть одна маза. В общем, бывайте здоровы, а я побег, пора мне, по любому.
Он быстро пожал мне руку и почти побежал вдоль аллеи, обгоняя праздную публику. Дело у него... Очередные чемоданы без присмотра, что ли?
От нечего делать достал телефон. Четыре пропущенных, все - отец. С мамой что-то?! Блин, она у нас сердечница, страшно каждый день...
- Да, пап, звонил?
- Андрюха, тут такое дело... Да, звонил. Я сейчас у морга на Рылеева...
- Ни хрена себе! Что случилось, чего ты там забыл?! Только не мать, а, скажи, что не мама!
- Да не, успокойся. Сергевна на работе. Я старшого опознавать приехал. Вроде, он. Пальцы переломаны, как под поезд совал. Хотя лицо изуродовано, вместо глаз дыры, весь в крови, но наколки его. Новых не знаю, а вот русалка на плече еще с восьмого класса...
- Дядю Костю?! Да я с ним десять минут назад говорил. В центре встретил. Ну, случайно.
- Да брось! Труп второй день тут. И справка в кармане, и зажигалка его любимая, с дельфином. Точно он...
- Ни хрена не понимаю. Я домой сейчас, там расскажешь. - Я скинул батин вызов и сразу набрал дядьку. Абонент вне зоны или старательно прячется. Рука сама собой потянулась в глубь рюкзака и нащупала камни.
Они были пронзительно холодными.
Ладно, это потом. Набрал еще раз. Второй. Третий. Молчит телефон, только робот разговаривает. У него работа такая.
Отец на кухне сидит, с кружкой. Растерянный. Горем не убит: не особо они с дядькой ладили, но чувствую, что из колеи выбит.
- Точно он?
- Точно...
Я, привычно хромая, присел за стол, налил тоже чая. За компанию. Так-то кофейку бы лучше, вкуснее.
- Я его видел сегодня, пап. Разговаривали. Живой он. И справку ментам показывал, они ж мимо таких пройти спокойно не могут.
- И я его сегодня видел, Андрюха. Точняк, он. Лицо, конечно... Но шрам на голове - его, татуировка еще эта. Я уж говорил.
- Чудеса, пап...
Он кивнул, глядя в кружку, словно хотел там найти что-то важное.
- Похороны послезавтра. Матери я звонил, там у нее баба одна на работе сорганизует. А то я и не знаю, за что хвататься. Поминки надо же? Эх, старшой... Жил грешно и помер… не пойми как.
- Пап, но я с ним сегодня...
- Хватит! Я что, родного брата не узнаю? Не морочь голову. Без тебя забот до хрена. Двадцать три года - а сочиняешь, как детсадовец.
- Пап, ты думаешь, я - псих?
Он тяжело молчит, разглядывая чай. Даже головы не поднял.
Я сполз со стула, выплеснул чай в раковину и побрел в свою комнату. На душе было откровенно гадко: и дядька, и батя теперь… со своим убеждением.
Он однажды по пьяни вслух жалел, что я при рождении не умер, мол, всем бы проще и мне - первому. Потом извинялся, мать чуть до приступа не довел. А вот что дураком считает - этого я раньше не слышал. Новости… Инвалид я, да, типа церебрального паралича что-то. Мать точно помнит диагноз, он на три строчки печатным текстом, а я просто с этим живу. Смешной и жалкий, изогнутый весь, ноги винтом, но голова-то - в порядке.
Зачем он так?
В комнате даже переодеваться не стал, упал на кровать, рюкзак раскрыл - а там сверху шарики лежат, поблескивают. Под люстрой кажется, что не черные, а темно-красные, багровые такие. В руке холодные, как ледышки на ладонь положил. Бросил их на постель и чувствую - спать охота, никаких сил нет. Добрался до выключателя, потом шторы задернул и обратно на кровать, прямо в джинсах и куртке. Уже сквозь сон слышал - дверь входная хлопнула.
Мать пришла. Сейчас ругаться будет, что я не разделся, но Бог с ней...

...- Спишь, собачье отродье? Глаза мои забрал и спишь... Что ж вы за дрянь все, а? Что Костик, зэчара дохлый, что Витек дебил. А ты и вовсе говном каким-то родился. Урод ты, понял?
Я спросонья сел на кровати. Темнота. Только лампочка на выключателе красной точкой. И кто говорит - не пойму. Не мать же таким скрипучим голосом, с одышкой? Может, ей плохо стало ночью, вот и зашла?
- Мама? - В ответ только шелест в темноте, шагов не слышно, просто ткань шуршит.
- Этим двум обалдуям мама, а тебе - бабка! - строго отвечает темнота. - Не путай старую. Глаза мои где? Верни глаза! Мне плохо, урод, голова моя, голова...
Я почувствовал, как по спине сбегают вниз мурашки, разливаясь колючей волной на ноги, сводит живот. Как водой облили. Дотянулся наощупь до телефона и нажал кнопку: не фонарик, но экран-то светится. Хоть пойму что и как.
Понял. Но пожалел сразу.
Бабка была как на тех отцовых фото. Почти. Волосы распущены, по плечам лежат свалявшимися прядями, сама в белой рубахе почти до пола и босиком. Руки растопырила, не ко мне тянется, а в стороны, как раздвигает что-то. А самая жуть - лицо: рот оскален, все зубы видно, а вместо глаз - дыры красные. Стоит посреди комнаты и дышит. Громко, хрипло, с присвистом. И головой из стороны в сторону крутит, как ищет что.
Телефон мигнул, засыпая, а я на кровати откинулся, чуть голову о стену сзади не разбил. И заорал как перед смертью. Да так оно и было, если честно. По ощущениям.
Свет вспыхнул настолько ярко, что я зажмурился. В щелки век смотрю - отец в цветастых трусах стоит, глаза бешеные. А сзади мама в халате, ворот рукой держит, пояс до пола свисает.
- Ты чего орешь-то, сына? - отец осмотрелся, дошел до окна, не поленился, за шторами глянул. Мама так и стоит в дверях. Лицо чуть опухшее ото сна, беспокойное.
- Приснилось, пап... Кошмар у меня... - Меня трясет, но стараюсь четко говорить, чтобы поняли.
- Про Константина узнал, горе такое… Вот и снится. Вить, не ори на ребенка, у него психика подвижная, сам же знаешь.
- Да не ору я, не ору... Это он орет, Сергевна. Псих. Подвижный. Послал Господь наказание... - Отец почесал пузо, махнул рукой и вышел.
Мама подошла поближе, перекрестила свободной рукой, прошептала что-то и поцеловала в макушку:
- Еще и одетый лег! Все мышцы передавлены, вот и снится невесть что. Раздевайся и ложись, четыре утра уже. Или умойся сходи, потный весь. Пойдешь?
Я мотнул головой и начал стаскивать майку, цепляясь за ворот крестиком на цепочке. Не сильно он помог, что-то. Или правда сон? Джинсы снять для меня всегда акробатика, но сейчас справился. С первого раза. Мама вышла, не выключая свет, а я отправился к стулу, вешать одежду, и обратно.
Обернулся, а на постели шарики так и лежат. Два. Рядом. Я так и представил их вместо бабкиных глаз, и снова плохо стало. Затылок ломит, крепко я о стену треснулся. Взял, доковылял до окна, приоткрыл и выкинул куда-то вниз, в серую предрассветную муть. Седьмой этаж, дай Бог, на куски. Замах у меня детский, слабый, но улетело это дерьмо из дома, самое главное.
Проснулся, конечно, поздно. На затылке шишка, ноет. На телефоне десяток уведомлений, сети живут своей жизнью - фоточки, котики, мемы. А я со вчерашнего дня как стеной отгородился. Набрал дядьку: сам не знаю зачем, естественно, отключен.
Встал, побрел на кухню. Мать записку оставила, где какая еда и - чтобы не волновался зря. Кофе насыпал в чашку, варить лень, пусть будет растворимый. Сахарницу открыл и чуть крышку из руки не выронил - лежат, голубчики, один над другим.
Шарики мои проклятые, ни один кристаллик не прилип.
Я чуть мимо стула не сел. В одной руке ложка чайная, в другой - крышка от пузатой сахарницы. Сижу и смотрю, а в душе ужас - как рыбу мороженую за шиворот засунули. Посидел, очухался, вытащил из сахарницы. Холодные, ледяные, даже вчера теплее были.
Прислушался: в коридоре шаги, медленные. Скрипнул ламинат, тишина, снова скрипнул. Доски не подогнаны, отец от жадности сам клал, вот и играет под ногами.
Я уже и не удивился ничему. Даже не испугался после ночного визита. Это дядя Костя, конечно. В трусах и в майке, босиком, на синеватой мертвой коже наколки везде. Руки вперед тянет, ко мне, а пальцы и правда переломаны, торчат как пучок хвороста, в разные стороны. Лицо разбито, глаз нет, но узнать можно - это батя прав был.
Солнце весеннее, яркое. Кухня, где все знакомое до последнего блюдца, и такой гость здесь же. Ощущение, что сплю еще, не бывает такого. Не бывает - и все тут!
- Отдай глаза бабке! - шевеля разбитыми губами, прошептал старшой. - Зря я их тебе всучил, отдай...
Изо рта у него торчат обломки зубов, все лицо в потеках бурой крови, и пахнет какой-то кислятиной. Не как перегар, противнее и резче. И весь он стал дерганый, как за нитки кто ведет. Не как при жизни, в общем, сразу заметно. Покойник.
Я мимо него смотрю в дверцу духовки, она стеклянная, полкухни отражается. Нет там дядьки. Призрак это. Морок на мою несчастную голову.
- Отче наш, иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет царствие Твое, да будет...
Я, наверное, моргнул, когда начал молитву. Смотрю - нет уже никого. Шарики в руке есть, а дядьку черти забрали. Почему-то так подумал, вряд ли же ангелы.
Закончил на всякий случай молитву. До последней точки проговорил. Легче мне не стало, но и покойник больше не появился.
Вот что мне теперь делать? Избавиться от шариков-камешков нереально, уже выбрасывал, понятно, что обратно заполучу. Так или иначе. Не отпустят они меня. Каждую ночь с бабкой общаться – совсем не вариант. У меня не только ноги винтом, сердце тоже так себе, слабое. Любой приступ на тот свет отправит, а мне неохота. Рано еще, да и маму жалко, зря она со мной столько лет мается, что ли?
Кофе все-таки попил, без удовольствия и без сахара – накладывать побрезговал, там эти… лежали. Понимаю, что глупости, но у нас у всех свои тараканчики в голове.
Потом в сеть полез. Не за котиками, надо думать – искал все про покойников, что за живыми ходят с разными надобностями. Материалов, конечно, завались, но все сводится к двум вещам – или голову лечи, или ищи колдунью посильнее.
Первый вариант гневно отверг с порога.
Второй был интересным, но неосуществимым. Хожу я недалеко, медленно и с палкой, да и денег на сеанс нет. Плюс вопрос – кого и где искать, не по объявлениям же на «Авито»? Там хватает магов и чародеев, из числа тех, кому лень ремонт делать или носки вязать, но не вызывают они доверия. Вообще.
Отдельно порадовало, что нервы у меня, оказывается, крепкие. Столкновение с разной нежитью мало кто спокойно переносит, крыша едет. Проблему это не решало, но создавало некий задел на будущее. Прокачанный уже произошедшим скилл.
Еще идею выловил – на кладбище съездить, на могилке с покойной поговорить, чтобы в покое оставила. Представил, как на лавочке сижу, а вокруг старая скачет, руками машет, глаза назад требует, аж передернуло всего.
Нет уж. Ищем дальше.
Ага, вот психологические советы, забавно: если вы хотите избавиться от страха, примите его, сделайте частью своей обычной жизни. Может, я и дурачок, как папа думает, но небезнадежный. Попробуем для начала прикладную психологию.
Я взял оба неприятно холодных камешка в руки, закрыл глаза и медленно приложил к векам. Словно примерил. Ощущение как от удара током: весь дрожу, во рту кислый привкус, страх действительно ушел, его сменило нечто другое.
Мои привычные глаза, которыми я от рождения смотрел на этот мир, на себя, урода, словно куда-то делись. Вытекли. Испарились к чертовой матери! Только кровь из глазниц ощутимо капает на щеки, стекает по ним медленными остывающими струйками, соскальзывает куда-то ниже, на грудь, на живот, на стол.
Страшно, но это еще не все.
Я сую негнущимися пальцами холодный камень в левую глазницу. Кажется, что плеснули кипятком, но кровь течь перестает. Ломит висок. Я ничего не вижу, просто чувствую тяжесть во лбу. Второй скользит на месте еще легче. Начинает болеть вся голова, словно набитая под завязку этими камешками.
Но теперь я вижу. Не знаю как, не понимаю чем, но – да!
Не просто вижу – я еще и знаю теперь откуда-то все, что с этими камнями связано. Как будто слышу, как бабке шепчет ее подружка, что можно власть великую колдовскую получить. Только взамен – ритуал, само собой, и не просто договоры подписывать кровью из пальца, а вот так надо. Как я сейчас. Пока старуха жива была, вовсю колдовала. И я таким получился, потому что она силу мою из материного чрева выпила. И дядька по-глупому прожил, и отец с придурью, хоть и покрепче оказался, чем старшой.
Откуда камешки взялись изначально, я не знаю. Они всегда были. Ими смотрела на Спасителя птица, кружившая над крестом. Их носили в своих коронах императоры Европы. Они мерцали из-под фуражек палачей Освенцима. Мерцали внутри бомб над Хиросимой и Нагасаки, ожидая критической массы. Их много, просто мне досталась именно эта пара. Да какая разница, откуда они, если теперь нашли для себя подходящий способ смотреть на мир.
Свою драгоценную оправу.
Мне кажется, что век у меня нет. Обнаженный нерв, режущий свет со всех сторон. Понимание всех сил мира и чувство всевластия. Дядька, значит, слабее оказался – хоть и пробовал, да не осилил. Ничтожество. Поделом сдох в процессе.
Я резко встаю, свалив стол, вытираю кровь с лица, больше размазав, конечно, и уверенно иду из кухни в коридор. С каждым шагом я наливаюсь силой, никогда ранее не доступной мне силой, ноги, треща, выпрямляются, обрастают витыми жгутами мускулов. Руки словно тяжелеют, становясь больше и длиннее. Искривленная шея со щелчком встает на место и – по ощущениям – тоже набухает мышцами. На мне трещит измазанная кровью футболка, и этот звук сливается с хрустом ломающегося под ногами ламината. Я проминаю пол до бетона каждым шагом. Стены и потолок приближаются ко мне, я расту. Вытягиваюсь и расширяюсь. Длинные пальцы не могут подцепить тонкую собачку замка, и я просто выдавливаю тяжелую металлическую дверь как фанерку.
Цепочка с крестом плавится прямо у меня на шее, оставляя после себя запах паленой кожи, аромат тревоги и безнадежности. Я оскаливаюсь, чувствуя, как расширилась пасть. Как мелкие кривые зубы, доставшиеся мне от глупой и жалкой родни, становятся настоящими рабочими клыками.
В лифт я боюсь соваться, понимая, что не выдержит, и, тяжело ступая, иду по лестнице. По стенам иногда пробегают трещины, дверные косяки соседей перекашивает, но я дохожу до выхода из подъезда и вываливаюсь наружу.
Пара детей, играющих возле ступенек, смотрит на меня и начинает дико орать. Мне приятен этот звук, даже не знаю почему. Они бегут, но я догоняю их и хватаю своими огромными лапами. Мне не нужно их как-то мучить – я чувствую, что новая сила, поселившаяся внутри меня, требует пищи, и я вытягиваю души из этих детей. Им никогда не стать взрослыми, а я кладу в крепостную стену своего нового величия пару кирпичиков.
Отбрасываю высохшие, легкие как бумага мумии. Их будет еще много. Я голоден и жаден до ваших жизней, человечки.
Идти неудобно – подо мной проваливаются пласты асфальта, цепляясь краями ям за мои новые толстые ноги, покрытые бурым с черным мехом, за пальцы, украшенные кривыми когтями.
Но я – иду.
Мешающие мне машины я отшвыриваю в стороны, не обращая внимания на то, что в меня врезаются, сминаются, рвутся об меня эти смешные коробки со слабыми людьми.
Мне наплевать. Я смеюсь, и этот звук пугает даже меня. Из окон, словно взрывной волной, выстегивает ряды стекол, они падают вниз, режут все на своем пути, падают и на меня, но это уже не имеет значения.
Я пью жизни из всех, до кого могу дотянуться. Бабка была или дура, или просто слишком осторожна, чтобы воспользоваться такой силой на всю катушку. Стало быть, все равно – дура. Мир принадлежит мне и только мне.
Вы ждали прихода антихриста, жалкие твари? Рад встрече с вами.

Юрий Жуков , 01.06.2018

Печатать ! печатать / с каментами
Камрады, сайт очень нуждается в вашей помощи. Если можете, поддержите нас. Наши реквизиты вот здесь. Заранее большое вам спасибо.

Ваша помощь

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

вуглускр™, 01-06-2018 11:10:48

,kz

2

вуглускр™, 01-06-2018 11:10:59

ну да ну да

3

вуглускр™, 01-06-2018 11:11:10

и бздынь

4

Rideamus!, 01-06-2018 11:31:02

сильно
неожиданный финал

5

Бай Трахула, 01-06-2018 11:47:06

на одном дыхании прочиталось, хорошо написано

6

maks, 01-06-2018 11:50:20

Ух бля... Местами страшно.

7

maks, 01-06-2018 11:50:50

Чудесное исцеление от ДЦП

8

Запиздухватуллин, 01-06-2018 13:24:57

Надо было закончить в середине, после звонка отца из морга.

9

АЦЦКЕЙ МАНИАГ, 01-06-2018 13:49:34

Охуительно, все звезды!
Жуков кросаучег жи есть
Вот так пиши всегда, и никак больше!

10

Боцман Кацман, 01-06-2018 14:08:35

ну классно

11

Сирота Казанский, 01-06-2018 14:17:05

Бль, собрался пожрать и почетать заодно, суп астыл, предецца греть.

12

ЖеЛе, 01-06-2018 15:11:38

ну не антихрист, но шото мерское в мир пришло, ага...

13

ЖеЛе, 01-06-2018 15:11:50

прочитал с интересом, спасиба...

14

Юрий Жуков, 01-06-2018 15:17:43

Спасибо прочитавшим, надеюсь, несколько минут не зря выкинули из жизни.
Насчёт закончить в середине - да, кстати, можно. Просто это будет другой рассказ, хз - лучше или хуже. Короче точно.

15

7 лет на ресурсе,тока не комментил, 01-06-2018 16:00:44

До конца не прочитал,от страха днищще пробило
Жуков, ну нахуй, пешы лучше про постапокалипсис.

16

СтарыйПёрдун, 01-06-2018 19:36:04

- Страшно?
- Прям обосрался...(цэ)

17

sam_kayetti, 01-06-2018 20:15:46

Жуков, это завораживает! Сегодня, в первый день лента, когда идет снег (Пермска волость) это было .... Это было вообще!
Подобное ощущал от Глуховского "Сумерки", завтра в библиотеку схожу, надо бы перечитать.
И еще, не зная почему, напомнило Иэна Бэнкса (земля ему пухом).

18

Юрий Жуков, 01-06-2018 20:24:41

ответ на: sam_kayetti [17]

Сумерки - стильная книга, да... До Бэнкса мне пока далеко.
Но - спасибо

19

ЖеЛе, 01-06-2018 20:35:01

глуховский научился песать?...
прочетав егоное "метро" - блевал дальше, чем видел...
а "сумерки" про чо?...

20

sam_kayetti, 01-06-2018 20:38:08

ответ на: ЖеЛе [19]

>глуховский научился песать?...
>прочетав егоное "метро" - блевал дальше, чем видел...
>а "сумерки" про чо?...
Это про Майя, не которые пчелки. Сюжет лихо закручен, но беда уютен. А метро не смог, как ни старался

21

sam_kayetti, 01-06-2018 20:39:58

ответ на: Юрий Жуков [18]

>Сумерки - стильная книга, да... До Бэнкса мне пока далеко.
>Но - спасибо
Думаю, в недлеком будущем переплюнешь. По крайней мере для меня. Я не тот критик, которому надо, чтобы правильно. А тот, кому надо чтобы вкусно читать было и сопереживать.

22

ЖеЛе, 01-06-2018 20:41:56

ответ на: sam_kayetti [20]

ага, посмотрел про "сумерки" отзывы...
баюсь глуховского вновь брать четать -  снова меня от злости вспучит...
а глуховский - удава корефан вроде... апять жэ обижать корефана удава некамильфо... гугугу...

23

sam_kayetti, 01-06-2018 20:42:59

ответ на: Юрий Жуков [18]

>Сумерки - стильная книга, да... До Бэнкса мне пока далеко.
>Но - спасибо
И опять, я на ресурсе где-то лет 10, но стараюсь не комментировать, дабы дембелей не провоцировать. Когда за душу берет - тут уж не могу с собой совладать. С интресом отношусь к твоему творчеству, завра собираюсь антологию устроить, так как снег и никуда из бетонной коробки не выьраться

24

sam_kayetti, 01-06-2018 20:48:12

ответ на: ЖеЛе [22]

>ага, посмотрел про "сумерки" отзывы...
>баюсь глуховского вновь брать четать -  снова меня от злости вспучит...
>а глуховский - удава корефан вроде... апять жэ обижать корефана удава некамильфо... гугугу...
Ну отзывы отзывами. Как тот анкдот про Битлз, где картавая жена мужу пела...
МНе конкретно про индейцев майя книга зашла, а вот метро....
Я тужился, как в туалете, но так и не смог прочитать даже 10-15 страниц.

25

Юрий Жуков, 01-06-2018 20:56:27

ответ на: ЖеЛе [22]

Почитай. Это его единственная дельная вещь, имхо.

26

Юрий Жуков, 01-06-2018 20:57:56

ответ на: sam_kayetti [23]

>>Сумерки - стильная книга, да... До Бэнкса мне пока далеко.
>>Но - спасибо
>И опять, я на ресурсе где-то лет 10, но стараюсь не комментировать, дабы дембелей не провоцировать. Когда за душу берет - тут уж не могу с собой совладать. С интресом отношусь к твоему творчеству, завра собираюсь антологию устроить, так как снег и никуда из бетонной коробки не выьраться
Спасибо, приятно.
Там вот почти всё zen.yandex.ru/id/5acb96fe2f578cb21a41536d

27

бомж бруевич, 01-06-2018 21:13:48

понравилось. годно и демонично.
надо привинтить когтистый ПАЛЕЦ

28

Диоген Бочкотарный, 02-06-2018 15:06:42

Ну, ничё таг.

29

Гринго, 02-06-2018 16:42:58

Очень хорошо . Прочёл с удовольствием

30

Столбняк, 04-06-2018 12:56:02

И не страшна, и не смишно.

31

Чё новава, 04-06-2018 19:37:20

четать нибуду - баюс патамушта
но 6* это да

32

Marmotsky, 18-06-2018 14:29:22

Хорроры пошли, а вот про Виталега в СССР забросил...

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«На улице бушевал май. Стройные девицы в пирсингах нагло нервировали своими бесцеллюлитными ногами, из подвальных тренажёрных залов выползали накачанные мачо в пидорских белых майках-боксёрках, а я шла в аптеку за холмовой солянкой. В водолазке, перчатках, и в бейсболке, которая не скрывала моего, китайского цвета, лица.»

1

«Я проснулся в холодном поту,
Чуть дышу и в желудке неловко-
Мне приснилось,что группа "Тату"
Пригласила меня на тусовку »

1

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2018 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg