СЕКС ВИДЕО
Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

Книга ЖУК. Глава 6

  1. Читай
  2. Креативы
Рассуждая о правильной стране с правильным правосудием нельзя не упомянуть произошедшего в 2008 году скандала в Вилкес-Барре, штат Пенсильвания. В новейшую историю США, он вошел как «Кидз 4 Кэш». Так сказать еще копеечка в копилку такого позорного явления в истории человечества как частные тюрьмы.

Предприимчивый бизнесмен Роберт Мерикл построил аж две тюрьмы для малолетних негодяев и преступников. Скажу вам по правде, бывал я в этом Вилкесе не один раз, когда работал на передвижной ярмарке. Если вас вообще интересует мое мнение — даже одной тюрьмы для малолетних для этого городка и то много.

А что предприниматели делают в случае если бизнес не идет? Правильно — дают на лапу «кому надо». Роберт Мерикл прикупил сразу двух местных судей: Майкла Конахана и Марка Сиавареллу. И закрутился бизнесок.

Подростков вдруг перестали штрафовать и отпускать на поруки. Их стали сажать. Когда схема лопнула и началось следствие, высветилось, что сажали даже, например, за оскорбление директора школы на фейсбуке или проникновение в давно заброшенное здание старой водокачки, кражу грошевых ДВД в Вол-Марте

Давайте проанализируем ошибки бизнесмена Роберта Мерикла, леди и дженльмены. И не будем повторять их впредь. Сажать лучше негров, а не подростков у которых есть родители.

А что в Вилкес Барре мало негров? Ну не беда! Давайте наводним его дешевыми синтетическими опиатами.

Создадим массу новых рабочих мест. Те кто умрет от передозы — обеспечит работу похороным бюро. Всех врачей скорой и полицеских снабдим шприцами с нарканом — чтобы и откачивать некоторых — для тюрьмы. Вот и заработает фармацевтическая компания на щедром госзаказе. А потом мы этих грязныз наркош  в реабилитационный центр направим — частный. Не хотят пусть дальше колют и нюхают - оно и правда - дешевле.  А после реабилитации — не анонимной совсем почему-то в нашей свободной стране, отдадим их под админ надзор. Опять же частной фирмочке с частной лабораторией проверки мочи. Красота. А чтобы не мелочиться откатывая судьям, мы же не в Замбии, давайте создадим теперь и частную полицию. С суточной нормой вырубки.

***

Обстоятельства бросившие меня на шконку в Кэндиленде были нелепы и чудовищны. От этого, наверное, я впервые в жизни вел себя в тюрьме, так развязано и нагло. Разведки боем не было, была чеченская чечетка на минном поле. Дерзить по поводу и без повода хотелось каждому встречному. Евклидские менты сбросили меня в округе с таким радостным облегчением, будто вырвали, наконец, больной зуб.

Началась стандартная процедура вписки. В округ я вписывался б во второй раз и вел себя у как старый опытный рецидивист. Напрочь вынес мозг каптерщику-негру, злобно уличив его в поддержке Трампа — страшное оскорбление для большинства черных. Под шумок протащил неположенную футболку, нагло вывернув картинкой внутрь прямо перед неодобрительно цокающим ефрейтором. Влез к нему в каптерку и сам выбрал матрас по-новее, пригрозив, что напишу жалобу в Москву, в Кремль, если он не даст мне разместится тут с максимальным комфортом. Каптерщик был вне себя от радости, когда я от него отъебался. «Айм ёр френд» - твердил он, айм ёр бест френд!

Большинство негров, они как цыгане — глаз да глаз нужен. Сделал он меня всёж таки под занавес, бест френд блять, когда я уже расслабон поймал — выдал оранжевые кроксы (в округе все жгут в поддельных оранжевых кроксах) разного размера. Левый был на пол размера меньше, чем правый. Поэтому весь срок в Кэндиленде, я проходил походкой склонной к побегу гейши, которую умышленно облачили в узкие жесткие сабо.

Дальше на очереди была медсестрица. Черная само-собой. На стандартной вписке в американскую тюрьму нужно задумываться над каждым вопросом — вы ведь сейчас закладываете основу будущей отсидки.

Например, если сказать, что кумарите по герычу — пропишут лекарства для соскока на десять дней, а потом отменят, а если скажите, что сидели на приписных антидепрессантах, то будете торчать в сонном розовом тумане до последнего дня срока.

Сейчас приторчать нельзя — к сожалению. И хоть в виду обстоятельств ареста мне абсолютно безразлична моя дальнейшая судьба , вдруг я все же вздумаю побороться с делюгой и сломать им суд, хоть из спортивного интереса — тогда понадобится трезвая голова и никаких лишних записей в графе «фармакологическая история». Да и потом с хуя ли подсаживаться на вещества в тюрьме, пусть и легальные? Последние полгода я не пью ничего крепче кофе. И чувствую себя превосходно.

Фамилию им сказал с двумя последними «фф» - как Смирнофф — и вот вуаля я снова несудимый-первоход пока не придут пальцы с Евклида, и опять же — если вообще придут пальцы с Евклида. В великой стране до сих пор, к счастью не догадались слить все пальцы в общую базу данных.

Следующий вопрос — голубой ли я. Если сказать, что «да» отправят в сектор к геям, тут нет петушатников — просто гарем. Девушки шумно живут своей блядской эмоциональной жизнью. Только что не рожают. Тоже отпадает. Мне надо пару лет прозвенеть тут, прежде чем я мальчишу какому присунуть возжелаю — проверено. Если открыто голубые идут в общий сектор, их обязуют информировать нескольких окружающих, так как раньше в автобусе показывали проездной. Типа, я пидор, у меня проездной.

Болезни плохие? Нет таких. Окай. Аллергии нет. Закатай-ка рукав — влепим реакцию на туберкулез в предплечье. А вот тут уж хуй вам. Вспомнил, у меня аллергия как раз на эту херь. Раздуется и чесаться будет потом, как курва.

На самом деле у меня, скорее всего туберкулез. Меня из-за этой реакции манту турнули с американской военной базы в прошлой жизни. Видимо сказались последние годы на строгаче в прядильном цеху. Частично по этой причине я особенно не газовал с гринкарточками и легализацией. Там обязательная медкомиссия, где мигрантов бесцеремонно изучают как скот на рынке. А тубика пендосы бояться как чумы. Спеленают и вышлют без суда из следствия. Или заставят ходить всю жизнь с марлевой повязкой на роже.

Когда пару лет назад я впервые побывал в округе — сдуру дал им хуйнуть туберкулёзной пакости в руку — предплечье раздулось будто я Максим Горький за три дня до смерти. Прятал как мог до последнего, хитрил, ловчил. Потом один скот дэниелс из зыков, кстати, заметил и сдал меня сперва сокамернинику — прикинь, да? В хате размером с платяной шкаф вы вдвоем с тубиком! А потом сержанту-старшему смены. Через три дня на свою следующую смену серж меня на флюрографию должен был тащить, да просчитались фашисты — я соскочил из зала суда. Отсидел одиннадцать дней за то, что не было водительских прав.

- Вы отдаете себе отчет, что за отказ от прививки Манту вас могут поместить в штрафной изолятор?

Блин, а чего бы тебе, сестричка, сразу на электрический стул меня не пристроить? Ты чо акцент совсем не слышишь? Русский я! Ваш изолятор лучше чем у нас палата в роддоме, дура.

-Одну минуточку.

Съебалась. Эх рвануть бы отсюда и чтоб пристрелили, обязательно чтоб изрешитили в самых дверях. Потому как бегать возраст уже нет тот. Да и вообще- денек совсем не клеится как-то.

Возвернулась с долговязым ментом. Фамилия на бирке для настоящих любителей фонетики: «Dacensic»

- Чего шумишь — он глянул на бумаги и выдал мою фамилию сходу без обычный американских страданий— Голованофф? А чего два «фф» ? Водку любишь? Укольчик-то сделай, не мучай му-му. Или аллергии какие?

- Так точно. Аллергии на все. Особенно на замкнутые пространства и ментовскую униформу.

- Ладно. Тогда флюрографию пропишу через три дня. Уговорились? Это не больно. Иначе нельзя. Вы русские — все до единного тубики. Дети Беломорканала. Впрочем хорваты — тоже.

- Вы югослав? Простите я вашу фамилию так ловко не выговорю.

- «Югослав». Славное было слово. Дед из Загреба приехал. Ты в каких уличных бандах состоишь?

- Смеетесь?

- Стандартный вопрос анкеты — просто отвечай, быстрей оба отдыхать пойдем, ну. Можно ли считать тебя агрессивным человеком, склонном к насилию?

- Нет. Скорее всего — нет.

- Есть ли кто-то в тюрьме, кто мог бы вам угрожать? Нуждаетесь ли вы программе защиты?

- Нет пока.

- Вы планируете суицид в ближайшее время? Имеется в виду в нашей тюрьме?

- Учитывая, что меня сюда засадила собственная жена — я затрудняюсь ответить, потому как не определился еще с дальнейшими планами.

Dacensic воровато оглянулся по сторонам, потом схватил меня, больно защемив ключицу и поволок куда-то. Мы оказались в дежурке для ментов. Кроме нас тут была только камера наблюдения в защитном тюремном кожухе. В комнатке стоял топчан, пара стульев, микроволновка и дешевый Мистер Кофе. Мистер Кофе явно уже несколько часов пережигал то, что могло бы быть вполне приличным напитком, отключи аппарат во время.

- Сранье! Ты мне русский драмтеатр не включай тут, слышь — прошипел хорват, красноречиво кося взглядом на камеру у потолка. Какая, сранье, жена? Какой суицид? Я что — друг твой в баре? Пастор твой? Если суицидный — значит сейчас придут санитары, отберут все барахло — даже трусы, потому как там резинка. Оденут в бумажный больничный балахон с большим разрезом на жопе, и отведут в комнату с мягкими розовыми стенами и дыркой в полу, сранье. Потом будут по 24 часа в сутки наблюдать.

А про жену у тебя слова нет в делюге, так и забудь, сранье, уже о ней. Тут новую найдешь. Он часто вставлял это «сранье» в поток американской речи. Тут пол-тюрьмы за сранье своих жен сидит, зараз с кухонным боксом очень строго. Попадешь в категорию «домашний агрессор» даже баланду раздавать не выпустят. Зараз с твоим обвинением в иммигрейшн точно не попадешь, а выплывет что про ссору с женой — отчемоданят в момент, понимаешь? Сейчас правы только женщины, сранье. Впору хуй себе отрезать.

На-ка кофе глотни, мозги собери в кучу и пойдем анкету заполнять. Я тебя в Кэндиленд направлю — он снова перешел на подобие хорватского — хвала боху, сранье, что я тебя оформлял — Кэндиленд мисто добро. А так too many чорний, сранье. На прощание я вывалил ему весь свой хорватский или сербский словарный запас на тот момент: «хвала лийепо» - большее спасибо, офицер с непроизносимой фамилией.

Когда в жестких обстоятельствах тюрьмы, когда вы в пяти минутах от петли из собственных трусов возникает такой персонаж и подсовывает кофе в дежурке, в присутствие бога начинают верить даже атеисты.

***

Признаюсь, я уже не раз пытался получить американский аусвайс — чего греха таить. К 2007 году, я был хоть и нелегальный, но добротный гражданский материал. Платил налоги и погашал кредиты. Грибов с псилоцибином не ел.

У меня была жена — счастливая обладательница зеленой карты, и сын, сделанный в США. Я заполнил многочисленные совершенно идиотские формы в корне разрушающие миф, о том что в США-де нет бюрократии и засилья чиновников, заплатил чувствительный взнос и стал ждать результат, как Ассоль ждала своего сказочного принца. Грин карта должна была сделать из меня то, чего с детства навязывали в школе и детской комнате милиции — Настоящего Человека.

Одобрили меня только на половинку настоящего человека — пообещали рабочую визу на пару лет. Чтоб мог налог платить уже официально, разумеется. Только сделать предлагали ну уже совершенно непотребную вещь — выехать обратно в Ташкент, обратится там в американское посольство, где меня уже ждут с хлебом солью и распростертыми орлиными объятиями.

Я как-то с грустью вспомнил громаду посольства на Чиланзарской — сурового здания способного выдержать атаку танков под Прохоровкой. Вспомнил, что перед отъездом отношения не сложились с районной ментовкой. Вспомнил, что кинул одного полкана из Мирабадского уголовного розыска. Но что самое поганое, подпортил сношения с несколькими кадрами из самой серьезной и уважаемой организации каримовского Успехистана — СНБ. Ударил их где больно — по карману. Да еще вдобавок ко всему, вообразил себя не только великим писателем, но и борцом с кровавыми режимами. Стал давать интервью заскочив в фарватер гнавшего откровенную волну клоуна Шуряна. По-молодости я не понимал, что далекие от строгого режима граждане принимают его стеб за чистую монету. Поездка в Ташкент легко могла стать последней.

Времена в штатиках тогда были еще докризисные и нелегалы никому не мешали, как мыши не беспокоят отъетого на объедках стейка ленивого кота без яиц. У меня была непыльная работенка, добротная почти новая машина и даже удалось получить ипотеку на тридцать лет. Я знал, что они меня пропаривают с процентами, но и они знали, что из документов у меня только усы и хвост. Мыльный пузырь дутых ипотек как раз входил тогда в финальную стадию. «Подниму сына, а там хоть трава не расти» - постановил я и комфортно зажил нелегальной жизнью дальше.

Специальный агент Стилер (Штаб квартира АТФ, Оклахома сити, Оклахома)

В вестибюле белого мрамора портреты героев и ветеранов бюро. Роскошный флаг с золотыми кистями склонил голову перед их подвигом.

- Добро пожаловать, ребята! О я смотрю среди вас немало и юных леди? Лейдиз энд джентльмен! Добро пожаловать в региональную штаб-квартиру АТФ!

Наше бюро было основано в 1886 году под названием «Лаборатория прибылей». Оно входило в Департамент казначейства Соединённых Штатов. В 1920 году с внедрением «сухого закона» бюро получило название «Бюро сухого закона» и стало независимым агентством в составе Министерства финансов США. Именно нашим специальным агентам удалось арестовать легендарного Ала Капоне и прекратить деятельность его чудовищной организации. Вот, кстати, и они — на фотографии...

- Знаем, знаем, смотрели кино «Неприкасаемые»! Атээфы тогда задержали гангстера как планктоны от минфинов — за неуплату налогов. Смешно право же!

- Не мытьём, так катаньем, мой юный друг, не мытьём так катаньем! И потом, в год ареста чикагских бандитов, мы были переподчинены ФБР. Результат - убийца надолго попал в тюрьму, банда угрожающая нормальной жизни граждан развалилась. В результате — полная победа бюро. Бандиты оказались за решеткой и это самое главное.

- А вскоре сухой закон отменили. Не будь сухого закона, не возникли бы монстры типа Капона, вам не кажется, сэр?

Специальный агент Стилер внимательно на него смотрит.

- Предлагаю серьёзно задуматься о карьере специального агента АТФ, леди и джентльмены. После тщательнейшего отбора и тренинга вы займетесь нелегальной торговлей оружием, делами о взрывах, поджогах, нарушениях законодательства при торговле табачными и алкогольными изделиями. «Вести дела» - это просто казенная фраза, ребята. Вести дела в АТФ означает работу «под прикрытием», наблюдение и слежку, допросы подозреваемых, добычу доказательств и, наконец — аресты, аресты и аресты, дорогие вы мои друзья»

***

Оказавшись, наконец, в родном кабинете, специальный агент Стилер сбрасывает ботинки и облегченно закидывает на стол затекшие ноги. От этих чертовых экскурсий с молодыми книжными умниками быстрее стареешь, чем от уличных перестрелок с нелегальной сволотой. Капона арестовали за налоги! А сколько наших полегло во время операции, кто-нибудь считал? Что они получили, кроме свинца — безымянную звездочку в вестибюле для экскурсий идиотов-старшеклассников? И в конце-то концов неужели сложно для этого кретинизма выделить кого-нибудь из бестолковых практиканток, а не целого Специального Агента? Вся беда нашего общества в деньгах. Деньги, как и церковь должны быть отделены от государства. Пока такие структуры, как АТФ с мольбой взирают на Конгресс ради очередной денежной подачки, пока специальные агенты, вроде него, Серебряного Лиса Стилера, у которого шрамов от пуль на теле больше, чем этим сосункам лет, вынуждены отвечать на их идиотские вопросы, эта страна будет катится прямо в ад. Стилер подавил мысль у бурбоне и глотнул воды.

Недавно в юрисдикцию оклахомского офиса добавили еще и весь северный Техас, сделав отделение региональным. АТФ это не бизнес инициатива, а федеральное агентство, черт вас, ублюдков вашингтонских побери. Наша задача бороться с нечистью, а не приносить прибыли. Именно из-за финансирования начиная, думаю, с тридцать третьего года, когда легализовали виски, нашему бюро регулярно подрезают крылья и бюджет. Таким макаром через год-два совсем сольют в ФБР. АТФ останется только в учебниках истории. Толстомордые фэбээровцы припрутся на неделю раньше, чтобы не отказать себе в удовольствие вытереть о нас ноги.

Поэтому операция «Лжепророк» должна напрочь затмить и Капона и Неприкасаемых. «Лжепророк» должен надолго заткнуть и глотки и дыры в бюджете. Хотя бы лет на шесть — оставшиеся до почетной пенсии специального агента Реджинальда Стилера.

Продолжение следует

Винсент Килпастор , 10.01.2018

Печатать ! печатать / с каментами
Камрады, сайт очень нуждается в вашей помощи. Если можете, поддержите нас. Наши реквизиты вот здесь. Заранее большое вам спасибо.

Ваша помощь

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

Rideamus!, 10-01-2018 11:14:37

НН

2

Фаллос на крыльях, 10-01-2018 11:47:39

>Следующий вопрос — голубой ли я. Если сказать, что «да» отправят в сектор к геям, тут нет петушатников — просто гарем.

надейусь аптр атветил на сей прастой вапрсо адназначьно -  yes sir!

3

Штаб Духонина, 10-01-2018 11:55:12

ебать в америце страсти
вся страна - огромный петушатник

4

Name521, 10-01-2018 15:11:44

неплохо
2*

5

pepyaka, 10-01-2018 15:40:45

О, уже очепяточки пошли.
НН

6

Fre, 10-01-2018 18:20:27

Было неинтересно. Прости автор.

7

Trump777, 10-01-2018 21:59:59

гомосятины много    про америку зоебись

8

Санчез Аморалез, 11-01-2018 04:28:45

Ну и нахуй нужны такие подробности о пендостане?

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


« ... пейте минеральную воду, смотрите ток-шоу, чуствуйте прилив сил, подбирайте в сквере завалявшийся фантик, не любите грязь и пыль, здоровайтесь с соседями, глотайте жизнь полной грудью, поженитесь на хорошей, доброй женщине и после работы с улыбкой на лице и словами любви ебите йейо в жопу. »

1
1

«Сисек у нее тогда не было, это чистая правда. Да и сейчас, спустя шестнадцать лет, вряд ли появились. Если только холмы силиконовой долины, но я давно ее не видел и не берусь судить. Но вот ноги были очень длинными, стройными, чудесными и заканчивались прелестной жопой. Такой, за которой можно идти часами, не чувствуя усталости и не натирая мозолей (по крайней мере, на ногах). »

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2018 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg