СЕКС ВИДЕО
Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

Книга ИСА. Глава 12

  1. Читай
  2. Креативы
Проснулся до подъёма и таращусь в потолок. Мейфлауэр несет потери — вчера забрали Майка-сомалийца и Мандарина -китайца. Мандарин провел в тюрьме чуть больше года, ожидая пока его челобитная пройдет все уровни кафкианских канцелярий. Разъелся и прокачался в тюрьме как Боло Янг. Вчера забрали. Сам дурак — не надо было сдаваться на их милость и пытаться все сделать по-закону. Русские не сдаются.

Я всегда отдавал себе отчет, что это их закон, а не мой — вот и продержался дольше четырнадцати лет. Мандарин выдержит — он взял координаты у Анмарки Кумосани и теперь попробует на прочность канцелярский замок Саудовской Аравии.

Майку — хуже. Всего в нем сомалийского разве что фамилия — Хасан. Он с пяти лет рос в Сиэтле, штат Вашингтон. Был у нас проездом по беловоротничковой движухе. Попал — отгремел девяносто дней — перекинули в трюм Флауэра. У него тоже есть своя речевка-вирус — как у меня. Только у него злободневней — «фак Трамп»и «фак Огайо»

Глядя на Майки-Майка, я вспоминаю фильм «Черный ястреб» - где все действие происходит в столице Сомали — Могадишо. В конце фильма морпехи США получили козырных пиздюлей и свинтили оттуда. Каково будет приземлиться в Магадишо — Майку, жителю Сиэтла, одного из самых нежных и либеральных городов США? Из-за Сиэтла и Портленда Бог до сих пор терпит республиканский Содом и Гоморру и не обрушил свой гнев на грешную страну.

Санджайка Бисва тоже проиграл судилище. Не помогла могучая челобитная, что Бисве в Непале грозит нешуточная опасность, сродни той что грозила в ЮАР Нельсону Манделе. Не вопрос — Бисву депортируют в соседний с Непалом Бутан. Эти названия звучат как названия спутников Юпитера.

«Этан-Метан-Пропан-Бутан» - это все что я смог сказать Санджайке в знак поддержки.

Те из нас кто распределился под молоток судьи Браун уже знаем — она даже помочь пытается. Женщина-демократ, явно голосовавшая за Клинтон. Помочь напрямую не может, но старается дать шанс. Помочь напрямую это против правил, в которые она свято верит. Она повторяет то, что по ее мнению следует сделать — по нескольку раз повторяет, надеясь, что до мигрантских мозгов дойдет ее мессидж.

Вчера мы впятером - иранец Мо, Бернард, Анмар, я и каким-то образом примазавшийся к высокой конференции Иса - пытались выжать из Бисвы протокол последнего заседания НКВДшной тройки в гараже.

- Судья Браун спрашивал «есть лёер, у тебя есть лёер? Аппеляция писать лёер есть?» Как попугая повторял.

- Бинго — провозгласил Бернард и оглядел наш консилиум в поисках поддержки.

- Бинго — соглашаемся мы — Найми лоера, Санджая, тебе тут минимум полгода еще киснуть.

Мне судья Браун тоже сигналит - «Заплати пятерку и выходи. Пока погуляешь»

Меня этот мессидж раздражает — пятерки нет, дома полусвобода и отсутствие работы. Еще и на суд их ходить каждые две недели. Не. Лето пересижу, а там может и аусвайс выдадут. Нервы уже не те под судои сидеть.

Бежать из под залога? Давно бы сбежал без суда — в синие штаты, где против Трампа голосовали. Нормальные светлые люди. На выборы пошли больше марихуану легализовать, чем выбирать оператора страны. Моя Америка. Но семья, дети, школы и детсады, дом. Грузить родных на долг в пять штук, чтобы выйти и орать на них по пустякам?

Буду сидеть. По сравнению со свежевымороженными жаверами Мейфлауэра — я вообще вор в законе. Япончик, Тайванчик, Хуянчик — как угодно. Из тех кому трудности федеральной тюрьмы США кажутся смешными. Тут охрана с меня пылинки сдувает — за двести баксов день. Экая важная птица. Опять же кондиционер ебашит, сплю тут под двумя одеялами — а жена у меня теплолюбивая, не дает летом дома сильно гонять — вот и экономия.

Читаю по три книги сразу — переключая их как каналы ТВ. Довожу чистоту дальняка Мейфлауэра до уровня хирургической операционной пироговского центра. Пусть кто скажет, что вору западло лить воду из ведра на стены отхожего места. Вору не гоже ссать в вонючем туалете.

Вечером — час телевидения, когда играют хорошее кино. Знакомые лица известных актеров в тюрьме почти интимны, как встреча с родней.

Как Повествователь в «Бойцовском Клубе», я записан на все группы и кружки. Анонимные алкоголики, Наркоманы-онанисты, анонимные диабетики, Паразиты мозга. Нет здесь только Клуба страдающих раком яичек. Так что Марлу Сингер, я пока не повстречал — девчоночьи собрания отдельно.

Я уверен, что в женском иммиграционном бараке есть русская или украинка — по движению книг в библиотеке вычислил. Когда долго живешь за границей — книги с кириллицей бросаются в глаза как древнегреческая Септуагинта.

К слову сказать — все заседания «анонимных» клубов, церкви и «классов выживаемости» в тюрьме ни фига ни анонимны. В начале каждого собрания заставляют внести имя и фамилию в шерифский свиток. Зверо-ящеры любят создавать психологические профили, чтоб им легче было меня читать. Хуй им. Я набил на этом руку объёбывая тесты саентологов в прошлом году. Настоящую фамилию пишу только в списках спасённых — участников церкви. А вот на собраниях алкашей, наркош и прочих адептов двенадцати ступенчатой передачи — шоу которых пропустить просто грех — я пишу разную гадость вроде Rusty Knob Turner или Hairy S. Hole.

Все пришельцы-лидеры групп хотят меня спасти. Будто понимают — каково ждать очередного заседания чекисткой тройки. В одночасье потерять детей, жену, дом и любимый стол с ноутбуком. Потерять речку, где одна из фамильных собак учила сына плавать. Теннисный корт, где сын впервые попал по мячу. Секретный лаз в заборе зоопарка, через который пролезал, привязав к груди дочку — специальным рюкзачком — когда не было двадцатки на билет. Америка закроется на десять лет, а то и навсегда. Конец света в масштабах одной семьи.

Так что обычно церковь начинается с того, что это я успокаиваю церковников:

- Да, Бог есть, можете не сомневаться. Именно в тюрьме, в окружении белых шлакоблочных стен и решеток, ты вдруг начинаешь четко, как счетчик Гейгера, регистрировать Его присутсвие.

Пришедшие с мертвыми глазами церковники уходят от меня просветленными.

Разные приходят святоши. Есть парочка — белый очкарик Чад и его громкий негр. Чад хорошо владеет Библией, но совсем не знает правил родной орфографии. Постоянно спрашивает как пишется то или это. Я сперва думал — он шутит. Английскую орфографию — признаться знаю лучше русской. Инглиш зубрил со второго класса, а русский и так родной — чего еще с правилами париться? Теперь, когда мои компы и проги без встроенной русской орфографии — сразу видно какой я неуч.

Негр Чада — очень хитрый экземпляр. Я его читаю. Он отсидел лет тридцать по каталажкам и чтоб не доживать остаток дней в приюте для бездомных, притерся к богатой белой пригородной церкви. Там его все жалеют за то что он негр. Рассказывает нам как за счет Исуса пристроился в жизни. Типа это форма Велфера такая — прими Его и да не опустеет твой холодильник.

Есть еще Микки из общества наркоманов-онанистов — типичный кожаный Харли Дэвидсон с седыми космами и футболкой «Грейпфрут Дед». Явно не один трип на кислом в молодости. Так и жду, что его накроет флэшбэк прямо во время собрания. Отсюда его кислотно-панибратские отношения со Всевышним. Как и у меня, наверное.

На прошлой неделе Микки пизданул по молотку пальцем. За такой подвиг каждому американцу положен рецепт на тридцать пилюль с опием. Микки хорошо знает, что если начнет на тридцати остановится вряд ли и сорвется в штопор. Так что пьет ебупрофен и терпит. Из-за этого часто возводит глаза к небесам и грязно материт создателя — не усмотрел за молотком, падла.

По четвергам всегда приходят католики. Из всех пролетариев над гнездом кукушки — католики самые скверные. Ничего своего, все по бумажкам, катехизисам, все без духа, все с мертвыми холодными глазами.

За то католики приносят маленькие лубочные картинки с Иисусом и Матерью Божьей — такие менты не сдирают со стен во время шмона. Набираю всегда целую кипу — для латиносов. Вот где настоящие католики — молятся утром, вечером, перед едой, читают по очереди единственную в бараке ветхую Санту Библию — на испанском. Вот бы к кому священника пригласить — испаноговорящего.

Хрен им. И так не пропадут.

Католики передвигаются парами — мужчина и женщина. Пары две и всем глубоко за шестьдесят. Одна католичка — сестра Ретчет из Гнезда кукушки. Сухая, злая, мстительная и голодная, как сука. Подкрашивает волосы фиолетовыми чернилами. С ней мужик страдающий Паркинсоном и, возможно, раком яичек. Руки у него всегда ходят ходуном.

«Вы не думайте, пожалуйста, что он вас боится, ребята. Просто у него Паркинсон — он с утра такой, правда, Ник?»

Ник — мелкий тремор левой половины туловища всегда рассказывает анекдот. Как правило один и тот же анекдот. Ник уже рассказывал его нам и на прошлой неделе и на позапрошлой. Думаю, он просто не помнит, а не издевается. Людям, которые по ночам плачут под бумажными индийскими одеялами, Ник Паркинсон приходит рассказать анекдот. Исходя из моего неловкого стилистического анализа, анекдот принадлежит к середине прошлого века — этапу раннего творчества Элвиса Пресли.

- И значит эта — умирает старуха и падре ее спрашивает: « а сколько у тебя, милая, было мужей? Четыре. Первый банкир, второй циркач, третий врач, а четвертый - могильщик

one for the money

two for the show

three get ready

And go go go

На этой падрящей рок-н-рольной ноте мы обычно уходим в барак. Элвис, ты суть царь еудейской.

Вторая католическая пара симпатичнее. Даму зовут Сю, ей под семьдесят, но усилия которые она прилагая для консервации былой привлекательности воистину титанические. Лет сорок назад она явно была хоть куда. Когда я впервые поймал себя на этой мысли — пришел в ужас. Вот что тюрьма с людьми делает — то от взгляда на старушенцию активируются фибры малого таза, то на юного непальца заглядываться начнешь, то в всерьез начнешь анализировать грехопадение зыка приласкавшего собаку-поводыря.

Сю приходит с мужем — глыбообразным молчуном опирающимся на клюку. Бардовый, варенораковый, бурачный цвет его кожных покровов выдает серьезные злоупотребления виагрой. Муж злобно осматривает собравшихся зыков, хорошо понимая, что многие отмечают косметические и парикмахерские успехи старушки Сю.

Проповедует матрона недолго. Ее любимая форма богослужения — призыв духов.

- Ребята! - Сю ласково нас оглядывает- Бездушная тюремная администрация — взгляд Сю замирает на лице двадцатилетнего проходимца из Коста-Рики — запрещает нам молиться с наложением рук. А так бы я… Одним словом — я просто буду стоять позади вас и держать руки над вашими светлыми головками! Призовем же духа!

Жопрей де Бурак ревниво косит на Сю очи. Сю начинает молиться, постепенно входя в экстаз. Вот она возвела руки над головой молодого костариканца, вот перенеслась на юного лазутчика из Сальвадора, потом оцепенела над Бисвой. Ее телодвижения походят на танец Черной Вдовы, обволакивающей жертву в липкий саван. Тайна танца открывается мне, когда Сю доходит до меня. Так как злобные тюремщики не позволяют лапать нас руками, хитрюга Сю прижимается к жертве бедрами. Я ощущаю ее лоно, бедра, до сих пор стройные, хотя и побитые молью варикоза, ноги.

Едва уловимый стрим недешевого французкого парфюма довершает дело — меня наполняет совершенно иной дух, а вовсе не тот которого так усердно призывает опустившая веки Сю.

Когда она впервые проделала свой трюк над Люком Полито — гринго-неплательщиком алиментов из уголовного отсека, Полито звонко и задорно пёрнул. Чтобы не заржать мне пришлось сделать над собой усилие. Муж Сю открыл миру такие темные уровни багровости, что я невольно представил, как на него сейчас будут накладывать руки санитары скорой помощи. Сама Сю явно испытала прилив глубокого удовлетворения — достучалась хотя бы до одного. Полито тоже плохо скрывал удовольствие. После этого я часто встречала Люка Полито на собраниях всех конфессий, анонимных диабетиков, жертв запретов аборта и даже пенсионеров борющихся за аттестат средней школы.

За все старания и пыхтение Сю, я всегда нахожу ей бодрящий стих из Библии — на посошок, стараясь напомнить для чего они вообще-то сюда пришли. Писания — изумительный инструмент для инженеров человеческих душ. И хотя я не совсем инженер, скорее — механик, мне легко удается достучаться до сердечка Сю. Она, конечно же, любит ушами — а тут я могу дать фору и молоденьким мексиканцам и громовержцу Полито.

К моим набегам на клуб страдающих раком яичек я пытался привлечь и других пассажиров Мейфлауэра. Да как растолкуешь первоходам и мореходам, что в камерной системе тюрьмы, движение — из камеры — в камеру, из камеры — в коридор, из коридора — за забор, любое движение — это жизнь.

С первых дней я пробивался в американскую хозбанду, твердо намереваясь тряхнуть стариной. Когда-то я слыл Пабло Эскабаром Ферганской долины. Не дали. С моим малиновым браслетом, куда там! Федеральный преступник. Только что и осталось — обрастать завязками на собраниях клуба — куда нагоняли народец со всех уголков тюрьмы в Шардоне.

Джон Кошка тоже выбирается на собрания церкви. Он явно не новичок в тюрьме. Хотя ходил, похоже, исключительно поизмываться над простодушными проповедниками. Он садился на самый дальний ряд — как двоечник на Камчатку, закидывал в пасть охапку леденцов и испускал плоские шуточки, звучащие на той же волне, что и исторический пук Люка Полито.

Однажды на собрании каких-то залётных баптистов со мной оказался новенький гринго с прической под Иисуса — Тед. Он отпустил пару грибных шуток, сразу расположив мое обмолоченное психоделью сердце. И бинго — в середине молитвы Тед шепнул, что в прачечной работает парнишка с его улицы и к вечеру прострелит табак. «Супер! Если надо — ребята, я возьму на себя распределение в эмигрантском бараке — так сказать выведу дело на мультинациональный уровень.

- А что еще в меню?

- А чего бы тебе хотелось?

Черт! Это было подозрительно круто. Почуяв неладное, я решил испросить чего-нибудь крайне экзотического, трудно доступного даже в свободном мейнстриме на воле.

- А как насчет ДМТ?

- ДМТ? - Тед с уважением пожал мне руку.- От чего же? Можно и ДМТ. Можно и ДМТ. Будет тебе ДМТ — сегодня вечером.

Я представил, что можно будет с Анмаркой и Бернардом пыхнуть вечером деметилтриптамина и, обратившись в духов на время покинуть флауэр.

Потом Тэд возбужденным шепотом стал мне рассказывать, как работал под прикрытием на агентов ОБН, пытаясь купить кучу кокса на ксерокс-деньги, а его остановила дорожная полиция и нашла несколько крошек кокса. Теперь ему надо сообщить о беде агентами его вытащат из тюряги.

Я почуял неладное. Мечты стали растворяться в воздухе как дымок ДМТ. В конце собрания, когда нас выстроили лицом к стене в коридоре на пост-церковный шмон, Теда забрали в интейк. Там держат самоубийц, психов и местную отрицалу.

Мои путешествия по собраниям и клубам раздражают Ису.

- Ты суд, суд думай, рус! Все барак свой семья говорит — рассказывай. Ты свой семья не рассказывай. Висех тумбичькя- детский фота:дощька, сына. Твой тумбощка фота — Пу Тин. Зачем павесил Пу Тин? Зачем не рассказай свой корт, что сказал джаст Браун?

Что скажешь ему? Что меня еще в институте завербовали в КГБ? Что если грубо считать с момента первой встречи с офицером ведомства уже лет эдак двадцать пять прошло? Четверть века в нелегальной разведке. Работаю, правда, в основном на самого себя — но ведь настоящему профи так и положено. Где Родина, где флаг? Наверное в Беловежской пуще остались зарыты. Привязанности и стержни это вредная роскошь для профи. Например, еще вчера я любил Америку, за то что ей было на меня насрать. Сейчас Америке вдруг стало совершенно необходимо поиграться со мной и я тоже готов сделать ей больно при первой же возможности — как и большинство на Мейфлауэре.

Может рассказать Исе о батьке Махно для которого вся Родина это его Гуляй-поле? Почему не треплюсь налево-направо о гаражном суде, о том какие Хиросимы переживает мое сердце?

Отвечаю Исе словами советского разведчика Абеля: «А разве это поможет?» Какой смысл бежать по платформе, если поезд уехал еще вчера?

- Смотри, И, видишь Максю — липового украинца с Пармы? Видишь? Он на корпус тебя опережает, так? По судам? Вот и наблюдай его судьбу — то что случиться с ним завтра, с тобой , скорее всего, произойдет послезавтра. Ты, в свою очередь, меня обошел на пару корпусов в этих тараканьих бегах. Значит я могу делать промеры глубин по тебе. И чего дергаться, спрашивается?

Иса подвис на минутку перерабатывая информацию. Его взгляд потеплел.

- Ти мой самый лучший дрюк, рус! - обнял меня своими вьетконговскими клешнями и пошел резать круги.

Защитным свойством души является синдром раздвоения. Люди раздваиваются, когда становится совсем тяжко или опасно. Например, когда катишь тележку с продуктами в обход кассы — то один ворует, другой караулит. Раньше я верил, что это уникально моё качество, но с годами понял, что синдром практически универсален.

Горевание бренного тела это пустяки. Даже если тело теряет всю семью, ему все одно нужно, дышать, жрать, срать и спать. Этим тело и целиться. Мучит горем нас только мозг. Этого товарища просто необходимо загружать тяжелой работой. Впечатлениями, анализом это для него как отжимания от пола. Мои отжимания — клуб страдающих раком яичек.

В длинном ряду посетителей нашего зоопарка — большая часть которых приходит сюда именно как в зоопарк — полюбоваться на полосатеньких в неволе, мне запомнилась Элизабет.

Элизабет декан кафедры иммиграционногоправа Акронского университета.

Тонкая как иголка в летнем брючном костюме, Лиз похожа на известную фотку Джекки Кеннеди, когда ее перехватил порыв ветра и папарацци. Ни жопы, ни сисек, ничего выдающегося, ничего особенного в лице, кроме легкого удивления. И все же как и у Джеки — почти незаметная, но притягательная магия. Элизабет полукровка — мигрантка из Мексики во втором, а может и в третьем поколении. Наверное, ее предки были нелегалы, а она, встав на их плечи, выучилась и посвятила жизнь благородной защите таких бандитов, как мы с Исой. Элизабет всегда приводит с собой несколько своих студентов-отличников. Это у нее называется «правовая клиника». Как и студенты-медики в анатомическом театре, так и будущее лоеры рассматривают нас, полосатых, как кадавры для препарирования. Задачка для студентов выбрать трупик покраще и попрактиковаться.

Студенты выбирают простейшие кейсы — когда человек пересекает границу и тут же мчит сдаваться властям, свято веря в законность.

Сегодня для опытов выбрали африкана Аруну из Бенина. Он задирает рубаху и в глаза бросается его отъетое в тюрьме брюхо, поросшее поганенькими африканскими волосками. Он поворачивается спиной и демонстрирует шрам, похожий на след от копыта лошади. «Меня пытали» - со скупой слезой в голосе утверждает Аруна.

Удовлетворив аппетит к науке и бросив Аруну на растерзание любимчикам, Элизабет приступает к лекции. Она вещает о наших правах в суде, возможных лазейках и частых подвохах обвинителя. О многом я уже знаю — стиснув зубы заставляю себя провести два часа в неделю в юрбиблиотеке. Новое сегодня это виза Эйч номер такой-то — которую дают если вас отмудохали американские граждане, пока вы находились в США. Виза бесплатная и пожизненная. Интересно — вполне себе такой План Бэ.

Потом Лиз отвечает на вопросы. Адвокаты на воле за такую консультацию дерут сто-двести у.е. Время истекает и меня бесят люди, которые не умеют толком сформулировать вопрос и рассказывают о своей никчемной жизни, обворовывая других. Некоторым даже и вопрос неважен — главное показать себе же какой я умный. Мои вопросы давно сформулированы и я жду своей очереди. Час проходит незаметно и менты подают нам обед прямо в Многоцелевую-1 — основное помещение клуба страдающих раком яичек и паразитами мозга.

Студенты с любопытством изучают казенный харч.

Сегодня госбох послал нам пару стволов сельдерея на котором испытывали разные формы ГМО, подошвообразную пиццу с фрагментами пеперони и маленький треугольный — типа как в советское время паковали молоко — только малюсенький — пакетик сметаны. Сметана содержит микроэлементы внеземного происхождения и светиться в полнолуние.

Толстый студент-негор начинает возмущаться тыкая в мою пиццу коротким жирным пальчиком:

-Господа, господа! Это же свинина! А как быть с правами мусульман? Это просто оскорбительно.

Он еще слишком молод, чтобы знать, что основное мясо в тюрьме это индейка и чикен. Как раз из-за мусульман и прочих драных кошеров. «Когда толстый негритенок вырастет — будет Мартин Лютый Кинг» - подумал я.

Элизабет вдруг обращается ко мне и начинает расспрашивать о моей запрещенной в Узбекистане книге. Хочет скачать.

- К сожалению она пока только на русском. Но я пишу новую — на английском. Мечтаю чтобы и в США запретили.

Летом кондиционеры в тюрьме молотят так будто им приказали хранить здесь трупы. Я ночью мерзну под двумя одеялами. Элизабет сейчас ежится в тонком сером костюмчике. На мне сейчас теплое нижнее белье Сереги — и то не жарко.

Вдруг я замечаю как кожа Элизабет покрывается пупырышками. Только вот была тонкой, как муслин, нежной — и вдруг подернулся гусиной кожей. На глазах. Сейчас она снова похожа на Жаклин Кеннеди или на слегка постаревшую героиню фильма «Спроси у пыли».

От вполне нормальной реакции женской кожи на холод, у меня вдруг наступает неистовая эрекция, будто Элизабет испытала от меня оргазм.

«Боже» - думаю я - «У меня только что встал хуй на декана Акронского государственного университета!»

Иголку в стоге сена не утаить. Элизабет мне лукаво улыбается и говорит, что многое бы отдала за персональный экземпляр моей ненаписанной пока книги.

Винсент Килпастор , 24.11.2017

Печатать ! печатать / с каментами
Камрады, сайт очень нуждается в вашей помощи. Если можете, поддержите нас. Наши реквизиты вот здесь. Заранее большое вам спасибо.

Ваша помощь

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

tumbler., 24-11-2017 11:09:54

дахуябля.

2

Rideamus!, 24-11-2017 11:11:45

НН

3

Херасука Пиздаябаси, 24-11-2017 11:47:50

На прошлой неделе Микки пизданул по молотку пальцем. За такой подвиг каждому американцу положен рецепт на тридцать пилюль с опием.

и сказать нечего, гыыыы
афтр в раю, но незадача, улугбека нема

4

Херасука Пиздаябаси, 24-11-2017 11:48:40

по молотку пальцем..... ыыыыыыыыыгыгыгыгы

5

ХуюгоЕбосс, 25-11-2017 14:51:56

пять, но два

6

RealGoodFriend, 25-11-2017 15:29:13

хуякс

7

Фаллос на крыльях, 25-11-2017 17:02:43

сранный негритос иса
рвет на жопе валаса

8

Фаранг, 25-11-2017 19:45:04

ответ на: Херасука Пиздаябаси [4]

Наблюдателен епонец. 
Я проскочил с ходу

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«Сидор обладал способностью уникально быстро превращать в вонючие трущобы любое жилое помещение, вот и сейчас он успел наблевать в аквариум со сдохшими по такому поводу рыбами, заплевать весь пол и зачем-то насрать на угол ковра. "И потом, здесь хоть закуска есть, телевизор, а у меня вообще ни хуя". »

1

«Он притащил его к себе в балок, разогрел в микроволновке и трахнул. Апельсин, прикинь. За этим делом и его и спалили. Потом мы его так и представляли людям; знакомьтесь, это человек, который ебал апельсины Алсу.»

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2017 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg