1
СЕКС ВИДЕО
Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

Бильбердович

  1. Читай
  2. Креативы
Его звали все Бильбердович.
Он был наглым, назойливым и суетливым. Умные светлые глаза, казалось, проникают взглядом в душу. От этого становилось неприятно.
В первый раз я его увидел, когда зашёл на вахту подсобного хозяйства с братьями-паломниками-вахтёрами чайку попить.
Заварили, достали конфеты, ждём когда запарится.
Вдруг в открытое окно (а дело было летом) влетает галка и, нисколько не смущаясь, садится прямо на стол. По-хозяйски сунула клюв в мешок с конфетами, стала их вытаскивать и бросать на пол.

«О, Бильбердович пришёл!» — сказал молодой паломник по прозвищу Дедушка О.

Бильбердович посмотрел на него, подумал, подошёл и щипнул за палец.

«Жрать просит, — сказал Дедушка О и потряс рукой. — Больно шипается, зараза!»

«Дай ему что-нибудь, — сказал послушник Роман Свобода, глядя поверх очков на Бильбердовича, — а не то он задолбает всех».

Он здесь старший. В миру Роман Свобода был инженером-атомщиком. Сейчас он пенсионер и живёт в монастыре более десяти лет. Знает массу анекдотов и любитель почитать журнал «Крокодил». Что он делал и сейчас. Кто-то из рабочих притащил на вахту несколько годовых подписок за 70-е годы этого журнала (чтобы вахтёры не спали).

Дедушка О достал кусок хлеба и положил на стол. Бильбердович издал недовольный противный звук.

«Дедушка, — сказал Роман Свобода, — накроши ему, а то он будет орать как недорезанный».

«Умная тварюга, — сказал Дедушка и раздербанил кусок хлеба в мелкие крошки».

Галка (или галчонок) начал свою трапезу. Склював крошки, он насрал на стол.

«Сколько раз говорил — газету расстелать на стол когда Бильбердович прилетает?» — Опять оторвался от чтения Роман Свобода.

«Ему не нравится газета на столе».

«А мне, — сказал послушник, — не нравится его говно на столе, понял, Дудушка О?»

Бильбердович уже насытился к тому времени и стал развлекаться. То есть, тащить всё на стол, что может в клюве принести.

«Зачем он это делает?» — спросил я.

«А вот смотри», — сказал Дедушко О и кинул шариковую ручку в окно.

Бильбердович выпорхнул за ней, поднял с земли и прилетел на стол. Выпустил ручку из клюва и стал ждать, уставившись на Дудушку О своими свето-голубыми глазками.

Дедушка опять кинул, Бильбердович опять принёс.

«Это собака какая-то, а не птица». — Удивился я.

«Одним словом, Бильбердович, — сказал Дедушка О. — Жидыра».

Я не стал уточнять, почему Бильбердович ассоциируется у Дедушки О с жидами.

«Странное поведение, — говорю, — может он раньше домашним был? Его другие галки не обижают?»

«Что? — оторвался Роман Свобода от своего „Крокодила“, — Да этот оглоед сам кого хочешь обидит! Вон чё делает».

И впрямь, появились любопытные галки, которые заинтересовались движухой около вахты.
Дедушка О бросил им кусок хлеба. Только галки подскочили к куску, как на них налетел Бильбердович. Одной он так долбанул клювом в голову, что та перевернулась в воздухе. Другие опасливо отскочили.

«Монстр, — говорю, — этот Бильбердович».

«Жидяра», — сказал Дедушка О.

Нажравшись и наигравшись, Бильбердович улетел восвояси.

«Завтра прилетит?» — спросил я.

«Когда как, — сказал Дедушка О. — Бывает, по несколько дней не появляется».

Меня заинтересовала эта нахрапистая галка, и я стал частым гостем на вахте.
Бильбердович меня не боялся. Он вообще никого не боялся этот наглец. Как-то раз он вытащил у меня из кармана связку ключей от склада и положил передо мной. Я бросил ключи. Бильбердович слетал и принёс их. Это стало для нас игрой. Ключи очень нравились Бильбердовичу. Мы бросали сразу несколько предметов, и всегда выбор Бильбердовича останавливался на моих ключах.

«Бильбердович, жид пархатый, — ругал его Дедушка О, — я тебе юбилейный значок города Козельска бросаю, а ты, иуда, ключи выбираешь!»

Бильбердович смотрел на него серьёзными глазами и летел потом за моими ключами.

Так было и в то утро. До открытия склада оставалось полчаса, и я решил зайти на вахту выпить чаю.
Бильбердович уже расхаживал там по столу, маялся от безделья и пытался вырвать журнал у послушника Романа Свободы.

«Виктор, — сказал Роман, — поиграй с ним, надоел он уже, прости меня Господи».

Я достал ключи и швырнул их на бетонную дорогу подсобного хозяйства.

Эконом игумен Досифей уже прочитал перед строем рабочих «Царю Небесный» и «Отче наш».
Рабочие послушно стояли, сняв головные уборы. Все как один. Разговоры во время молитвы запрещены. Кому не нравится — увольняйтесь. Но, больше, чем платят в монастыре да ещё с полным социальным пакетом — во всей округе навряд ли найдёшь работу. Плюс бесплатный обед в паломнической трапезной.
Сокращённые майоры и прапорщики из соседней воинской части работали в монастыре плотниками и сантехниками. Всего рабочих было около трёхсот человек.
Игумена Досифея они боялись и уважали. Условия принятия на работу у него были простые: здоровый, женатый, и чтобы знал наизусть «Символ веры» и «Отче наш». В отделе кадров давали распечатку. Как выучишь — приходи с трудовой книжкой.

Ключи я швырнул, Бильбердович улетел за ними, а часть рабочих, человек так пятьдесят, потянулась к моему складу.
Сантехники за кран-буксами и смесителями, сварщики за электродами, плотники за гвоздями, шурупами и прочей мелочёвкой.
После рабочих пойдут братья монастырские кто за зубной пастой с щёткой, кто за тетрадями для учёбы в семинарии… В общем, как говорил мой напарник Саша с Курска, на складе есть всё — от батона до гандона.

Рабочие уже толпятся у склада, а эта тварь пернатая всё не летит обратно. Выглянул я в окно и на душе похолодело. Эта наглая скотина, морда воистину жидовская, сидит себе спокойно на крыше склада. Ключи в клюве. И не собирается обратно нести.

«Дедушка О, — говорю, — Бильбердович ключи зажал. Надо его как-то уговорить, чтобы он пасть раскрыл, а то Досифей скоро придёт».

Выскочили мы из вахты.

«Бильбердович, — кричим, — Бильбердович! Отдай ключи!»

Рабочие смотрят на нас, как на дураков, замолились, думают, паломнички.
Подбежали мы с Дедушкой к Бильбердовичу и свистим, и пальцами щёлкаем. Не помогает!
Тот смотрит на нас так презрительно сверху и даже башкой не крутит.

А время подошло уже склад открывать. Рабочие поняли в чём дело и присоединились к нам.
То ли Бильбердовичу шум не понравился, то ли рабочих недолюбливал, а снялся он с крыши склада и махнул на коровник. Мы за ним. На коровнике Бильбердович долго не задержался, полетел на мельницу.
На мельницу рабочие уже не побежали с нами, далеко, говорят.
Подкрались мы к мельнице и ласковыми голосами упрашиваем его:

«Бильбердович, Бильбердушечка, твою мать, будь благоразумным, отдай ключики, а не то мы тебе башку открутим, когда ты на вахту залетишь!»

Как будто он понимает… Но тут уж, знаете, рассуждать некогда, что этот жидяра понимает, а что нет. По крайней мере, слушает внимательно, не улетает.

Слышим, голос игумена Досифея у склада:

«Что стоите? Почему не работаете? Как нечем? А где Виктор?»

Бильбердович встрепенулся и полетел к вахте. Мы с Дедушкой, само собой, за ним.
Пробегаем мимо склада. Досифей изумлённо смотрит нам вслед.

А надо сказать, ломать двери склада бесполезно. Только если газосваркой вырезать квадратный метр железа.

Ну, думаем, сейчас Бильбердович на вахту прилетит и хана ему. Роман Свобода его закроет и мы ему все перья пообрываем. Но хитрый галчонок сел опять на крышу.

«Слушай, — говорю, — надо его как крыловскую ворону развести. Что он больше всего жрать любит?»

Дедушка О задумался.

«Фисташки, наверно, говорит. Да, точно — фисташки».

Я на пятой скорости рванул к продуктовому складу.
Там кладовщик Женька Зотов. Жирный парень. Недавно освободился. Кореш мой. Кладовщики всегда находят общий язык между собою.
Забегаю.

«Женька, говорю, фисташки срочно нужны!»

Женька посмотрел на меня, видит — не вру, и без лишних слов достаёт с полки упаковку фисташек.

«Келарю потом скажешь, что взял фисташки», — сказал он мне вслед.

Спасибо, Женька, скажу. Но попозже.

Когда я прибежал к вахте, Дедушка О что-то говорил Бильбердовичу. Тот, как всегда, слушал с серьёзным лицом. Вдалеке стоял злой Досифей, руки за спину, что говорило о его сильном гневе. За спиной эконома рабочие тайком хихикали в рукав.

«Вот, говорю, фисташки. Корми его Дедушка. Ты с ним больше общался».

Но Бильбердович, как только увидел орехи у меня в руке, забеспокоился, раскрыл свой мерзкий клюв и юркнул в открытое окно вахты.

«Пошёл нахуй!» — донеслось оттуда. Это Роман Свобода не выдержал.

А я подобрал ключи и направился к складу.

Бильбердовича не было больше недели.
То ли он на послушника Романа Свободу обиделся, что тот обматерил его, то ли на меня с Дедушкой О, что фисташек не досталось — не знаю.
Но как-то раз, уже под вечер он залетел на вахту, когда мы пили чай. Процокал своими коготками по столу и ущипнул меня за руку. Потом, наклонив голову вбок, посмотрел мне в глаза.
Я достал те самые фисташки, что взял у Женьки Зотова и высыпал перед ним.
Я же понимаю, что сам дурак. Нечего монастырскими ключами разбрасываться. Что с птицы возьмёшь?

Отец Досифей назначил мне епитимию — келейно сто земных поклонов каждый день. На месяц.
А Роману Свободе — пятьдесят по-старости, ибо нечего при игумене матом выражаться. Даже на Бильбердовича.

барон Мюнхаузэн , 03.10.2017

Печатать ! печатать / с каментами

Заработал наш Инстаграм:

https://www.instagram.com/udaff_udaff/

Подписывайтесь, и все ежедневные картинки всегда будут с вами!

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

Rideamus!, 03-10-2017 11:19:33

первый нах

2

АЦЦКЕЙ МАНИАГ, 03-10-2017 11:19:33

И туд

3

Rideamus!, 03-10-2017 11:23:30

скучно
по стилю стало напоминать изюбрю с его электросетями

4

ляксандр...ВСЕГДА,,,, 03-10-2017 13:07:45

платят в монастыре да ещё с полным социальным пакетом (с)
В отделе кадров давали распечатку. Как выучишь — приходи с трудовой книжкой.(с)
------------------------
т.е. монастырь по гумажкам. ОАО. ООО иле ПАО какойнить? хуясе. не знал

5

ляксандр...ВСЕГДА,,,, 03-10-2017 13:11:39

http://cyberleninka.ru/article/n/yuridicheskiy-status-i-ekonomicheskay

6

Голова корнета Краузе, 03-10-2017 13:19:46

афтар, как там при монастырях добровольцы-трудники решают половой вопрос?
дрочат или как-то по-другому выкручиваются?

7

Бобр, 03-10-2017 13:49:42

"почему Бильбердович ассоциируется с жидами" - автырь дурачок?

8

Сирота Казанский, 03-10-2017 15:43:54

"жид пархатый", чота мне это напоменает гг.

9

Нэкосан, 03-10-2017 16:55:32

охуенно!
в избранное!

10

alexeygagach, 03-10-2017 23:42:12

Пиши ещё! Прочитал в середине рабочего дня, как окно в другой мир. Успокаивает, отстраняет.

11

СтарыйПёрдун, 04-10-2017 19:16:23

забро
для голчёнка

12

ван хельсинг, 04-10-2017 22:13:06

заибато!

13

чытыре, 06-10-2017 11:40:35

молодец..заебись росказы..расслабляет..пешы автор как время будет.

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«Милые девочки представляются обычно студентками-туристками, или коренными шанхаянками – по разному. Очень вежливы. Иногда – трогательно сексуальны. Разводят лаовая на «пойти в «ти-хауз» или ресторан, а потом соскальзывают»

1
1

«В середине огромного люда -
между галстуков, брюк и блуз -
тихо вздернулся мой Иуда
на веревке фонарных бус. »

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2017 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg