СЕКС ВИДЕО
Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

Фея

  1. Читай
  2. Креативы
ФЕЯ
Первый раз Антон увидел ее в метро.
Высокая стройная девушка стояла у выхода из вагона, привычно глядя в телефон. Но не это бросилось ему в глаза – одежда. Длинный, до самого пола плащ необычного светло-синего цвета с капюшоном, небрежно отброшенным назад. Плащ напоминал своим покроем какую-то средневековую мантию, струился вниз длинными складками и резко выделялся даже на фоне разноцветных нарядов остальных пассажиров. Было ощущение, что он вечно стекает со свой хозяйки вниз, как ласковая неторопливая волна.
Невозможно было сказать, почему, но все в вагоне: пожилой мужичок рядом с ней, группка небрежно одетых школьниц, звонко смеявшихся чему-то очень своему, кавказского вида накачанный парень с бородкой, в яркой спортивной куртке, расставивший короткие ноги шире плеч, да и сам Антон - были сами по себе, а она – отдельно от них.
Не от мира сего, если хотите.
Девушка недовольно пожала плечами, словно чувствуя, что на нее смотрят. Потом, не глядя, бросила трубку в сумочку и встала в пол-оборота к Антону. Он увидел тонкий профиль, ясный, точеный, как у древних статуй богинь – высокие скулы, прямой носик, довольно высокий лоб. Всё это удачно дополняли длинные светлые волосы, падавшие тенями на плащ.
«Очень!», - неожиданно для себя подумал Антон, не отрывая взгляда, пока незнакомка не вышла на следующей станции. – «Очень и очень! И, кстати, как называется цвет ее балахона?».
Для мужчин, если они не художники, вообще сложно определять и называть сложные цвета. Красный от зеленого отличить получается, а вот оттенки и полутона – увольте!

Антон не был художником.
Он третий год работал в фирме однокурсника, внезапно бросившего общую для них профессию учителя физики и математики, и ушедшего в творческий бизнес. Творческий – потому, что это была видеостудия, а бизнес… Просто, кроме рекламы, они ничего не снимали. Антон был на подхвате, таскал бесконечные штативы, сумки с запасными аккумуляторами и едой для всей группы, держал рефлектор при съемках. Подай-принеси. Работа для настоящих лентяев, как говорил друг-директор, выплачивая раз в месяц оговоренные при найме шестьсот баксов. В этом месяце они составили тридцать шесть с чем-то тысяч рублей.
- Антоха, ты бы монтажу подучился, бро? – не раз предлагал друг. – Это другая работа, другие деньги. У меня бы и дальше трудился, но не с отражателем в зубах по лабазам бегать, а в студии, в офисе, как человек.
В глазах его стояло искреннее желание помочь, но Антону было откровенно лень.
Год убивать зрение, не отрываясь от компа и осваивая разные премудрости, чтобы - что? Не сорок тысяч, а семьдесят? Да пошло оно всё на хрен, и так устраивает. Квартиру, слава богам, оставили родители, отбыв в мир иной, жил он один, зарплаты на его образ жизни хватало.

Он вышел на своей станции, привычно застегнул куртку, выходя на улицу, и поплелся домой. Идти было минут пятнадцать, привычный маршрут между магазинами, по дворам и, по длинной дуге через парк - к своему дому.
Вечер только начинался, поэтому у Антона оставалось сегодня время на небольшое хобби. Настроение было как раз, подходящее.
Полгода назад, когда идея только пришла ему в голову, он испугался. Это напоминало то ли начинающееся сумасшествие, то ли какой-то нарыв в голове, гной среди благородных извилин мозга. Дело в том, что он люто возненавидел мужчин с усами. Он дрожал, видя их. Потел. Колотилось сердце. Кожа словно стягивалась на затылке, обостряя черты лица, когда он видел очередной объект своей злости. В этом не было ни капли затаенной гомосексуальности, ни каких-либо объективных причин вообще. Его не били менты-усачи, не насиловали в детстве деловитые дядьки с порослью на лицах, не воровали у него деньги и даже не обсчитывали на рынке.
Впрочем, на рынке, конечно, обсчитывали всех. Это такое сакральное место, но причиной ненависти, конечно, не являлось. Наверное, хороший психиатр помог бы Антону разобраться, но, видимо, не судьба. Он выбрал другой путь и сейчас неторопливо шел по нему.

Сперва он решил, что это будет нож.
Перебрал дома скудный набор из столовых приборов, перочинных огрызков и полусточенного куска стали, обмотанного на ручке изолентой, оставшегося еще от отца. Не то, всё – не то. Прошелся в выходные по лавкам, торговавшим нужным товаром. Китайская дешевка или запредельно дорогие для него охотничьи лезвия ценой в зарплату за полгода. И то, и другое было неприемлемо.
После этого Антон залез в интернет и несколько дней провел в поисках нужного инструмента. Особенно удачные решения он сохранял в компьютерной папке Hobby, уже распухшей от изображений мечей, кортиков, ятаганов, штык-ножей, казачьих шашек, подарочных рапир и иных разнообразных изделий человеческого таланта, скупо относимых уголовным кодексом к холодному оружию.
На одном из форумов он наткнулся на простую, но гениальную мысль.
Попавшись с ножом или стилетом, гражданин родной страны был обречен на статью за ношение этого самого холодного оружия. Даже, если ничего им не сделал, ну, или сделанное доказано не было. Важен был сам факт. Но есть ведь масса смертоносных устройств, вплоть до топора, которые не попадали под наказание. Именно из этого перечня, любезно предоставленного каким-то пользователем, Антон, подумав, выбрал шило. Да-да, обычное шило, которое после несложной доработки становилось немного длиннее и запросто протыкало насквозь печень ненавистного человека.
Перед глазами Антона всё время стоял этот сборный портрет жертвы, на пустом белом овале лица которого отчетливо выделялись роскошные буденовские усы.

Первым стал средних лет мужичок с собакой.
Сперва он ничего не понял, когда ему навстречу шагнул молодой парень и молча ткнул чем-то. В сумерках даже рассмотреть орудие своего убийства усатый собаковод не смог. А потом понимать стало поздно. Мелкая лохматая тварь неведомой породы долго потом прыгала вокруг своего владельца, застывавшего на парковой дорожке. Собака лаяла и требовала продолжать прогулку. Антон не любил собак, но и ничего дурного к ним не испытывал, поэтому меткий удар шилом в правый бок получил только хозяин.
Телефон с собой Антон на акции не брал, парк находился на другом краю огромного города, а никакой связи между убийцей и его жертвами не было. Паучье гнездо, населенное одетыми в форму охранников «Пятерочки» работниками внутренних органов, разумеется, зашевелилось. Планы, информация, примерный психологический портрет, ориентировки и ложные вызовы. Собачки даже, но уже служебные, исправно приводившие к станции метро или автобусной остановке. Но никакого толка в этом не было – Антон менял места, не придерживался никакого графика, жертвами становились и коренные жители, и случайные встречные возле вокзалов. Некоторым чудом удавалось выжить, но и счет покинувших этот свет усатых бедолаг шел уже на третий десяток.
Менты, конечно, зверели, а по городу ползли мрачные слухи об очередном маньяке, обрастая нелепыми выдумками и фантастическими теориями.
Наплевать!
Вот и сегодня он был в настроении исполнить какого-нибудь усатого скота. Он так и формулировал про себя «скоты», лишая их права относится к человеческому роду.

Антон забежал домой, наскоро вывалил на сковородку пакет замороженных блинчиков с мясом и пошел переодеваться. Возле редко включавшегося телевизора, черный прямоугольник которого был густо покрыт пылью, он на мгновение притормозил. Постоял, думая о чем-то и попытался нарисовать указательным пальцем профиль девушки из метро.
Разумеется, получился шарж на пожилого армянина – низкий лоб, горбатый длинный нос и короткий подбородок. Ну, не художник он, не художник…
Проведя ладонью по мерзкому рисунку, он вытер пыльную руку об трусы.
Хватая руками с раскаленной сковородки едва разогретые блины, Антон думал, куда сегодня. Место должно быть новым. Безлюдным. Поменьше фонарей, подальше от дороги. Снова парк, чавкая, решил он. Весь вопрос – какой?
«Как же называется цвет ЕЁ плаща?» - совершенно некстати подумал Антон. – «Бирюзовый? Да нет, это, вроде, не то…».
Он доел блинчики, вытер руки о замасленное кухонное полотенце и бросил пустую сковородку в звякнувшую гору посуды в мойке. Надо бы помыть, но - после возвращения.
Решено: сегодня акция будет в соседнем парке. Только, чтобы не вычислили, придется оттуда уйти к станции, проехать остановку и вернуться оттуда. Конечно, придется полчаса топать, но лучше так, чем огрести пожизненное за скотов.
Петровский парк и в лучшие времена вызывал не лучшие чувства у одинокого прохожего: редкие фонари, лет десять нестриженные кусты, ставшие настоящими зарослями, полное отсутствие патрульных полицейских вечером и редкие стайки молодежи, распивавшие всё, что горит. То, что не горит, они употребляли внутривенно.

Антон осторожно шел по разбитому асфальту дорожек, не торопясь выходить на перекрестки. Он подолгу вслушивался, чтобы не нарваться на неприятности самому. Людей в Петровском и так-то было маловато, а сегодня вечером просто прошел какой-то мор. Никого. Вообще, никого. Встреченная женщина средних лет с овчаркой на широком поводке его не заинтересовала – из этой пары усы были только у собаки. Женщина недовольно глянула на отпрянувшего почти в кусты Антона и даже не подумала подтянуть собаку ближе к себе.
- Пойдем, Акбар, пойдем! – неожиданно визгливо сказала он. – Парень тоже гуляет, не ешь его.
«С-с-сука!», - подумал Антон. – «Таких тоже мочить надо».
Завернув налево на перекрестке аллей, он увидел впереди шедшего ему навстречу мужика. С такого расстояния рассмотреть наличие усов было сложно, но Антон чем-то дрогнувшим внутри почувствовал: то, что надо! Словно подсказал ему кто-то.
Мужчина был без собаки. Да и в целом, был он странным – явно никуда не спешил, хотя большинство прохожих всегда проскакивали парк чуть ли не бегом, спеша домой. Одет в что-то темное, как и сам Антон. На плече – спортивная сумка-банан. Физкультурник, что ли? Хм…
Почти поравнявшись с встречным, Антон увидел, что лицо спортсмена украшали короткие усы щеточкой. На ловца и зверь, стало быть. Ну, что же!
Рука, стиснувшая самодельную рукоятку шила вспотела, но доставать оружие было рано. Только совсем рядом, быстро, и успеть отскочить – если мужик крепкий, пара минут у того будет, может успеть свернуть Антону шею.
- Добрый вечер! – тихо и как-то очень мягко прозвучало из-за спины Антона. Он резко обернулся и увидел неслышно нагнавшего его второго парня, бритого наголо, заметно более молодого, чем шедший навстречу. В руках парень держал что-то до боли напоминавшее резиновую дубинку.
- Добрый… - промямлил Антон, быстро, но мучительно соображая. В кусты? Догонят, если они вместе. А они явно заодно: шедший навстречу тоже остановился в паре шагов перед ним. Напасть первым? Не играет его шило против ментовской дубинки, даже не смешно. – Грабить будете? Так у меня нет ничего, пацаны. Даже трубки с собой нет, вот клянусь.
- Вот и проверим, - проворчал более молодой, подойдя совсем близко. Ох, да не дубинка у него в руке, просто кусок трубы. Это гораздо хуже.
- Пожалуйста, не бейте! – плаксивым голосом ответил Антон, резко выдергивая из кармана шило. Но привычно ударить в бок парня с трубой он не успел – сзади обрушилось что-то тяжелое, заставив упасть на колени. Рука сама собой разжалась, шило выпало из пальцев.
- Что у него там, Лысый? – проворчал усатый, который явно и огрел чем-то Антона по голове.
В бок Антону прилетел тяжелый ботинок, заставив всхлипнуть и отлететь на метр в сторону. Было больно. Было очень больно, особенно вдыхать. Голова кружилась, а две темные фигуры расплывались и двоились.
- Шило, шеф! Ни хрена себе, да мы, похоже, этого серийного всё-таки нашли, который народ в печень валит!
- Так мы его и искали. Пока еще менты раскачаются…
Антон почувствовал еще один удар по ребрам. Внутри что-то хрустнуло, зато мир перестал расплываться перед глазами, и он увидел снова её. Ту девушку, встреченную пару часов назад в метро. В накинутом на голову капюшоне она напоминала какую-то монашенку, пришедшую, как в кино, помолиться за душу раба грешного Антона и облегчить ему…

- Шеф, давай-ка он от своего шила и сдохнет, ага? – прозвучало где-то в воздухе, уже и непонятно откуда.
- Ага. Вали его и пойдём.
Ой-ой-ой…
Дём-дём-дём…
Что за чёрт? Видел-то он теперь всё отчетливо, но дробились звуки, сталкиваясь эхом, звеня и похрустывая в тишине парка. Слова расплывались и повторялись, путаясь между собой.
Девушка прошла между двух застывших на секунду людей, откинула двумя руками капюшон и встала на колени перед лежавшим Антоном. Чуть виновато улыбнувшись, она наклонила голову и еле уловимым шепотом сказала ему на ухо:
- Цвет называется лазурным, мой мальчик… Всё просто.
От её губ, упавшего ему на лицо светлого локона, да и от всей фигуры веяло нестерпимым холодом, словно кто-то открыл зимой дверь на лютый мороз и не торопится её закрывать.
Антон с ужасом увидел, как прямо через тело девушки, ставшее бесплотным словно подсвеченные светло-синим облачка дыма, кто-то резко ударил его шилом в бок.
Было уже не больно. Совсем уже нет.
Только очень и очень холодно.

Юрий Жуков , 17.09.2017

Печатать ! печатать / с каментами
Камрады, сайт очень нуждается в вашей помощи. Если можете, поддержите нас. Наши реквизиты вот здесь. Заранее большое вам спасибо.

Ваша помощь

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

Старичюля, 17-09-2017 11:43:00

фея хуея

2

Старичюля, 17-09-2017 11:53:11

ничо так расказец

3

Старичюля, 17-09-2017 11:53:45

СБРЕЙ УСЫ ПАБРЕЙ ПЕЗДУ!!!11

4

13k, 17-09-2017 12:21:23

Афтар вроде неплох, но в этот раз откровенная хуйня. Матчасть нефпизду. Чо за нах такие охотничьи лезвия ценой в 150-200 тыщ отечественной валюты, продающиеся в лавках вместе с китайской дешевкой? Афтар вообще в курсе цен на перья? И с какого это неведомого хуя у нас появилась ответственность за ношение и хранение холодного оружия? Наверное сильно удивлю автора, но уголовно наказуемо только изготовление и сбыт хлад.оружия. потом по факту убийств, ну попал он шилом в печень, без опыта, заебись, ага. А ничо, что от раны в печень не умирают мгновенно и терпила вполне мог позвать помощь, позвонить по телефону, передать приметы маниака и тд? Персонажи нихуя не раскрыты. Стал маньяком патамушто не нравятся усатые мужчины, ебануться мотивация. Какая-то невнятная полумистическая шмара в балахоне, и усатые бродяги, кончившие маньяка, которые оказывается его и искали. Осталось только выяснить, были ли у этой телки усы?

5

Аз есмь Еремий Потапович, 17-09-2017 12:41:47

интресно как произносят слово Фея люди с хроническим гаймаритом типа Зимёна Альтова?
БЕЯ?

6

Херасука Пиздаябаси, 17-09-2017 13:21:32

ниачом. И матчасть нифпесду - за ношение хо стопицот лет как нет оветствегнности, ты бль хоть с катаной ходи

7

Херасука Пиздаябаси, 17-09-2017 13:21:57

ответ на: Аз есмь Еремий Потапович [5]

>интресно как произносят слово Фея люди с хроническим гаймаритом типа Зимёна Альтова?
>БЕЯ?

вея или зея

8

Сирота Казанский, 17-09-2017 13:41:23

Имхо, усы у него н расли, вот он и злилса. Ничо расскас, пешы исчо.

9

Юрий Жуков, 17-09-2017 14:13:53

ответ на: 13k [4]

Спасибо большое за уточнение с холодным оружием! С 2003 года всё им так и есть. Я капитально отстал от жизни, признаю. Сыплю в голову пеплом и всё такое. Реальне прокол. Нащет шила в печень - тоже да, хотя возможны варианты, как говорят знакомые доктора. В целом рассказ не вышел. Учту на будущее.

10

RealGoodFriend, 17-09-2017 17:24:19

ойойой демдемдем

11

RealGoodFriend, 17-09-2017 17:26:06

вася решил валить всех у кого есть хуй.
но как проверить?
надо сначала раздеть и посомтреть?
потому решли не мучаца и начать с себя

12

Михаил 3519, 17-09-2017 18:42:23

''стояла у выхода из вагона, привычно глядя в телефон''... Слышь ,Насекомофф ,а каг ты определил ,што привычно? Ты ф теле етой бабы побывал? Да и Антоха твой ,убивец бляццкий, первый рас её увидел.

13

Михаил 3519, 17-09-2017 18:43:32

ответ на: 13k [4]

Да ,такой Насекомофф нам не нужен...

14

SIROTA, 17-09-2017 19:29:10

Слово "привычно" повторяеццо раз шесть. Шилом в портальную вену... Та вена сама шириной как пезда, стенки толстенные. Дырочка от шила даст небольшое кроватечение на минутку и всё. Но! печень может быть и под ребром, и чуть выше пупка! Сначала узи - потом уж...

15

Акубаев, 17-09-2017 19:42:04

Думаю что Антону усатые чото сделали

16

бомж бруевич, 18-09-2017 14:11:13

мотивация маньяка прикольная.
люди, брейтесь!

17

Хулео Еблесиаз, 18-09-2017 15:55:17

ответ на: Акубаев [15]

>Думаю что Антону усатые чото сделали

Это был пожилой усатый армянин, не зря ж он его портрет рисует поцсознательно

18

Боцман Кацман, 18-09-2017 16:12:06

ответ на: SIROTA [14]

>Слово "привычно" повторяеццо раз шесть. Шилом в портальную вену... Та вена сама шириной как пезда, стенки толстенные. Дырочка от шила даст небольшое кроватечение на минутку и всё. Но! печень может быть и под ребром, и чуть выше пупка! Сначала узи - потом уж...

так он и выписывал им направление на узи... , плюс биохимию, ОАК ОАМ...ты просто невнимательно читал там это между строк

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«Мы сидели в этом городке уже третий день. Как назывался это городок, толи Мухосранск, толи Усть - Перепездюйск, не имеет никакого значения. »

1

«Поссал в раковину, помыл хуй теплой водой, вытер его полотенцем, минутку постоял – надеюсь, думаю, я её ничем не заразил. И пошел назад. Она сидит на диване, глаза заплаканные, между ног зажала простыню. Кровь, видимо, хуярит. Бля, смотрю на неё – и ничего, кроме отвращения, не испытываю. А она ебанула – мы поженимся? – спрашивает. Чего?!!! »

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2018 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg