Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

Рекомендовано Удавом!Серп и демон. Часть 8

  1. Читай
  2. Креативы
На улице была ночь – очень неожиданно для опрометью выбежавших из дома Гадалки приятелей! Конечно, никаких фонарей в Гиблом месте не водилось, звезды колючими точками освещали разве что сами себя, а луны и вовсе не было видно.
Над крыльцом, скрежеща, завозился Душка, а дверь в домик за спинами Иванова и Лёхи с грохотом захлопнулась. Последний источник света исчез и дальше пробираться придется, наверное, на ощупь.
- Что за хрень! Мы сюда попали на рассвете, верно? – Иванов озадаченно покрутил головой, рассмотрев неподалеку светлый Лёхин шлем. – Ну, в карантине пробыли часа три, пока шли, пока здесь… Ну, вечер. Но, по любому, не ночь же должна быть! И не видно ни хрена…
- Фигня! – уверенно проворчал Лёха и начал что-то вытаскивать из воздуха. Иванов толком не видел его движений – только какие-то мутные полосы в наступившей темноте. Сам он представил магазинчик бытовой техники недалеко от своего старого дома и вытащил из того же воздуха небольшой, но увесистый фонарик. Щёлкнув кнопкой, с удовольствием посветил вокруг.
Лёха, скривившись, вытягивал откуда-то здоровенную деревянную штуковину, оканчивавшуюся кованой металлической чашей, в которой слабо чадило крошечное пламя.
- Антикварная вещь, - ухмыльнувшись, сказал Иванов. – Выбрось на фиг! Лучше фонарик достань.
- Неа, - пропыхтел Лёха, поднимая доисторический факел над собой. – Это круто. Подходит к окружающему.
Что было – то было!
В дрожащем и раскачивающемся свете пламени асфальтовая дорога под ногами стала казаться каменной мостовой, дома преобразились в средневековые замки (правда, небольшого размера), а отблеск глаз горгульи, удивленно вытаращившейся на неожиданный источник огня, и вовсе заставил Иванова поежиться.
- Пойдем ночлег искать, Васька! – с гордостью перехватив факел в левую руку, радостно сказал Лёха. Правой он подтягивал съехавший с пупка ремень брюк. – Если Проповедник не сбрехнул, нас тут уже свои дома ждут. Собственные, млин!
Особого выбора, куда идти, у них не было.
Если слева был вход в городок, то стоило двигаться направо. Где-то там, в темноте, по идее, и располагались центр Дейнето, Дом Сфинкса и прочие культурные заведения. Иванов выключил фонарик и сунул его за пояс, потому как факел у Лёхи зашипел, несколько раз выплюнул вверх клубы дыма и загорелся весьма пристойно. На полметра в высоту, отчего важно шагавший приятель стал похож на старинного стражника, обходившего владения и вселявшего в сограждан здоровый сон. Конечно, тропический шлем не очень гармонировал с образом, но в полутьме вполне мог сойти за нечто военное и спасающее голову от всяких там алебард и протазанов.

При более ярком свете Иванов понял, что ему не почудилось – под ногами и впрямь был не асфальт, а мелкие камешки, составлявшие мостовую. Да и дома, гм… Грешили местные строения готическим стилем. Хоть горгулий больше видно не было – и то хлеб.
Пройдя вдоль пары десятков темных домов, отличавшихся только количеством башенок и вычурностью дверей, приятели ожидаемо повернули влево. Видимо, где-то там, в центре, обе улицы сходились в одну.
Интересное кино!
На уютном кресле с высокой спинкой, отсвечивавшей в неверном свете Лёхиного факела каким-то сложным гербом, прямо посреди улицы сидел человек. Ноги его были укутаны клетчатым пледом, над головой парил яркий зеленоватый шарик, дававший достаточно света, чтобы читать. Вот человек и читал, несмотря на всю абсурдность этого занятия ночью на улице. Рядом с ним, так же в воздухе, парил поднос с огромной кружкой на борту – судя по густому пару, в ней было налито что-то горячее. В воздухе ощутимо запахло мятой и чабрецом.
Человек был очень стар – впалые щеки и поджатые, в ниточку, бескровные губы выдавали его возраст, даже если не обращать внимания на длинные белоснежные волосы, словно светившиеся в темноте, и падавшую на грудь такую же седую бороду.
Свет факела выхватил из темноты, что тщательно изучаемая им книга называлась «Дедушка с татуировкой грифона».
- Добрались, мальчики? – надтреснутым голосом спросил старик, закрывая книгу и аккуратно помещая её на поднос рядом с кружкой. – А я вас уж полчаса жду, не меньше. Вон и день уже кончиться успел, а вас всё нет!
- Гадалка задержала, - виновато брякнул Лёха, с металлическим лязгом упирая факел в мостовую. Иванов зачарованно молчал, разглядывая диковинного деда. Ну, не бывает настолько старых людей, не бывает! Раньше их смерть обычно прибирает: от ран, недоедания, перепивания и вредных нитратов. А также курения табака и стрессов от секса в большом городе.
- Гадалка? Эта может… - довольным голосом откликнулся старик и поправил тонкие золотые очки. В них он был здорово похож на этого… из «Гарри Поттера». Начальника школы для трудных подростков.
– Давайте, что ли, знакомиться? Вас я знаю, ну, а я – Староста. Тоже, небось, слышали уже. Проповедник всех просвещает, когда трезвый.
- Слышали, - как-то одновременно сказали оба вновь прибывших.
- И, как Староста, - старик взял одной рукой кружку, громко отхлебнул из нее и задрал вверх указательный палец другой руки. – Как Староста нашего города, я должен вас разместить по домам. Во всем должен быть порядок. Твой дом, Жнец, вот!
Он ткнул пальцем куда-то вправо.
- А твой, Заклинатель, рядом. Следующий, стало быть. У нас если кто не один приходит, я рядом селю. В первое время очень помогает освоиться, а там и сами привыкнете. Ключи из воздуха сами достанете, не маленькие, разную бытовую ерунду тоже, а с утра – первым делом ко мне. На инструктаж.
Он опять шумно отхлебнул, поставил кружку на поднос, после чего кресло слегка приподнялось над мостовой, развернулось и величаво поплыло вдоль улицы. Шарик летел над ним как привязанный, освещая путь. Поднос, после небольшой задержки, последовал за хозяином. Всё это происходило в полной тишине. Так, шелестело что-то – и то, наверное, показалось.
- По домам, - решительно сказал Иванов и пошёл к указанному Старостой домику. Лёха приподнял факел и пошел следом, ища в темноте своё новое жилище.

Сзади раздался громкий топот, от которого оба приятеля отпрыгнули к крыльцу ивановского дома и напряглись. Сам Иванов вытащил из-за пояса серп и фонарик, выставив их в разные стороны, уже и не зная, чем еще защититься – добывать что-то колдовством времени не было. Лёха просто наклонил вперед факел, от чего тот стал похож на световой меч джедаев.
Или, учитывая длинную ручку, на копье.
В двойном свете фонарика и факела показался источник топота – странноватое животное, больше всего похожее на лошадь. Быть совсем похожим ему мешала длинная шея, увенчанная плоской, почти змеиной головой, покрытое мелкой чешуей туловище и полное отсутствие копыт – ноги у зверя оканчивались какими-то бугристыми утолщениями. Мелочи, вроде плотно прижатых к бокам коротких крыльев и длинного, заостренного на конце хвоста, можно было и вовсе не принимать во внимание. В целом-то ведь лошадь, ага!
На спине у странного животного сидел молодой человек в совершенно средневековом наряде. На взгляд Иванова, не искушенного в моде прошлых лет, наряд был мушкетерским – широкополая шляпа с густыми перьями (и не сваливается при такой скачке!), просторный длинный плащ, свисавший вниз, какие-то кожаные ремни поперек камзола, высокие сапоги с отворотами. В руке всадник держал обнаженную шпагу, повелительно тыча ей в приятелей.
- На колени, презренные! Падите ниц перед владыкой этого вечного города!
Орал, он конечно, знатно. Да еще и лошадь на дыбы поднял, от чего стал казаться выше нового домика Иванова, не блиставшего величиной.
- С какого это хрена? – попав в родную стихию борьбы за выживание в средней полосе, взвыл в ответ Лёха и точным ударом ткнул факелом прямо в незащищенного брюхо… ну, скажем, коня. Для простоты будем звать это несчастное животное именно так.
Тем более, что жить коню оставалось всего ничего.

- Аппффф! – нервно выдохнул всадник, кубарем слетая с поверженного животного. От удара пламенем факела конь упал на бок, после чего неожиданно метким для самого себя движением Иванов перерубил серпом его длинную шею примерно посередине. Из места разреза и изо рта несчастной зверюги брызнула на мостовую кровь, ноги ее засучили в воздухе, одной из них приподнявшийся было всадник был отброшен к стене и выронил шпагу. Шляпу он потерял напрочь еще в процессе полета с животного.
- Вы звери, господа… - грустно произнес несостоявшийся владыка города и любитель чужого коленопреклонения. – Умертвили моего Рамбуса. Последней, окончательной смертью… Так же нельзя! Вы что, шуток не понимаете?!
- Шуток?! Мы сейчас и тебя, того… Окончательно отрамсим, последним образом! – угрожающе проревел Леха, перехватывая поудобнее факел. Дергавшиеся ноги умирающего коня немного мешали, но он приближался к грустному всаднику. С другой стороны, нервно оскалясь, заходил Иванов. В бледном свете фонарика кровь коня, медленно стекавшая с серпа, казалась синеватой, как какое-то неведомое вещество.
- Стойте же, стойте! Я пошутил, простите… Не знал, что новые жители столь агрессивны и быстры. Позвольте представиться – Староста.
Всадник с трудом поднялся, держась за явно отбитый при падении бок, и попытался поклониться. Ему это не удалось толком, но было видно – признал и зауважал.
- Как это – Староста? – Иванов даже опустил серп, позволив синей крови чешуйчатого коня стекать прямо на ботинки. – Мы с ним уже знакомы. И ты ни фига на него не похож!
- Подождите! – вытянув вперед руки и опасливо поглядывая на серп, сказал поверженный противник. – Я объясню, я всё объясню! Вы про старика в очках? Так он – Староста. И я – Староста.
- Вас что, двое? – хмуро уточнил Лёха, подобравшись к нему вплотную. На мостовой блестели обломки поломавшейся на три куска шпаги. Крылатый конь медленно затихал.
- Нет, господа! Староста здесь один. Понимаете, в чем дело… Я здесь самый первый житель, долгое время других не было, и я решил… Как бы это лучше сказать? Разделиться на две личности, наверное. Так вернее всего.

Иванов тоже подошел к нему, и теперь самозваный Староста от них никуда бы не делся.
- И ты какая из личностей?
- Я, уважаемый Жнец, та, которая несет в себе активное начало. Молодость, скачки, погони, женщины, звон шпаг, бургундское – ну, вы меня понимаете?
- Никогда не пробовал, - буркнул Иванов, имея в виду вино. – А тот, старый?
- Вторая личность – покой, мудрость, возраст… Да, к сожалению, старость. Но это не имеет значения, мы же бессмертны… Гм. Почти.
Молодой Староста с грустью посмотрел на своего мертвого коня.
- У вас страшное оружие, Жнец! Я только что попытался наколдовать Рамбуса снова – и у меня ничего не вышло… Пожалуй, серп опасен и для нас, жителей города. Не говорите никому о его свойствах, умоляю! Иначе те, кто склонен к суициду, будут ходить за вами, пока вы их не поубиваете. А остальные?! Подумайте – здесь так мало народу…
- Не буду пока что, - сказал Иванов, хамски вытер серп плащом не сопротивлявшегося старосты и сунул за ремень. – А дальше посмотрим.
Староста так же грустно посмотрел на тушу коня, прошептал что-то, от чего мертвое тело рассыпалось в прах. Внезапно поднявшийся ветерок начал раздувать горку пыли, от которой вскоре ничего не осталось. Щелкнув пальцами, юный мушкетер вытащил из воздуха такие же, как и раньше, шляпу и шпагу, и, отстранив рукой Лёху, медленно побрел по улице, быстро скрываясь в темноте.
- Какая-то хрень! – с чувством произнес Иванов. – И всё-таки – спать.
Лёха согласно кивнул и каждый из них пошел к крыльцу своего дома, благо идти было всего несколько шагов.

Вынув из воздуха тяжелый кованый ключ со множеством ненужных вензелей и узоров, Иванов устало провернул его в замке и зашел в доставшееся жилище. Дверь за ним хлопнула и он, очутившись в полной темноте, по привычке провел рукой по стене слева.
Щёлкнул выключатель, от чего пыльная лампочка, висевшая в старом треснувшем абажуре, осветила комнату. ЕГО комнату в покинутой, казалось, квартире. Те самые, старые обои, наполовину высунувшаяся из часов в предсмертном хрипе кукушка, стол-чемпион среди долгожителей. На столе даже виднелась трижды проклятая коробка скрепок.
- Едрён батон! – с чувством выругался Иванов, глядя на рассохшиеся еще при родителях доски пола. – Так больше не пойдет!
Он закрыл глаза и мучительно начал вспоминать обстановку из какого-то отеля, однажды виденного в кино.
Ага! Так-то оно гораздо лучше!
Окно вытянулось в высоту. Оно теперь было прикрыто тяжелыми шторами, пол стал мраморным, серым в белую прожилку, одну стену занимал зеркальный шкаф под потолок, вторую – четырехспальная (не меньше!) кровать. Обои сменились на гладкую бежевую краску, под потолком вполнакала светила большущая люстра. Единственное огорчение – часы с кукушкой никуда не делись, но теперь исправно тикали. Да и чёрт с ними!
В углу образовалась приоткрытая дверь, в которой виднелся край ванной.
Но это потом, всё - потом! Иванов упал на мягкую кровать, вытащил из воздуха уже открытую бутылку пива и выпил ее в несколько глотков. Бросив пустую тару возле кровати на мохнатый коврик, он стащил с себя ботинки, лег и мгновенно уснул. Последним воспоминанием была медленно гаснущая люстра, погружавшая комнату в полную темноту.

Юрий Жуков , 17.06.2017

Печатать ! печатать / с каментами
Камрады, сайт очень нуждается в вашей помощи. Если можете, поддержите нас. Наши реквизиты вот здесь. Заранее большое вам спасибо.

Ваша помощь

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

Удав, 17-06-2017 10:29:05

А вот и серп пригодился.

2

бомж бруевич, 17-06-2017 10:45:07

фтройке штолле

3

Чё новава, 17-06-2017 10:45:27

3

4

Чё новава, 17-06-2017 10:45:40

немедленно четаю

5

Чё новава, 17-06-2017 10:51:55

укреплю звёзды патамушта это хорошо

6

Юрий Жуков, 17-06-2017 11:05:41

Мы перевалили экватор текста. Спасибо осилившим, например

7

бомж бруевич, 17-06-2017 11:28:23

Читаю канеш.. Но автор даже сам подметил что гарипотером отдаёт.. И уже на Алису в странах чудес смахивает

8

СамыйЧеловечныйЧилавег, 17-06-2017 11:37:38

ответ на: Юрий Жуков [6]

если я не каменчу, то это совсем не означает, что я не читайу.
внимательно слежу за развитием сюжэта

9

Юрий Жуков, 17-06-2017 11:38:38

ответ на: СамыйЧеловечныйЧилавег [8]

Гм... А где я сетовал на отсутствие каментофф?

10

Юрий Жуков, 17-06-2017 11:40:31

ответ на: бомж бруевич [7]

>Читаю канеш.. Но автор даже сам подметил что гарипотером отдаёт.. И уже на Алису в странах чудес смахивает
Вишьличо, мы живём в мире победившего пост-модерна, всё было до нас, остаётся резать трупы и складывать забавные паззлы из мьортвого мясца. В смешных упаковках, разумеется

11

SIROTA, 17-06-2017 12:04:54

Орег онально. Четаю. Пеш ищо.

12

SIROTA, 17-06-2017 12:05:26

кастыли...

13

MaLi, 17-06-2017 12:16:45

Заебись! Жду продолжения.

14

дурной, 17-06-2017 16:45:59

Короткие главы

15

Сирота Казанский, 17-06-2017 17:32:34

Как фсегда 6*, продолжаем четать.

16

Лёпчик, 17-06-2017 17:39:16

Заибись росказ, йа прачетал полностью - нашол в прасторах тырнета. Саветую: нихуя не прапускайте главы. ПыСы: Аффтар кроссавчег, пеши ещо.

17

ЖеЛе, 17-06-2017 17:40:20

чото жнец вдруг наменуточьку стал заклинателем...

18

ЖеЛе, 17-06-2017 17:41:07

путаццо в именах героев - это нормально... бываит...
а вот "дедушка с татуировкой гриффона" - повеселило, ага...

19

Михаил 3519, 17-06-2017 18:15:45

Четаю.

20

Йош! , 17-06-2017 19:08:18

Харащо

21

Акубаев, 17-06-2017 22:07:27

Такизнал!!! Переебали фсётаки серпом. Жалко коняшку канешно.

22

СтарыйПёрдун, 18-06-2017 11:29:27

Гусеки - эта рас!

Когда финалочька, штоп начять чететь, а? эта два

23

ЖеЛе, 18-06-2017 11:48:26

ответ на: ЖеЛе [17]

>чото жнец вдруг наменуточьку стал заклинателем...

*** не... это йа чото попутал...

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«Бережно прикована к кровати,
На стекле помадою слова:
«Было клево, созвонимся. Катя.
Нос ты, кстати, сам об стол сломал».»

1

«...слышны стоны. топор в одиночистве мнёца на сцене 1 минуту, стоны заканчиваются, выходит красный и потный какандокало, из расстегнутой ширинки торчат семейные трусы. топор поспешно бежит за кулисы. какан не успевает отдышатся, как через 40 секунд топор возвращается. из расстегнутой ширинки торчит что он сегодня без трусов. »




1

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2019 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg