Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

ДОСААФ или Мужчины со стальными зубами (из бесконечного романа «Мемуары советского мальчишки»)

  1. Читай
  2. Креативы
Начало здесь: http://udaff.com/read/creo/131362/
Предыдущий: http://udaff.com/read/creo/132589/

К восемнадцати годам у Олежика была девушка, он занимался фотографией и велосипедом, ходил в походы и играл в группе. На парашют не то чтобы не хватало времени, он просто не успевал вспомнить про это. Он вообще-то хотел летать, а не прыгать, и тут:

Первого мая девяносто второго Олег, уже традиционно, был на Богдо. На Первомай в Суриковской балке собиралось неприлично много местного турья, праздничный алкотуризм, это весело. У горы был лагерь незнакомых людей, а у лагеря лежали дельтапланы. Вот они, эти люди, которых Олег искал. У палатки сидел на заднице кудрявый мужик,  напевал песенку и пошивал дельтаплан. Он ловко орудовал огромной иглой и шилом. Шило,  чтобы не потерять в траве он втыкал в… ляжку. Олег был йогом и умел контролировать боль, но вот так запросто тыкать в ляжку портновским шилом, это странно и гротескно.

—  Да она деревянная, — увидев смущение, весело засмеялся человек, — я Тучкин, одноногий дельтапланерист, можешь звать меня инвалид, только не перепутай с «урод», а то в морду дам.
Тучкин оказался очень подвижным и шумным одноногим дельтапланеристом. Поняв из разговора что молодой человек теоретически подкован, Тучкин сам предложил Олегу слететь на его «Славутиче».

(Далее: обширный текст посвящённый 25летию первого отрыва жоппы Кошакова от планеты на летательном аппарате. Будет написан к 25летию первого полёта. Это надо написать, блябуду:)

А ровно через год, на том же месте, Олег познакомился с Хвалёным, инструктором дельтаклуба ДОСААФ, прапором из Ахтубинска, до рези увлечённым детьми и небом, видимо, потому что сам он был не лётчик. В части все знали, что Хвалёный таскает конфеты со столовского склада, но мало кто знал, что конфеты он раздавал пацанам на полётах. У Хвалёного в клубе был папарлан СПП. Дружба была неизбежной. И когда у Олега, наконец, сформировался план освоения неба, через параплан,  он решил сходить в ДОСААФ и несколько раз прыгнуть, чтобы привыкнуть к высоте и заодно освоить парашют,  у дельтапланеристов и парапланеристов он тоже есть. К тому же, членские взносы Олежка платил исправно всю школу, да и Хвалёный советовал: сходи в клуб, прыгни раз несколько, не будешь коллапсов бояться.

* * *
Как положено Олег два месяца ходил на занятия и писал под диктовку ненужные тексты. К маю, как просох асфальт во дворе ДОСААФ, начались укладки. Это происходило по армейскому принципу: инструктор показывал одно мероприятие, после чего все должны повторить, а он лично проверит у каждого. Скорость укладки была один парашют за полдня занятий. Ну ладно, зато бесплатно, как обещали в школе.

Автобус выгрузил курсантов на пустыре у дачного посёлка, это была местная дропзона. Курсанты вывалили свои сумки и валенки. Многие жевали соломинку. Народ ждал своих первых прыжков.  Наконец в небе послышалось узнаваемое девятигоршковое бульканье, это летит клубная АНнушка.

Самолёт, подпрыгивая, подкатил прямо к укладочному столу, некоторые курсанты от нетерпения и избытка адреналина даже вскочили было грузиться но, команды не последовало. Первым к самолёту выстроились инструкторские машины. Инструктора беззастенчиво, на виду у полусотни курсантов сливали бензин из самолёта по своим бензобакам, отсасывая через шланг. Олег вскипел, он бля,  всё детство платил взносы не ради того чтобы эти лоси воровали его бензин.

— Мужики, а вы не пробовали хотя бы не на виду у всех это делать? — Спросил Олег у увлечённых отсосом инструкторов, один аж выронил сигарету, хотя вообще-то, курить у самолёта не стоило бы.
— Курсант, ты чо?! тебя страна бесплатно учит прыгать с парашютом, а ты ещё недоволен, нам бензин положен по работе, угомонись.
Надо ли говорить, что среди инструкторов друзей Олег не снискал?

Наконец, после третьего подлёта для спортсменов, инструктора дали приказ, облачаться перворазникам, народ уже давно загорал под весенним палящим солнышком и многие разделись до белья. Тут Олег и подружился с Настей. Всё в Насте было привлекательным, и круглая весёлая мордашка и ладная рельефная фигура, но её размеры разочаровывали, она была полнофункциональным клоном взрослой женщины с кропфактором на полтора. Она была оочень маленькая.

Самолёт сделал несколько кругов над пустырём, отсюда с высоты восемь сотен метров особенно красноречиво видно в какой жопе мы живём. Олег смотрел через поцарапанный иллюминатор на бесконечные промзоны, свалки и пустыри солончаков. Где-то вдали, в дымке горизонта белеет величественный собор Успения. Пречистенские ворота блеснули циферблатом часов.
Ещё недавно, полчаса назад, башня Пречистенских ворот была самым высоким местом в городе, где побывал Олег, а просто мест выше не было,  ну разве что труба ТЭЦ, но вот она, она прямо под ним сейчас проплывает. Олежка удовлетворился. Восемьсот метров это высоко. Это на самом деле высоко.

В салоне загорелась красная лампа, инструктор, сквозь золотые зубы кивнул Олегу, он самый крупный, уходит первым. Олег встал в проём двери, как учили, и в тот момент, когда инструктор занёс кроссовок возмездия за наезд перед курсантами, Олег уже был в небе. Ритуальный пинок обломался. Ровный рокот салона сменился оглушительным рёвом ускоряющегося ветра.
— Сто двадцать один, сто двадцать два, сто двадца…ть... — ветер заглушал даже мысли, однако пора. Олег дёрнул за кольцо, за шиворотом клацнул замок, казалось, секунду, ничего не происходит и вдруг, валенки необычайно потяжелели и стали сползать, Олег плотно сдвинул ступни, и в этот момент в паху натянулись ремни. Стало необычайно тихо. Откуда-то снизу доносились голоса и пение птиц. Все-таки прыжок не полет, решил Олег, и валенки бесят, но занятие чертовски бодрящее. Приземлившись довольно близко к укладочному столу, Олег быстро скомкал купол в сумку и стал наблюдать.

Настя выходила последней. Вообще-то армейский Дуб рассчитан на здорового советского десантника в полной выкладке, с автоматом, магазинами, гранатами, сухпаем и агитационной литературой на языке предполагаемого противника. Парашют был катастрофически недогружен. Видно было, как кромка постоянно заминается внутрь и купол колышется как медуза, в девочке веса было не более сорока килограмм с валенками и косметикой. На земле были уже все. Все, включая самолёт. А девочка висела на полукилометре, периодически повизгивая что-то вроде — хочу домой, и снимите меня, мне надоело. РП запретил подлёт до приземления последнего курсанта.
— Блять, говорил, не нужно кидать разников в полдень, — сетовал выпускающий, наблюдая как девочка-облачко медленно но верно, не снижая высоты, дрейфует в сторону дачного массива. Наконец боги термических потоков наигрались всласть с женским визгом и отпустили. Парашют сел на даче, строго на дерево. Однако, Настю это не остановило и она продолжила занятия.

* * *
Девяностые преодолели экватор. Новой весной в клуб пришли новые люди и начались новые проблемы. Страна переставала финансировать сверхубыточные предприятия, бензина выделяли всё меньше, а парк инструкторских машин прирос. Когда в клубе все разошлись и остались одни инструктора, Олег подошёл:
— Мужики, а давайте, с этого года, организуем группу коммерческих, я вам клиентов на платные прыжки буду поставлять, а на выручку мы будем покупать бензин для всего клуба? (времена-то самоокупаемости давно начались)
— Ты Кошаков окончательно ёбнулся, мы никогда денег не брали, это государственная организация, а не частная лавочка. И схуя люди будут платить, если тут бесплатно прыгают?
—  Так альплагеря уже перешли на окупаемость, это не запрещено, и ради одного прыжка не нужно два месяца конспекты писать, час предпрыжковой подготовки на поле и в небо.
— Это у вас парапланеристов через час и в полёт, а мы организация серьёзная, у нас безопасность.

Но было в новом сезоне и приятное. Калмычка Риза. На смуглом анимешном лице порхали огромные чёрные бабочки ресниц, охраняя жемчуг цвета горького шоколада. Волосы были чёрные, жёсткие, и прямые как леска на марлина. Но более всего ласкала взоры окружающих её фигура. Такую газель редко сыщешь в голой на красоту, калмыцкой степи. Она была совсем юна и не очень спортивна, но когда она, в облегающем спортивном костюме, приступила к занятиям по укладке, во дворе клуба, скорость укладки парашютов снизилась вдвое.

— Зачем ты здесь, — знакомился Олег, — тут же одни мудаки и мужланы.
Большая часть курсантов и все инструктора были именно такими.
— Я замуж вышла, за десантника, контрактника, — и Риза показала фотку, на карточке был раскосый боец с габаритами атланта, настоящий Ойрат. — Мне, чтобы в его часть устроится укладчицей парашютов, нужно норматив сдать и три прыжка сделать, вот я и пришла. Я хочу жить и работать с мужем в одной части.
Видно, что девочка не сильно спортсменка, но её решительность понятна, в армии у неё роскошный самец, и если есть возможность жить и зарабатывать рядом с любимым, то очевидно это нужно сделать.
— То есть ты здесь на три прыжка?
— Да.
— А ты инструкторам рассказывала, зачем тебе прыгать?
— Конечно, они же нормативы принимают и характеристику в часть пишут.

Солончаки подсохли и перед первыми прыжками инструктора собрали курсантов на плацу.
— В связи с переходом на самоокупаемость, мы разработали… короче, у нас новые правила, курсанты теперь платят за прыжок или приводят двоих коммерческих, которые платят.
— А чем ваша разработка отличается от того, что я вам месяц назад предлагал? Ах, ну да,  теперь платят все, — выступил Олег.
— Кошаков стой, не выёбывайся.

Многие курсанты, вскоре, отказались от дальнейших занятий. Риза тоже перестала появляться, видимо уехала в часть. Но Настя ходила упрямо и методично. Она не пропускала ни одного субботника, выметала кладовую, перекладывала сотни парашютов, и переукладывала десятки. Она давала понять инструкторам, что их методология отсева курсантов на ней спотыкнётся. Неизвестно откуда Настя приводила странных персонажей, непонятно ради чего решивших прыгнуть с  парашютом за деньги. Настя была адским манипулятором. Настя хотела прыгать.

— Настя, а ты чего на «УТ» не переходишь, у тебя уже достаточно прыжков?
— Да не знаю, сегодня Санёк сказал остаться, обсудить продолжение моей карьеры. Мутные они блин.
Больше Настя не приходила на прыжки.

* * *
Катаясь на велосипеде по городу, Олег увидел на лавочке знакомую фигуру и чёрные волосы.
— Риза, а я думал ты уехала.
— Я тоже думала, — сразу разревелась девчонка и повисла на большом бородатом парне.

Саня, Коля и Казлоф сидели в майках, в хранилище, у заваленного бычками стола,  у всех троих было множество металлических зубов, сальные взгляды, и кривые татухи «ВДВ», на столе стояла водка.
— Риза, ты вероятно не в курсе, но у нас тут есть правило, и если тебе нужно работать в армии, то тебе придётся как-то приспосабливаться, — вступил Саня.
Риза очень хотела жить с мужем, просто она была реально молода и глуповата.
— Понимаешь, программа на укладчицу довольно длительная, а ты сама видишь, бензина не хватает, ты так можешь свои три прыжка пару лет ждать.
— Но у меня нет денег, мне нечем платить, — начала понимать Риза происходящее.
— Ну почему нечем, пуская слюни, продолжал Санёк, ты красивая и молодая, мы можем пойти навстречу, не вижу особых проблем.
— Я должна дать? — Риза была корсачка, но всё-таки не идиотка.
— Ну если ты хочешь по-русски без намёков, то да, ты взрослая и всё понимаешь. К тому же, традиции никто не отменял.
— И сколько нужно раз дать?
— Тебе сколько прыжков нужно? — красноречиво кивнул Коля.
— И если я каждому по разу дам, то…
— То ты получишь корочку, хоть с тремя, хоть с тридцатью тремя прыжками, и можешь даже не прыгать, и отличную характеристику укладчицы получишь.
Риза молчала. Что стоит дать по разу троим некрасивым мужикам, за счастье всю оставшуюся жизнь жить с любимым бойцом? Перспективы ещё год или два ходить на занятия и сидеть под палящим солнцем в степи не радовали. Девочке хотелось к мужу. Жить-то ей в городе всё равно негде. Она была красивая, но глубоко-провинциальная селянка без перспектив.

— Дала им, прямо там, в парашютной, все трое ебли меня как куклу, и по очереди, и хором. Я мужу так никогда не давала. В этот день я больше не разговаривала с ними, мне было стыдно, а утром я пришла и Санёк мне сходу, — мы шалавам никакие характеристики не подписываем, в армии, такие как ты не нужны. Выебали и кинули.
— И что теперь?
— Теперь коплю деньги, поеду в волгоградский ДОСААФ, может через тот клуб получится, в этом городе мне уже тошно. Не люблю я его, прости.
— Я тоже не люблю. И ещё, прими совет: ищи другой способ, не нужно тебе в Волгоград.
— Почему?
— Инструктора на одних сборах бухают. Все друг друга знают.
Риза ничего не ответила, просто разревелась ещё сильнее.

* * *
Астрахань город маленький и многие сообщества взаимнопроникнуты контингентом. На туристской тусовке Олег встретил Настю.
— А ты чего из ДОСААФ исчезла так неожиданно?
— Чего исчезла, чего исчезла? А ты Ризу, случайно, не встречал? — как-то неожиданно перескочила Настя.
— Да, видал, с месяц назад. Ты что тоже?
— Ага, щас. Я же не сельская дурочка, это рост у меня маленький, а опыт общения с мудаками большой. Мне, когда этот уеблан с золотыми зубами предложил перейти на «ПО-9», хоть со следующего раза, я сразу поняла, что он хочет. Сидят эти трое говноедов и лыбятся, суки. Но я-то не Риза, я говорю: ну давайте, давно бы так, хули меня как малолетку, заставляете бычки за курсантами подметать. Хоть женщиной себя почувствую. Назначили день, я заставила купить шампанского и конфет. Они сами подметали кладовую, я велела распушить три УТшки, и подушить  их одеколоном, чтобы потятиной не воняло. Знаешь, как прикольно наблюдать, как три уёбка с мокрыми штанами носятся с вениками по складу?! Всё сделали, как велела, идиоты. Выпили шампанского, попиздели о спорте, — говорят, астраханские парашютисты самые слабые в стране, схуя ли им вообще быть? Короче, обожралась конфет и пошла в уборную, но перед этим, незаметно ключ от кладовки прихватила, и попросила музыку включить. Ну и вышла и заперла их, а ключ в унитаз спустила. Сам понимаешь,  мне туда больше приходить не стоит.

Выкурив по сигарете, трое мужчин со стальными зубами поняли, что маленькая сучка развела их как щенков. Но ещё больше они расстроились, когда осознали что придётся ночь провести в подвале, стальную дверь парашютного хранилища плечом не вынести, а в здании уже никого.

* * *
Находить новых одноразников было всё труднее и труднее, Олег уже вынудил прыгнуть почти всех своих друзей и знакомых, но всё ещё приводил двоих на каждый прыжковый день.
— Кошаков, а ты оплатил? — неожиданно спросил Коля, когда проверял курсантов, уже в строю перед посадкой в самолёт.
— Так я двоих, привёл, как обычно.
Из строя выглянули два человека и дали знак.
— Ну это круто конечно, но мы решили что теперь все платят независимо от клиентов.
— Ну раз решили, тогда заплачу. Только я уже одет, можно после прыжка?

Тридцать седьмой прыжок прошёл штатно. Олег спокойно положил сумку с парашютом на стол, сел на велосипед и уехал с аэродрома навсегда. Книжка парашютиста и долг за один прыжок остались в ДОСААФ. В жопу такие прыжки.

Куська Посевный , 29.01.2017

Печатать ! печатать / с каментами


ВНИМАНИЕ, КОНКУРС! С сегодняшнего дня и по 15 октября включительно принимаются абсолютно любые тексты (проза и стихи), единственное правило: в них хоть каким-то боком должны упоминаться роботы. В письме не забывайте упомянуть, что текст - на конкурс.

Теперь о призах. 29 октября в Москве (в Олимпийском) и 5 ноября в Питере (в юбилейном) будут проходить грандиознейшие бои роботов. Кровь-кишки-распидорасило, только железное. Подробнее здесь: http://bronebot.ru/
Авторы, занявшие первые три места в конкурсе, получат по два билета на означенное мероприятие, в Москве или Питере - по их выбору.

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

vova53, 29-01-2017 10:10:03

Тоже кирпидон

2

vova53, 29-01-2017 10:10:39

Щас куську его же кирпидоном бить будут

3

vova53, 29-01-2017 10:21:32

Куську бьют? Ещё нет?(полу (с))

4

АЦЦКЕЙ МАНИАГ, 29-01-2017 10:43:57

Я грит кучкин
Безрукий онанист
Иди фкуй, куська

5

СтарыйПёрдун, 29-01-2017 10:59:40

В жопу такие аффтыри

6

Сирота Казанский, 29-01-2017 11:29:04

Бля, тока в дяче пра куську вспомнели, а он туд ужре.

7

13k, 29-01-2017 12:17:49

"инструктор, сквозь золотые зубы кивнул Олегу". Ебаныйстыд.

8

Куська Посевный, 29-01-2017 12:37:50

ответ на: 13k [7]

+

9

Михаил 3519, 29-01-2017 17:32:11

НН и некакъ иначе.

10

Еврашкины Ланиты, 29-01-2017 18:40:17

Групповуха есть, звезд нет... У меня, как автора, дилемма теперь - описывать полнее процесс или вообще лишь намекать?

11

Аз есмь Еремий Потапович, 30-01-2017 16:04:40

куська долбоёбушка
с ниибически расчесаным ЧСВ долбоёбушка
такога нада в клинику и реакции показывать практикантам
они у его замечательно типические

12

Куська Посевный, 30-01-2017 16:22:18

ответ на: Аз есмь Еремий Потапович [11]

>с ниибически расчесаным ЧСВ

яжы пердупиждал, чо паникуишь

13

Диоген Бочкотарный, 31-01-2017 09:49:53

А ничё так.

4+

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«Вначале она прикусила мой хуй, который находился в этот момент у нее во рту, сжала мне яйца, за каким-то хером еще и пизданула по ним (шоп жисть медом не казалась), вытащила мой хуй изо рта, заорала, вытащила резиновый хуй из песды, не прекращая орать, посмотрела на него и – венец всего – пизданула мне этим куском резинового Рокко Сиффреди по ебалу.»

1
1

«Детским сандаликом, маленьким грузиком,
Выплеснет, может, как мелкие семечки,
Вечно останутся в комнате музыки
Бывшие мальчики, бывшие девочки.»

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2017 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg