Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

Как я брал интервью у Куськи Посевного

  1. Читай
  2. Креативы
Я молодой гонзо-журналист. Правда, наркотиков я ещё не пробовал, но морально уже был готов. Просто я ещё журналист молодой, и не знаю, где берутся наркотики. Да и не на что мне, я же молодой журналист, не раскрученный. Но я журналист-гонзо. А это обязывает.

Как-то этот хуй волосатый (нет, хуя-то я его ещё не видел, это просто идиоматическое выражение, подразумевающее, что он сам — хуй, а волосы у него длинные, в этом смысле), приехал на презентацию книги своего конкурента, и насрал на неё прямо в зале суда. Ну да. Я хотел сказать, что я был в зале суда, где судили Куську Посевного, за то, что он обосрал конкурента в своих книгах.

Он конечно занятный персонаж, но от него несёт поносом сладкоречия, по запаху, кстати, очень похоже на сладко-перечный. Одеколон со вкусом, но его самого хуй поймёшь. Он наверное укуренный был в зале суда. В зале суда его оправдали за неоправданный оптимизм, но присудили обязательные работы за похуизм. Не посадили, и мне подвернулся шанс прорваться сквозь толпы журналистов и случайных жён. По причине их отсутствия это было несложно.

— Гражданин Кошаков, я хочу у вас взять интервью, — громко крикнул я ему в спину, когда он прошёл мимо. Он подскочил, ёбнулся на копчик и заорал:
— Ты кто, блядь?!
— Я молодой гонзо-журналист. Правда, наркотиков я ещё не пробовал, но морально уже готов. Просто я ещё журналист молодой, и не знаю, где берутся наркотики, да и не на что мне, но я журналист-гонзо. Я хочу взять у вас интервью. — На автопилоте проорал я.
— Блядь, я чуть не обосрался из-за тебя, какого хуя тебе нужно?
— Я хочу взять у вас интервью, — повторил я.
— А ну да, я и в первый раз неплохо слышал. И во второй. Ну поехали.

К нам подъехала старая катафалка украшенная гербами государственности.
— Бывшая членовозка, купил на госаукционе, задёшево, салон просторный. Членовозка, в том смысле, что возила членов в последний путь, куда мы сейчас и отправимся. Хорошая карма у машины, садись в зад. В гробу минералка и скотч. — Куська открыл крышку гроба и там, был лёд, подсвеченный неоновым светом снизу насквозь, и минералка, и рулоны скотча. — Этот скотч дешевле, да и обездвиживает лучше. Ты не ссы.

Машину вела прекрасная леди неземной красоты (видимо от этого в хиджабе).
— Так ты хочешь предложить мне наркотики? — спросил он.
— Нет, я сказал, что никогда не пробовал наркотиков, но готов, но денег нет.
— А какие не пробовал? — стал уточнять он.
— Никакие не пробовал — уточнил я.
— Ну на попробуй, — сказал он и толкнул по полированной крышке гроба коробку от монпансье. Я перехватил коробку и открыл, там было монпансье.
— Тут монпансье — сказал я.
— Да блять, ты ещё не пробовал, а уже выёбываешься. Кидай чо подкатило!

Я взял одну драже в рот и проглотил. В этот момент шахидка за рулём резко вертанула рулём и я ебанулся об угол гроба. Очнулся я в гробу, лежащим на льду с подсветкой снизу, перемотанный скотчем. Рот был забит монпансье и замотан особенно хорошо. Видимо я что-то сболтнул не то. Гроб периодически открывали, достать минералку.

Когда я окончательно околел, подо льдом выключили подсветку и гроб стали закапывать. Я жопой чувствовал удары тяжёлого грунта. Это были сапоги Куськи.
— Да какого хуя ты под ковёр полез, журналист? — испуганно кричал он выпинывая меня одной левой ногой. — Сожрал всё моё монпансье, мудак.
— А мне показалось, что меня забрало и я лежал в гробу, — встал я, отряхиваясь и озираясь.

У него был большой кабинет. Он располагался в ванной. Куська возлежал в ванне абсолютно голый, тут-то я и увидел его хуй. Шахидка вошла в комнату, вылила на него наркотических масел и сняла хиджаб. Под ним никого не было! вот тут я обосрался, и вероятно потерял сознание.

Очнулся я в ванне. Этого хуя в ванне уже не было. Он зачем-то пинал ковёр, и орал на него: — какого хуя, какого хуя. Хуй поймёшь этого хуя, — подумал я.
Щетинистой щёткой шахидка мыла мою жопу. Она была в красивой химзащите, чтобы я снова не обосрался, и нежно приговаривала в противогаз:
— Обосрался, миленький, поел монпансье и обосрался. Дурачок. Рано тебе ещё быть журналистом гонзо.

Я не был уверен, что в костюме из латекса была наша водительница, но был уверен, что это был не Куська, поэтому было спокойно. Но монпансье я больше не ем. Да и на гонзо-журналистику стал забивать.

Куська Посевный , 06.11.2016

Печатать ! печатать / с каментами

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

tumbler., 06-11-2016 11:42:17

ниправдаблять.

2

tumbler., 06-11-2016 11:44:58

неоправданный оптимизм неправильный хуй наркотики шахидки ёбаный копчик чебурашка гробы гробы даидитыфпесдублять.

3

tumbler., 06-11-2016 11:45:18

монпасье, ёпта.

4

Михаил 3519, 06-11-2016 15:40:00

НН Куска,НН.

5

Самасвал, 06-11-2016 22:08:12

-6*

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«Ван Сюэ схватила меня за плечи, то отталкивая, когда я вжимался в неё, то притягивая, едва я отстранялся. Начала невпопад двигать бёдрами, сбивая с ритма. Хотя ритм оказался не нужен – практически сразу ощутил подступившую сладкую судорогу. Едва успел выйти и застонал, роняя густые капли ей на живот.»

1
1

«Поссал в раковину, помыл хуй теплой водой, вытер его полотенцем, минутку постоял – надеюсь, думаю, я её ничем не заразил. И пошел назад. Она сидит на диване, глаза заплаканные, между ног зажала простыню. Кровь, видимо, хуярит. Бля, смотрю на неё – и ничего, кроме отвращения, не испытываю. А она ебанула – мы поженимся? – спрашивает. Чего?!!! »

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2017 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg