1
СЕКС ВИДЕО
Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

Беглый 3.22

  1. Читай
  2. Креативы
22

За два дня до знакового события смущённый Кори Бендер, наш потенциальный агент в Браун энд Рут робко воспользовался услугами Майнард Дайнэмикс. Заливаясь краской, он не торгуясь отсчитал двести баксов, и попросил нас удалиться. Мы  с Алоносо передислоцировались на участок подразделения Сигнал и стали вести наблюдение уже с помощью пипикающего американского полевого бинокля с ночным видением.

Вскоре застенчивый Бендер приволок туда пленительную Гюли – луноликую девушку из Бухары. Кажется она работала на кассе или раскладывала товары в Пи Эксе. Нет-нет. Постойте-ка – она убирала грязную посуду со столов в солдатской столовой. Точно. Выпускница университета. Есть ли будущее у страны где дипломированный учитель идёт на военную базу потому что оккупанты дают усиленный паёк и платят рейхсмарками?

Насладившись в полной мере учительницей английского, Бендер вернул нам ключи от моего личного вертепа – «Балтика-Зеро», а Джейк Алонсо с места в карьер впарил ему увесилительную турпоездку в Ташкент. Все американцы сфокусированные на результат холерики. Стрипушник Аси и Яси, Анна и маленькая Натаха, Рано и мой дэдди вдруг яркими образами возникли из ханабадской пыли, приправленной солярным выхлопом. Шангри Ла была в какой-то паре сот миль, а Бендер проживал жизнь практически впустую. Всё что требуется для броска на столицу -это повод, например перекинуть маленький контрактик с широких плечей Халибёртон, на узкие, но такие американские плечи Майнард Дайнэмикс. Кип Америка бизи. Подписание контракта состоится прямо в Ташкенте. Олл инклюзив. Даже виагра и бамбук.  Бендер кивнул и моментально согласился. Как только – так сразу. Замётано, пацаны. Шумно вздыхая Бендер, как розовый слон, наконец покинул казарму.

Кто же из нас тогда знал, что золотая рыба, на которую Алонсо раскинул сети уже сидела  на золотом унитазе с журналом Тайм в руках?

***

Мой гоголевский «нос» принадлежал прекрасной 17 летней Гевхар Биби.

Женщины в Афганистане тянут на вес золота. Их нехватает – обычная проблема стран победившего ислама с узаконенным многоженством. Афганскую девочку Гевхар Биби отдали в другую семью в двенадцать лет. Вспомните себя в двенадцать лет. Доверчивое, беззащитное, наивное существо. Двенадцатилетняя девочка как конвертируемое расчетно-платежное средство.

В двенадцать её передали с рук на руки. А когда надоела мужу через пару лет – её жизнь стала превращаться в сущий ад. Как говорил великий русский поэт:

Завязавши под мышки передник,

Перетянешь уродливо грудь,

Будет бить тебя муж-привередник

И свекровь в три погибели гнуть.

Ну она и подорвала. Ночью, путаясь  в длинных цветастых юбках, плиссированной бурке и китайских шлёпках на босу ногу. Пульсом вырывалось из ушей маленькое храброе сердечко. Будучи беглым сам, снимаю перед ней мой видавший виды паколь. Нет же ничего легче чем скрываться женщине в Афганистане – лицо-то под буркой. Ура ребята! Побег состоялся.

Утром  следующего дня её ловит небритая афганская полиция. Выслушав истории о кошмарах и ужасах девичьей семейной жизни в лапах садиста мужа, полицейские не долго кумекая, вернули беглянку родному отцу. Пусть сам решает по понятиям действовать или по эмоциям. Отец Гевхар Биби помолившись, поступает все же  «по понятиям».  Он снова сдаёт свою родную дочь тирану-мужу. Браки-то свершаются на небесах.

Папаш возвращается домой и умиротворённо кушает кандахари с чайком. С чистой совестью  умывает руки. И спит сном праведника.

Под покровном чёрной афганской ночи, муж и свёкр тихо отвозят Бибику в горы. Там они отрезают ей уши и нос и оставляют умирать. Сколько литров крови должно вытечь, чтобы пациент уснул и не проснулся уже некогда?

***

Я думаю в журнале Тайм есть целый отдел богатеньких живчиков занятых днём и ночью поиском физиономии на обложку в следующем номере журнала. Они ходят пить кофе в Старбакс и бегают на беговой дорожке в Уорлд Джим. Собиратели лиц. Лицо с обложки Тайм стало почти таким же знаковым явлением, как Нобелевская премия. На обложке Тайм побывали и Шварцнегер и Яссир Арафат, Гитлер, и Том Круз, Спайдер мэн и Мао, Путин и Гевхар биби.

Нашли девушку рейнджеры. Уже без носа. Все же спасибо Аллаху – родственники не вспороли ей живот и не напихали вовнутрь камней. Нос с ушами не так смертельно. Будем пришивать-с. Повезли в армейский госпиталь.

Отважный рейнджер твитнул фотку безносой герлы с плоской подписью : «Любопытство сгубило киску».  Твитнул в микроблох и забыл обо всем благополучненько. А журналюга из Тайм, чья работа состоит в том, чтобы раз в день написать «твит дня» - увидел.

«Твит» это по-русски «чирик». Для русского уха птицы чирикают, а для вражеского – твитят. Был бы твитор полностью русским изобретением, то звался бы «чирика». Или чик-чирикер. Вот так то, голуби мои возлюбленные.

***

Работа современного журналиста  это нежно перенести текущую войну в ваш дом. Изящно и ненавязчиво, чтобы вы не подавились вафлями быстрого разогрева, когда сразу за рекламой Кранчи Вопперз – хрустящих хлопьев с тёплым молоком вам вдруг показали афганскую девочку без носа и ушей.

Нет ничего лучше, чем журналистские истории с продолжением. Безносая красотка на месяц поселилась в наших телесердцах. Мы ей завтракаем перед уходом на работу. Её привезли в Вашингтон. С ней фоткается лидер Свободного мира. Раскланивается хозяин клиники-мецената, где уши и носик нам аккуратно пришьют  на место. Будет как новенькая. Кранчи вопперз, кранчи вопперз! Тэйсти дилайт. Все таки не зря мы отправили несколько сот тысяч солдатских сапог на афганскую землю – раз они там творят добро и его же воплощением являются. Заплаченные налоги работают в нужном направлении. Мы заслужили эту порцию сладких хлопьев.

В конце  концов и нос прирос и история всем поднадоела потеряв остроту, вдруг стали чесать репу, а что же с Бибикой теперь делать, ведь без визы границу-то пересекла. На военно-транспортном самолёте. Вот это подстава. Куда смотрят демократы (республиканцы) – нужное подчеркнуть.

К делу подключается министр обороны США – Дональд Рамсфелд, или как его назвал гадила Валерчик из Зангиотинской командировки – Дональд Рамс.

У Дона Рамса в последние месяцы не идут дела – Бен Ладен не ловится, и  бюджет всё время урезается.  Думаю сидел Рамс в туалете и почитывал старый Тайм с безносой на обложке, - потому что реакция его была о опозданием на месяц-другой. Главный Пентагон решил настричь купонов и влиться во всеобщий пиар бум. Кранчи воооперз! Теперь с кумулятивной пенетрацией.

Для министра находят рейнджера-блогера, который открыл миру девочку-сенсацию. Подозреваю в Пентагоне есть засекреченный отдел маркетинга. И брэнд  «Дональд Рамс» решает отправится в инспекционную поездку-хадж по военным базам со свитой прикормленных журналюг. Ключевые хэштеги:  хорошие ракурсы, Дональд Рамс, тёплые слова благодарности, Дональд Рамс, награда нашла героя, Дональд Рамс, символ свободы и счастья.

В конце поездки получивший укол освежающего рекламного ботокса министр лично вручит памятную награду рейнджеру. Рейнджер и Рамс вернули человеческое лицо без того справедливой войне. Не поднять ли нам за это бокал и бюджет операции раза в два? Путь исторической инспекционной поездки лежит через Оплот Свободы в узбекском Ханабаден-баден,

и вот тут наши пути - мой и Дона Рамса должны схлестнуться.

***

Добрый майор Гудман это типичным нью-йорский еврей. Представьте Вуди Аллена в военной форме. Форму армии США делают дизайнеры. Сидит изумительно на любом. На любом, кроме майора Гудмана, разумеется.  Остроумный, суетливый очкарик. Любит шампанское, но экономит на спичках. Следит за своим стулом с и каждые три дня звонит по скайпу маме в Скотсдейл, Аризона. Скучает по кошке и фольксвагену – Пассат. Зато кредит сейчас легко выплачивается, а машинка стоит в стойле и в масле. Ждёт майора домой с победой. Кто-нибудь представляет как выглядит победа в войне с терроризмом? Этот мир остановится, когда сядут батарейки моего макбука.

Майор Гудман гордится  надбавкой  за боевые действия в Афганистане, хотя ни разу там не был.  Дональд Рамс платит ему за К2 так же как и за кандагарский Кэмп Рино. Разница между Рино и Стронгхолд Фридом – уж поверьте мне старику, как между Москвой и Мазари-Шарифом.

Одна проблема у чиновника, описанная ещё автором Носа – к нам едит факин ревизор! Ибо в онный день солнце превратится в власянницу, а воды Нестле станут горьки и застрянут у вас в глотке. Дональд Рамс прилетает на стрелку в К2. Из Вашингтона и совсем не инкогнито.

В  пиар блице под кодовым названием «Пришитый орлиный клюв» принимают участие достойные известного вечера на Патриарших. Министр ДОД – это сокращено департмент оф дифенс – министерство обороны. Вай дод, закричали бы вы, если бы имели хотя бы рудиментарные зачатки узбекского. Далее лицо с обложки - Робби Уильямс  любитель выступить перед солдатами на фронте еще с оскороносного фильма «Гуд Морнинг, Вьетнам».  Робби не пропустил ни одного серьёзного конфликта.

Разводить рамсы приглашён партнёр по воскресному гольфу, бывший директор фирмы Халибёртон, которая получает каждый второй контракт Пентагона, Дик Чейни - вице-президент США. О боги нет в мире желаннее синекуры, чем должность вице-президента. Работать вице-президенту случается только в случае смерти пассажира Air Force One, а случалось это только раз за всю историю, когда удачно стреляли в Кеннеди.

Гудман услышал про визит ВиПи – вайс президента и у него подкосились ноги. Начальник Баграмской авиабазы проездом за дружеским покером плакался нашему полковнику, хозяину К2,  что металлический Дик (а дик по английски это еще и эвфемизм  слова «хуй») металлический Хрен Чейни всюду приезжает в черных лаковых туфельках и если на них собирается к вечеру пыль, он крайне невежливо наезжает на тех, кто сам привык орать на подчинённых.

Хрен Чейни в своих хрустальных башмачках проследует от аэродромного поля до штаба К2. Перед штабом состоится концерт звёздного Робби Уильямса. После концерта, этим же маршрутом ВЫПи вернутся на Air Force One и улетят дальше - в Афган. За неделю до визита на базу прилетят трое дядь из Сикрет Сервис – осматривать и утверждать схему передвижений Объкта номер два.

Официальный Ташкент никто  посещать не собирается. И даже в известность юртбаши ставить не станут. Сдал свою землю в аренду, значит это теперь кусок Америки. А в Америке мы делаем всё, что не противоречит американской конституции.

Чтобы уберечь лаковые туфли объекта номер два от «weather abuse» необходимо срочно забетонировать маленький переход от аэродромного поля до штаба К2, а также парковку перед самим зданием штаба. Сейчас этот участок покрыт крупным немецким гравием. Над ним днём и ночью, как позёмка в Магадане кружится жёлтая каршинская пылюка. Пылюка никому особо глаз не мозолит, но, как грится донт фак вид айрон Дик.

***

По утвержденному в Пентагоне плану генеральной застройки лагеря Оплот Свободы бюджет на дорожное покрытие предоставлялся только к 2005 году – через несколько лет! А выписать розовые очки одному из самых лучших очковтирателей в США  доброму майору Гудмана вряд ли по силам. Гудман рвал седые волосы из носа перед зеркалом. Боль стимулировала способность думать. Насоображать там и тут удалость пятьдесят шесть тысяч долларов. Подождем с увеличением количества душевых кабинок. А мечта доброго Гудмана - автономная система Арктик Эйр, которая превратит советский подземный ангар в гигантский холодильник для всей базы тоже пока останется на уровне кубиков Лего.  Ну! – радостно всплеснёте вы руками. В Карши начала века это бешеные деньги. Можно купить целый квартал четырехэтажных домов вместе с мебелью, а в некоторых случаях – и с владельцами.

Но Гудман редко бывает за базой. Чёрт его знает, что там подстерегает – в открытом-то космосе. Зато он знает, что тот же Халибёртон или его представители на базе – Келлогг, Браун энд Рут за такие жалкие гроши разве что пристроят к штабу маленькое крылечко. Да еще – без козырька. На козырёк ещё будут тысяч двадцать выкручивать.

Гудман вызвал к себе  двухметрового толстяка – менеджера по застройке в Келлог Браун энд Рут Кори Бендера . Это был день и час моего безумного и моментального взлёта в американском бизнесе. Вор профитииринг – War Profiteering – это статья в американском УК – зарабатывание на войне. Очень распространённое преступление. События устремились вверх к точке экстрима.Мой промискуитет вступил в пиковую стадию.

***

Все контракты и подряды для армии США распределяются на тендерной, соревновательной основе. Это способ ограничить коррупцию. Участники тендера следят друг за дружкой, и, если есть необходимость настучат на вас куда следует. В нашем случае кратчайшие сроки и небольшой бюджет превратили тендер в фарс: заявки никто не подал. По правилам, шеф контрактного отдела базы имеет право передать контракт самому крупному подрядчику если на тендер не поступило ни одной заявки.  Поэтому кусок дороги для железного Дика заказали у его же «бывшей» компании – Халибёртон. А Халибёртон в лице товарища Бендера, человека с добрыми голубыми глазами, отфутболил самой крупный контракт в истории Майнард Дайнэмикс  шкиперу Доновану Ван Эппсу.  Я же, в свою очередь, не оставил у Дона и тени сомнения, в том что контракт выбит мной лично, что, в принципе было отчасти правдой.

В ходе подписания моему хрупкому здоровью был нанесён не виданный доселе ущерб.

***

Долго ещё народ будет петь под дутар песни-легенды, долго ещё усталые отцы будут сказывать засыпающим в люльке детям, о том как появлялись на большом каршинском тракте всамделишные инопланетяне.

Само собой случилось, что для подписания контракта в Ташкенте майору Гудману понадобилось прихватить весь контрактный отдел, большую часть отдела строительства и несколько «особо важных особ» из штаба К2. С нами также увязались все сыновья лейтенанта Шмидта- гигантские туловища сослуживцев Бендера. Лейтенант контрразведки Шпигельман не мог допустить такого вопиющего нарушения безопасности. Чтобы защитить участников сафари, он лично забрался в головную машину.

Четыре чёрных, как ночь в малороссии, страшных Шеви Субурбана набитых под завязку огромными американскими милитаристами, большинство из которых прятало оружие в складках одежды, и малюсенькая анексия вместившую меня и Джейка Алонсо выстроились в зловещую кагорту и выползли на дорогу. Студебеккер был снят с пробега в последнюю минуту.

***

До первого блок-поста я горячо молился и просил бога отвести глаза любопытных саламандр, будто такие конвои в те времена могли проскочить незамеченными хотя бы одну милю. Если восстановить историю моих тогдашних мобильных коммюнике, то она говорит сама за себя: двенадцать звонков куратору-Ильдару для обеспечения операции по прикрытию, шесть звонков Анне и Вере Петровне – для обеспечения досуга страстных гусар, и четыре звонка в офис Майнард, который в те два дня беспрекословно подчинялся любому моему капризу.

Когда наша сверкающая лаком и никелем колонна, шурша новенькими покрышками подкатила к первой засаде зелёных ящерок, выяснилось, что Ильдар в Ташкенте уже засучил рукава.

Начиная с этого поста до самой границы области нас вели уже с эскортом и мигалками. Не хватало только кортежа из мотобайков, но это излишество тогда ещё не было в традиции тимуридов. Стоит ли тратит время читателя, потомка народа создавшего фразеологизм «потёмкинская деревня» описывая весь утрированный до нельзя комфорт путешествия с мигалками?

Моторкада остановилась на том самом базарчике в Самарканде, где мы с Эппсом недавно вкушали нишалду. Чтобы не дай бог не подвергнуть опасности граждан страны-победителя соцсоревнования в мировой экономике, базарчик окружили кольцом омона, а вместо временно задержанных покупателей вовнутрь выпустили свору саламандр в штатском.

Борцы с мировым терроризмом и Аль-Каедой закупили по миролюбивому стеганному стандартному халату и тюбетейке. Бендер в полном соответствии с громкой фамилией выторговал сверху еще и целый туесок нишалды.

Гости бы еще долго нишаландались между рядами усиленного режима, но их стал подталкивать и подгонять ориетированный на вертеп Джейк. Стоит ли пускать слюни по поводу халатов и нишалды, когда впереди ждет стрип-клуб, девочки, шампанское и настоящий русский кавьяр?

Оккупанты К2 снова засели в Субурбаны и мы взяли курс на цивилизацию.

- Ты представляешь как повезло этому торговцу халатами?

Джейк, как обычно подвёл экономический итог событий. Мне очень захотелось рассказать ему сколько же саламандр кучковалось на базаре во время нашего привала. Сейчас они бросятся по-пираньи дербанить несчастного торговца. Деньги любят тишину, а американцы, когда уверены в своей безопасности, ведут себя до неприличия громко. Но в те смутные времена я очень боялся выдать себя как дважды судимого уголовника или агента как минимум двух спецслужб. Поэтому я просто кивнул и отвернулся.

***

Эскорт, сменяясь в каждой области, донёс наш конвой до самого Ташкент сити лимитс. Здесь магическая сила Ильдара меркла на фоне обилия сильных мира сего. Колонной субурбанов удивить народец было гораздо сложнее. Мы влились в поток сановников юртбаши и их близких родственников – даровитых и прозорливых бизнесменов, которые покрывают верхушку джамахирии как  цветы покрывают весной нежную сакуру.

Отсюда олимпийский факер приняла секретарша шкипера – Ленара. Ее задачей было обустройство ВИПов в гостинице и ужин. Я и Джейк слились в сторону вертепа Веры Петровны. По плану мы должны были воссоединиться с ядром пробега по бездорожью и распиздьяству когда участники дойдут до той кондиции в жизни млекопитающего, когда он жаждет  сиську. Официальная часть давала нам фору провести беглую инспекцию живого товара и провести мобилизацию всех резервистов Вертепа Веры Петровны – основного состава сборной явно не хватало.

Необходимо было удалить Анну, как же я мог показать моё сокровище этой банде международных ястребов? Она была отправлена на заслуженный шоппинг.

Джейк уединился в комнате с маленькой Наташей и оставил меня в коридоре наедине с Раношкой. Он объявил, что без генитальной репетиции нам  никак не обойтись, а потом вечером мы будим слишком бизи занимаясь безопасностью мероприятия.

События произошли быстрее, чем я мог подумать. Намеки от Рано поступали довольно регулярно, но отношения с Анной не позволяли мне получить то, что лежало в открытом доступе.

Вспомнил Рано в одних трусах, потом в прозрачной комбинации, с маленькими острыми сиськами, потом на моих коленях, когда она рассказывала о половом гиганте Сосо Палиашвили. И я открыл счёт в вертепе Веры Петровны. Не особо мечтал породниться таким образом с самим Сосо Палиашвили, но в конце-концов так оно и вышло. Вышло довольно быстро и на скору руку.

Зная, о регулярных визитах Рано к дарханскому доктору, я даже не потрудился накинуть прорезиненный макинтош.

Проведя генитальную репетицию и набив карманы макинтошами, виагрой и кубинскими сигарами, мы с Джейком загрузили дам в белый Дамас и окунулись в начавший уже разворачиваться контрактно-строительный разврат.

***

Кроме каршинских подчиненных у меня теперь есть еще агент по координации – красивая корейская девушка Алёна Огай. Она лоббирует в ташкентском офисе Майнарда каршинские интересы. После контракта на бетон для Хера Чейни – каршинские интересы везде юбер аллес. Если кто-то из ташкентских недопонимает важности момента, Алёна получает от меня письмо и не стучась входит к Дону в келью.

Когда я принимал её на работу, Огай коварно мной овладела.

Я вез Алёну в Карши. Показать сердце Майнарда.  Нежно покупал  по дороге лепешки, идиотские платки. Даже квартиру снял. Потом суетливо дыша и потея долго открывал электронный почтовый ящик на принстонском серваке – научил ван Эппс. Нырял к Алёне в глаза раскосые и томно вздыхал. Пока она жестко, как борцы сумо не швырнула меня на арендованный вместе с квартирой диван. Оседлав меня, корейская амазонка поправила чёлку и раскрыла губы.

Обалдевший от подарка судьбы пришедшего вместе с должностью я отдался ей весь - до последней капли.

В кармане джинсов с упрёком вздохнул забытый резиновый макинтош.

***

Нам оставалось найти местную строительную компанию, как высокопарно выразился шкипер, когда мы обмывали начало эпохи великого процветания в Имеджине. За неоценимый вклад в развитие бизнеса в рыцари Майнарда был принят и Джейк.

Я Менеджер. Несмотря на всю ответственность момента Дон так и не решился переехать в Карши. Даже моё возражение : «Но это же сам вице-президент США» вызвало у шкипера печальную улыбку – «Я не голосовал за республиканцев».

Карши между тем становились центром чего-то великого.

***

По плану Ленары из ресторана господа и дамы должны были проследовать в ночной клуб Вигвам. Для окончательной полировки и шлифовочного дансинга. В Ташкенте ходил упорный слух, что Вигвам принадлежит августейшей дочери великого Юртбаши. Дочь сохибкирана живага была одним из самых даровитых бизнесменов в со времён Амура Тимура. Зря говорят, что природа отдыхает на детях великих. В джамахирии законы природы подчинены воле юртбаши.

Ленара верила в полишинелеву тайну Вигвама и избрала его по соображениям безопасности. Можно сказать объект государственно значения. Нужно было минимизировать возможность встречи наших драгоценных визитёров с мрачным ташкентским лё быдлё.

Когда пентагоновских ястребов уже пресытила живая музыка и разноцветное изобилие узбекского застолья, у входа в уютный кабачок уже стоял под парами микроавтобус. На борту было грубо намалёвано: «На вигвам!»

- По машинам! – подвыпивший Шпиги перешёл на петушинный фальцет.

Американские милитаристы довольно организованно расселись в нанятый майнардом автобус. Заминка возникла только в салоне.  Большинство господ старались плюхнуться на сиденье и прижаться бортом к маленькой негритянке Наташе – несмотря на настоящий девичий цветник, в который превратили салон ночные бабочки и резервистки вертепа Веры Петровны.

Я тихонько буркнул в диктофон: «Надо бы собрать и посадить на контракт всех экзотических девушек-негров, которых удастся найти на просторах джамахирии. Бойкий товар»

***

Быть начальником строительства  в стране где коррупция это один из основных способов ведения бизнеса это почётная привилегия. Американцы ненавидят коррупцию только у себя дома. Английское слово «корапт» - звучит не так как у нас звучит «коррумпированный». Коррумпированный это «крутой» Например: изящно коррумпированный  перламутром, последняя модель. Или – глава администрации был неоднократно коррумпирован самим папой римским. А корапт– это гнилой и тухлый.  Поэтому у нас быть коррумпированным это почётная привилегия, а них уже нет.

Я думаю, американцы тоже доводили коррупцию до полного разгула когда-то, но сумели стреножить и сейчас плотно удерживают. Это вдохновляет. Значит и мы когда-то устанем от её сомнительного удобства и загоним матушку в кувшин, а кувшин выбросим в воды седого Анхора. Ну как вам трескучесть фразы? Готовлюсь на выборы от крупной партии зелёных.

Нет ничего прибыльнее, чем авральная стройка бывшем СССР. Даёшь мать ее растак. Построили Байкало Амурскую магистраль и забыли ее в тайге. Олененей сколько тогда полегло не счесть. А кто их считает – олененей? А кто их считает бетономешалки? Одна мне стоит с доставкой на базу, скажем, сто долларов. Кто будет проверять, если я напишу сто десять? Кто может проверить двадцать бетономешалок у меня влилось сегодня в проект  или тридцать? А может все тридцать пять? Ведь историю делаем, проект века! Ждём самого Дика Чейни.

А бригада послушных каршинских рабочих? Они стоят Майнарду десять долларов в день – отборные работяги. Но в США за подобную работу платят от пятнахи долларов в час. В час, Дон! Тут мы получаем пролетария почти такого же уровня, но за девять долларов в день, это новая дырочка для ордена каршинскому резиденту. Ведь счёт Пентагону мы выкатим уже в американских реестрах и, простите за грубость – кадастрах.

***

Клуб Вигвам действительно являл собой быдло-пруф истэблишмент. Поганцы в трениках и с золотыми тросами сюда практически не просачивались. Дрес-код. Фаер-волл. Американцы мои были уже  изрядно счастливы и формой общения избрали громкий, почти скандальный верлибр. Уют, ощущение безопасности и спрятанное в римских тогах огнестрельное оружие сделали своё дело – гостям почудилось, что вигвам наш вовсе не на площади Хамида, а на самом что ни на есть Манхэттэне.  Они , да и что греха таить и я  совсем не учли, что в независимой стране возник новый класс быдла. Быдла рафинированного. Быдла дипломированного, быдла сытого и по моде одетого.

Когда мирный как ангел, не смотря на размеры туловища Бендер справлял малую нужду в сверкающий вигвамовый лё писсуа, он умудрился оскорбить чувства молодого юноши в белом костюме. У юноши были длинные девичьи пальцы и брезгливое выражение лица. Если бы юноша расслабился и улыбнулся он мог сразу же оцепить контракт на рекламу отбеливателя для зубов. Но похоже улыбался он крайне редко.

Белозубый сказал пьяному Бендеру колкость на довольно сносном английском. Бендер отреагировал стандартно – показал ему средний палец.

Несмотря на разницу в весе юноша попытался продемонстрировать Кори хорошо отполированную домашнюю заготовку из киокушинкай. Бендер вяло поймал его за ногу и поволок в зал, как охотник тащит подранка-изюбря.

***

Я стал сильвестром столовой. Просыпаюсь в трёхкомнатной квартире в центре Карши. Время десять утра. Шлёпаю в рабочий кабинет к компу. Там писем двадцать от босса – Ван Эппса Донована. Нет лучше способа организации делопроизводства чем электронная почта.  В ташкентском офисе письма из соседней комнаты друг другу пишут. Все делопроизводство записывается и архивируется. Можно через месяц вернуться к вопросу, который решался сегодня. Там будет число и текст разговора и кто сказал, и что именно сказал.  Например тема «претензии по качеству вязкости цементного раствора» обсуждалась вчера между мной, Эппсом, Алонсо и майором Гудманом. Копии письма для протокола получила секретарша Эппса, моя секретарша, секретарша Алонсо и денщик майора Гудмана. Всё на бегу, но в полном ажуре. Не подкопаешься. Ван Эппс – гений делопроизводства.

Я терпеливо читаю все двадцать писем на разные темы и достаю мобилу. Мой каршинский персонал еще не дослужился до своих компов. Но личные мобилы ( в основном подержанные нокии и эриксоны от чилонзарских барыг герой) они уже оцепили, и теперь смотрят на Ван Эппса как пограничные овчарки.

Доношу до местных суть сакральных эппсовых заповедей. Секретарша моя пани Юбочка – сто долларов в месяц, плюс мобила. Секретарша Алонсо Юбочкина сесирица – сто долларов, плюс мобила. Мой водитель и агент по особым поручениям – Альберт – сто пятьдесят долларов, плюс мобила, плюс Тупой Осел в полное распоряжение. Тупой осел это по-английски dumb ass – дам эсс, Дамас – чудесный микроавтобус-буханка, подарок человечеству от Дэу авто.

Сам же Альберт вылизывает дамаса языком. Салон пахнет французскими духами.  Он не только извозит меня и начальство, он находит мне в Карши нужных людей.  Половина строителей в бригаде на базе – родственники или друзья Альберта. Ещё одна замечательная деталь – мой водитель понимает  фарси. Мама Альберта – иранка из Бухары.  Теперь пусть он едет в Кандагар. Ностальгии по южному Афганистану я не испытываю. Мне вполне сносно в К2.  У Альберта синие честные глаза. Если бы такие были у леди Ди, она в жизни бы не носила синих контактных линз. Я от них избавился совсем недавно и влез в дорогущий рейбэн. Память о наезде оккупантов в Ташкент. События сопровождающие подписание контракта века происходили так быстро, что  я и Ленара – верная секретарша шкипера получали монеты в россыпь. Это слегка подорвало финансовую отчётность Майнард Дайнэмикс.

У Альберта только один существенный недостаток. Он мечтает уехать в США. У каждого своя голубая мечта, но, увы, от чего Альберт решил, будто я эксперт по эмиграции и ПМЖ. Всякий раз по дороге на базу он ошарашивает меня новым пытанием. Страдая и злясь на свою чёртову вежливость я вынужден отвечать на каждый вопрос. Вопросы повторяются с убийственной цикличностью:

«Фиктивный брак как форма легально въехать и остаться самое логичное, правда? По пригласительной визе и тур визе это реально? Слушай у нас тут есть община мормонов как думаешь через них можно уехать? А насчёт Канады да, у  них медицина дешевле чем в США, в Винипеге, знакомый с улицы живёт, он уехал в 1999 году него сросдвенники там жили. А где же выход? К мармонам все же затесаться?»

Из джамахирии все почему-то хотят уехать. Я вот совсем ни хочу тесаться к мормонам. Надо не искать форму легально въехать, а зарываться глубже внутрь тут – сразу поставят командовать полком. Общегосударственный дефицит мозгов написан на каждом втором лице.

К счастью ехать нам недолго и скоро дамас утыкается в хамви с пулемётной турелью. Вот въедь ка для начала на базу без фиктивного брака и мормонических плясок.

***

Бетонная трасса чейни возникает как дорога из желтого кирпича ведущая в изумрудный город. От зарплат до закупки бетона – всем у меня заправляет Альберт. И мне не забывает откатить в конце недели. Ван Эппс громко не одобряет, что в вагончике бюро пропусков теперь стоит американский компьютер и фирменная мебель из ташкентского салона Айкеа. Но голландцу очень нравится, что теперь он пролетает мимо бюро на такси и не останавливается до самого первого американского блокпоста. Вся узбекская часть входной в К2 трассы до узбекского штаба теперь смазана и удобрена. Школа лагерей джамахирии – там учат как манипулировать продажными погонами. На погонах – коррумпированная насквозь птица Семург.

А вот Нервного Камбоджу не купить за кожаное кресло. И за компьютер не купить. Не уверен насчёт стриптиза, еще не опробовал на нем Асю, Ясю и сисю.

***

Стилизованный под нечто среднее между казахской юртой и ковбойским салуном клуб Вигвам, как нельзя красочнее подходил для шумной массовки с локальной кулачной битвой. Когда Кори Бендер втянул в зал утончённого юношу, оказалась, что с ним тут «культурно отдыхает» целая труппа - двое охранников и  несколько парней с таким же брезгливым сытым выражением физиономии. Они организованно вскочили и вскоре на полу с одышкой и сопением трепыхался сам представитель всесильной Халибёртон.

Зольдатен из К2 частично протрезвели, вытянули свои сайд-армз и заняли круговую оборону. Круглая высокая барная стойка оказалась идеальным укреплением. Бармен был немедленно выброшен, а на его место, как спагетти втянули слегка помятого Кори Бендера. Бендер упрямо отказывался бросить добычу и отпустить ногу нервного юноши. Длань великана держала узкую пятку хваткой бультерьера.  Когда Кори уже готов был втянуть заложника через стойку, в руки и плечи брезгливого денди впились его друзья и охрана. Это напоминало старинную джигитскую забаву времен Амура Тимура – перетягивание канальи.

В американской армии и полиции нет стандартного личного оружия. Офицер приобретает ствол в соответствии с личным вкусом и в пределах одобренной руководством суммы. Поэтому сейчас барная стойка Вигвама ощетинилась всей красой американского и европейского оружейного мастерства.  Вышвырнутый из зоны личного комфорта бармен громко вызывал милицию. Охранники брезгливого юноши, наконец вырвали своего клиента из охапки Бендера и  вытянули из подмышек стандартных макарычей. Джейк глянул на меня с досадой и всплеснул руками расхожее американское «вот да фак».

Пришло время срочно звонить Ильдару – вигвам был на пороге серьёзного международного конфликта. Почти уверенный, что хлыщеватый контразведчик Шпиги по-крайней мере понимает по-русски и я быстро двинул в приватный вотер-клозет. На всякий. Спускаясь по винтовой лестнице бросил на лейтенанта быстрый взгляд. В правой руке Шпигельмана был несуразно великий магнум, а в левой граненный тамблер со льдом и виски. Сраный ковбой.

Шпиги цепко посмотрел мне вслед.

***

Уткнувшись носом в дверь с улыбающимся индейцем и надписью  «только для вождей» я шустро набрал Ильдара.  Дверь с надписью «только для скво» слегка скрипнула за моей спиной, я испуганно обернулся и утонул в ауре выскочившей оттуда маленькой Наташи. Русская девочка-негр была в центре мужского внимания весь вечер и это по-особому меня возбуждало.

- Мне так страшно, что я чуть-чуть не обсикалась!

Маленькая чёрная киска мягко прижалась ко мне. К великой радости она оказалась чуть ниже ростом и мне было чрезвычайно волнительно коснуться её вздорного коричневого носика моим вспотевшим клювом.

«Обсикалась. Чуть не обсикалась» - слова вновь звякнули в голове. Наверху разворачивалась курская дуга, контракт века был под угрозой, а я вдруг представил, как она поднимает юбку, стягивает на лодыжки белые кружева, сжимает коленки цвета кофе с молоком и звонко сикает в сверкающий эмалью унитаз вип клуба. Быстро пихнув мобилу в задний карман, я сжал Наташу в объятиях и шепча : «ничего не бойся, не надо ничего бояться» толкнул её спиной дверь «только для скво».

В помещении для скво висело гигантское зеркало. Под ним стояла корзина пластиковых гладиулосов, как в гримёрной для актрисы второго плана. Натаха механически стянула юбку и трусики и уткнулась лицом в букет. В зеркале отразилась её каракулевая макушка и мои глаза-чикатилы. Передо мной возник черный квадрат Малевича. Чернота квадрата неравномерна. Так же и маленький, почти мальчишечий стан негритянки был неравномерно коричневым. Чем ближе к астралу таинства и грехопадения, тем темнее была её кожа. Сам центр черного притяжения, был явно нещадно и регулярно эксплуатируем и имел замшево потрёпанный вид. Так выглядят девичьи полусапожки после необычайно снежной и долгой зимы. Чтобы зеркальный дебил с глазами навыкате перестал на меня таращиться, я зажмурил глаза.

«Ооо – фффак!» с рязанским акцентом произнесла маленькая Наташа. Ооо – щит!

Я постарался отвлечься от банальности её лингвстической обывательщины, и сжав малюсенькие шоколадные грудки, вознёсся ввысь.

«Осторожно, осторожно не сорви мне шиньон» - зашептала она

Когда я сделал вторую попытку оторваться от земли в кармане зазвенела чёртова мобила. Перезвонил встревоженный моим пустым прозвоном Ильдар.

«Ооо щит родины!» - взревел я и судорожно получил то чего так страстно вожделел весь вечер.

Ну, поймите, о каком макинтоше могла  идти тогда речь?

Винсент Килпастор , 08.03.2016

Печатать ! печатать / с каментами
Камрады, сайт очень нуждается в вашей помощи. Если можете, поддержите нас. Наши реквизиты вот здесь. Заранее большое вам спасибо.

Ваша помощь

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

Пробрюшливое жорло, 08-03-2016 11:49:20

1 нахбляетпа

2

Пробрюшливое жорло, 08-03-2016 11:49:39

2 ептанахбля

3

Пробрюшливое жорло, 08-03-2016 11:49:50

3 бляептанах

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«Взял наш герой двух своих корешей в подручные и стал бомбить дачи и огороды на предмет овощей там каких или фруктов. С ягодами не заморачивались, долго их собирать, в пизду, а вот от яблок или помидоров-огурцов не отказывались. »

1
1

«В рот не взяли студентки подвальные,
Клуб – походу – был тоже говно
Но кино про ебанье анальное
Прокатило с утра всё равно»

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2017 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg