1
СЕКС ВИДЕО
Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

Беглый 3.21

  1. Читай
  2. Креативы
21

- Ну а куда мне переводиться ещё было, разве что в ОБХСС?

Мы оба засмеялись  и оглянулись на недовольную свечную барыгу. Михал Иванович, отечески обнял меня за плечи и повёл в свои поповские служебные застенки. Не знаю как там это у них кличут – ризница или светлица. В маленькой комнате, он плотно закрыл за нами дверь и плеснул по полстакана вина из бутыли с надписью «Серен Кьеркегор. Кошерный кагор».

- Как здоровье, Михал Ваныч?

- Вскрытие покажет. У самого-то как? Торчишь?

- Вовсе не торчу. Не спал толком. А вы, как я посмотрю, теперь к православию решили обратиться?

- За встречу, Шурик

- За встречу, товарищ майор

- Подполковник. А по легенде - протодьякон о. Анисим

- Протодьякон это что-то из области молекулярной физики?

- Не богохульствуй, сын мой. Я тут с делегацией от Московской патриархии. Сопровождаю святые мощи почившего старца Исидора Пелусиота.

- А! Понятно.  Как всегда. В нужном месте в нужное время.

- Нет, дорогой ты мой грешник, это ты у меня теперьча в нужном месте и в нужное время.

***

На  агрессивно колючем заборе в Кэмп Рино заметно плохо затёртое граффити: «У вас есть часы.  А  у нас есть время» и подпись  - Талибан. Кандагар это центр пуштунского мира. Покорить Кандагар полностью не удавалось ни англичанам, ни русским, ни теперь вот – мировой коалиции добра. Избрать Кандагар местом для тренировочного лагеря  национальной гвардии Афганистана состоящей в основном из таджиков Ахмад Шаха и узбеков генерала Дустума было правильным стратегическими ходом. Возникни какой серьёзный антиправительственный бунт – Кандагар станет скорее всего его центром. Недолюбливающие пуштунов узбеки и таджики охотно станут бунт подавлять.

Мы с Доном закусили казённый митлоуф и варёной кукурузой. После митлоуфа приятная часть нашего путешествия кончилась. Защищённый и вооруженный до рогов лагерь «Носорог» предстояло покинуть и отправится в тренировочный центр афганской гвардии. По тому, как быстро и ловко Ван Эппс натягивал кевларовый броник, денёк нам предстоял еще тот. Сопровождающего эскортмена звали капитан Ясеф. Капитан Ясеф был кадровым афганским военным ещё со времен Зокир-шаха. Сказал, что воюет с 1979 года.  Мне тогда было шесть лет, а  Ясеф уже воевал, как Аркадий Гайдар. Как и любой восточный мужчина,  Ясеф любил прихвастнуть. «Дайте мне сто человек. Сто преданных, хорошо обстрелянных и вооружённых человек и я захвачу любой город, даже Кабул».

- А Ташкент?

Он глянул на славянскую фамилию на моем бэджике и с улыбкой сказал мне:

-  А ты шурави.

Ясеф был нашим экскурсоводом по лагерю, и в тоне его экскурсии было явственно слышно, что к идее создания современной национальной гвардии в Афгане, Ясеф относился скептически. Гвардейцев обучали стрелки-снайперы из нацгвардии штата Вермонт.Казармы, похоже были построены ещё в советское время. Стандартные трёхэтажные здания. Сейчас в них почти не осталось стекол, а вместо отопления в каждой комнате стояли буржуйки типа «сталинград». Климат в Кандагаре и правда ужасный – очень жарко днём и до тряски холодно ночью. Суточный перепад почти в двенадцать градусов. Людям с гипертонией там верная могила. Хотя быстрее всего они умрут наступив на мину или словив шальную пулю.

Хотя форма новой афганской полиции и гвардии была пошита из того же материала и по тем же шаблонам, что и американская, на солдат башибузуки не походили совсем. Гимнастёрки и штаны сидели мешком и пузырились на коленях. Дорогие кевларовые смарт-каски им не полагались. Гордости Афганистана заказали где-то тяжеленых кастрюль формой напоминающих вермахтовские времен второй мировой. Не удивлюсь, что их отлили где-нибудь в Запорожье. Рособоронэкспорт явно нагрел руки на этой войне – вся нацгвардия молодой республики была вооружена системой старика Калашникова.

***

-Шурик, сынку, времени у нас совсем в обрез. Я знаю  у тебя самолёт. Поэтому давай сразу к телу. Ты уже понял, что я именно московскую патриархию тут представляю?

- Понял конечно же.  Именно московскую. Именно патриархию. Даже знаю на какой площади кабинет патриарха.

Сквозь мозаичные окна собора на пол упали первые разноцветные лучи солнца. Я не мог поверить, что мы в Ташкенте, на госпиталке. Казалось разговор  происходит в тайных подземельях Ватикана, а человек, которого я когда-то знал под фамилией Сметанин, на самом деле кардинал Мазаринин.

- Ильдар мой человек.  А я его куратор. Много лет. Он сейчас очень рискует. Люди в Ташкенте просто исчезают в последние годы. Растворяются в воздухе. Говорят инопланетяне активизировались. Поэтому Ильдара мы с тобой будем беречь от инопланетян. Он нам обоим нужен.

-  Иноплатеяне. Ильдар мой любимый куратор, конечно же я буду его беречь.

- Нет. Он просто связной. Твой настоящий любимый куратор это я. Был и останусь пока смерть не разлучит нас.

- Как пафосно. Могли бы хоть посылочку за шесть-то с половиной лет оправить в лагерь. Там люди торгуют телом за пачку сигарет с фильтром. Видимо был в ненужном месте и в ненужное время. Отработанный материал. Но я все равно рад вас видеть.

-  Да в ненужном, Шура, в ненужном. И я тебя предупреждал быть дисциплинированным. И говорил, что закончишь тюрягой. Ну ничего это у тебя второе высшее. Ладно проехали с сантиментами. Вода под мостом, как говорят у потенциального противника. Вода пролилась, игра началась.

Михал Ваныч принёс кожаный портфель, больше подходящий для удачливого бракоразводного адвоката, чем протоплазменного протоиерея. Куратор вытянул оттуда красочный альбом «Юбилей Ташкентского метрополитена». Мозаика отразилась в его глянце.

Открыв одну из страниц, подполковник, скорее всего ФСБ, ткнул меня носом в фотку строящейся станции новой юнусабадской ветки. Рядом с фоткой станции в альбом была вшита гибридная карта американской военной базы К2 – Карши Ханабад. На чёткую фотографию со спутника накладывается топографическая карта с легендой. На схеме было видно всё, даже наш с Эппсом пивной вагончик с Балтикой зеро. Оплот разврата в Оплоте Свободы.

Михал Иванович очертил ногтём на участок чуть подали штаба, рядом со старым советскими ангарами. Ангары построили на века. Они скрыты земляной насыпью метра в три и слеплены из монолитного железобетона. Ворота толщиной с автомобиль Жигули. Честное пионерское.

-  Смотри, Шурик, внимательней. Что у них тута вот, можешь рассказать?

- Тута вот у них красная зона – ограниченный доступ. Офф лимитс. Можно пройти только с очень высоким уровнем «клиранса» - доступа к секретной информации. Даже у Эппса моего пропуск синий, а что обо мне говорить. Меня вообще на заметку взял тамошний контрразведчик – лейтенант Шпигельман. Хочет, чтобы всюду на базе, даже в отхожее место, я ходил с эскортом.

- Шпигельман говоришь? Шпигельман, Шпигельман… А что-то в списках комсостава нет у нас такой фамилии? Ты уверен, что Шпигельман?

-Ну на гимнастёрке так написано, а как я ещё проверю. Парни с базы зовут его «Шпиги».

-  Шпиги! Сволочи пендосы, прости хосподи меня грешного. Что хотят, то воротят. Плевать хотели на совместные договорённости. Ладно. Хер ему навстречу, этому Шпигельману. Что ты лично знаешь про красную зону?

- Знаю, что там вроде казарма и маленький полигон для тренировок спешиал форсиз.  Так у пен…американцев спецназ называется. Вроде зелёные береты, а может кто похлеще. Может совсем Пентагону не подчиняются. Может это мобильные силовые подразделения ЦРУ. Но не уверен.

-О! Видишь какой ты молодец! Настоящим разведчиком у меня стал.

- Вы мне, Михал Ваныч только лещей не подсовывайте, ладно? Там любой узбекский Акакий Акакиевич знает куда с каким пропуском можно, куда нет.

- В смысле лещей?

- Грубой лести не надо, чтобы меня стимулировать на откровенность, окей?

- А давай теперь без блатной фени и этого пендоского окей, окей?

- Хорошо

- Смотри сюда, значит. Видишь эти кубики. Это контейнеры морские по сорок футов.  Жёлтого, песчаного цвета «Буря в пустыне».

- Да. Там пол-базы построено из этих контейнеров цвета «Буря в пустыне». Американцы привозят все что надо в этих контейнерах, а потом превращают в забор или жилые помещения.

- Пол-базы и гениальная военная смётка пендосов меня не интересует. Меня интересуют именно эти несколько контейнеров. Именно в красном секторе. У Центра есть основания полагать, что внутри они выглядят приблизительно так. Михал Иваныч снова порылся в портфельчике и вытащил фотку сделанную с экрана дисплея и, видимо, с интернета. На фотографии была изображена мечта любого геймера – рабочая станция с тремя мониторами, хорошей эргономической клавой и огромным джойстиком посредине.

- Да у них у всех полно разных компьютерных игрушек. Это что такое? Лётный тренажёр типа флайт симулятор? Тогда отчего в красной зоне?

- Это, Шура,  стандартная станция управления БПЛА. В просторечии - беспилотниками.

- Ах вот оно что! Дроны Кончаловского. Кстати, знаете, что такое «дрон» по английски? Трутень!  Но  на аэродроме в К2  я не пока не видел беспилотников, а вот трутней там хоть пруд пруди.

-  Не видел БПЛА, потому что их там нет! Получается они из К2 управляют вылетами с других баз, может даже с секретных ангаров в Афгане или Пакистане.

- А какой смысл держать оператора в таком удалении от аппарата? Что это даёт?

- А какая разница где находится пилот-оператор? Главное- вне опасности. Надо подобраться к контейнерАм  как можно ближе, сынок, и сфоткать. Сначала снаружи потом хотя бы один раз – внутри. Хотя бы один, слышишь, Шуреночек.  Вот этой камерой.

Михал Иванович протянул мне серебряную зажигалку Зиппо.

- Линза расположена вот тут. Не запачкай пальцами. И не сбей настройки числа и времени. Дата очень важна. Архиважна дата, дорогой ты мой человечище.

- Все понятно, отец Зосима.  Не понятна толька одна мелкая деталь. Как я туда проникну. Там это, Михал Ваныч, шапка-невидимка не шла в комплекте с Зиппой? 

- Во первых – отец Анисим. Ну, а во-вторых тебя ведь никто сильно не торопит. Жди как хороший охотник. Но будь готов. А в третьих, ну признайся честно, ведь ты и не пробовал ни разу, так ведь? Не люблю парней, которые сдаются даже не попробовав. Типа – а чего время тратить, она мне все равно не даст. А если даст, а? А если она мать твоих будущих детей, а? Как тогда?

- Не пробовал потому что не вижу смысла. Я не хочу заниматься тем, в чем не вижу смысла.

- Смысла? А я тебе расскажу. Пендосы рано или поздно выдохнуться в Афгане. Сказочкам про бен Ладена перестанут верить и им придется его поймать.  Тогда и войска придется выводить. Устанет международная коалиция кормить американский бизнес. И тут-то мы начнём наводить порядок в образовавшемся вакууме.

- То есть Россия опять влезет в Афганистан? Вы уверены? В смысле, нам это надо?

- Не наше с тобой дело рассуждать о геополитике. Наше дело говорить «есть». Просто новая Россия умнее и продвинутее и не станет повторять ошибок прошлого. С помощью генерала Дустума можно создать Северо-Афганскую народную республику вдоль нашей границы с Таджикистаном, Узбекистаном и Туркменией. Москва сразу же признает новый режим и республика Дустума станет прослойкой между нами и талибанскими халифатами.

- Понятно. Тогда нахрена нам эти вагончики? Сами ведь уберутся скоро к черту.

- Вот тут загвоздка. Базу К2 пендосы любой ценой попытаются оставить. Завалят деньгой сановных проституток в Ташкенте и все. Такой мощный укреп район со взлётной полосой это нож в спине САНР.

- САНР?

- Северо-Афганская Народная Республика. Если наши товарищи из МИДА сунут юртбаши под нос фотки с пунктами управления беспилотной авиации, то получится, что пендосы грубо нарушают договор аренды. Ведь в соответствии с договором, вести прямые военные действия с территории Джамахирии им запрещено. Таким образом, Шурик, мы заставим юртбаши прогнать пендосов и прочих бесов еще до начала совместной с Дустумом операции «Кладбище Благородных». Мы с тобой. Ты и я.

- Получается генерал Дустум уже сейчас ведёт переговоры с Москвой?

- Получается слишком до хрена вопросов, а, Шурик?

***

В центре плаца стояло трое людей босиком в одних рубахах и военных галифе.  Человек рядом с ними выкрикивал что-то на фарси, явно призывая заклеймить их позором.

Ван Эппс падкий на разные зрелища, включая публичные казни спросил у Ясефа:

- А что такого натворили эти люди?

- Эти? Это же генерал Мухамад Араш, капитан Насыр Аскарзада и лейтенант Аминияр. Вы, что же это ничего о них не слышали? Серьёзно?

- Нет. А что такого?

- Хм. Я думал про них знает весь мир. Афганистан отправил их на совместные военные учения в Бостоне, штат Массачусетс. Там было пятнадцать стран участников. Тейбл-топ тренинг называется. Все участники сидят за компьютерами и тренируют координацию действий коалиции из нескольких армий разных государств. А эти кефиры опозорили нас. Сбежали с учений. На канадской границе поймали негодяев. Заблудились говорят, порождения шакала и ослицы.

- Бедолаги. Могли бы просто попросить политического убежища в США.

Ясеф посмотрел на шкипера , как на полного болвана.

- Э-э-э, тут не все так просто. Ваш иммигрейшн теперь думает, что Афганистан это страна победившей демократии: выборы-мыборы, карза-марзай и так далее. Полит убежища нам теперь не полагается.

- Ну что же, они, наверное, не далеки от истины.

Ясеф вздохнул и махнул рукой.

- Какая демократия может быть в стране, где ещё не придумали законы? Раньше был Шариат, а теперь даже конституции пока нет. А вы знаете, сколько тут гвардеец зарабатывает в неделю? Нет? Шестьдесят шесть долларов. Завтра вернуться талибы, заплатят им по семьдесят и они поднимут меня, вас и других инструкторов на штыки.

- Печально. А вот интересного, что же теперь  будет с беглецами?

-  С этими то? А что будет – ничего особенного. Завтра утром их повесят.

Когда они закрыли горе-беглецов в морской контейнер, который тут использовали вместо тюрьмы, мне стало грустно. Афганцы решили сделать Америку второй родиной. Остаться там, как когда-то остались преследуемые англиканской церковью пилигримы-протестанты. Теперь потомки пилигримов придумали посольства и лотерею грин-кард. Странную мошенническую лотерею в которую вдруг пачками начинают выигрывать союзники США в очередном затеянном ими же конфликте.

А афганских пилигримов убьют завтра.  Их повесят, чтоб неповадно было перескакивать через заборчик, минуя общую очередь за счастьем в которой толкает друг друга локтями наиболее шустрая и меркантильная половина человечества. И если вспомнить, что последние полгода отсидки в Зангиоте я сам служил Сильвестром Столовой – к этой ушлой категории колбасных пилигримов наверное отношусь и я.

***

Сказать вам честно, мне очень нравилась работа в Майнард Дайнэмикс. Нравился остроумный и немного циничный Донован Ван Эппс. Нравился Джейк Алонсо, майор Гудман и другие парни с К2, ну,  кроме идиота Шпиги. Это работа вернула мне уважение к самому себе. Понятно, что и платили тоже прилично. А что мне мог предложить взамен этот разряженный в карнавальную сутану или как там зовётся поповский прикид, человек?

Поэтому я упёр глаза и в пол твёрдо сказал:

-  А знаете, что Михал Ваныч. Кроме того, что я стал сам себе противен, когда мы разрабатывали Саида Аюб Хана, я еще и его невесту обесчестил. Может быть эту туркменку в Пешаваре теперь камнями закидали. Ведь культура этих территорий ставит непорочность дев  выше человеческой жизни.И чего ради все эти жертвы?  Не хочу больше исподтишка гадить людям с которыми работаю. Ради Северо-Афганской Народной Республики? Мне американцы в сто раз ближе чем все ваши дустумы, курбаши и юртбаши.

- А при чем тут дустумы или юртбаши? Здесь же интересы России, Шурик, Родины!

- А с каких пор Россия мне стала родиной? Я в СССР родился. А подписку вам давал. Когда вы в КГБ ещё были. Где сейчас СССР? Где сейчас комитет? Чего стоит моя подписка?

- Значит совсем не болит сердце за Россию? Так что ли получается? Внутри ничего уже не шевелится?

- Получается не шевелится. Россия от меня регистрацию требует, когда я в Москву приезжаю. Россия не признает меня русским.  Я чурка с глазами для великороссов. Отчизна бросив республики и нас бросила, как солдат на поле боя.

- Ах вот значит как оно выходит. У него, видишь ли, претензии к России. У него видишь ли новые друзья объявились, так получается? Да кто ты такой, иван, блин, не знающий родства! Космополит.

- Да. Страна лопнула и вместе с ней все принципы. А насильно мил не будешь. И Ван Эппс мне очень нравится. И Америка.  Принстонский университет это для меня авторитет. И подличать на Дона как подличал на Саида Аюб Хана, я не буду. Пускай остаётся американская база в джамахирии. Вы знаете как Карши за её счёт поднялись? Рестораны, гостиницы, дискотеки, магазины. Знаете сколько местных акакий акакиевичей работой «пендосы» обеспечили? И платят по-человечески. Да что там Карши, люди с Бухары, с Самарканда, с других областей едут туда работать. Где она ваша Россия? Что она нероссийским  русским даёт? Северо-Афганскую Народную республику?

- Вот как ты запел? Умник. Ван Эппс это враг. Враг, понимаешь? Их годами учат уничтожать русскую государственность и культуру. Порочат нашу историю. Выискивают реперные точки нашей национальной и оборонной концепции и подкапывают под них.  Видят только негатив. А ты и уши развесил. Рыжий самый настоящий профессионал. Так загипнотизирует тебя пойдёшь завтра сам пояс шохида натягивать. Сеть которую паучишка Эппс в Томске сплел, наши товарищи до сих пор распутать не могут. Вот так-то вот. Я – твой куратор. Ты раньше делал, что я тебе говорю и дальше будешь делать. Для начала ты у меня на базу сегодня опоздаешь – вдруг накладка выйдет с самолётом? А потом Донован Ван Эппс твоё настоящее резюме прочтёт. Чем ты в Папской колонии занимался, чем в Зангиотинской. Ну и Шпиги твоему инфу солью. Найду способ. А как тебе такой сценарий? Нужен ты будешь Эппсу если тебя на базу перестанут пускать?

Я больше эмоциями управляем, чем мозгами, логикой.  Я из тех кто , оказавшись загнанным в угол взрывают себя вместе с противником. Вернее, раньше я таким не был. Я бы сдался и пошел противнику в услужение.  Но после Зангиоты что-то изменилось во мне. Повзрослел. Да, я сливал по-молодости Саида Михал Ванычу,  потом был лучшим учеником в папской школе стукачей, потом служил гадом в Зангиоте.  Мне надоело бояться всесильных кураторов этого мира. Ведь когда исчезает страх начинаешь видеть красоту. Я был уже готов выкрикнуть «Аллаху Акбар» в лицо моего православного куратора, когда он поставил мне мат в один ход:

- Выполним задание - гарантирую российское гражданство без проволочек.

Я сразу вспомнил, как сегодня Анна умоляла меня вывезти ее из ВВП Джамахирии на чистую русскую воду в Московию.  А я стоял перед ней голый на коленях и клялся, что все для этого сделаю. Михал Ваныч знал куда ударить. От всего пафоса моего маленького бунта не осталось и следа. Я сдулся и упал к его ногам использованной резинкой.

- Ладно, Михал Ваныч. Только мне пожалуйста заверните два гражданства. Мне и моей скво.

-  Ну вот. Становишься настоящим профессионалом, Шура. Профессионалы вне эмоций. Это хорошо. Это очень хорошо.

***

Сомневаюсь, что на свете есть много людей, которые так сильно мечтали вернуться домой из первой поездки заграницу, как мечтал об этом я. Буквально считал минуты вязкого кандагарского времени. У вас есть часы. У нас есть – время.

Моя первая в жизни виза похожа на акцизную марку на блоке дешёвых индийских сигарет. На фоне бесформенных очертаний современного Афганистана кучка арабских буковок и цифр. Виза.

На фотках детей олигархии гондольеры из Венеции и театр Ла Скала. А на моих – мост сложенный  через горную речушку из сожжённых танков Т- 64.  Сбитый старичок Ми-6 лежит на мятой бочине, а на нем, как на детской площадке скачут афганские детишки. Наступившая на пехотную мину-ловушку корова мирно пасётся на трёх ногах…

***

Афганское посольство это несколько  комнат в длинном коридоре, где половина кабинетов все ещё сдаётся под офисы или просто пустует, собирая пыль. Женщин в афганском посольстве, понятное дело, нет совсем. Одна из комнат посольства перегорожена на две части барьером, какие можно найти в заводской библиотеке. Единственный предмет выдающий, что я все же попал в восточное посольство это ворсистый ковёр ручной работы на полу.

Двое карзаевых дипломатов смотрят как третий вырезает из цветной бумаги визу и клеит ее в мой  свеженький паспорт.  Виза стоит восемьдесят долларов.  Если вежливое обслуживание и отсутствие очередей в посольстве и есть показатель демократии, то тут у афганцев есть чему поучиться. Особенно, замечу, американскому госдепу, как известно занимающемуся визами в землю обетованную. Очередь у американского посольства в Ташкенте длинна и унизительна. Сверху в очередников смотрят сквозь хорошую оптику снайперы-морпехи.

Представители дипкорпуса Хамида Карзая по очереди пожали мне руку, будто я был вице-король Индии и торжественно произнесли:

- Нау Велькам ту Афханистан мистер Шурик!

Их глаза теплились участием теплотой и гордостью за родину, победившую ненавистный талибан.

Точно такая же теплота была в глазах у представителей новой афганской нац гвардии, получивших от Майнард Дайнэмикс настоящий кинотеатр и целую коробку ДВД дисков  - почти все, что удалось урвать в каршинском пиэкс нам со шкипером.Правда уроки аэробики с Джейн Фондой оказались гораздо популярнее «Запаха женщины» с Аль Пачиновым.

***

Слово фуршет по-афгански так и будет – «фуршет».После торжественной церемонии открытия кинотеатра Ригал Синемас Кандахар, афганская сторона устроила фуршет. Вернее, они думали, что это фуршет и постоянно смаковали вкусное слово.

На самом деле фуршет выглядел так: будущие офицеры нацгвардии накидали на пол кинотеатра одеял, приволокли огромное блюдо плова и ящик армейской воды Нестле. Тут тоже зверствовал сухой закон.

Афганцы уже смирились с идиотской привычкой хуёвых неверных есть плов ни из одной тарелки и не руками. Хотя есть плов горстями из общего блюда это такая же часть ритуала, как, скажем все многочисленные переливания чая из пустого в порожнее в рамках  сложной японской чайной процедуры.

Плов походил на ташкентский, но сладкоежки афганцы щедро сдобряли рис курагой, изюмом и черносливом. В добавок к этим сухофруктам и орешкам кэшью, которые пришли из Вермонта, афганский повар-мастак нафигачил в казан местного миндаля и фисташек.

Через пару минут погружения в музыку плова Кандахари, я с ужасом услышал, собственное чрезвычайно громкое чавкание.  Таилась малюсенькая надежда, что никто не заметил моего лирического отступления. Я тихонечко поднял глаза и обомлел. Афганцы смотрели с доброй неподдельной теплотой. Они испытывали гордость за плов. Вермонтские стрелки, которые держали в руках одноразовые тарелки и слегка копались в них одноразовыми вилками, тоже пялились на меня. Они набрали плова больше из вежливости, чтобы не обидеть аборигенов. Вермонцы видели, как афганцы резали несчастного барана и теперь тихо их презирали. Хотя они тоже любят пострелять оленей в своем лесистом Вермонте, но  подвязывание барана за ноги на крюк и последующее перерезание горла, напоминает постановочную казнь. Американцы смотрели на меня с плохо скрываемым презрением.

Я снова понял, что как бы не корчил тут из себя американца, настоящие американцы набрали плова из вежливости и ждали момента, чтобы его вышвырнуть в ведро вместе с тарелкой, а я лопал его так, что за ушами стоял треск.

Спас сигнал боевой  тревоги  из Кэмп Рино. Все побросали плов и ринулись в лагерь – выяснять в чем дело, не напал ли на нас Талибан. Торжественный фуршет кончился.

Как выяснилось позже, один из курсантов школы нацгвардии предупредил по рации талибанских партизан, и вермонтский патруль из трех Хамви обстреляли в полумиле от ворот лагеря. Серьезно пострадал один американец и трое афганских гвардейцев. Американцу осколком вырвало руку. Прямо по самое туловище, с корнем. Его необходимо было срочно эвакуировать в Германию в большой армейский госпиталь в Рамштайне. Обычно этим занимается специально оборудованный под скорую помощь сто тридцатый Геркулес  «Медэвак». Сейчас Медэвака не было и парня решено было везти обычным бортом. По дороге нужна было дозаправка и борт садился в К2, Карши-Ханабад.

«Некрасиво радоваться, но как же это все кстати. Прямо до дома долетим. Давай собираться бегом, Алэкс»- обрадованно шепнул мне Ван Эппс Донован.

***

Вы так не летали в жизни. Старый дребезжащий аэроплан. Пипикающая электронная хрень на коленях. Куча проводков и капельниц. Обдолбаный обезболивающими солдат без сознания прямо перед тобой. И запах. Не запах женщины, а запах человеческой крови и освежёванной плоти, который перебивает запах бинтов и йодов. Чтобы система жизнеобеспечения не отсоединилась от вермонтского стрелка, кто то должен был сидеть рядом с носилками и держать прибор на коленях. Руки и колени моментально затекали. Нас в грузовом отсеке было человек восемь. Мы договорились держать портативную Ай Си Ю – интенсив кэйр юнит – реанимацию, по очереди, по двадцать минут. И снова по кругу, пока не летим до К2, где ждет немецкий медэвак .

Вермонтский снайпер потерял в Афгане руку, чтобы в ноутбуке Ван Эппса никогда не села батарейка и весь мир вдруг не остановился.

***

То , что я дал Михал Иванычу слово проникнуть в красный сектор базы абсолютно не означало, что я туда собирался. Михал Иваныч по легенде вернётся в свою московскую патриархию через пару дней. А Ильдар мне понадобится уже завтра. Контракт  то у нас назревает афганский – следовательно предстоит получить так называемую выездную визу.

Выездная виза это способ закрепощения собственных граждан и еще одно преступление юртбаши против человечности. Человек имеет право ехать куда ему заблагорассудится если его туда пускают. Он не обязан вымаливать разрешения и платить пошлину собственному государству за выезд из него.

***

На самолёт мы с  Джейком успели тютелька в тюлечку. Спасибо Ильдару – проскочили без досмотра. Если бы знать наперёд – могли б и дурятину с собой взять, не напрягать отца. И прилетели по расписанию. И такси в Каршах взяли чётко.

Хорошо, что Эппс отзвонился ночью. Даже если бы мне не надо было мчать сломя голову за контрактом, то спешить надо было Алонсо. Не успели мы прилететь в Карши, как узнали, что в К2 объявлена тревога и общий сбор. Но вот тут возникла первая накладка. Пейджер Алонсо был у дурёхи Юбочки, а она как сквозь землю провалилась. И времени поискать её по городку  не было ни у меня, ни у сержант-майора. Очертя голову мы постучались в кабинет Шпиги.

- Вот, господин лейтенант, сэр, Возвращаю сержанта-майора в целости и невредимости, сэр

- Отличная работа, Алэкс бой. Ты мне нравишься все больше и больше.

- Господь храни Америку, сэр!

- Хорошо. Поставьте пейджер на зарядку и оба свободны.

- Вот тут то у нас вышла накладка, сэр...

- Вы утратили секретный пейджер контрразведки армии США?

- Никак нет, сэр. Забыл дома. Сейчас вернусь за ним в город и немедленно привезу вам, сэр. Мы очень спешили на сигнал тревоги, сэр!

Шпиги кинул взгляд на интерактив и как раз в этот момент Юбочка пришла в движение.

- Сержант-майор, отправляйтесь-ка нести службу в соответствии с протоколом «тревога- две янтарные ракеты». А вас, Щюрик, я попрошу остаться.

- Так точно, сэр.

Алонсо щелкнул каблучищами и оставил меня один на один с лейтенантом Шпигельманом. Мне показалось, что он сейчас закроет дверь изнутри и начнёт избивать, как когда-то избил отрядник в Зангиоте.

- Интересный ты человечек, Алэкс, он же Щурик. Я недавно присмотрелся и обратил внимание на занятную деталь.  Все переводчики и двуязычные с допуском на базу прошли собеседование-скрининг с фирмой ВЛР – Ворлд Лэнгвидж Ресорсиз. Все, кроме одного. Угадай, кого?

- Риторический вопрос, сэр

- В соответствии с американским законодательством я вынужден задать тебе несколько вопросов, Алэкс

- Я готов, сэр!

- В соответствии с американским законодательством ты имеешь право отказаться от специальной процедуры.

- Какой процедуры, сэр?

- Полиграф. Я хочу провести допрос с детектором лжи. Ты можешь отклонить мою просьбу.

- Почему же, сэр? Мне нечего скрывать, сэр. Давайте хоть прямо сейчас.

-Нет. Я не обязан предупреждать тебя – когда. Полиграф хорош, когда  его не ждут. Ты просто подпиши консент – вот тут и тут, а допросить я тебя смогу потом в течении шести месяцев, когда мне будет угодно. Понял?

- Так точно, понял, сэр

- Свободен. Пока можешь идти.

Я вышел на воздух, вдохнул полной грудью солярного духа Оплота Свободы.

Винсент Килпастор , 07.03.2016

Печатать ! печатать / с каментами
Камрады, сайт очень нуждается в вашей помощи. Если можете, поддержите нас. Наши реквизиты вот здесь. Заранее большое вам спасибо.

Ваша помощь

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

Хулео Еблесиаз, 07-03-2016 10:53:42

Винсент сретъ очередяме

2

БуХарин, 07-03-2016 14:48:26

Бля, когда уже этот словесный понос закончится?

3

поллитрук Клочков, 07-03-2016 16:31:23

Килбаста как Гогуль, творит и жгет.

4

hadjar, 07-03-2016 20:55:26

Готов читать фсю жизть!!!

5

жестяньщег, 07-03-2016 23:20:29

После "протодиакон о. Анисим..." больше не четал. Ибо не может протодиакон зваться отцом. Аффтар, сходи на хуй

6

Хулитолк, 08-03-2016 18:09:13

а меня тоже на полиграфе хотели турки допросить, когда у них на стройке работал. Служба безопасности ихняя. Думали что я пиздил болгарки и электролобзики. Ебланы. А я в основном по шуруповертам их наебывал и по мелкому ручному инструменту, ибо был он качества ахуенного.

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«Из-за двери моей квартиры доносилась музыка. Я позвонил в дверь, подождал немного и позвонил снова. Хуй. Минут через пять непрерывных звонков ключ в замке нехотя повернулся. На пороге стояла Оксана, миловидная девушка лет двадцати пяти. Немытые волосы собраны в пучок, какой-то мудацкий халат, а так прям мечта.»

1
1

«...слышны стоны. топор в одиночистве мнёца на сцене 1 минуту, стоны заканчиваются, выходит красный и потный какандокало, из расстегнутой ширинки торчат семейные трусы. топор поспешно бежит за кулисы. какан не успевает отдышатся, как через 40 секунд топор возвращается. из расстегнутой ширинки торчит что он сегодня без трусов. »

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2017 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg