1
СЕКС ВИДЕО
Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

Беглый 3.9

  1. Читай
  2. Креативы
Почти два часа  маячу перед Хотел Узбекистан в ожидании хотя бы малюсенькой горстки туристов-дикарей. Чёрта с два. Все организованные, причёсанные, с автобусами, с туроператорами, с болтливыми ордами наглых переводчиков.

Если в девяностые вот такие площадки перед гостиницами кишели таксистами, проститутками, валютчиками и мастерами художественного слова, каким, без сомнения является и ваш покорный, то сейчас они пустовали как ничейная, пристрелянная снайперами земля в прифронтовой полосе.

В конце-концов, швейцар заметил мои ужимки, не самый презентабельный наряд и причёску «три дня на свободе». Он направился прямо ко мне. Я заметно заёрзал. Но милый швейцар попросту угостил меня сигаретой. Мы беззаботно поболтали пару минут о непредсказуемости курсов валют и ненадёжности машин Дае-вуу.  У меня начала тихо агонизировать гордость и  родились первые начатки фраз типа: «Будьте же моей крышей, сир!» Но ливрейный меня опередил. Задавив жёлтый хвостик сигареты об урну, в которую, как в Раношку вчера ночью не один раз ткнули тлеющим концом, он сплюнул и сказал:

- Не торгуй тут больше наркотой в мою смену, ладно? А то сдам. Честное слово – сдам.

Ливрейный торжественно ушёл не оборачиваясь.

Я к тому моменту уже  заметно устал, хотел жрать, мечтал прижаться к Анне и вдохнуть её волос. Обрадовался возникшему поводу и двинул домой, к Вере Петровне. Над словом «сдам» я мог хохотнуть разве что в лагере. «Давай-ка, блядво,  попробуй сдай!»  На свободе от этого «сдам» быстро холодел живот и макаронели ноги.

Ладно. Хер с ним, с холуём. На денёк нашей размашистой жизни с Анной лавандовских у нее должно было еще остаться. Завтра – снова в бой. Прям с утра. Чес слово. И без лишних амбиций –  маршем во что-то мелкое типа Ешлика или Ташкента. За полцены. Больно высоко хочу взлететь для человека без крыши.

***

Дверь мне открыла Раношка.  На Раношке была короткая бумажная распашонка. На распашонке хитро улыбался Микки Маус. В отличии от Веры Петровны, она пахла свежевымытой молодой девушкой из душа, и я покраснел. Раношка-распошонка подленько наклонилась, чтобы я оценил отсутсвие бюстгалтера и шепнула что «твой Анна уехал на съёмки».

Если судить по  крикам погибающей выпи ночью накануне, Рано неплохо приподняла баблеца. Сейчас в её отсеке гостил протеже –  бедный студент из техникума гостиничного хозяйства. Кажется его звали Сарвар. Мне насрать было если честно, Сарвар, варвар или просто вурдалак. Главное, чтоб разжигали примус, когда снова начнут целоваться, дышать и играть в погибающую выпь.

Раношка всегда платила Вере за визиты хотелного Сарвара, как за обычного клиента, но все знали, что у них по-любви. Девчонка кормила студента, трахала, стирала его дешевую джинсню, и давала деньги с собой на ланч. Может варвар обещал ей жениться, а может Рано дальновидно инвестировала в будущее, которое как только суженый получит диплом Гостиничного Хозяина, обещало быть гламурным и беспечным.

***

На столе лежала записка от моей ветреной возлюбленной:

«Я скоро вернусь. Люблю. Кури бамбук. Анна»

Бамбук, завёрнутый в маленький кусочек сигаретной фольги лежал тут же, рядом с запиской. Легко передать какой поток грязных мыслей промчался через меня роем озлобленных пчёл. Мысли были колючие, в развратных позах и с мерзкими подробностями. Я вздохнул, как наверное вздыхал уставший от скачки мерин Амира Темура после трёхдневного перегона из Самарканда в Мазар-и-Шариф. Потом медленно стал прилаживать бамбук в длинный сигаретный бычок с Аниной помадой. Аня я целую тебя всегда, когда докуриваю твои холодные окурки.

Кстати, вы заметили, что в последнее время бамбук просто тупо грузит, вместо того, чтобы лечить от печали? И бамбук не тот и мы уже, надо признаться, не дети кукурузы.

Раньше мужское достоинство измерялось длиною и обхватом пеписьки, а теперь – вот вам размерами крыши. Как жалок я и ничтожен! И сегодня утром она оттолкнула меня тянущегося с первым утренним поцелуем со словами: «Иди почисти зубы. Я не сказочный персонаж, а обычная нервная баба».

Что она имела в виду?

Ни работы, ни документов, ни денег, ни любимой. Я прячусь от всего света в публичном доме с идиотскими плюшевыми гардинами. Вот сейчас я так сильно хочу ссать, а в туалет пойти просто боюсь. Вдруг там караулит Вера Петровна, навязчивая и наглая как капитан Сергелийского ОВД Мирзаёб Казематов.

И вообще – отчего я так часто ссу? Простатит? Через полгода у меня останется это могучее желание ебать всех и вся, но хуй мой вдруг перестанет функционировать? Как отреагирует на дисфункцию Анна? Анна, которая сейчас раздвигает красивые ноги на матрасах Интерконтиненталя? А я что, пальцем в неё стану тыкать? Или  Анна не прогонит меня из жалости к домашним животным? Оставит как толстого кота без яиц. Потом станет водить поджарых йобров прямо в дом и ебаться, ебаться, ебаться прямо в соседней комнате?

Анна и её очередной красавец спортсмен изобьют меня ногами и вышвырнут в мусоропровод головой вниз. Я буду лежать на куче арбузных корок, обоссаный, небритый и пьяный, лежать и тихо плакать. Гневно схватив пустую бутылку от веркиного шампанского я уже было изготовился жёстко и мстительно в нее нассать, как в прихожей раздался голос Анны, как обычно мирно переругивающейся с Петровной.

Барби вошла в комнату и в ее взгляде с иронично надломленной бровью, я как в зеркале увидел, что похож на молодого дрища застуканого мамой за актом профилактического самодрочевания.

- Как кстати, что ты уже дома!

Анна мне рада. Я тоже бросился к ней, чтобы оторвать от земли, закружить, обцеловать и сделать массаж. Если скажу, что её макушку после того как она сдёрнет блондинистый парик можно было нюхать часами – как розу, все равно не поверите.

Следом за Анной в комнату вошли два неместных хмыря. Один из хмырей был до неприличия широкоплеч и приземист. Его вислые черные усища были явным аксессуаром  поддубного силача Бамбулы. Второй же, наоборот был долговяз и тощ, как гимнаст Тибул. Турки.  Тибул и Бамбула были удивлены мне не меньше, чем я им . Казалось будто я возник прямо из бутыли от шампанского из Паркента.

В этот горький момент меня спас бамбук. Под его воздействием я сделал чрезвычайно важное антропологические открытие и гордость за научный прорыв притупила боль от скотского поведения Анны. Эмпирическим путем я мгновенно определил – Чарли Дарвин и прав и неправ. Да – человек произошел от обезьяны. Но! Не только от обезьяны, друзья мои. ДНК инопланетян выпало на Землю радостной эякуляцией радужных самоцветов и смешалось с ДНК всего живого нашей планеты! Вот бросьте сейчас читать – выйдите на улицу и гляньте людям прямо в лицо. Некоторые из них действительно потомки обезьян. Но внимание – тут же и потомки собак, сурков, харьков и медуз! Свиней, морских чаек и хлебных деревьев! Божьих коровок и божьих одуванчиков! Саблезубых тигров и табачных шакалов! Вот эта пара турецких особей, например. Бамбула просто усатый черножопый жук-короед, а Тибул это стройный ясень, три тополя на плющихе, гибкий свободолюбивый бамбук! Я  заржал им в лицо, узнав действие бамбука который когда мы его вдыхаем пытается подчинить своей воле весь окружающий мир.

- Ты не мог бы им перевести? Я хочу двести пятьдесят с двоих за час, плюс пусть Верке дадут тридцатник.

Переводчик профессионал обязан переводить смысл фраз. Настоящий профессионал всегда вне эмоций. Иначе можно по очереди задушить и Молотова и Риббентропа. Переводчик это устройство для коммуникации. Он не должен судить стороны за содержимое пакта.  Но сейчас я кажется растерял весь профессионализм.

Вот закачу такую пощечину Анне, что она сядет на красивую задницу. Потом разобью пополам бутылку толстого шампанского стекла и прогоню мамелюков с уже неоднократно помеченной мной территории. А в подъезде еще и бумажники у них отберу. Да. И цепочки. И кольца. И туфли блять! Ваще раздену до трусов нахуй, пусть знают как к нам соваться.

- Ты что ревнуешь что-ли, дурачок? Это же просто работа. Плевать на них. Сейчас покорячатся минут десять и сдуются. Давай крути их на тридцатку для Верунчика это ей хайло на неделю запломбирует.

Взгляд мой упал в Анино декольте. Оно доходило то таинства её солнечного сплетения. Это был центр откуда потоки звезд сплетались в водоворот и рождали новые Вселенные. Сахарные груди были по отдельности упакованы в полупрозрачные пазухи шёлковой кофточки.

Я опустил гриву и снова стал профессиональным переводчиком. Волосы на висках моих моментально поседели. Больше я нечем себя не выдал – настоящий профи. Довольно бойко, на автопилоте продал Анну двоим туркам, вызвал Веру Петровну для нотариального освидетельствования сделки и застыл в ожидании следующей группы слов, суть которых, не анализируя нужно было переодеть в форму понятную противоположной стороне.

Анна улыбнулась туркам и вытолкнула меня за дверь комнаты

- Ну иди уже. Погуляй часик-другой. Я быстро с ними. Далеко не сваливай

- Слушай, Анна! Я обязательно найду работу. Дай мне хоть немного времени. Не поступай со мной так жестоко. Я, знаешь...

Дверь Раношки открылась. Она была в своём обычном домашнем наряде – простых застиранных трусах. Между мной и ее остренькими сиськами уже наметился секретный флирт.

- Зачем погулять? Пусть у меня подождёт, гостем будет!

Анна грубо втолкнула её обратно и злобно шепнула:

- Узнаю если с кем из этих проблядей путаешься, сразу яйца отрежу, понял?

Я радостно кивнул. Анна ревнует. Значит – не все еще потеряно. Радостно выскочив на лестничную площадку я было воспрял духом. Однако вне поля воздействия аниного декольте и мне опять сделалось погано. В щель между дверей лифта хорошо видно бездонную бетонную шахту. Если впитаться в резину пальцами, двери можно раздвинуть и нырнуть в шахту не дожидаясь лифта или аниных спортсменов, которые меня  и так сюда выкинут через полгода.

Двери подъёмника оказались невероятно тугими. Я сразу вспотел, но добился совсем немного. Резкая нагрузка на мои вялые члены, однако взбодрила. Это, что же это я так из-за проституки несчастной возбудился? Так вот глупо получается?

Да нет! Я ведь это из-за баб в целом. Больно регулярно они меня отвергают в последнее время. С другой стороны – если бы совсем не отвергали, не стал этот мир предсказуемо безопасным и скучным? Чтобы сделал на моем месте великий Казанова Фрейд?

А Фрейд просто выебал бы Раношку, вдул бы по очереди Асе и Ясе, жестко отжарил бы непреступную дорогую штучку Лану, а напоследок обмакнул бы и в раздолбанную годами плечевого пробега Веру Петровну. Он эстет был еще тот - Зигмундо. Ни одной юбки мимо, понимаешь, не пропускал. И опять жеж – я вчера видел как Вера Петровна выходила из ванной на ходу застегивая халат – если не смотреть на ее паскудную рожу, минусовать иссеченую морщинами шею, а сосредоточится на промежутке от низа алебастровых персей до середины черноморских бедер – так она еще ничо так – вполне Винус де Мило.

Решено. Мне предстоит подвинуть Фрейда Сигизмунда Шломо на пьедестале – как только я обзаведусь правильной крышей нужных размеров – я стану иметь всех и вся в разных позах и когда только пожелаю. Не забег в ширину и маленькое бордельеро, а один бесконечный самодостаточный и торжественный промискуитет. Промискуитет чемпионов.

Мысли меня взбодрили. Стоило жить ибо я познал смысл.  Заряд бодрости оказался настолько велик, что я решил отправиться пешком. Вот только куда? На Северо-Восток к отцу или в Сергели к моей бедной матушке? И тот и другой районы находились в десятках парсеков от Дружбы Народов. Сергели казались чуточку ближе. На пару световых лет.

Я встал с жёлтой плитки подъезда, отряхнул задницу и бодрым маршем выступил в направлении Сергелей. Если повезет буду там к утру.

Хотя с арифметикой у меня совсем кранты. Вот скажем вышел я с поступательной скоростью из пункта А в пункт Б. Понятный хер, обгоняли меня на этом бесконечном отрезке прямой и гнусные мысли об Анне, и поезд, и автобус, и ментовский козлик, и даже бестолковые велосипедисты в обтягивающих трико. Но из пункта С в направлении пункта Б также вышел объект Х. Смею сделать предположение, что при прочих равных условиях двигался объект Х с гораздо более превосходной скоростью, чем скорость вашего покорного слуги. Потому что когда я пёр уже по Шотику минуя по праву сторону Братские могилы городов-героев, объект Х догнал меня, срулил на обочину и заорал:

- Шурик, гадила ты йобаная, ну-ка, давай канай сюда

Обект Х догнал меня на тёмно-вишневой анексии. Много ли надо ума чтоб догнать пешего на такой доброй кабыле? Я присмотрелся к обекту Х и несмотря на его противные хлыщеватые усики и отсутсвие нагрудной бирки, быстро узнал в нем одной из самых скандальных гадов Зангиоты, а также профессионального Сильвестра Столовой Женьку Авктштоль. Никогда особо Авктштоля не любил и не только из-за подозрительной фамилии– но тут аж слезы радости навернулись.

Хотелось упасть Женьке на грудь, разрыдаться в жилетку и пожалиться на несправедливости судьбы. Но это нельзя делать с такими гадами, как Женя. Он из тех пасторов, что насилуют хорошеньких прихожанок на исповеди, а потом долго шантажируют – пока не надоест. Нет-нет. С этим Сильвестром надобно держать ухи на макушке.

Я оглядел ароматную новизну машины, недешёвый наряд, ювелирные излишества, поганые усики Евгения Авкштоль и испытал укол антисемитизма. Гребаные евреи! Их вина не в том, что они так бесцеремонно разделались с Спасителем. Их вина в том, что сволочам вечно везет в жизни больше меня.

- Куда пилишь-то, миклуха-баклан?

Я приосанился, собирая в узел остатки регулярно унижаемого достоинства:

- Путь мой лежит в далёкие Сергели. И странствую я по причине исключительно спортивного характера – отсидел, понимаешь, в тюрьме ноги. Посмотрите-ка, князь Яухен, как истощились икры ног моих.

С этими словами я задрал ногу в качестве наглядного примера.

- Хорош ноги задирать, садись давай. Подумают еще, я пятуха тут снимаю.

Я радостно рухнул на переднее сидение очень и очень свежей анексии. Женька вытянул из бардачка дезик «Адидас» и опрыскал меня, как прыскали дезинфекцией на пленных в Дахау.

- Смердишь как бурдалак на Волге. Чего опускаться то?

- Да я не опускаюсь. Ползу вверх потихоньку.

Очень хотелось рассказать Женьке все – ведь он поймёт. Но памятуя о его восхищённом преклонении перед хитростями внутрикамерной оперативной разработки, я наступил своей песне на глотку. Совершив бросок через бедро, я быстро перевёл разговор в иное русло.

- А ты я смотрю вона – взлетел ясным соколом?

«Мннм» - пробормотал Авкштоль и изобразил правой рукой входящий в глиссаду транспортный самолет : «М-м-м» - это уже тоном повара из кулинарной передачи.

- Всему видать обзавёлся ты, брат, достойной крышей? А? Будешь говорить? Будешь, будешь, у меня ссука все говорят!

Женя довольно заржал:

- Кириша бор экан. Железобетон  в три наката.

- Расскажи, что теперь, каждое слово из тебя тянуть, ну?

Бывший Сильвестр зангиотинской столовой вытянул из пачки ротманс с толстенным золотым кольцом и вставил в свою сытую пасть. Потом стрельнул в меня косым взглядом и тоже протянул свой эксклюзивный табачок.

Я радостно прикурил, приоткрыл фортку и изготовился внимать.

- Старлей налоговой. Вроде старлей всего, ну даровитый, ползунки работают как у подполковника.

Видишь – тут Женя хлопанул по рулю анексии рукой украшенной довольно массивной печаткой –Моя легенда. Я логистикой занимаюсь. Казахстан, Сынь Дзянь, Россия. У меня ж теперь жавера все – бизнесманы и бизневуманы. Сука, тяжелые на разработку ни чета твоим уголовным. Умные и осторожные. Жадные. Но от этого ибать их еще больше кайф.

Женя сузил глаза в своей любимой улыбке-злого-Евгения

- А как зовут старлея-то? С какого отдела? Где они вообще водятся такие добрые и ласковые?

Женя глянул меня так как глядел наверное Штирлиц на непутевого пастора Шлага.

- Умничаешь или и в прямь долбайоп?

- Та нет. Что ты! Просто бляха хоть объявление в газету Биржевой Вестник Востока подавай – «ищу тебя, моя милая добрая крыша, твой вечно Карлсон Вагонлит»

Салон вишнёвого тарантаса наполнился переливами мелодии. Это мелодию я слышал уже не раз, но пройдет еще немало времени, пока я узнаю, что это фирменный рингтон Нокии.

«Да. Да. Согласен. Именно с этим и работаю сейчас. Ага. Хорошее дело быстро не делается. Понял. Понял я. Все. Отбой»

На время разговора и несколько минут после Женька пялилься сквозь стекло на дорогу в Сергели. Трасса была пуста. Только и шуршала по ней новой резиной наша анексия. По щекам Авктштоля ходили желваки. Я уже готов был поверить, что он забыл о моем присутсвии, когда один из самых выдающихся гадов моей последней командировки заявил:

- А хочешь я буду твоей крышей, а? Под меня – он обвёл рукой внутреннее убранство машины – работать станешь? Мы сам знаешь – своих боевых товарищей в беде не бросаем. Помнишь как в ткацком раствор братвинский палили кубометрами?

Авкштоль еще тот сказочник. Братья Гримм в его присутсвии готовно подписывали любые протоколы допроса и стучали друг на дружку.

- Жень, братуш, мне б подумать, а?

- Только до завтрашнего вечера. Завтра уже есть работёнка для девчонки с твоими мозгами и габаритами.

- Серьёзно? Так скоро? И чего надо делать – пытать когось паяльником?

- Кишка у тя тонка для прикладной микроэлектроники. Форточку отработать надо.

-Ну-ну-ну, не  тяни за усы, главнокомандующий.

- Короче. Есть в вузгородке одна фирмА. «Хунарманд ЛТД» называется. Там сейчас типа – ремонт. Мои студентики штукатурят по маленьку. Форточку на ночь забудут закоцать.

- Хунарманд – собственность Инессы Арманд – протянул я задумчиво

- С хуя ли Инессы? Ни Инессина эта шарага. У Инессы рекламная контора на Хамида Алимжана, ты че?

- Да это я так. Мысли вслух. Сейф через форточку там уработаем?

- Заебал ты с сейфами. Грюжеж – ни с уголовкой работаем, а с на-ло-го-вой – сечешь? Дам фотик с собой там в столе папка должна быть. Чиста пофоткаешь и делов.

- В смысле пофоткаешь? Папку?

- Документы – все что найдешь в столе, в папке на столе. В аккурате, без кипеша.

- Ну ты, Том Круз! И всего делов?

-И всего делов. В одиннадцать стрела у Юбилейного. Вот. Отзвонишься.

Женя протянул мне визитку: «ОАО Биновша» Авкштоль Юджин. Менеджер. Комплексная логистика и таможенное складирование»

Я долго сопел изучая красивую визитку.

- Да не сопи. Скоро у тебя тож такая будет. И мобила. И все дела. На полковничью должность зову.

-Угу. Полковники по форточкам не скачут. Полковники они все на коне – вон взять хоть Амура Темура или Путина.

- С твоей фигуркой, сестрям, по жизни по форткам скакать. Сам бох велел. Ну что, уработаем Хунармандов?

- Операция «Хунармандия-Неман». Скорее всего уработаем, бро. Скорее всего, уработаем. В пушнину.

***

Женька довёз меня до самой Сергелийской ярмарки. Там он с истеричным выкликом резины развернулся и двинул обратно. Таким образом мой долгий путь в Сергели занял всего двадцать минут, а не пять часов.

Сергелийская ярмарка уже впала в анабиоз, но сонные витрины были ярко освещены.  Я уставился на замечательный столик выполненный под иссечнную временем слоновую кость. За такие деньги в Зангиоте можно год безбедно прожить в собственной кубовой. Каким чудом люди столько зарабатывают? Как умудряются обзавестись анексиями, мобилами и, наконец, хунармандами? Продают душу лукавому? Мне тоже запродать себя Авкштолю?

Предложение заманчивое чего уж там. Да вот партнер только ненадежный. Прям скажем - говно партнер. Хоть и довез в трудную минуту. Не знаю. К черту столики слоновой кисти. Просплюсь сейчас на родном торфе и - утра вечера мудренее.

А Авкштоль всеж молодчик. Ишь ты, пофоткай.  Секретные файлы Хунарманда. Миссия импосибль. Двадцати пятилетнему юбилею службы внешней разводки посвящается. Консультант: генерал-майор милиции  в отставке Прохиндей Казематов.

Слушааайте-ка! А не в пизду ли Казематова, Авкштоля и прочих разных шведов? Разведка? Я же сам – супер-агент. Мой порядковый номер  где то зарыт в папках и сейфах. Черт! А чем он не шутит? Может сразу – и в дамки?

***

В чистый юношеский период восхищенные пакистанцы из рук в руки передавали мой номер телефона и меня знал лично сам господин Бахадур Шах – глава представительства Пи Ай Эй. Классно было жить с родителями задарма на всем готовом, и при этом регулярно зарабатывать звонкую американскую монету. Носил я в те смутные времена мягкую кожаную куртку – память о Пакистане. Качеству куртки позавидовал бы даже Железный Феликс и его скрипучие чекисты. Я водил девчонок в ресторан маленькими пачками. Они смотрели на меня с любовью.

В судьбоносный день мы с Малявиным накурились молодых побегов бамбука. Убедить Малявина – вечного борца с конформизмом – курнуть хоть пару раз всегда было сложной задачей. Его форма протеста стремилась не нарушать показаний минздрава. Каждый раз перед накуркой он ломался, как будто в первый раз. Это сохранило его в последующем от повального увлечения героином и всех его побочных эффектов в виде тюрьмы или смерти.

***

Курнув, мы пристроились на задней скамье гигантской гулкой аудитории у Мамедовой.

Мамедова вещала глубоким замогильным сопрано:

«Тут Владимир Ильич подчеркнул, что материя есть философская категория для обозначения объективной  реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них»

«Черт возьми, об этом только вчера говорил Курехин!» - воскликнул всегда очень впечатлительный под бамбуком Малявин и настрочил Мамедовой записку. Записка начала медленно спускаться по полукругу колизея аудитории  в самый низ, где Мамедова, одетая в кожан из кожзаменителя куйбывшеской фабрики мягких игрушек продолжала вещать.

Когда журавлик прилетел в самый низ, Мамедова открыла послание и прочла:

«По вашему личному мнению, был ли Владимир Ильич Ленин агентом  тайной полиции грибов? Являлся ли грибом он сам?»

«Какая гадость» - вознегодовала разоблачённая Мамедова и с горечью вернулась к глубоко грибным ощущениями Ильича.

Во время следующей пары меня выдернули к замдекану Эрматову. Никто не знал его имени и отчества. Эрматов отображался нашими ощущениями, существуя независимо от них. Я уже практически не сомневался, что Ленин мстит мне за приподнятую завесу над его тайной.

На дубовой двери мерцала бронзовая таблица: «Деканат». Не «деканат, а замдеканат» - подумалось мне. Отсюда же не «ректорат, а проректорат». Бамбук ещё вовсю действовал.

Эрматов был совершенно лыс и округлен до чётного числа в банке. Одного взгляда на его поблёскивающую бриллиантовой крошкой лысину, дорогие роговые очки и твидовый пиджак было достаточно, чтобы заключить – Эрматов связан с тайной грибной охранкой.

«Салям Алейкум» - сдуру бухнул я, подозревая в Эрматове кишлачного завоевателя столицы.

«Хэллоу» - ответил Эрматов: «Хэв а сит». Первый раунд был за ним. Я был повержен в кресло с ужасом вспоминая, что Эрматов, как нам проповедовали был «ведущим в джумахирии специалистом по истории английского языка». Представив, что хозяин дубового кабинета переключится сейчас на викторианский дрол времен шекспировского театра «Глобус» я резко взмок и растерял остатки воли.

Мягкой нежной и удивительно белой рукой Эрматов набрал номер, развернул телефон, протянул мне болотного цвета трубку с двумя эбонитовыми ободками:

- С тобой ХОТЯТ поговорить

Не успев выяснить детали, я уже прижимал трубу к уху двумя руками. Каждый гудок был громче предыдущего. Гудки нарастали с амплитудой резонансно отбивающей в сердце. Если сейчас не поднимут – у меня будет  телефонный микроинфаркт.

- О! Здорова! Давно, давненько хотел с тобой встретится, дружище! Как дела, ващета? Хорошо? Сейчас сможешь подъехать? Лекции? Лекции – подождут. Ты кафе-мороженое на сквере знаешь? Ну на сквере? Короч – как лицом к безногому брату Черномора станешь, оно у тебя будет за правым плечом.

Через сорок минут?

А сколько на твоих сейчас? На моих тоже.

Жду!

Трубка загудела беспрерывным тоннельным тоном. Я очень нежно положил её на вертушку Эрматова.

- Мне надо... он сказал...

- Поезжай немедленно – Эрматов махнул мне белой ручкой одновременно отпуская грехи, благословляя и провожая в путь – Немедленно! ОНИ ждать не любят.

***

Я двинул на сквер ломая голову как же мне найти там безногого брата Черномора, и развернувшись через правое плечо лицезреть секретное кафе-мороженое.

Когда я вылез из метро Сквер Революции, голову брата Черномора я увидел сразу же. Это был монумент Карлу Марксу. Капиталисты отрубили ему ноги и теперь в центре Ташкента высилась его огромная поросшая дикой растительностью башка. Отрубленных ног капиталистам показалось мало – они еще и подожгли волосы на голове у Карлы. Теперь издалека голова немецкого экономиста напоминала олимпийский факел. «Какое кощунство» - подумал я – пять лет назад ОНИ же сами секли розгами за поругание Карламаркса, а теперь кличут его «безногим братом Черномора». С другой стороны – какое у НИХ тонкое чувство юмора. Всегда приятно иметь дело с людьми не чуждыми юмора.

Повернувшись к лесу задом, а к Карламарксу, брату Черномора, передом, я трижды сплюнул через левое плечо и глянул через правое. В зыбком воздухе ташкентской затянутой версии бабьего лета быстро материализовалось кафе «Мороженое».

«Чёрт» - помянул я лукавого – «а как же я его узнаю?» -  я с ужасом понял, что знаю только бесплотный голос представителя ИХ.

- Ну как, легко нашёл? Приветствую. Я – Михал Иванович! А ты – надо полагать, Семён Семёнович Горбунков!

Обладатель голоса засмеялся приятным располагающим к откровенной беседе смехом.

- «Пломбир» возражения вызывает, Шурик? Или предпочитаешь «Сливочное»?

***

Вот я и поднялся по лестнице и мне даже кажется обрадовалась мама. Нужно срочно, срочно найти его номер. Номер который начинается с цифры 39. Все в Ташкенте знали, что АТС-39 не была частью городской телефонной сети. Это была АТС здания занимающего целый квартал и фасадом, на котором не было не единой таблички. Все и без табличек знали, что там внутри. Фасад выходил на прямо к метро Площадь Ленина. Поговаривали даже с системой метрополитена этот узбекский аналог Лубянки связывала сеть подземных ходов.

Когда бывшему директору ЦРУ задали вопрос, рад ли он распаду СССР, старый волк разведки ответил: «Раньше был один КГБ, а теперь их будет пятнадцать»

Теперь когда КГБ СССР поменял везде таблички, появились они и на помпезном здании-монолите. СНБ Узбекской Джамахирии. Служба национальной безопасности.

- Мам, ты мою книжку записную не видела?

- Что?

- Книжку, грю, не видала телефонную?

- Там же где и положил. У тебя в тумбочке. Кстати, тебе звонили.

- Кто?

- А вот сейчас принесу. Я все записала.

Мама принесла мне желтый блокнотный листок с осенними цветами.

Капитан Казематов. Ди. Ди. Капитан Казематов. Ди. Ди. Ди. Капитан Казематов. Капитан Казематов. Ди.

Говорить с ними сейчас не было  сил.

Где же эта гребанная книжка? И вообще – откуда у меня столько шмотья? Боже! Как же хорошо тюрьма приучает к минимализму. У меня на воле , оказывается было столько штанов и рубах, что хватило бы носить не износить весь пожизненный срок. Все таки есть польза в отсидке, хоть и маленькая, но есть.

Чёртов телефон. Это еще хорошо, что у меня нет пресловутой мобилы. Обзвонились. Теперь я понимаю, почему Анна так любила пейджер. Хотя и это тоже лишний груз.

Анна! Кстати, я уже соскучился. Сейчас искупаюсь, найду книжку и двину обратно. Расскажу про Михал Ваныча. Может  быть и присоветуешь чего. Нам такая крыша не повредит, а?

- Позвони пожалуйста Дилюшке

Черт. Наверное обнаружила пропажу стольника. Не вовремя. Позвонить все таки придется. В конце-концов отдам, как разбогатею. Я украл стольник не только из жадности,а в порыве мстительной ярости. Подходит вам такое оправдание? А тебе, совесть моя, подходит? Ну и ладненько.

Я с сомнением поглядел на ванну с пузырьками и отправился в коридор – звонить. Разберёмся с неприятным, а потом и понежимся.

- Алло. Аллоууу. Ди! Дииии! Зараза не слышит, что ли. Ало! Я ща перезвоню, ага?

- Приезжай скорее, хай? Есть разговор. Я беременна.

***

Афганский альбом. Авиабаза К-2. Карши-Ханабад.

Девиз AAFES: «Куда ты, туда и я!» ААFES вот уже более ста лет обслуживает оторванных от домашнего уюта солдат армии Соединённых Штатов. AAFES – это сеть магазинов американского военторга, которая в прошлом году заработала восемь миллиардов долларов. Магазины AAFES есть на каждой американской базе во всех уголках нашего беспокойного и воинственного мира. Эти магазины обслуживают исключительно американских военных и гражданский персонал военных баз.

Основной базой поступления товара в магазин  AAFES в К-2 была база ВВС США Майнц Кастель в Германии.Магазинчик, который расположился в палатке в самом сердце Ханабадской базы назывался BX – Base Exchange. В двух шагах отсюда была почта со стандартной вывеской US Postal Service, который есть в каждой американской деревне. Чуть дальше была длиннющая кондиционируемая палатка столовой для рядового состава. Позади неё – кирпичные ещё советские помещения мужских и женских душевых. Все строения, столбы, палатки и форма людей в К-2 были жёлто-коричневыми в соответствии со стандартом камуфляжа для боевых операций в пустыне.

Винсент Килпастор , 03.03.2016

Печатать ! печатать / с каментами
Камрады, сайт очень нуждается в вашей помощи. Если можете, поддержите нас. Наши реквизиты вот здесь. Заранее большое вам спасибо.

Ваша помощь

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

Литл, 03-03-2016 10:44:48

и здесь насру

2

Литл, 03-03-2016 10:46:38

>"Не торгуй тут больше наркотой в мою смену, ладно?"
Нет, ну правда, барыго

3

бомж бруевич, 03-03-2016 10:59:59

Три блеать!

4

Акубаев, 03-03-2016 19:59:21

Пиздык.

5

Хулитолк, 03-03-2016 20:54:15

Так и не добрался видать, Винсенте, до Мехiки.
В Мексике то поди тырнета нет на каждом углу, чтоб ежедневно кревосы слать.
Дочитал. Так и не понял, правда, судьбу денег, что Шурик прихватил у Тюлебайчика. Толи кинул его американский друг детства, толи все-таки девятку баксов наш Шурикжянь обналичил в Пендостане.
Жаль в повести только пуделя Борьку и слегка Малявина. Остальных - жаль что не сдохли. Разве что Аня ничо так девка. Люблю блядей.

6

Хулитолк, 03-03-2016 20:59:58

И да, очень интересно было бы, если б не повторения. Надеюсь, в повести об амер.тюрьме автор не будет сто раз переливать из пустого в ещё более пустое.
И эта, Винсенте.. Зачем смыл с Удава "Убить Чинтуку Ганди..."? Очень мощная вещь получилась ведь!
Вышли на мыло пожалуйста, если не хочешь посетить сюда.

7

Хулитолк, 03-03-2016 21:04:14

Аааа, ещё, спасибо что ответил на каменты, внимательно все прочитал. Ты тама в Сиэтле тока не встрянь с веществами своими, а то мы снова тебя потеряем.

8

Винсент Килпастор, 03-03-2016 21:08:57

ответ на: Хулитолк [5]

Ну разве друг детства может кинуть?

9

Винсент Килпастор, 03-03-2016 21:12:44

ответ на: Хулитолк [6]

Объём накручен по требованью издательства. Они любят много страниц с белыми полями
Проблема удавкома что автор не может вернуться и редактировать старые высеры. Приходиться или прогонять через главную или сносить.
Большинство  поделок тут
http://www.proza.ru/avtor/vincenti

10

Винсент Килпастор, 03-03-2016 21:16:15

ответ на: Хулитолк [7]

Я уже нашел контакты в Лос Анджелесе и пру на Калифорнию. Внедряюсь в церковь сайентологии. У них главный офис прямо в Голливуде.Шикарная тема. Политубежища, роды в штатах, вызовы - открылись перспективы)
Подывися как они обставляли открытие офиса в Москве и какие кадры присутсвовали
https://www.youtube.com/watch?v=ifSfhGlv0Yk

11

Винсент Килпастор, 03-03-2016 21:31:06

А по ходу прикол - познакомился тут с комрадом который из амстердамского бюро развозить морем контейнера, так он пишет

Привет, Винсент.

Твой рыжий друг сейчас на Сахалине. Заехал туда из Сеула в декабре 2014. Мы доставили его пожитки из Кореи. А до этого челночил в Хабаровске.
Приятный мужчина. Передать ему привет?

Спасибо за книгу.

12

Лёха@, 03-03-2016 22:05:33

Насколько я понял, по сциле афтыря никто не ходил и, тем более, певко не профинансировал? Поэтому он решил свое окаменелое говно опять сюда выложить? Нюню.
Не читал и не буду.

13

КириллВитальевич, 04-03-2016 09:14:25

А в хронологическом порядке после беглого что читать?

14

Хулитолк, 04-03-2016 14:13:37

ответ на: Vincent A. Killpastor [8]

>Ну разве друг детства может кинуть?
Гыыыыыыы, ценю твой юмор))))))

15

Хулитолк, 04-03-2016 14:23:46

ответ на: Vincent A. Killpastor [11]

Ндаааа, рыжая проныра скорей всего подвязался с Shell и Газпромом. Ну и шпионит, ясен пень.

16

Хулитолк, 04-03-2016 14:34:24

ответ на: Vincent A. Killpastor [10]

В этом клипе за три минуты показана почти вся российская мерзота.
https://m.youtube.com/watch?v=S1FpBygZR7s

Но про саентологов, к сожалению, забыли показать.

17

Хулитолк, 04-03-2016 14:36:16

ответ на: Vincent A. Killpastor [10]

А для Морквы, конешно, масштаб ерундовый. Эти все кто там выступал - никто и никак.

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«Подожду лучше пока подрушка моя вернецца. Она васче у меня девчёнка то хорошая, классику любит. Шюбирта там, Глинку и в песду ибацца.»

1
1

«Ты ему так сходу жостко скажи «Путин, вы не демократ, подите вон». Скажи ему «ваши руки по локоть в полонии, господин Путин, признайтесь и покайтесь». А мы не подкачаем, выложим все козыри, это будет разгом.»

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2017 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg