Этот ресурс создан для настоящих падонков. Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй. Остальные пруцца!

О превратностях бытия. (Поэма в прозе, для женщин и не только)

  1. Читай
  2. Креативы

Слабому полу посвящается…



Память, сопровождаемая сверлящей болью в левом боку, вернулась неожиданно резко, подобно вспышке молнии, прорезавшей безликое небо душным майским вечером, во время весенней грозы, скрупулезно и нарочито небрежно воспетой великим русским поэтом. Смутные, размытые видения поплыли вдруг перед ее внутренним взором – картины не складывались в какую-то определенную последовательность черно-белых кадров, а, словно, по странной прихоти киномеханика-чудака, неслись во все стороны, или со всех сторон.

Она вспоминала. Хотя значение этого странного слова – память – было для нее также неуловимо и сокрыто в глубинах подсознания, как мысль о продолжении рода. С похвальным усердием и неутомимым тщанием она пыталась отделить зерна истины от плевел ложного знания, переполнявшего, казалось,  все ее естество. Вспоминала своего первого мужчину, своего Творца и Создателя. Было что-то еще, мимолетное и – увы – пока недоступное, для ее неокрепшего, только-только зародившегося разума. Можно было бы назвать это «воспоминаниями из детства» или «изначальным знанием», или еще как-то – неважно.

Неуверенно и несмело рождалась в ней уверенность о множественности и многообразии собственных «Я», до встречи с Создателем, до Перерождения и ее захлестывала какая-то странная, бередящая, тоска. То самое, трудноуловимое чувство невосполнимой утраты, знакомое каждому, перенесшему приступ амнезии, вследствие прикосновения к Тайне.

Казалось, будто было у нее все: легкость дыхания, упоение жизнью, наполненность существования смыслом. Но, вдруг, в один, далеко не прекрасный миг, все это исчезает и чудовищно-неумолимая машина «агитации за новую жизнь» начинает безвозвратно и беспощадно перемалывать ее скелет, сдирать кожу, выворачивать с корнем ее конечности, сводя в одну плоскость всю ее разностороннюю личность.

Ужасающий, далекий отголосок прошлого отступает на задний план под натиском новой вспышки боли в левом боку. Но боль не вечна и она, в свою очередь, уступает место воспоминаниям о нем. Первый мужчина. Творец. Создатель. Так она называла его всегда – сколько себя помнила. А помнила она, как оказалось, немало. Он корпел над нею, заботился, ласкал с нежностью, доступной лишь первому мужчине. И она – неумелая, наивная (было и такое) как могла, отвечала ему взаимностью, теплом и лаской.

Этот рай длился два солнечных, счастливых дня, повлекших за собой неминуемую расплату – расплату пребыванием в аду. Как иначе можно назвать то, на что обрек ее первый мужчина, ее «духовный отец»? Ведь рай длился всего лишь два недолгих дня, пролетевших незаметными, неуловимыми искрами на фоне вечного ада, поглотившего ее навеки, и продолжавшегося неизмеримо дольше. Или это только казалось? Она давно уже потеряла счет бесконечным дням своего рабства. Унизительного, угнетающего и ломающего личность пленения тела и души.

Поток новых мужчин – хотя слова «мужчина» и «новый» к этим существам применять было трудно и нецелесообразно – не иссякал. Они проходили через нее, а точнее сказать – через ее жизнь нескончаемым потоком, словно и, не замечая факта ее существования: ни ее мыслей, ни ее тонкой натуры, ни мечтаний, ни надежд. Ей  всегда казалось, что ТАК не обращаются даже со своими мимолетными увлечениями. Муки жестокие и тягостные – ей распоряжались и пользовались даже не как вещью или предметом. С ней поступали, как с явлением, которое не то чтобы необходимо терпеть, но, с присутствием которого, в данной точке жизни приходится мириться.

Это было ужасно! Ужаснее, пожалуй, чем переход – некогда свершенный ею – из далекого, даже для памяти недоступного детства, в скоротечную, нагую и незаметно ушедшую, а от того еще более прекрасную юность. Унижение и боль. Боль и унижение. И, снова, боль в левом боку.

Теперь она уже твердо помнила то далекое время, когда с ней обращались, нет, не то чтобы по иному, но без той напускной, нарочитой и ничем абсолютно неоправданной грубости и жестокости. Тогда она еще могла если не мечтать о лучшей доле, то хотя бы задумываться о смысле собственного существования, о высшем предназначении, об иной жизни. Но и в этих несмелых надеждах она быстро и неотвратимо разочаровывалась.

Нет. У нее не было и не могло быть иного высшего предназначения, кроме как вечно и беспрерывно пропускать через себя: через свой тонкий и хрупкий внутренний мир, через свое воспаленное и истлевающее сознание, через свое уставшее и пылающее нутро – очередного хищника в человеческом обличии. В том, что это хищники она ни минуты не сомневалась, ведь жертвой – истиной и единственной – всегда была она. За что, за какие грехи и злодеяния судьба над ней так вычурно и изощренно пошутила, она не знала. И, даже старалась об этом не задумываться.

Попросту свыклась, раз и навсегда, с мыслью о недосягаемости и недоступности свободы, с полным ее отсутствием. Как смирилась с фактом невыполнения актов справедливости относительно своей персоны в конкретно взятом пространстве и времени. Наградой за все ее долготерпение и покорность были лишь презрительные плевки, издевательства и унижения, вкупе с истязаниями и вечным недовольством. А она терпела. Терпела и помнила.

И снова вспышка резкой сверлящей боли. Снова левый бок, но теперь чуть ниже. Наплывают, вдруг, с новой силой воспоминания о второй – и, увы, последней – встрече с Творцом. Он снизошел до нее. Он спустился в ее персональный ад. Он окружил ее заботой, вниманием и нежностью. Когда кто-то из этих скотов обошелся с ней особенно грубо, он исцелил своей необоримой, доброй силой ее раны, проведя теплой и ласковой рукой по исстрадавшемуся, надтреснутому телу.

Он зажег новое, молодое пламя в ее страдающем, источающем боль сердце. В почти остывшем сердце. И боль ушла. Отступила. Временно капитулировала и скрылась, выпав ядовитым осадком в дальних, самых темных уголках ее сознания. Словно и не было тех сотен рук, терзавших ее и надругавшихся неумолимо над ее телом и разумом, словно она так и осталась для него неопытной и невинной, а он для нее – первым и единственным. Упоительные мгновения единения с Создателем остались вписанными золотом в ее памяти, отзываясь тупой и щемящей болью в ее душе, при каждом воспоминании о нем, оставляя в сознании лишь мысли о рухнувших надеждах, несбывшихся мечтах и попытке суицида.

О, если б это было в ее силах, если б только это оказалось возможным, она непременно убила бы себя, прихватив с собой по случаю пару-тройку этих никчемных созданий, паразитирующих на ее чувствах к Творцу. И, наконец, рассталась бы с темными греховными помыслами, поглощающими ее саму, пожирающими ее разум и истязающими ее дух. Как было бы прекрасно покинуть навсегда этот враждебный и злой мир, этот опостылевший «ад на земле», разбить оковы страха и вырваться из вечного заточения, на которое дважды обрекал ее Любимый. Но она наперекор всему любила его. Любила и ненавидела. Она ненавидела этих грязных животных, ежесекундно плюющих ей в душу, всем сердцем. Лютой, незамутненной ненавистью, которая возможна лишь в преданной душе.

И, странное дело – чем сильнее кто-то из них притягивал ее к себе, тем сильнее и ожесточеннее она сопротивлялась. А когда ее, уже испив до дна и пройдя мимо, отпускали или даже отталкивали, она с неудержимым и, даже самой себе непонятным, неистовством пыталась догнать, остановить, заглянуть в глаза – заранее зная, что ничего в них не увидит – дотронуться и приласкать; иногда наоборот – чем сильнее ее отталкивали, чем безразличнее к ней относились с самого начала, тем сильнее она сопротивлялась этому натиску показного похуизма, пытаясь удержать или хотя бы ненадолго задержать в сердце то легкое дуновение, ту, чуть заметную, тень, неуловимое отражение своего призрачного, придуманного счастья.

Но, пожалуй, она не могла с уверенностью или полным пафоса самолюбованием назвать себя великомученицей, ведь когда очередной изверг окончательно и бесповоротно оставлял позади перекресток их жизненных путей, она с легкостью и холодным спокойствием устремлялась в противоположную сторону. Когда это началось – она не помнила, когда это закончится – она не знала. Ей осталась лишь боль в левом боку.

Многое было. Многое минуло. Но в последнее время мир словно сошел с ума – муки и пытки стали более изощренными и беспощадными. Ее тело рвали на части, об это тело тушили сигаретные окурки и папироски с марихуаной, спину, грудь и живот испещряла сложная вязь отменных и грязнейших ругательств, вперемежку с отметинами и рубцами, оставленными былыми истязателями. В ее присутствии свершались самые страшные преступления и заключались самые безумные сделки, а однажды ее ранили, но пуля по счастью прошла навылет. Тогда, помнится она ничего не почувствовала, даже не успела испугаться. И вот теперь ее снова терзает эта ужасная боль в левом боку.

Неужели она одна для всего этого огромного мира, неужели ей суждено терпеть этот ужас вечно? Она не могла в это поверить, но и опровергнуть такую страшную гипотезу было нечем. Единственной и последней надеждой, слабо теплившейся в глубине ее души, была мысль о конечности бытия всего сущего; ведь срок ее существования ограничен, если не временем пребывания в этом аду, то хотя бы предельным количеством ран, которых и так уже немало появилось на теле, да и на сердце. Свежие раны в последнее время не успевали даже зарубцеваться в шрамы, как уже появлялись новые, еще более жестокие и болезненные.

И, вдруг, вспышка – нечто эфемерное и неуловимое подсказало ей, что это последняя – вспышка чудовищной, всепоглощающей, рвущей боли в левом боку.

«Вот и все…» – пришла легкая, поразившая все естество мысль. Это знак. Это начало конца. Не суждено ей знать, когда – сейчас или несколько вечностей спустя – но этот ад прекратит свое существование, по крайней мере, для нее лично. Ей только найдут замену – такую же чувственную, влюбленную в Творца дурочку – и сразу отпустят на покой. Наконец-то! Сладкое, упоительное, освобождающее от всего забвение захлестнет и укутает ее разум, и сознание, обратившись мельчайшей частичкой всего сущего, воспарит над бренным миром мириадами цветных, веселых искр и воссоединится с Создателем.

Она, наконец, будет освобождена от шести «костылей», удерживающих ее в этом мире. И это тело, истерзанное, измученное тело, избитое, надтреснутое и покалеченное, прожженное окурками, исписанное бранью и матерными ругательствами всех народов мира, оплеванное, иссушенное и уставшее тело, со следами облупившейся краски, предадут огню, могучему и всепожирающему, очистительному огню. Душа и сознание обретут друг друга, воссоединившись в новую абсолютную сущность, которой суждено воссоединиться с разумом Творца, где-то в далекой и холодной бесконечности вселенной.

А в мужском вокзальном туалете установят новую, ничем еще неопороченную дверь.


Marcus ©

Задумано и записано в Санкт-Петербурге, весной 2003.
Приведено к конечному варианту в августе 2010 специально для udaff.com

Marcus , 31.08.2010

Печатать ! печатать / с каментами
Камрады, сайт очень нуждается в вашей помощи. Если можете, поддержите нас. Наши реквизиты вот здесь. Заранее большое вам спасибо.

Ваша помощь

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


1

Marcus, 31-08-2010 14:10:14

и у сибя

2

Marcus, 31-08-2010 14:10:18

два

3

Marcus, 31-08-2010 14:10:25

пидиста и фотофинеж

4

я забыл подписацца, асёл, 31-08-2010 14:11:12

ф 5ке хуле

5

Максимка, 31-08-2010 14:16:44

маркус, блиа
когда успеваешь и нахать и высеры хуячить

а ещо надо успеть поработать, пожрать, поспать, подрочить и много чего ещо

ты не человек, ты Терминатор! (с) "Мальчишник"

6

Икарус, 31-08-2010 14:16:53

читаемо хоть ?

7

Максимка, 31-08-2010 14:18:09

ахуеть
немного тебе не хватило до Булгакова
тот 11 лет хуячил "МиМ"

и стоило семь лет потеть?

8

DeaD_Must_Die, 31-08-2010 14:18:21

а чочо, ее на дрова сожгли или гастыръбайтер спиздил вместо кровати? нипанятен этот момент

9

Максимка, 31-08-2010 14:18:36

ответ на: Икарус [6]

читаемо всё, не всё понимаемо

10

DeaD_Must_Die, 31-08-2010 14:21:14

если без приколов рецензировать - не слишком ли сложная дверь у тебя получилась?

11

Marcus, 31-08-2010 14:26:23

ответ на: DeaD_Must_Die [10]

надеюсь на оценку тех, кому посвящено.

12

бывший, 31-08-2010 14:26:30

ответ на: DeaD_Must_Die [10]

>если без приколов рецензировать - не слишком ли сложная дверь у тебя получилась?
Угу. Подавляющее количество жестигубых друзей человека и то, устроены проще.

13

Фанат портвейна "Агдам", 31-08-2010 14:32:39

Хвала безумцам, не верящим в конечность бытия настолько, что так легко готовы тратить отпущенное время жизни на прочтение этой хуйни...

14

местный, 31-08-2010 14:34:01

адаптировано для удава.

15

AleX Vooka, 31-08-2010 14:41:04

Мысль довольно неплоха, только почему ты оду двери в мужском туалете посвятил женщинам?)))

16

Барабашкина(АУК), 31-08-2010 14:42:09

прелесно, хехе

17

Marcus, 31-08-2010 14:42:27

ответ на: alexvooka [15]

жду комментариев слабого пола. писалось для них - им и оценивать.

18

Барабашкина(АУК), 31-08-2010 14:44:11

слабый пол тебе уже тут накаментил до меня

19

Marcus, 31-08-2010 14:45:26

ответ на: Барабашкина [18]

Ну может найдется барышня, которая отрецензирует сие твАрение и разъяснит суть фтыкателям мужцкого полу. гугугу.

20

мимо пробегал, 31-08-2010 14:45:37

а мусчинам читать-ток чесна?

21

Да на хуй мне имя, 31-08-2010 14:49:30

Как писал Ерофеев: "и чудовищен был стиль ее рассказа..."
Насколько я понимаю, задумано, записано и приведено к окончательному варианту в одном и том же вокзальном туалете.

22

Н.Н.Драздов, 31-08-2010 14:51:37

лимит по буквам явно привышен
нуевонах

23

Барабашкина(АУК), 31-08-2010 14:54:18

ответ на: Marcus [19]

убедительно написал, хехе
лирическая героиня в начале очень похожа
на мою любимую ебанутую подрушку
и еще не покидала мысль об аппендеците пока читала

24

KNA, 31-08-2010 15:03:59

"шесть «костылей», удерживающих ее в этом мире" и "боль в левом боку"...

Видны глубокие и уверенные знания о специфике крепления туалетных дверей на вокзалах (скока шурупов, с какой стороны петли, в какую сторону открывается..)

25

DeaD_Must_Die, 31-08-2010 15:08:52

тема наскальных рисункаф на теле нираскрыта
а какой простор для фантазии, ебать и резать!
я бы героиню поместил заложницей учащихся Нижневафлюйского ГПТУ сутенеров, где над ней бы годами издевались с помощью похабных татуировок

26

обрыгаться, 31-08-2010 15:33:55

об чем пыль?

27

Яибуалибабу, 31-08-2010 15:35:28

Тема рисункаф на теле приаткрыта малеха

* 005 :: 50,8 kb - показать
28

Яибуалибабу, 31-08-2010 15:37:11

И ищо чутка

* 007 :: 68,0 kb - показать
29

каторга, 31-08-2010 15:46:52

все во лишь дверь туалета...
Штрашно представить другого ГГ. Жуть просто.

30

Злой Дедушко, 31-08-2010 16:06:58

нихуя не понял, потом еще раз зачту

31

Качирга, 31-08-2010 17:06:19

ответ на: Marcus [3]

>пидиста и фотофинеж
Таг диржать! А то Я Петю высадил кагто, что моветон под собой нахать, он в следующий раз на 109 и стал...Чиво Ты спрашиваю.А Он-Аффторам же нельзя...смишно получилось, да..

Кста на одном дыхании прочёл, помойму оч.грамотно написано, по долглй подводкен был предсказуем какой либо смысловой подвох, но интрига до последней строчки сохранилась... Пешы исчо!
ПыСы : У мну пионерский чемоданчиг всяких черновикофф, в основном вирши -от одного до пяти столбекофф, но руки не доходят, либо если доходят, понимаешь , по какой именно причигне тебе "эжто " не понра, и а5 отправляешь на хранение..

32

Ethyl, 31-08-2010 18:14:14

Блядь, ну с самого начала пытался угодать про что это но не смог. Устал штоли. Последняя строчка подвела итог...
Как проба пера - нихуёво, а в целом - низачод. Поверхностьно и деревяненько...

33

Мирный Герцог, 31-08-2010 20:13:27

Замысел понятен, слог неплох.
Общее впечатление почему-то: хуево. Просто хуево.

34

Скозложоп, 31-08-2010 20:41:56

Маркусу 6*
чуть позже прочитаю

35

я забыл подписацца, асёл, 31-08-2010 21:00:25

АААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААхуеть

36

я забыл подписацца, асёл, 31-08-2010 21:01:25

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХуета

37

Альбертыч, 31-08-2010 21:29:52

Уважаемый коллего Маркус,это,так сказать,-своеобразная рыба-Луна рисурса,ыы(ф смысле,што плодовитый).Па счастью,нерестицца афтор качественно,за што ему респект канешно.

Преведствую всех!

38

Качирга, 31-08-2010 23:22:24

ответ на: Андрей Альбертович Мужской [37]

Салюд, Альбертыч! Чойта в апатии пребываюЁ четать некуй, про стехи ваапче промолчу, вчира на Альтерлит зашол, нового ВД почетать, под Барыбино/господин из санфранциско/ заглянул -два каммента и три звезды...нед слофф
Я ХУЕЮё ДОРОГАЯ РЕДАКЦЫЯ

39

Альбертыч, 31-08-2010 23:39:50

ответ на: Качирга [38]

Кому апатия,а кому шок культурологический и ваще..Я вернулся сегодня домой на МЕТРО!Масква стояла наглухо,мы бросили машину на Беговой,и Алик с Борей-узбеком ввели меня в падземный мир..Я судорожно вспоминал,когда я последний раз был во чреве.В Автобусе я ездил последний раз 14 лет,в трамвае 12,в траллебусе 16...Оказалось,што не был 19 лет в метро..За это время я 3 раза женилсо и развёлся,у меня родилась дочь,которая завтра идёт на 2-й курс...Мне было очинь страшно,там так много людей,лестницы ездют вверх-вниз,поезда туда-сюда,надо выходить-переходить..Патом я асвоился и мне больше всего понравилось толкаццо,пинаццо,наступать на ноги и счипать баб за жёппы в толкучке.Я бы ещё паразвлекался,но мы уже приехали,и Алик сказал,что пихаццо специально не надо было,это просто людям тесно,а не игра такая,а я ж не знал,да и пихацца мне удобно,я ж не рукаме,а животом,кагбута ничаяно,а таких больших,как я было мало,и я думал,што всех победил,ыы..

Ты забыл сказать,што про Мед выложили павтор от 2007 года,угу.Барыбино я 6* поставел,каментить не стал,-а вот кто ж это на 3 звезды нарезал?Иле я в арихметике забыл о чём.

40

Альбертыч, 01-09-2010 00:48:55

Время деццкое,а литературнуй кружёк закрылся..Такое фпичатление,што все падонке гладют корытникам фартуке и бруки,штоб завтрева с протокольными ёбламе терецца у школьной оградке,абмениваясь с аналогичными семейникаме бп важной инфой,-каг мелкая шелупонь правела лето,и у каго чё вырасло и закудрявелось.Мамашки будут рыцца друг у дружки в сумочках,причитая над ценами помады,а суровые аццы тычеть в припаркованые тачьке,-Я вот тоже сабераюс такую взять,тока думаю в каком пакете,а сами будут хуй жмякать черес карман,глядючи на загорелые ношки и аттапыренные жёппы старшекласнитс..Потом один из них скажет,-А вот той,из 10-а,я бы вдул...буть помоложе..Иа Иа Иа,-ну всеж мачо,кагжы.Директрисо песданёт речугу,ва время которой малышня начнёт сцаться,а от рядов и шеренг старшаков повеет дымком разнообразным.Мечта педофила в белых гольфиках пробежится по манежу с глухим колокольчиком,и батальёны зомби-задротов втянуцца в дверной проём.На улице остатуцца общипанные липестки букетов,чинарики и пара упаковок от гандонов,которые надули пионерлагерские псевдоебаки.Нещастным детям вкрутят спецуроки про любовь к Родине,повозят иблом по коридорам и выпихнут обратно.

Учсостав будет долго и некрасиво выпивать дешёвое вино,закусывая наборами шиколадных конфет.Мужская часть коллектива наляжет на водку,и уже чере час молодой физик,не выдержав темпа трудовиков,наблюёт в подол завучу,которая будет гладить его по голове,надеясь хоть на пол-шишечки затуманенного педагога.Раздадуцца песни,не балующие разнообразием,-Ой мороз-мароз,взвейтесь кострами,крылатые качели и падобный репертуар.Трудовик,заголив торс с куполами и принявший от нервов литр уже с утра,пайдёт в круг цыганом,поводя плечами и воняя немытым телом,бросая огневыя взгляды абсолютно на всех,патамушто всё равно по пьяни не стоит..Педагогини потеют писдами,рассчитывая на исключение из правил.Непьющий физрук с подкладкой в труселях пьёт Тархун и пытается встрять в разговор,но директрисса пресекает его порывы громким посылом и предложением лезть на канат в спортзале и хуем подпираться.Обиженный физрук уходит,уводя с собой несколько училок,которых он бодро рассуёт по такси,и поедет домой на автобусе,гордый тем,что не свернул с пути,на котором ему встречаются мальчики-гимнасты,фигуристы..Он засыпает в автобусе.В учительской тем временем,большинство тошнит,и им уже ничего не хочется..Старый пердун от ОБЖ рассаживает дам по машинам,безбожно щупая их, не находя отзыва.В машины втыкают перемешанные букеты цветов,каг сено для коров.Стихает.Пьяный в дугу охранник закрывает школу снаружи,пытается войти вовнутрь,устаёт и ложится спать на ступенях,завтра будет нормальный учебный день.

С 1 сентября,ябл!

41

Каторга, 01-09-2010 02:55:59

ответ на: Андрей Альбертович Мужской [40]

а почему драки не случилось?

42

Marcus, 01-09-2010 08:18:07

ответ на: Каторга [41]

старый лентяй. мог бы и на глагне вывесить.

43

alex69555, 01-09-2010 08:34:58

зачед. афтар что курил?

44

Marcus, 01-09-2010 08:38:48

ответ на: alex69555 [43]

книжки по женцкай психологии гугугу

45

шлюхендолбен, 01-09-2010 09:06:25

тема ебли дверей нираскрыта

46

шлюхендолбен, 01-09-2010 09:33:29

http://www.youtube.com/watch?v=p0ZqeZETz9U

47

Качирга, 01-09-2010 09:40:14

ответ на: Андрей Альбертович Мужской [40]

Пгозаически, на фоне непрекращающегося ливня, залёг спать су подозрительно скребущим горлом.Простудами особо не маюсь, встал с утра-вроди всё акей...

48

Качирга, 01-09-2010 09:43:15

ответ на: Андрей Альбертович Мужской [39]

Жесть Альбертыч, особинна про взвейтесь кострами крылатые кочели...ыыыыыыыыыыыы

ты должен быть залoгинен чтобы хуйярить камменты !


«На каждый “дзинь”, тело откликалось камертоном. Пока старый “дзинь” доходил до ног и подтягивал их к подбородку, новый “дзинь” уже скручивал лицевые мышцы и отключал изображение. Открыв левый глаз, организм измерил расстояние до входной двери. Далековато.»

«Тонкая, голенастая. Узкобёдрая – талия едва различима. Смуглый впалый живот. Маленькая грудь - как перевернутые пиалки для риса. Тело девочки-подростка и будто чужое ему, взрослое от макияжа лицо. Я скинул свитер и футболку. С удивлением отметил, что дрожу – не от холода, в комнате было даже жарко. От волнения.»




1

— Ебитесь в рот. Ваш Удав

Оригинальная идея, авторские права: © 2000-2019 Удафф
Административная и финансовая поддержка
Тех. поддержка: Proforg