Этот сайт сделан для настоящих падонков.
Те, кому не нравяцца слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй.
Остальные пруцца!

Юрий Мори :: ПО КОРИДОРАМ НЕБЫТИЯ
Сюда бы прожектор... Здоровенный, как на съёмочной площадке, плавящий масляную темноту, горячий, мощный. С кабелем, удавом перетекающим туда, к людям, к станциям, к турбинам и генераторам. К свету.

Даже не так, хрен с ним с прожектором! - можно и обычный фонарь. Ручной, с кучей светодиодов, словно вырванных у замешкавшихся пауков рядов глаз, и батареей часов на пять-шесть работы. Но никак не этот оплывший огарок свечи, кривой, прилепленный к консервной банке чудом, молитвами и натекающими наплывами парафина, сперва дрожащего и горячего, а потом застывающего сальными кусками на пальцах.

Однако... За неимением горничной приходится трахать кухарку. Сегодня свечка.

Андрей вздохнул. Дрожащее пламя, ни черта не освещающее, танцующее нечто своё, беззвучное, в сыром воздухе, едва не погасло. Ходить надо осторожно. Смотреть внимательно. Дышать тоже надо осторожно, иначе...

В темноте здесь останется только сесть у стенки - хорошо, если не в лужу, их хватает! - привалиться, закрыть глаза и... И что? Умереть? Да вряд ли. Простудиться только, полы мало того сырые - голый бетон. Плиты с ошметками сгнившего давным-давно линолеума.

Идти некуда. Сидеть незачем. Жить хочется, а не выходит толком. Только идти и идти этими бесконечными тёмными коридорами, спускаясь и поднимаясь по склизким от плесени лестницам, преодолевая отвращение держаться за перила - гнилые и ненадёжные.

- И зачем это всё? - выдохнул мимо свечи Андрей. Голос в пустом пространстве прозвучал жалобно. - Куда я иду...

Воняло сырым деревом, навеки забытыми в подвале солёными огурцами и серой сгоревших спичек. Где-то в тёмной утробе здания, по которому он бродил которые сутки, потеряв счёт времени и пространству, внезапно ожило радио.

Здесь так бывало, хотя самих репродукторов он не видел ни разу. Вообще ничего не попадалось в коридорах, комнатах и на лестницах, кроме обломков мебели. И ящиков с едой, конечно.

- Птица счастья завтрашнего дня
Пролетела, крыльями звеня,
Выбери меня, выбери меня,
Птица счастья завтрашнего дня!

Звонкий, не замутнённый проблемами дня сегодняшнего, голос поперхнулся, что-то коротко скрежетнуло, и снова навалилась тишина.

Когда радио так просыпалось во время его сна, Андрей обычно подскакивал, осматривался, до боли в глазах щупая взглядом темноту, ругался. Сейчас же просто застыл на месте, держа перед собой свечку. Ни дать ни взять - монах в переходах между кельями. Такой же худой, сосредоточенный, внимательный к мелочам, которых не существовало.

Осторожно выдохнул и пошёл дальше. Дурацкая песня, какие здесь птицы...

Андрей шагнул вперёд и только теперь понял, что коридор закончился тупиком. Точнее, распахнутыми в темноту дверцами лифта - вон покрытые плесенью витые тросы, - но в его положении это тупик. Задняя стенка шахты была кирпичная, старинной кладки. В другое время он бы постоял, рассмотрел там всё, даже осторожно глянул бы вниз, но не сейчас.

Всё надоело.

Желания кончились вместе с потерянным чувством времени. Вместе с пониманием, что он здесь делает, которого и раньше не существовало.

Развернулся и пошёл прочь, свернул на первой же развилке коридоров налево, шагал и шагал. Остановиться можно только на ночь, иначе здание начинало мстить. Или полы, до того просто сырые, заливало по щиколотку грязной, воняющей тиной водой, или очередного ящика, на котором стоял ужин, не оказывалось на месте, или...

Дом был изобретателен. Ничего опасного не происходило, но и мелких неприятностей не хотелось. Был холод, была жара, вода, даже снег, мутной пеленой застилающий коридоры, был зловонный ветер, всякое бывало.

В глубине здания что-то застучало. Равномерные механические удары, звон и уханье. Такое тоже уже случалось, Андрей не обращал внимания. Здесь быстро становишься равнодушным ко всему, что тебя не касается напрямую. Не еда, не очередная свечка, не безопасное место для ночлега? Остальное чушь и видения. Или - как сейчас - слуховые галлюцинации. Неведомый механизм забил свои невидимые железки неизвестно во что и затих. Как обычно.

- Какой сейчас год? - спросил у темноты Андрей. Ему показалось, что дрожащие тени шевельнулись впереди, словно тронутая ветром трава, закачались и стихли.

- Вот и я не знаю...

Заданный самому себе вопрос словно камешек, упавший на снежный горб, сдвинул всю лавину вниз. Побежали, загудели, застрекотали остальные вопросы:
- Кто я?
- Где я?
- Почему я?..

А ведь он с самого начала этого бесконечного пути зарекался: не задавайся вопросами. Лишнее это. Даже имя - пришедшее в голову имя - было чужим. Он наткнулся на него в сумерках разума, поднял, как нищий монету, покрутил в руках. Ан-дрей. Выдох и щелчок языком, два слога, две вселенные. Подумал и принял его, примерив на себя. Пусть. Безымянность и до того не тяготила, и после казалась нормальной, но с именем было лучше. Было точнее.

Он не знал, где родился и как жил до этого тёмного здания. Чем занимался. Любил или ненавидел. Сами эти чувства - ненависть и любовь - были для него внове. Он хотел жить. Он хотел есть. Хотел спать - и спал, но только когда приходило время.

- Выбери меня, выбери меня... Тьфу, пропасть! Какая липкая она, эта песня.

Пол под ногами затрясся в приступе лихорадки, вздрогнул, стены словно выгнулись, сжимая его с обеих сторон.
Андрей прикрыл рукой свечку от напора воздуха и побежал вперёд, шлепая по полу босыми ногами.

Ему ничего не угрожало, что бы ни творилось вокруг, но он знал - надо бежать. Законы были выжжены в голове, они были её частью от начала времён. Ещё бы схема... План. Маршрут. Откуда и куда, но - нет.

Этого было не дано.

Поворот. Ещё поворот. Спуск по короткой - в пять ступенек - лестнице. Обычно такие пролёты ведут в подвал, но не в этом случае: вновь коридор.

Тр-р-р-еньк!

Он резко остановился, словно ударившись о невидимую стену. Такого раньше не было. Андрей знал - неведомо откуда, но прекрасно знал, - что это звук старого дискового ещё телефона. Ноль электроники, просто изогнутая железка молоточка лупит по круглой шайбе.
Плюс и минус, чистое электричество.

Вот и сам аппарат: металлический, намертво приделанный к стене, с тяжёлой даже на вид чёрной трубкой на толстой чёрной змее кабеля.

Тр-р-р-еньк...

Стараясь не затушить свечу резким движением, Андрей схватил трубку, дёрнул вверх с рогатки, на которой она висела, и жадно выдохнул в чёрный дуршлаг микрофона:
- Да! Да, я слушаю!

В динамике что-то похрустывало, тишина перемежалась с чьими-то неразборчивыми голосами, мужским и женским, далёкими, как столкновение галактик. Ни слова не понять, просто чужая параллельная линия.

Чужая жизнь. Там, где коридоры освещены лампами, где лестницы ведут к выходам, а в стенах есть окна, в которые - пусть иногда - заглядывает горячее слепящее солнце.

- Алло... - прохрипел Андрей, но и в этот раз никто не откликнулся.

Мужской голос забубнил настойчивее, а в интонациях женского появилось нечто лукавое. Она уже согласна, но должна выдержать дистанцию от конфет до постели.

- Вашу ж мать, - сказал Андрей и бросил трубку. Она закачалась на шнуре, пару раз ударившись о стену. На расстоянии чужого разговора слышно не было, да и... Не надо. Не к месту. Не ко времени.

- Птица счастья... Сука, птица... - Он брёл дальше, ноги болели от пройденных за день километров, от сырости ломило спину - обёрнутая вокруг тела на манер тоги холстина не грела, но больше ничего не было. - Счастья, мать вашу... Конфеты-букеты-минеты. Куда я иду?!

Последнее Андрей выкрикнул, забывшись. Свеча мигнула, пламя выгнулось длинным языком, потом присело, будто в ужасе, и погасло.
Темнота обняла одинокого усталого человека за плечи, заглянула в искаженное от крика лицо, погладила по седому ёжику волос.

"Не бойся. Тебе ничего не грозит. Ты не рождался, ты не умрёшь. Жизнь твоя - и не жизнь вовсе, а путь - совсем не путь. Тебя нет. И меня нет. Ничего этого на самом деле никогда не было и во веки веков не будет. Сплошная темнота, Андрей, единственная реальность, которая тоже не реальна".

Свеча зашипела в руке, громко и зло, словно кто-то плеснул водой на раскалённую конфорку, потом вспыхнула сама собой, заставив отпрянуть темноту, заставив её замолчать, хотя и так не было произнесено ни звука.

Ему стало невыносимо жарко, настолько, что захотелось сорвать с плеч сырую расползающуюся дерюгу, разорвать острыми когтями кожу и вылезти из неё наружу, как космонавты выбираются из скафандров, чтобы предстать перед Создателем обновлённым и чистым. Если он никогда не рождался, значит он создан, а раз так - есть и Создатель.

Пол снова встряхнуло, да так, что подкосились колени и он едва не упал. По потолку над головой пробежала плохо видимая в свете свечи рябь. Задрожали стены. Всё стало неясным маревом, миражом, в котором и прилепленная к консервной банке свеча не была реальной.

Так, некий свет из ниоткуда.

- Ан-дрей... - громко и хрипло, с расстановкой сказал кто-то, и он понял, что сам это и произнёс. - По-ра...

Горело внутри, пекло, жгло, как внезапно загоревшееся невидимое солнце. Он упал на пол, начал хрипеть и кататься от одной дрожащей стены до другой, выть и плакать.

Ничего не приносило облегчения, ничего не спасало.

Наконец в глазах вспыхнул яркий свет, и это было последним в недлинной нежизни того, кто...

* * *

-...теперь, я думаю, всё. Подействовало.
Профессор медленно разогнулся, поднимая голову от окуляров микроскопа. На тончайших стёклах препарата растекалась алая с серым клякса, её можно было рассмотреть и невооружённым глазом.

Вирус умирал на глазах.

Лаборант глянул туда же и быстрым взмахом пальцев, движением пианиста записал что-то в ноутбук.

- Победа, Григорий Львович?

- Думаю, да... Мы нашли препарат. Единственно что, Саша... Я же могу пофилософствовать сейчас, имею такое несомненное право: мы убиваем этот вирус, не понимая - что это. Или, возможно, кто. Форма жизни? Механизм?

Саша мельком глянул на профессора, пальцы перевели экран на вкладку "Статистика эпидемии", где красный счётчик умерших перевалил уже за миллион.

- А ведь у него, там, - профессор кивнул на микроскоп, - могло быть даже имя. Будущее. Разум. Цивилизация, в конце концов. Страшно, когда приходится убивать других, чтобы выжить самим.

Лаборант пожал плечами.

Пусть выговорится, имеет право. Главное, лекарство создано, дальше счётчик остановится навсегда. А есть у вируса имя, нет его - вопрос не к ним. К Создателю, сотворившему мир несправедливым, на горе тем, кто слабее. В следующий раз лекарство могут и не найти.

Радио на стене тихонько мурлыкало про птицу, которую звонкий голос звал выбрать непременно его. Иначе никак.

16.05.20

17-05-2020 08:24:21

а. цэ обновления.


17-05-2020 08:34:09

ну, вот умеет дядя буквами.
технические моменты порой того-этого (но всем же похуй, да), но, блять, умеет.



17-05-2020 08:58:48

Чота неосилил


17-05-2020 10:51:13

пОСТАВИЛ 4*


17-05-2020 11:25:25

За неимением горничной приходится трахать джворника, так правельно


17-05-2020 13:59:53

Хорошо
Хоть и депрессивно...



17-05-2020 14:06:23

Написато хорошо, но немножка нудно, еслив мона так выразицца. Дык панятно же, автору нужна свобода, а канда он загнат в апределённые рамки, тута асоба неразгуляешься.


17-05-2020 14:48:11

бугого, вирус Андрей бля
бацилла Маша сука
и кишечная палочька Сирожа нахуй



 Старичюля
17-05-2020 16:54:35

смешно


17-05-2020 17:42:31

>Написато хорошо, но немножка нудно, еслив мона так выразицца. Дык панятно же, автору нужна свобода, а канда он загнат в апределённые рамки, тута асоба неразгуляешься.
И так постоянно дрючат за неформат, а если ещё и разгуляться... Пусть так.



17-05-2020 21:07:48

Сталкер Стругацких - один из моментов, прям до степени смешения в описании
Идея с вирусом  понятна, но реализована плохо, не цепляет



17-05-2020 21:43:47

>Сталкер Стругацких - один из моментов, прям до степени смешения в описании
>Идея с вирусом  понятна, но реализована плохо, не цепляет
Люблю такую критику. Смешение с каким именно моментом, чтобы не напрасно сотрясать воздух?



17-05-2020 21:44:52

хехе ...


17-05-2020 21:45:07

а стругацкими диствительно повеяло...


17-05-2020 21:58:51

>а стругацкими диствительно повеяло...
Повеяло. Не отрицаю. А вот это "до степени смешения" у комментатора выше - несколько заёбывает.
Типа спижжено, да как удачно ггг



18-05-2020 08:38:13

да не, мне норм...
нормальная степень...



18-05-2020 10:39:01

Да лан тебе, всё нормально, еслив даже есть "степень смешения", эта не значит, што спизжено. похоже, да, атмосфера сама напоменает, но не тока лишь стругацкие могут так думать.


18-05-2020 13:24:42

Да это я так... Брюзжу. На самом деле, практически похуй, что мне там приписывают. Есть одна мерка понравилось/не понравилось. Остальное суета сует и томление духа (с)


18-05-2020 15:25:34

коридоров добавлю...

004




19-05-2020 06:44:28

Хорошо.


23-05-2020 15:59:04

>бугого, вирус Андрей бля
>бацилла Маша сука
>и кишечная палочька Сирожа нахуй

Атом Алексей влюбился в атомиху Иру
и повёл её гулять по атомному миру. ©



25-05-2020 01:03:46

очередной, как нынче модно, ковидераст.

(c) udaff.com    источник: http://udaff.com/read/creo/139317.html