Этот сайт сделан для настоящих падонков.
Те, кому не нравяцца слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй.
Остальные пруцца!

Юрий Жуков :: В ГОСТЯХ У СКАЗКИ. ДИКИЙ РЫНОК
Поезд на воронежском вокзале встречали трое: дежурный с официальным лицом, инвалид Сашка без ног, на деревянной каталке с колесами, и безродная собака. Собаку желающие звали, как придёт в голову - от банального Шарик или Бобик до вычурных конструкций через чью-то мать. Псина задумчиво смотрела в глаза каждому, прося жрать. На имена она не реагировала.
Состав фыркнул тормозами и начал замедлять ход, аккурат к перрону. В зелёных вагонах было что-то основательное и не подверженное переменам, распилившим страну по придуманным границам, какое-то чувство стабильности.
Сашка взял в руки два уродливых деревянных бруска, служивших ему для разгона каталки, и подъехал поближе к поезду. Из столицы. Есть шансы разжалобить какого-нибудь нового русского на пару тысяч. Выглянувший из здания вокзала постовой милиционер нахмурился, но промолчал: трогать Сашку было не принято. Не бомж, на вокзале всегда трезвый, Бог с ним, убогим. Опять же вид - прямо-таки библейский: длинные темные волосы, острые черты лица, ещё не потерявшие живость от пьянок глаза.
Впечатляет.
Милостыню просит степенно, упирая на потерю ног в Афгане, хотя, по совести, дальше Крыма не бывал, ну, да это и неважно. Кому интересно, что неудачно заснул на рельсах, у всех свои недостатки.
Выпросив хоть какие-то деньги, инвалид уезжал, гремя несмазанными колёсиками, чтобы выпить дома. Виталик служил ему то ли охраной, - хотя от кого? - то ли просто составлял компанию, иной раз выпрашивая деньги у особо податливых пассажиров. Главное, что Сашка разрешил жить у себя на кухне, это было определяющим фактором.
- Сашка, пиво будешь? - Виталик подошёл поближе. - Тут чудак один бутылку в буфете купил, а забрать забыл. Правда, она открытая.
- Давай, дёрну, отрок, ибо благословен день сей, дающий нам хлеб! Хоть и жидкий... - Сашка раньше был учителем истории и, в принципе, мог завернуть ещё и не так. Под настроение. Сегодня настроение у него было околоцерковное.
Как выяснилось, неспроста.
Из остановившегося поезда начали выходить пассажиры. Беззаботные студенты, бритые братки, почему-то уже пьяные с дороги, невнятного вида командированные в мятых костюмах и несвежих рубашках. Вылезли три толстые тётки, волочившие характерные полосатые сумки, по две в руках и связкой на плечах, - эти с московских рынков на наши, прибыль мизерная, но есть.
- Виталик, - послышалось снизу. - Друг мой! Что это за клоуны?
Последними из ближайшего к ним вагона вышли пятеро чудаков. Три парня и две девушки, все босиком и в непонятных белых нарядах, явно пошитых из простыней. Вещей при них, считай, что не было: двое ребят с рюкзачками, у одной девчонки плетёная корзина, накрытая тряпкой.
- Кто их знает? - равнодушно ответил Виталик. - Буддисты какие-то.
- Не, буддистов я видывал, они не такие! - Заинтересовался Сашка. - Слышь, давай спросим?
Вдвоём - один ногами, второй на колёсах, - они подошли к странной компании.
- Пришло Царствие небесное на землю, ибо грехи наши велики есть. Мать мира Мария Дэви Христос послана во искупление и на счастье нам, с благой вестью! - приветствовал их один из парней с рюкзаками. Видимо, старший над передвижным цирком. Остальные молитвенно сложили ладони и застыли на месте.
- И вам не хворать! - благодушно ответил Сашка и негромко рыгнул. - Буддисты?
- Как можно?! - тихо возмутилась девушка, та, что без корзины. - Мы - великое Белое братство Юсмалос, воинство Марии Дэви...
- ...Христос. - Закончил за неё Сашка и потерял всякий интерес к происходящему. - Пойдём, Виталик, неудачный поезд. Сектанты это, типа баптистов. В прошлом году Страшный суд обещали, да что-то как-то... Короче, лохов ищут.
- Мы не баптисты! - отозвался старший парень. - Мы передовой отряд христианства на пороге Апокалипсиса. Спасён ли ты, брат? Уверовал ли? Бог есть Мать! Не поддайся Антибогу.
Он повернулся к Виталику и достаточно больно ткнул в грудь указательным пальцем.
- Даже не знаю... - честно ответил Виталик. После того, как его побили в ментовке, когда он попался над тремя трупами с чужим пистолетом, он стал философом. Слава неведомо кому, хоть отпустили - нашлись свидетели, что он не при чём. Не все разбежались. - Хотел бы верить, да не выходит. А почему Бог - Мать?
- Так речено в пророчестве, так говорит сама Великая мать и Юоани Свами, пророк её и первый ученик, - благоговейно ответил парень. - Присоединяйтесь к нам и уверуйте в живое чудо, братья, ибо истину несём мы, свет и добро.
- С вами, в смысле, хер? Забавно... - Меланхолично сказал Сашка. - Поехали домой, Виталь. Прощевайте, хлопцы. И это... дивчины. Успехов в соцсоревновании с мировыми религиями!
- Грешники! Да постигнет вас пламя адское и не найдете вы спасения...
Сзади раздалась нестройная то ли песня, то ли молитва, но оба приятеля уже выходили с перрона через боковые ворота - смысла скакать по ступенькам и идти через вокзал одному, Виталик не видел, а Сашка туда не мог попасть при всём желании. Если только отнесёт кто на руках.
- Сашка, сегодня будем объявление давать? - Виталик поскреб небритый подбородок. Любимый "жилетт" в этом времени уже был, но стоил как пять литров спирта. Выбор был очевиден. - В вечерний "Камелот" успеем.
К одному из удивлений лишённого интернета Виталика недавно добавилось ещё одно: всё нужное можно найти в газетах объявлений. Толстые, на десятки страниц, издания были аналогом гугла, не сильно проигрывая тому в оперативности. Плюс старые номера отлично подходили для сортира, смартфоном-то не подотрешься.
- А, давай, отрок! - махнул рукой с зажатой колотушкой Сашка. - Что у нас там на примете?
- Ну... Я в одном дворе на Кольцовской видел рыжих зверят, ничего так. Шустрые. Как назовём? Эрдельтерьер, нормально?
- Виталий! - сокрушенно сказал Сашка, на секунду затормозив. - Ты же дизайнер был там у себя? Где выдумка, молодой человек, где, не побоюсь этого слова, фантазия?! Эрдель... Тьфу. Нигерийская водяная собака окраса спиритус-пойнт! Или что-то вроде.
Печальную историю попадания в прошлое Виталик рассказал ещё за первой бутылкой. Поверил Сашка или нет, осталось загадкой. Ржал так, что соседи долбили по батарее. Но какие-то выводы сделал.
Основной заработок приятелей был прост и эффективен. Не читавший Марка Твена, да и милейшего О'Генри тоже, Виталик пришёл в восторг. Бралась любая бездомная собака, точнее, щенок. Немного работы ножницами, кое-где бритвой и цветными чернилами. На выходе имело место невиданное доселе существо, стоившее кому-то приличных денег. Естественно, нужна родословная, но у Сашки были пишущая машинка "Москва", бланки отмененного новой властью Семилукского райисполкома на жёлтой бумаге, и неистощимая фантазия.
Печать делалась из старой подошвы и несла на себе карикатурный герб Союза и неведомые буквы по кругу. Прочитать содержимое всё равно невозможно.
Дальше проще простого: Сашка был слишком заметен, поэтому на обозначенное в объявлении место приходил Виталик. Причём, птичий рынок исключался из-за конкуренции и ненужных знатоков - только некое место на улице. Нести очередного мутанта приходилось в специально купленном ведёрке, выдававшемся счастливому покупателю комплектом с собакой. Торг допускался, но не более чем на треть - всё же чернила стоили денег, да и стучать одним пальцем на машинке довольно долго.
- Итак, нигерийская водяная собака! Что мы знаем об Африке, Виталик?
- Зебры. Ну, львы ещё. Негров полно.
- Потомки деградировали... - грустно заметил Сашка, с трудом закидывая себя на руках через бордюр. - Жирафы ещё скажи. Нам требуется, отрок, яркая, но короткая история породы! Пять тысяч лет назад предки современных масаев овладели искусством загонной охоты на саблезубого бегемота. Зверь этот был столь ужасен, что первобытным неграм требовалась огневая поддержка и снабжение боеприпасами, а также верные неприхотливые друзья. Скрестив гепарда и шакала, вождь племени впервые получил жизнеспособное потомство...
- И немедленно выпил! - Жизнерадостно продолжил Виталик. - Пивка хочется, кстати. Крафтового.
- Откуда ты только берёшь эти богопротивные словеса? Завтра на покупателя перегаром дышать будешь, не пойдёт. А мне, конечно, можно. Так вот, вождь племени протомасаев, преподобный Вдул Как Зналл... Нет, слишком броско. Масай Зналкаквдуть, так аутентичнее. Он положил начало породе. Давай папу с мамой пациенту изобретем и подберём товарища по дороге. Где, говоришь, двор?
На следующий день Виталик ежился на осеннем ветре, держа в руках кривоватое розовое ведро. Вдоль Пушкинской летели какие-то пакеты, бумажки и прочий мусор. Прошагали, недобро зыркая по сторонам, непонятные парни в форме с одинаковыми шевронами на рукавах. Свастика - не свастика, хрен поймёшь. Вид у парней был сытый.
- Вы - Эммануил? - требовательно дернула за рукав Виталика симпатичная барышня в джинсовой куртке. И штанах. И кепке. Да что там - даже сумочка на плече и кеды у неё были пошиты из той же материи.
- Можно Моня, - кивнул Виталик. Настоящие имена, адрес проживания и прочие интимные подробности в объявлениях они с Сашкой указывать избегали.
- Светик, - весело представилась джинсовая барышня. - Хочу собачку, а друг против. Но ведь она породистая, да? И родословная, и всё такое? У вас ведь питомник, не как-нибудь, да? Я бы назвала её Марка. Марочка! Как вам это имя, Моня?
- Это мальчик, - сухо ответил Виталик. Хотелось пожрать и пива. Раз нет крафтового, пойдёт разливной "жигуль". - Кобелек.
- Тогда - Бакс! Баксик! Утю-тю, какая прелесть! - склонилась на поставленным на асфальт ведром барышня. - Какой он у вас хорошенький! И цвет необычный.
Ну да. Обычного в окрашивании рыжей шерсти смесью фиолетовых и зелёных чернил было не много. Даже воспитанного на кислотных мультиках начала нулевых Виталика слегка потряхивало, когда он смотрел на питомца.
- Сколько хотите? В объявлении так непонятно: сто долларов рублями и торг... - Светик чесала нигерийскую водяную собаку за ухом, отчего щенок повизгивал и царапал ведро.
- Сто долларов - хорошая цена, - солидно сказал Виталик. - В Москве по двести двадцать идут. Влёт.
- Сейчас подъедет мой парень, деньги у него. Мне не даёт, - грустно вздохнула джинсовая Света. - Он музыкант, крутой рокер. Творческая натура, а не понимает моей тяги к прекрасному...
Закинув бампер на тротуар, рядом лихо тормознула красная "девятка". Из-за руля выполз адски пьяный мужик в украшенной разной хернёй кожанке, зауженных джинсах и "казаках". Виталик мельком глянул и подумал, что лицо какое-то... знакомое. Кто ж ты есть?
- Здарова, пацан, в натуре! - дыхнул на него мужик сложной смесью водки и квашеной капусты. - Чё, как? Собака в поряде, Светик?
- Юрец, уматная собачка! Давай, возьмём? Я ей имя придумала, Баксик, а? Ну, давай...
Мужик вытащил за шиворот щенка и, не обращая внимания на его повизгивания, послюнил палец и потёр наиболее красочное место на толстом пузике. Палец немедленно заиграл всеми красками мира, а Виталик понял, что его сейчас будут бить. Возможно, ногами.
- Заебатейший пёс... - хмуро сказал мужик и уронил щенка обратно в ведро, только лапки сверкнули на солнце оттенками изумрудного колера. - Трандец тебе, пацан!
Вот ведь: и голос знакомый...
- Берите даром! - быстро сказал Виталик. - То есть, бесплатно.
- Нахера? - с чувством поинтересовался мужик. - На сцену со мной выходить будет? "Сектор газа" и крашеные уродцы, да?
Виталик рванул в сторону, оставив питомца на память, и уже оттуда крикнул:
- Только не волнуйтесь! Отличная здоровая собачка!
Мужик проводил его взглядом, собираясь догнать, но его отвлекли: по тротуару, постукивая в самодельные бубны, шло давешнее Белое братство, увеличившееся до стайки из десятка прихожан.
- Спасён ли ты, брат? - важно спросил мужика тот самый старший парень. - Принимаешь ли веру в мать-Бога нашего, Марию Дэви Христос, да славится имя её во веки веков.
Хой поднял ведро с мутантом, зачем-то поболтал его, словно нигерийская водяная собака жила в своей естественной среде, и выплеснул щенка в гущу босых адептов. Светик визжала на одной ноте, а Юрец рычал что-то несомненно матерное. С подвыванием.
В поднявшемся шуме никто уже не обратил внимание на Виталика, тихо скользнувшего за угол. Смотревший на него с другой стороны дороги Сашка пожал плечами и что-то сказал. Слышно не было, но по губам Виталик догадался, что его очередной раз в этом непростом времени назвали мудаком.
(c) udaff.com    источник: http://udaff.com/read/creo/135391.html